Паломничество в Древней Руси

Паломничество в Древней Руси

 

В общественном парижском туалете
есть надписи на русском языке.
(В. Высоцкий)

Киса и Ося были здесь
(одно из самых известных русских граффити)

 

 

 

Оставить надпись на какой-нибудь известной достопримечательности может каждый. Но не каждому это сойдёт с рук — граффити (а именно так по-научному называются надписи и изображения, нарисованные или нацарапанные на стенах и иных поверхностях) на туристических достопримечательностях (да и не только на них, стены обычных домов в этом смысле мало чем отличаются) приравниваются к актам вандализма и строго наказываются. В лучшем случае отделаешься штрафом, в худшем — окажешься за решёткой.

Но так было не всегда, и этому факту можно лишь порадоваться. Если бы не многочисленные граффити, покрывающие стены храмов, колонны, стелы, статуи, пещеры, памятники (да даже стены обычных домов) в разных странах, наши знания об истории были бы куда-как скуднее. Зачастую граффити — единственные имеющиеся в нашем распоряжении письменные источники, относящиеся к какому-то периоду времени. Они позволяют учёным реконструировать языки, иметь представления о том, каким был алфавит в древности, чем и как отличалась народная речь от литературной, что волновало наших далёких (и не очень) предков. К примеру, до открытия берестяных грамот в Новгороде именно граффити в новгородской Софии являлись единственным палеографическим источником для периода появления здесь письменности. В Киеве, где берестяные грамоты не использовались, граффити на стенах древних храмов до сих пор являются основным письменным источником для XI века.

А среди граффити на хорах и колоннах Святой Софии в Константинополе, во множестве оставленных за её более чем полуторатысячелетнюю историю, есть не только кириллические (их обнаружено уже около 80) и греческие граффити, но и скандинавские руны и надписи глаголицей. Интересно, что помимо собственно надписей, существует ещё и множество граффити-рисунков, изображающих кресты, стрелы, голгофы и даже корабли. [1]

В этой заметке мы поговорим о двух поистине уникальных в определённом смысле граффити, обнаруженных не так давно во Франции. Объединяет их то, что написаны они кириллицей примерно в одно время — в конце XII века. Но что самое важное — выполнены они русскими паломниками, направлявшимися по пути Святого Иакова на северо-запад Иберийского полуострова, в испанскую Галисию, в город Сантьяго-де-Компостела.

паломничество в древней руси
Паломник. Акварель И. Репина. 1881.

Но прежде скажем несколько слов о том, что же представляло собой паломничество в Древней Руси и тех свидетельствах, которые древнерусские паломники оставили своим потомкам. (Здесь нужно сделать оговорку, что под словом «древнерусский паломник» мы понимаем восточного славянина, жившего на территории Древней Руси, говорившего и писавшего на древнерусском и церковно-славянском языках. Кстати, понимать оба эти языка для современного русскоязычного человека совершенно несложное дело).

Зарождение паломничества христиан в Европе связывают с матерью императора Константина Великого Еленой, которая в 326 году, будучи уже в весьма преклонном возрасте, предприняла путешествие в Землю обетованную. Во время пребывания на Святой Земле Елена основала там несколько церквей, нашла пещеру, в которой, по преданию, был похоронен Христос, обрела Животворящий крест и несколько других святынь, которые отправила в Константинополь.

Путешествие Святой Елены Равноапостольной на Святую Землю послужило примером для многих европейских христиан. Уже в 333 году появился так называемый «Бордоский итинерарий» (лат. Itinerarium Burdigalense, или «Бордоский путник») — описание паломничества в Палестину из Бордо, ставшее первым из известных путеводителей по Святой Земле.

Очевидно, что на Руси паломничества (или как их называли в древности — хождения, или хожения) к христианским святыням появились вскоре после принятия ею христианства в X веке. Основными центрами паломничества стали Святая Земля и Константинополь, откуда, собственно, и пришло на Русь христианство. Уже через сто с небольшим лет появились и первые описания хождений русских паломников. Известно несколько описаний паломничеств в Палестину, при этом количество славянских граффити на территории нынешнего Израиля существенно скромнее (в научной литературе описаны четыре кириллических граффити из базилики Рождества Христова в Вифлееме [3]), нежели в Царьграде, что можно объяснить как недостаточной изученностью сакральных построек на Святой Земле на предмет наличия на них инскрипций, так и сравнительной сложностью путешествия в те края, и, соответственно, меньшим числом паломников и купцов. Но при этой сравнительной сложности, связи Древней Руси со Святой Землёй зафиксированы в летописях. В частности, летопись сообщает, что в 1163 году «…ходиша из Великаго Новагорода от святой Софеи 40 муж калици ко граду Иерусалиму ко Гробу Господню. И Гроб Господень целоваша и ради быша. И поидоша, вземше благословение у Патриарха и святые мощи». Более того, первое литературное описание паломничества, дошедшее до нас, было совершено именно в Святую Землю более 900 лет назад, в самом начале XII века, и носит название «Житье и хоженье Данила Русьскыя земли игумена».

Мартиролог из Вайссенау
Обретение Еленой Равноапостольной животворящего креста. Миниатюра из манускрипта XII века «Мартиролог из Вайссенау». Из собрания Мартина Бодмера, Швейцария.

Сложность посещения Палестины заключалась ещё и в том, что с VII века она находилась под властью арабов, и лишь тогда, когда крестоносцы захватили Святую Землю и основали там несколько государств, возможностей для русских (и европейских) паломников побывать на родине христианства стало больше. К этому же периоду относится и появление на Святой Земле рыцарских орденов (Орден тамплиеров, Тевтонский орден и др.), охранявших и помогавших паломникам.

Удивительно, но в описании своего путешествия игумен Даниил (предположительно он был выходцем из Черниговских земель) вовсе не говорит о пути из Руси до Константинополя и обратно, начиная описание своего пути так: «А се есть путь къ Иерусалиму. От Царяграда по лукоморию ити 300 верстъ до Великаго моря». Возможно, что в этом попросту не было необходимости, так как для большинства русских людей путь от Киева до Царьграда был ясен и не представлял сложностей, занимая примерно два с половиной месяца. [4]

Вообще Византия длительное время в сознании русских православных людей считалась высшим духовным наставником и примером, тем более что в Константинополе, в этом Втором Риме, находилась и резиденция патриарха.

До нас дошло несколько описаний путешествий в Константинополь, совершённых русскими людьми в XII-XV веках. Их дополняют весьма представительный корпус древнерусских граффити из Софии Константинопольской, который постоянно пополняется.

 

карта константинополя 1422
Карта Константинополя флорентийского картографа Кристофоро Буондельмонте. 1422 год. Источник: Pinterest.

 

Здесь нужно сказать, что граффити, оставленные на стенах храмов и церквей — это одни из самых распространённых надписей, сохранившихся ещё со времён раннего христианства. Историк-византинист Сергей Иванов так высказался по этому поводу: «… средневековый человек воспринимал храм не как художественный памятник, который нужно сохранить в неприкосновенности, — он сам ощущал себя частью этого храма.» [5] Поэтому часто люди  оставляли на церковных стенах и колоннах надписи, обращённые к богу, своего рода молитвы-просьбы, вроде «Господи помоги рабу своему такому-то». (Хотя были, конечно, и надписи совершенно иного содержания, как например граффито в той же Софии Константинопольской, сделанное в XIV веке неким Алексой Безнегом — «Две души погубил»). Поэтому, скорее всего, такие надписи, хотя и не поощрялись местными служителями культа, но и не запрещались строго. Есть примеры граффити начатых, но не завершённых. Это говорит, скорее всего, о том, что пишущий вынужден был по какой-то причине прервать своё занятие. Среди причин мог быть, среди прочего, и запрет служителей церкви. Но в то же время, есть примеры граффити, оставленных самими священнослужителями. Например, опять в той же Софии Константинопольской есть кириллические граффити такого содержания: «Матфей попъ галичьский», «Господи помози рабу своему Филипу Микитиничю стольнику Киприана митрополита Киевского и всея Руси» (XIV век), «(Господи помо)зи рабу своему Якову Григорьевичу писарю Герасима митрополита Киевского» (XV век).

Значительное число граффити представляют собой коллективные надписи, иногда даже написанные разными людьми. Это говорит о том, что групповые путешествия в прошлом были распространены не меньше, чем сейчас. Объединение паломников в группы удешевляло поездку и делало её менее опасной. В уже упомянутой нами выше летописи мы видим, что из Великого Новгорода в Иерусалим отправились «40 муж калици». Речь здесь идёт о так называемых «каликах перехожих», ставших позднее героями былин и сказаний, и вплоть до двадцатых годов прошлого века являвшихся весьма заметной деталью культурного ландшафта России. Считается, что название своё калики получили от латинского слова caligae, означающего особую обувь в виде коротких сапог, которую использовали паломники в своих путешествиях [6]. И если в позднейшие времена каликами перехожими называли нищих, побирающихся по деревням, то первоначально калики — это паломники ко святым местам:

 

А из пустыни было Ефимьевы
из монастыря из Боголюбова
начинали калики наряжатися
ко святому граду Иерусалиму.
Сорок калик их со каликою. [7]

 

Илья Муромец, просидевший на печи тридцать лет, «вышел в свет» как раз благодаря двум таким каликам:

 

Как приходили две калики перехожия
Под тое окошечко косявчето,
Говорят калики таковы слова:
— Ай же ты, Илья Муромец, крестьянский сын!
Отворяй каликам ворота широкия,
Пусти-ка калик к себе в дом.

 

В русских былинах калики предстают этакими добрыми молодцами, косая сажень в груди, наделёнными недюжинной физической силой, сочетающейся с силой духовной. Более того, если судить по тому, как были одеты калики, то были они людьми состоятельными:

 

Лапотики на ноженьках у них были шелковыя,
подсумочки шиты чёрна бархата,
во руках были клюки кости рыбьея;
на головушках были шапки земли греческой.

 

Описание калик перехожих в русских былинах позволяет отождествить их внешний вид с тем, как одевались западноевропейские пилигримы: поддёвка, плащ, шляпа, сума, в руке посох с загнутым верхним концом — клюка.

 

Святой Иаков камино де сантьяго
Апостол Иаков в одеянии средневекового пилигрима. Сходство описания одеяний калик перехожих с одеждой европейских пилигримов позволяет предположить, что и те, и другие общались между собой.

 

Путешествия в Византию и Палестину проходили по устоявшимся маршрутам, которые в силу объективных причин (к примеру завоевания значительной части Руси Ордой) менялись с течением времени. По своей сути эти маршруты совпадали с общеевропейскими торговыми путями на Восток, и до монгольского завоевания, скажем, жители северо-запада Древней Руси или Северной Европы отправлялись в Византию по всем известному пути «из варяг в греки».

 

Карта Европы и Северной Африки. Фрагмент Каталонского атласа. XIV в.

 

Очевидно, что для множества дошедших до нас граффити сложно сделать вывод об авторстве и определить, кто их оставил — паломник, купец, член корабельной команды торгового судна, кто-то, сопровождавший посольство, посланное князем или митрополитом, или даже беглый человек. Но в любом случае, все они считали своим наипервейшим долгом, оказавшись в Константинополе, побывать в Святой Софии: «Се аз недостоиныи приидохомъ во Царьградъ. Преже поклонихомся святеи Софъи…», — так описывал своё паломничество в Константинополь в начале XIII века новгородский архиепископ Антоний. Объясняется это тем, что у верующих наибольшим авторитетом пользовались (по возрастающей) региональные, национальные и общехристианские духовные центры. Обращение к богу, оставленное на стене храма, сохраняло свою силу пока стоял храм и не исчезла надпись. Таким образом, граффити выполняло роль своеобразной вечной молитвы. И чем крупнее и значимее храм, тем быстрее молитва дойдёт до бога.

Здесь уместно вернуться к уже упоминавшимся надписям из Франции. Путь в Святую Землю и Константинополь, как уже говорилось, был для жителей Древней Руси хорошо знаком. Но также был им известен и путь Святого Иакова, а собор в Сантьяго-де-Компостела , по всей видимости, входил в перечень тех самых общехристианских духовных центров. Более того, христиане Древней Руси отправлялись на Иберийский полуостров, в «конец земли» — finis terrae, — к западным пределам известного на тот момент мира, чтобы поклониться мощам апостола.

В 2009 году при обследовании церкви в аббатстве Сен-Жиль-дю-Гар в Провансе было обнаружено первое на территории Франции кириллическое граффито [8]. Среди причин того, что граффито так долго не удавалось обнаружить, называют слабое освещение внутри церкви и то, что оно было частично скрыто под слоем штукатурки.

 

аббатство Сен-Жиль паломничество в древней руси
План церкви в аббатстве Сен-Жиль-дю-Гар. Стрелкой обозначена колонна с граффито. [8]
паломничество в древней руси
Красной стрелкой обозначено место, где находится кириллическая надпись. [8]

Инскрипция, находящаяся в нижней части одной из колонн, поддерживающей свод церкви, гласит:

 

ГИ ПОМОЗИ РАБОУ СВОЕМОУ СЕМКОВИ НИНОСЛАВИЧЮ
Господи помоги рабу своему Семке Нинославичу

 

«Ги помози» — стандартное обращение к богу, где «ги» — это сокращение из первой и последней букв слова «господи», используемое для краткости при написании. По форме начертания букв и лингвистическим особенностям это граффито датируется периодом примерно между 1180 и 1250 годами. И писал его, скорее всего, человек из южной или западной части Древней Руси, но не из Новгорода.

 

паломничествов древней руси
Кириллическое граффито в аббатстве Сен-Жиль. [8]
паломничество в древней руси
Прорисовка надписи. [8]

Как он оказался в аббатстве Сен-Жиль, мы можем только догадываться. Причина же, по которой паломники из Руси могли посещать могилу Жиля Отшельника (или Святого Эгидия), патрона нищих, калек и душевнобольных, известна — благодаря его покровительству, как считалось, был рождён будущий король Польши Болеслав III Кривоустый (1086 — 1138), сын Владислава I Германа. По распоряжению последнего на территории Польши было построено по меньшей мере три церкви в честь Святого Эгидия. При этом сам Болеслав был женат первым браком на дочери великого князя киевского Святополка Изяславича, а две его сестры и две дочери были замужем за русскими князьями. Ко всему прочему в средние века аббатство Сен-Жиль-дю-Гар находилось на одном из четырёх паломнических маршрутов, проходящих по территории Франции в Сантьяго-де-Компостела  — Тулузской дороге. Маршрут из Арля через Тулузу являлся самым южным из четырёх, и, чтобы попасть именно на него, русскому паломнику нужно было либо пересечь Альпы, направляясь посуху, либо как-то добраться морем до нынешнего Лазурного берега.

 

исторические пути Святого Иакова во Франции
По территории Франции уже в XII веке проходило четыре исторических маршрута в Сантьяго-де-Компостела: via Turonensis (Турская дорога) из Парижа через Тур, via Lemovicensis (Лимузинская дорога) из Везле через Лимож, via Podiensis (дорога из Ле-Пюи) из Ле-Пюи-ан-Веле через Кагор и Муассак и via Tolosana (Тулузская дорога) из Арля через Тулузу. В так называемом «Кодексе Каликста» (Codex Calixtinus), рукописи первой половины XII века, посвящённой апостолу Иакову, содержится, среди прочего, первый путеводитель для паломников по камино де Сантьяго, написанный французским монахом Эмериком Пико.

 

Самым северным из путей, ведущих к мощам Святого Иакова, была виа Туроненcис — Турская дорога, — начинавшаяся в Париже и проходившая через Тур и Бордо. В 2015 году в городе Понс (Pons), находящемся на этом маршруте, на стене церкви Сен-Вивьен (XII век), было обнаружено ещё одно кириллическое граффито, датируемое периодом 1160-1180 годов. [9] Надпись расположена примерно в метре от уровня средневекового пола церкви, что позволяет предположить, что её сделал человек, стоявший на коленях.

 

паломничество в древней руси
Церковь Сен-Вивьен в Понсе. Надпись находится сразу справа от входа. [9]

Инскрипция состоит из четырёх строк и выглядит так:

 

ИВАНО ПИСАЛО ЗАВИДОВИЧЕ ИДА КО СВЯТОМОУ ИАКОВОУ
Иван писал Завидович, идя к святому Иакову

 

Палеографические и лингвистические особенности надписи свидетельствуют о том, что выполнил её, вероятнее всего, житель Новгорода. На соседнем с надписью каменном блоке имеется рисунок животворящего (процветшего) креста, столь же нехарактерного для Франции, сколько и сама кириллическая надпись.

 

паломничествов древней руси
Кириллическое граффито в церкви в Понсе. Справа от надписи нацарапан процветший крест. [9]
паломничество в древней руси
Прорисовка надписи. [9]

Выбор Турской дороги для паломничества в Галисию выглядит естественным скорее именно для новгородца, нежели для жителя юга Руси. Возможно, что свой путь он начал по морю вдоль побережья Балтики, а на землю сошёл лишь в Любеке, откуда уже пешком направился в сторону Пиренейского полуострова, посетив по пути Понс, где в средние века находился госпиталь для паломников, который путеводители того времени рекомендовали как надёжное и гостеприимное пристанище, призванное принимать не только больных и убогих, но и всех страждущих на пути к Святому Иакову, раздавая им при этом хлеб.

Обратившись к статистике, мы увидим, что количество современных «калик перехожих», добравшихся разными путями и способами из России до собора в Сантьяго-де-Компостела, год от года растёт. По данным, предоставляемым офисом по приему паломников (Oficina de Acogida al Peregrino de Santiago de Compostela), то есть той организацией, которая выдаёт свидетельства о том, что паломник завершил свой Путь в Сантьяго-де-Компостела (так называемые «компостелы»), в 2013 году подобные свидетельства получили 526 россиян, среди которых были и автор этих строк с сыном. В следующем году россиян было уже 742 человека, а в 2015-м — 874. Несмотря на неуклонный рост числа паломников из России, в общей массе они составляют лишь треть процента. И это при нынешних транспортных (в первую очередь) возможностях. Поэтому мы даже не можем себе представить, какие трудности и невзгоды выпадали на долю наших далёких предков, возможно, тративших годы на то, чтобы добраться в далёкую Галисию, в Иерусалим или итальянский Бари.

И тем ценнее для нас звучат слова тех, кто, достигнув конечной цели, думал не только о себе:

«И Богъ тому послух и Святый Гробъ Господень, яко во всѣх мѣстѣх святых не забых именъ князь русскых, и княгинь, и дѣтей ихъ, епископъ, игуменъ, и боляръ, и дѣтей моих духовных, и всѣх христианъ николиже не забыл есмь; но во всѣх святыхъ мѣстѣх поминалъ есмь. Первѣе поклонялъся есмь за князей за всѣх, и потомъ о своих грѣсѣх помолился есмь. Опрочѣ всѣхъ князь русскых,— и о болярех у Гроба Господня и во всѣх мѣстѣх святых. И отпѣхом литургии за князи русскыя и за вся християны…»

 

 

Используемая литература:

1. Алексеев А.А. Русские граффити цареградской Софии. — Труды отдела древнерусской литературы, № 51, Спб, 1999.

2. Артамонов Ю. А., Гиппиус А. А. Древнерусские надписи Софии Константинопольской. — Славянский альманах: 2011. М.: Издательство «Индрик», 2012.

3.  Артамонов Ю.А., Гиппиус А.А., Зайцев И.В. «И с отцом, и с матерью, и со всею братьею…»: два древнерусских граффито из базилики Рождества Христова в Вифлееме. — Древняя Русь. Вопросы медиевистики. №3 (53), 2013.

4. Малето Е. И. Антология хожений русских путешественников, XII–XV вв. — М.: Наука, 2005.

5. Иванов С. Прогулки по Стамбулу в поисках Константинополя. — М.: Изд-во АСТ, 2016.

6. Федоровская Н.А. О роли каликов перехожих в отечественной культуре X – начала XX века. — Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 16 (197).

7. Срезневский И.И. Русские калики древнего времени. — Записки Императорской Академии Наук, т. 1, кн. II, 1862.

8. Brun A.-S., Hartmann-Virnich A., Ingrand-Varenne E., Mikheev S. Old Russian graffito inscription in the abbey of Saint-Gilles, south of France. — Slověne = Словѣне. International Journal of Slavic Studies, № 2,  т. 3. 2014.

9. Гордин А.М., Рождественская Т.В. «Идя ко святому Иакову»: древнерусское граффито XII в. в Аквитании. — Slověne = Словѣне. International Journal of Slavic Studies, № 1, 2016.

 

 

 

 

 

 

Николашка

Николашка

Мировая научная общественность (включая её передовой отряд в лице британских учёных) до сих пор не может внятно объяснить происхождение этого напитка. Очевидно, что у него русские корни. Также очевидно, что немецкие кулинары-историки с маниакальной настойчивостью включают его в список восточно-прусских специалитетов. Возможно, причина в том, что когда-то именно Восточная Пруссия непосредственно граничила с Российской империей. А, возможно, и в том, что император-самодержец Николай II, во время одной из совместных охот, пристрастил к этому напитку и своего кузена Вилли, а за ним уже и подданные его подтянулись. Ведь по одной из версий именно Николаю II, а точнее, его поварам, приписывается слава первооткрывателя Николашки. Правда, по другой версии, Николашка был изобретён прадедушкой последнего российского императора, тоже (вот ведь совпадение!) Николаем, но Первым.

Итак, рецепт Николашки прост донельзя:

 

  • рюмка коньяка
  • тонко нарезанный кружок лимона
  • немного сахарной пудры и молотого черного кофе.

 

Выпиваете коньяк, закусываете лимоном, посыпанным сахаром и кофе. Как утверждается в одной из книг, посвящённых истории кухни Восточной Пруссии, без ущерба для здоровья можно выпить аж (внимание!) целых три Николашки! Как тут не вспомнить, про поговорку, «что русскому хорошо, то… и т.д.».

 

Николашка
Николашка. Просто и вкусно!

 

Николашка при всей своей простоте имеет массу вариантов (что неудивительно, поскольку это действительно простая, но вкусная штука). Вместо коньяка можно использовать бренди, водку, кирш и даже, не побоюсь этого слова, хлебное вино (заменой коему сейчас является изделие домашних умельцев, в простонародье именуемое «сэм»). Лимон можно посыпать одной лишь сахарной пудрой, а также сахарной пудрой и шоколадной крошкой. Мой папа, кстати, тоже (вот совпадение-то!) Николай, предпочитал собственный вариант Николашки, закусывая водку лимоном, посыпанным солью. Ну и существует вариант, при котором сначала употребляют лимон, а потом уже промачивают горло.

Но всё же лишь Николашка, рецепт которого приведён выше, это тот самый, исконно-посконный напиток, так полюбившийся жителям Восточной Пруссии.

Ну и упомяну ещё один рецепт, называющийся Николашка Пиллькаллер. Здесь, в отличии от просто Николашки и просто Пиллькаллера, водку закусывают кружком салями с добавлением горчицы.

 

Будем здоровы!

 

николашка пиллькаллер
Николашка Пиллькаллер (Nikolaschka Pillkaller)

 

 

 

 

 

Франция в 2000 году

Франция в 2000 году

Если вас иногда посещают мысли о том, как технологии и прогресс изменят нашу жизнь, скажем, через сотню лет, знайте — вы в своих раздумьях не одиноки. Вспомните хотя бы Жюля Верна и его «20000 лье под водой» или «С Земли на Луну». Мы уже писали о том, каким представляли себе мир будущего (удивительно, но именно в этом мире мы с вами  сейчас и живём) немецкие художники. Следует упомянуть, что наглядной футурологией в конце XIX — начале ХХ века увлекались не только немцы и французы, но и русские (о наших предках мы поговорим в другой раз). А сейчас же обратимся к уже упомянутым французам.

Серия картинок под названием En L’An 2000 («В 2000-м году», или, как её ещё называют «Франция в 2000 году»), была создана несколькими иллюстраторами, среди которых были Жан-Марк Котэ (Jean-Marc Côté), Виллемар (Villemard) и Альбер Робида (Albert Robida). Эти фантастические карточки вкладывались в папиросные и сигарные коробки (опять, как и в случае с немецким шоколадом, маркетинговый ход!). Первые из них были напечатаны ещё в 1899 году в преддверии Всемирной выставки в Париже 1900-го года. Начало нового века, бурное развитие науки и технологий, уже вовсю использующиеся проводные и беспроводные средства связи (телеграф, телефон, радио), начало развития авиации, плюс явное влияние фантастических романов Жюля Верна — всё это давало пищу воображению художников и способствовало полёту их фантазии.

isaak-asimov-futuredays-1986Первые карточки серии Франция в 2000 году из-за неких финансовых проблем так и не дошли до широкой публики. Лишь в 1986 году Айзек Азимов, являвшийся обладателем единственного известного уцелевшего набора карточек образца 1899 года, опубликовал их с собственными комментариями в своей книге Futuredays: A Nineteenth Century Vision of the Year 2000 (Грядущее: Взгляд на 2000 год из девятнадцатого столетия).

Серию, уже и в виде почтовых открыток, продолжили печатать в 1900, 1901 и 1910 годах. В общей сложности было создано по меньшей мере 87 карточек.

Столетие спустя, глядя на эти фантастические открытки, можно только поразиться некоторым сбывшимся предсказаниям, вроде телевизора, домов на колесах, самолетов-амфибий. В то же самое  время, кое-какие пророчества сейчас вызывают лишь улыбку.

Давайте посмотрим на некоторые открытки повнимательнее.

 

 

france_in_xxi_century-_air_battle Франция в 2000 году
Воздушный бой.

 

france_in_xxi_century-_whale_bus
Подводный автобус на китовой тяге. Помимо кита в управлении этим транспортным средством задействованы три человека: водитель, рулевой и погонщик кита. Дельфин, видимо, здесь за лоцмана. Мимо…

 

france_in_xxi_century-_military_cyclists
Военные велосипедисты. Сейчас самокатные подразделения — это уже история. Но как раз сто лет назад они переживали свой расцвет.

 

france_in_xxi_century-_electric_scrubbing
Подобное устройство можно было бы назвать «электрический подметальщик полов». Что-то похожее (под названием «пылесос») есть буквально в каждом доме.

 

france_in_xxi_century-_flying_police франция в 2000 году
Воздушная полиция. Пока мы еще не доросли до этого)) Похоже, что полисмен перемещается по воздуху, используя мускульную силу, как москит. В отличии от остальных участников воздушного движения.

 

france_in_xxi_century-_helicopter
Воздушный наблюдатель на вертолёте. Этим сейчас никого не удивишь.

 

france_in_xxi_century-_intencive_breeding
Массовое разведение цыплят. Инкубатор на дровах.

 

france_in_xxi_century-_latest_fashion
Пошив одежды на прообразе 3D-принтера.

 

france_in_xxi_century-_little_robbers
Маленькие разорители птичьих гнёзд. Мимо… Сейчас у детей совсем другие забавы… Да и такого устройства для полётов не было даже у Карлсона.

 

france_in_xxi_century-_microbes
Охота на микробов. Сейчас дезинфекционная обработка проводится сплошь и рядом, но совсем не так.

 

france_in_xxi_century-_water_croquet
Подводный крокет. В качестве болельщиков рыбы. Особенно умиляет платье на барышне.

 

france_in_xxi_century-_war_cars
Ну здесь всё сбылось гораздо раньше, ещё в Первую мировую.

 

france_in_xxi_century-_war_plane
Так же, как и в этом случае. Вообще, в плане производства орудий уничтожения себе подобных человечество проявляет чудеса изобретательности.

 

france_in_xxi_century-_une_curiosite
Насколько я понимаю, лошадь здесь выступает в качестве своеобразного редкого экспоната, с которым из зрителей мало кто знаком. Мимо, как с лошадью, так и с туалетами дам и джентльменов.

 

france_in_xxi_century-_toilette_madame
Мадам и её туалет. Как по мне, так почти ничего не сбылось. Женщины наводят красоту по-прежнему либо сами, либо с помощью парикмахеров/косметологов/массажистов и пр. Хотя у них, женщин то есть, может быть иной взгляд на это.

 

france_in_xxi_century-_rolling_house
Домом на колёсах сейчас никого не удивишь. Правда, в этом случае на колёсах почти целый отель. Надпись на этом движущемся кафе «Вилла «Прекрасный отдых».

 

france_in_xxi_century-_air_bus
Воздушный автобус № 526 под названием «Сильф» (мифологический дух воздуха), маршрут Париж — Бордо.

 

france_in_xxi_century-_air_cab
Остановка аэро-такси. Пока ещё ждём-с…

 

france_in_xxi_century-_air_cup
Стременная (а ещё есть на ход ноги, на посошок). Управление транспортными средствами в состоянии алкогольного опьянения практически во всех странах под запретом. Так что мимо…

 

france_in_xxi_century-_astronomia
Астроном. Современные телескопы куда как более навороченные устройства.

 

france_in_xxi_century-_divers
Дайверы на морских коньках. Ну здесь комментарии не нужны… Разве что не могут не позабавить красные пролетарские шаровары и сабли на боку этих подводных гусар.

 

france_in_xxi_century-_electric_train
Ну чем не TGV во всей красе? Вот только с китайцем не всё понятно. То ли он нелегально носильщиком подрабатывает, то ли просто боится опоздать на поезд, так как долго заплетал свою косу.

 

france_in_xxi_century-_race_in_pacific
Тихоокеанские гонки на рыбах. Большинство предсказаний связанных с подводным миром не выдерживают никакой критики.

 

france_in_xxi_century-_robot_orchestra
Супертренированный оркестр. Сейчас не только оркестр не нужен, но и сами исполнители могут просто рот открывать в нужное время, главное, чтобы фанеру не забыли включить.

 

france_in_xxi_century-_fishing
Охота на чаек. Кому-нибудь приходила в голову такая забава? Снова не может не обратить на себя внимание барышня в малиновом платье. Одежда в аккурат для такого времяпрепровождения, ага..

 

france_in_xxi_century-_electrical_construction
Архитектор управляет строительством. Ну пока ещё без гастарбайтеров он не справляется. Ждём-с…

 

france_in_xxi_century-_barber
Бреющими и причёсывающими клиентов столбами нынешние парикмахерские пока ещё похвастать не могут. Ждём-с…

 

france_in_xxi_century-_air_firefighters
Аэро-МЧС. Мимо… Буквально во всём, начиная от крыльев как у летучих мышей, и заканчивая ботфортами.

 

france_in_xxi_century-_french_food
Нынешние кухни даже в частных домах оборудованы куда как круче. Так что мимо… хотя микроволновка, а точнее, минипечка на полке слева, не может не позабавить…

 

france_in_xxi_century-_chemical_food
Искусственная еда. Сейчас, чтобы съесть что-то натуральное, нужно сильно постараться…

 

france_in_xxi_century-_airbus_parisien
«Пилот! Высадите меня у Лувра!». Ждём-с…

 

france_in_xxi_century-_audio_journal
На устройстве, напоминающем граммофон, написано: Газета XXI века. Ну вот я, например, и впрямь до сих пор слушаю радио, новости в том числе.

 

france_in_xxi_century-_air_postman
Деревенский почтальон. Смешно, но до сих пор ждём…

 

france_in_xxi_century-_air_rescue
Спасатели. В каком году челюскинцев спасали, кто помнит? Правильно, в 1934-м. И до сих пор с помощью авиации спасают людей, потерпевших крушение в море.

 

france_in_xxi_century-_air_ship
Летучий корабль. Ну или самолёт-амфибия. Принцип действия несколько иной у таких средств, но они есть.

 

france_in_xxi_century-_air_tennis
Теннис. Не совсем понятно, для чего развлекаться именно таким способом. Да и платье барышне всё же неплохо было бы сменить на что-то менее развевающееся.

 

france_in_xxi_century-_air_flowers
Про забаву в виде кидания друг в друга цветами во время полета на мотодельтопланах мне слышать не приходилось. Но мало ли в жизни того, о чём мы пока ещё не знаем?

 

france_in_xxi_century-_air_hunters
Охота с воздуха, если мне не изменяет память, у нас запрещена. Не знаю, как во Франции. Помнится, несколько лет назад отстрел снежных баранов с вертолёта на Алтае закончился плачевно не только для них, но и некоторых охотников.

 

france_in_xxi_century-_sea_monster
И снова эта милая барышня в платье. Художника явно заклинило на нём. Что в этой сцене фантастического, так это неизвестная причина, по которой пара человек полезла под воду, вооружившись багром.

 

france_in_xxi_century-_phonograph
Условный Бэрримор принёс своему хозяину звуковое сообщение, которое тот должен прослушать на устройстве, напоминающем граммофон. Это уже в прошлом, на мой взгляд.

 

france_in_xxi_century-_dictant_courrier
Диктуешь текст, а машина сразу его печатает. Чем не «Окей, Гугл»?

 

france_in_xxi_century-_correspondance_cinema
Видеоконференция во всей своей красе. Шляпа на даме несколько портит эффект, а так 100%-е попадание.

 

france_in_xxi_century-_farmer
Механизация и роботизация сельского хозяйства. Всё сбылось. Фермер и впрямь очень занят, особенно во время уборки урожая.

 

france_in_xxi_century-_chauffage_au_radium
Камин, в котором вместо дров радий. Этакая мини-АЭС. Масляные обогреватели менее вредные оказались.

 

france_in_xxi_century-_auto_rollers
Коньки-самоходы, или ролики-самоезды. Прообраз гироскутера?

 

france_in_xxi_century-_air_explorer
Исследователь. Сбылось на все сто. Только вот падающих в обморок при виде самолета афро-африканцев совсем не осталось.

 

france_in_xxi_century-_school
Школа. Книги через мясорубку сейчас, конечно, не прокручивают, но в том, что в недалёком будущем любому желающему в голову буду вживлять чип с терабайтами информации, я уверен.

 

france_in_xxi_century-_opera_avenue
Опера-авеню в Париже. Пока мимо…

 

france_in_xxi_century-_concierge
Консьерж. Пожалуй, самая загадочная картинка. Никак не возьму в толк, что здесь фантастического? Разве что, шляпа на барышне…

 

france_in_xxi_century-_air_police
Преследование преступника. Мимо. Хотя чем-то напоминает фильм «Пятый элемент».

 

 

 

 

(Иллюстрации взяты из Викимедии)

 

 

Пиллькаллер

Пиллькаллер

Отчего бы мне не заделаться кулинарным блогером, рассказывающем о кухне Восточной Пруссии? Знай себе описывай всякие вкусности и специалитеты. А если их ещё и готовить самому, то и удовольствие получишь двойное: от процесса и результата, который потом употребится по назначению. Никто не возражает? Тогда, пожалуй, приступим…

Поскольку особого желания готовить у меня пока нет, а желание  попробовать результат как раз очень даже присутствует, решил я начать с весьма простого, но приятного рецепта. Но в начале немного истории.

Жители Пиллькаллена (Pillkallen, с 1938 года Шлоссберг / Schlossberg, сейчас Добровольск) когда-то имели неважную репутацию и слыли драчунами и пьяницами. «Только счастливчик может выйти победителем в драке с пиллькалленцем».  «Человек не может выпить столько же, сколько лошадь. Но только не пиллькалленец». Такая вот  своеобразная слава была у местных жителей…

 

pillkallen_schnaps
Жители Пиллькаллена слыли пьяницами и драчунами.

 

Про них даже слагали стихи:

 

На стакане со шнапсом
Кружок ливерной колбасы,
А сверху горчица
Чтоб было поострее.

Гляжу на колбасу,
Вдыхаю её запах,
Чую дымок,
Майоран и перец.

Водка сверкает в стакане
Можжевеловая,
И уже после третьего тоста
Мне и море по колено.

После пятого мир прекрасен,
И я почти в раю.
А после двенадцатого, сидя на кровати,
Свою жену не узнаю.

 

Этот самый способ употребления шнапса с колбасой вошёл в историю под названием Пиллькаллер (с немецкого это можно перевести как «пиллькалленец»). В качестве напитка использовалась можжевеловая водка Pillkaller Machandel, производимая в Тапиау (сейчас Гвардейск) на винокурне Вержбицкого (Wiersbitzki), основанной в 1822 году. В наше время встречаются также варианты, в которых вместо можжевеловой водки используется джин или корн.

Итак, классический Пиллькаллер:

  • стаканчик (он, как водится, у каждого свой по объёму) можжевеловой водки, налитый до краёв
  • кружок ливерной колбасы
  • немного горчицы

 

Вариантов употребления Пиллькаллера было два: сначала съедалась колбаса с горчицей, а потом выпивался шнапс, или колбаса с горчицей употреблялась после того, как выпивалась водка. (Какой из них предпочтительнее решается эмпирическим путём. Мне больше по душе классический, когда выпитое закусывается, а не наоборот.). Пиллькаллер был своеобразной заменой ужину, особенно, когда выпивалась не одна порция, а колбаса нарезалась толстыми ломтями. Ну а за дорогу домой можно было не беспокоиться — лошадь знала её превосходно!

 

pillkaller
Можжевеловая водка была несколько лет назад привезена из Словении. Ливерная колбаса наша, местная. Горчица двух видов: обычная (слева) и дижонская (справа).

 

Пара замечаний напоследок.

В Пиллькаллене употребляли не только вышеописанный напиток. Среди местных жителей пользовался популярностью коктейль, называемый Молоко кобылиц из Пиллькаллена. В бокал для шампанского наливалась подогретая анисовая водка (арак), добавлялся кусочек сахара, а сверху всё это увенчивалось взбитыми сливками. Выпивался этот «кумыс» через соломинку.

 

bruno-wiersbitzki-tapiau-ostpr
Реклама предприятия Бруно Вержбицки из Тапиау. 1920-1930 годы. Источник: Бильдархив.

 

Винокурня Вержбицкого из Тапиау, на которой когда-то разливали можжевеловый шнапс для Пилллькаллера, после Второй мировой войны переместилась в городок Ахаузен (Ahausen) в Нижней Саксонии, и до сих пор продолжает радовать любителей огненной воды изделиями, приготовленными по восточно-прусским рецептам.

 

Будем здоровы!

 

 

 

Охотничий дом Паит

Охотничий дом Паит

На восточном побережье Куршского залива, в бывшем округе Эльхнидерунг (Лосиная долина, сейчас Славский район Калининградской области), находится охотничий дом, ставший известным во времена кайзера Вильгельма II. Сейчас это труднодоступное место мало кому известно, но о нём нельзя не упомянуть, говоря об истории охоты  в Восточной Пруссии.

Лесничество Паит (Pait) впервые упоминается в 1886 году, но вполне вероятно, что охотничья сторожка располагалась в этих местах значительно раньше. Известно, что здесь находилось небольшое поселение на ручье Паит, давшее затем название и лесничеству, и охотничьему дому. Это селение в последующем приобрело Управление лесного хозяйства в обмен на земельный участок в другом районе, так что, в конце концов, эти земли получили статус лесных охотничьих угодий. И в 1886 году в лесничество начали завозить лосей и возрождать здесь их поголовье.

 

forsterei-pait охотничий дом паит
Охотничий дом Паит. 1910 год. Императорский штандарт поднят, кайзер здесь.

 

В 1904 году (18-20 сентября) в надлесничество Тавелльнингкен (Tawellningken)  впервые на охоту приезжает император Вильгельм II. Результатом его охоты стала добыча двух так называемых лосей «второго класса» с 14-тью и 12-тью отростками на рогах, т.е. без крупных лопатообразных рогов. Тогда же, после кайзеровской охоты, между 1904 и 1905 годами, на месте старого лесничества было построено одно крыло охотничьего дома Паит. Чуть позже было добавлено второе крыло, поскольку не хватало места для всего персонала. Лесничий и егерь по надзору за лосями переехали в новое здание лесничества.

С 12 по 14 сентября 1910 года кайзер вновь охотился на лосей в этих местах и  останавливался в уже отстроенном охотничьем доме. Тогда же ему удалось добыть крупного лося, с рогами на 18 отростков. Всего Вильгельмом тогда было добыто  четыре лося (из них два с лопатообразными рогами) и один козёл (самец косули). Кайзер прибыл на охоту по воде, на правительственном теплоходе «Андерсон», по Куршскому заливу и каналу через Зеккенбург (Seckenburg, сейчас пос. Заповедное) до Инзе (Inse, сейчас  пос. Причалы), а оттуда автотранспортом в Паит.

 

seckenburger-kanal-1910-kaiser-wilhelm-ii
Завтрак императора Вильгельма II на судне «Андерсон» по дороге в охотничий дом Паит. 1910 год.

 

Распространено мнение, что кайзер трижды был на лосиной охоте в Тавелльнингкен, второй раз в 1907 году. Но в расписании кайзеровских охот с 1894 по 1916 год  отметки об охоте в тот год в округе Эльхнидерунг нет. Вызвана эта ошибка неверной подписью к этому фото.

 

pait-kaiser-wilhelm-ii-1907
Кайзер в 1907 уложил на тропе у Паита этого сохатого. На фоне стоят лесники и егеря, 2-й слева лесничий Майер, 3-й слева лесничий Вробель.

 

«Der von Kaiser Wilhelm II. im Jahre 1907 erlegte Schaufler auf der Strecke vor dem Jagdhaus Pait; dahinter Forstbeamte. 2. v.l. Oberförster Meyer, 3. v. I. Landforstmeister Wrobel»

Но согласно расписанию охоты в местности Эльхнидерунг в период с 1905 по 1909 год добыча лосей с рогами не проходила.

Кайзер считал лосей хоть и не очень интересной, но в тоже время достойной добычей. Всего им за 40-летний охотничий опыт было добыто 12 лосей.

В этой местности не раз бывал художник-анималист Рихард Фризе, ради зарисовок крупных лосей, а также скульптор Людвиг Фордемайер, который лепил с натуры будущего «гумбинненского лося».

 

oberforsterei-tawellningken-september-1909
Рихард Фризе (сидит на убитом лосе) в надлесничестве Тавелльнингкен. 1909 год.

 

richard-friese-in-pait
Художник-анималист Рихард Фризе за работой. Лесничество Паит.

 

С начала века работы по увеличению численности лосей велись работниками лесного хозяйства постоянно, и, в конечном счете, к 1914 году лесничество Тавелльнингкен стало ведущей «лосиной областью» в провинции Восточная Пруссия. Поголовье лосей здесь насчитывало около 500 голов.

16 сентября 1912 года тогдашним министром сельского и лесного хозяйства Пруссии бароном Клеменсом фон Шорлемером был добыт крупный лось с 22-конечными лопатообразными рогами. Они были признаны самим крупным трофеем на охотничьей выставке в Дюссельдорфе и стали гордостью восточно-прусской «лосиной долины». Затем копия этих рогов висела в зале охотничьего дома Паит, служа предметом восхищения и зависти многих охотников.

4 октября 1913 года в этой местности князь цу Фюрстенберг также добыл лося с 22-конечными рогами.

 

jagdschloss-pait охотничий дом паит
Охотничий дом Паит. Коллекция рогов. Почтовая открытка, 1920-е годы.

 

jagdschloss-pait-interier охотничий дом паит
Охотничий дом Паит. Интерьер. Почтовая открытка. 1920-е годы.

 

В охотничьем доме Паит хранились сброшенные ветки рогов и лопат, по которым можно было проследить развитие и рост. Собирать их начал лесничий Мейер, а продолжил эту традицию лесничий Орловски.

Лесничество Тавелльнингкен, к которому принадлежал охотничий дом Паит, с 1904 по 1914 год возглавлял лесничий Мейер, прозванный «охотником-философом». Он служил в Гвардейском батальоне егерей, а затем был переведён в Восточную Пруссию из провинции Бранденбург. Благодаря его заботам и участию и было увеличено поголовье лосей, мощных быков с ветвистыми лопатами рогов. Его заслуги были отмечены во время высочайшего визита кайзера. Мейером была создана прекрасная охотничья инфраструктура на всей территории лесничества, высокие вышки, высажены ивы и акации, а также проложены широкие дороги и наведены мостки.

Непосредственно самим охотничьим домом в 1897 – 1909 годах заведовали лесничие Баршат и Кнофельсен.

После окончания Первой мировой войны в Эльхнидерунг увеличились случаи браконьерства, что сильно отразилось на численности лосей. Первым правительственным охотником в «лосиной долине» после войны был премьер-министр Отто Браун. Он стал новым покровителем «лосиной долины». Неоднократно он приезжал в охотничий дом Паит на лосиную охоту, в одну из которых добыл мощного лося с 20-конечными лопатообразными рогами. Но, к сожалению, плоды его забот о популяции лосей были собраны другими.

Возглавлял лесничество в то время лесничий Орловски, который продолжил дело лесничего Мейера по увеличению численности лосей и поддержанию порядка в вверенной ему «лосиной долине».

Осенью 1933 года в «лосиную долину» впервые приехал на охоту Герман Геринг. В первую же охоту ему удалось взять трёх мощных лосей с лопатообразными рогами. А осенью 1934 года он добыл ещё трёх лосей, рога одного из которых были крупнее трофея барона Шорлемера – 24 отростка, получившие название «Großmächtige von Gilge» (Гигант из Гильге).

 

goering-pait-1934
Герман Геринг возле убитого им лося. Надлесничество Тавелльнингкен. 1934 год.

 

Тогда же в 1934 году распоряжению Германа Геринга были начаты работы по восстановлению и расширению охотничьего дома, а также строительству новых зданий.

В годы перед началом Второй мировой войны лесничество возглавлял лесничий Брейер, сменивший попавшего в опалу у Геринга лесничего Орловского, который был переведён в Померанию.

Последним лесничим и смотрителем охотничьего дома Паит был Генрих Вебер, который вместе со смотрителем за лосями Крамером покинул «лосиную долину» в 1945 году.

С приходом советских войск закончилась немецкая история охотничьего дома Паит.

В послевоенные годы численность лосей из-за браконьерства вновь сократилась. Охотничий дом использовался в различных целях, и долгое время стоял заброшенный.

Был создан фонд «Исторический охотничий домик Паит», который пытался заняться реставрацией и восстановлением старого охотничьего домика, в целях создания базы для охоты и экотуризма.

В середине 2000-х охотничий дом всё-таки стал функционировать как база отдыха и охоты, но в настоящее время комплекс построек выставлен на продажу.

 

 

 

Источники:

Gautschi A. Wilhelm II. und das Waidwerk: Jagen und Jagden des letzten deutschen Kaisers. Nimrod, 2000.

Gautschi A., Rothe W. Wald-, Jagd- und Kriegserinnerungen ostpreußischer Forstleute 1925-1945. Neumann-Neudamm Melsungen, 2012.

Gautschi A., Siemers W., Vollmer-Verheyen H. Richard Friese — sein Leben ? seine Kunst. Neumann-Neudamm Melsungen, 2013.

Knopf V. Neumärker U. Görings Revier: Jagd und Politik in der Rominter Heide. Ch. Links Verlag: Auflage. 2007.

Бильдархив

 

 

 

самая дорогая открытка

Самая дорогая открытка в истории

20 июня 2015 года в Германии на аукционе была продана самая дорогая открытка в истории.

Почтовая открытка с довольно заурядным  панорамным видом французского города По, являющегося центром провинции Французские Пиренеи, была выставлена на торги со стартовой ценой 100 000 евро.  Оставшийся неизвестным «коллекционер из-за океана», торговавшийся сразу на немецком, английском, французском и русском языках, приобрёл её за 166 000 евро. С учётом комиссионных, полная стоимость покупки составила более 200 000 евро!

Всё объясняется очень просто — получателем открытки был известный французский поэт-сюрреалист Гийом  Аполлинер (1880-1918), а   отправителем — никто иной как сам Пабло Пикассо. Кроме парижского адреса Аполлинера, написанного по-испански, на оборотной стороне имеется рисунок и автограф художника.

Открытка не дошла до получателя (на ней стоит отметка «возращено отправителю»). В марте 1918 года Аполлинер, будучи на фронте,  был тяжело ранен в голову осколком снаряда. Позднее он перенёс трепанацию черепа, а 9 ноября этого же года умер в Париже от гриппа. Возможно, что открытка просто не застала Аполлинера дома, так как он мог находиться в это время в госпитале.

 

самая дорогая открытка в истории
Самая дорогая почтовая открытка в истории.

 

Это не единственная почтовая открытка, связанная с Пикассо. Известно о существовании по меньшей мере нескольких открыток, на которых есть рисунки Пикассо.

 

 

 

 

 

Придорожные аллеи

Придорожные аллеи

Считается, что сажать деревья вдоль дорог европейцы стали после возвращения из Китая Марко Поло. Калининградская область разительно отличается от остальной части России не только крышами из красной черепицы. Все, кто посещает нашу область, в первую очередь обращают внимание на дороги, по обочинам которых растут деревья.

Предлагаем перевод второй части статьи Адама Плоского о дорогах и придорожных аллеях Восточной Пруссии  «Дорога и её окружение, свидетельства исторических перемен на Вармии и Мазурах» (Adam Płoski Droga i jej otoczenie, świadectwa przemian historycznych na Warmii i Mazurach). Статья публикуется с небольшими сокращениями.

 

 

 

 

Придорожные аллеи — особенность региона

 

Ещё в XIII веке тогдашний правитель Китая приказал высаживать деревья по обеим сторонам дорог на расстоянии двух шагов от обочины. За вред, причинённый придорожным посадкам, грозило наказание вплоть до смертной казни. Конечно, не все китайские изобретения были взяты на вооружение европейцами, но придорожные деревья в Европе прижились. Итальянский архитектор Андреа Палладио [1] в своём труде «Четыре книги об архитектуре» (I Quattro Libri dell’Architettura, 1570) среди прочих общих архитектурных принципов рекомендовал высаживать вдоль обочин дорог деревья, поскольку они дают тень, украшают окрестности и дают наслаждение душе.

Проблемы регулярных насаждений вдоль обочин дорог первоначально не были предметом особого внимания в Пруссии. Ещё в XVII веке деревья использовались лишь как обозначения границ между церковными приходами или деревнями. Позднее локальные дороги, коих к те времена было большинство, стали обсаживать по обочинам вербами. Толчком к этому послужил указ Фридриха Вильгельма I (1713-1740), который первым из прусских королей обратил внимание на проблему высадки деревьев вдоль дорог. Но наиболее полные инструкции о правилах высадки деревьев (этому вопросу был посвящён отдельный параграф) содержал указ Фридриха Великого (1740-1780) от 24 июня 1764 года, в соответствие с которым надлежало высаживать вербы или иные деревья вдоль обочин дорог местного значения, почтовых маршрутов и дорог государственного значения, включая военные.

 

aus-russland-zuruckgeholtes-vieh-auf-der-mikieten-tilsiter-chaussee
Немецкие войска гонят с территории России скот по шоссе Микитен — Тильзит (Микитай — Советск). Почтовая открытка. 1915 год.

 

С тех пор большинство дорог с посаженными вдоль них деревьями стали называть французским словом «аллея». За уничтожение придорожных деревьев грозило наказание. Годом позже был издан указ о высадке лесов, в котором также уделялось внимание и придорожным деревьям. В соответствии с ним, выбор видов деревьев для посадки относился к прерогативе местной администрации, которой предоставлялась возможность сделать выбор из нескольких пород: дуб, липа, береза, верба и тополь. Ширина дороги определялась в 20-30 футов (6-9 м). По обеим её сторонам надлежало иметь канавы. Инструкции от 1814 и 1834 годов определяют расстояние между деревьями вдоль обочин. В первой говорится о 18 футах (ок. 5,5 м), во второй — о 10-35 футах (ок. 3-11 м). Предписывалось также устанавливать вдоль дорог каменные отбойники, дабы телеги и повозки не причиняли вред деревьям.

 

придорожные аллеи
Профиль дорожного полотна. В левой части изображена «летняя дорога», в правой — дорога с твёрдым покрытием. 1914 год.

 

Многочисленные циркуляры местного значения, издававшиеся в разные годы, определяли требования к содержанию дорог (1850, 1853), а также предписывали, среди прочего, собственникам дорог составлять ежегодные планы их ремонта и устанавливать степень наказания за уничтожение придорожных насаждений.

 

deutsch-eylau-kreuzchchaussee-nach-freystadt-rosenberg
Развилка шоссейных дорог в крайсе Дойч Эйлау (сейчас Илава). Слева видны камни, установленные для защиты деревьев. 1920-е годы.

 

Вопросы, связанные с придорожными деревьями, затрагивались также и в уставах и распоряжениях ведомств, напрямую с ними не связанными. Например, закон о телеграфных линиях (Telegrafenwegegesetz) от 18 декабря 1899 года, регулирующий их строительство, предписывал тщательнейшим образом относиться к придорожным посадкам, а в случае нанесения им вреда, государство обязывалось возместить нанесенный ущерб владельцу земельного участка, на котором были высажены деревья. В 1911 году вышел в свет указ, касающийся дорог провинции Восточная Пруссия (Wegeordnung für die Provinz Ostpreussen), в котором определялись требования, в том числе, и к высадке деревьев вдоль дорог. Контролирующие функции за выполнением этого указа возлагались на дорожную полицию.

 

Allenstain Stadt Plan
Фрагмент плана города Алленштайн (Ольштын). В правой части видны дороги, обсаженные деревьями, ведущие в город. 1808 год.

 

Особое внимание уделялось вопросам меры ответственности за причинение вреда придорожным деревьям. В соответствии с приказом Фридриха Вильгельма I (1731), для тех, кто причинил умышленный вред деревьям, предусматривалось наказание в виде принудительных земляных работ по возведению фортификационных сооружений. Позже, в 1797 году, за порчу придорожного дерева предусматривался денежный штраф (тому же, кто донёс на злоумышленника, наоборот, полагалось вознаграждение), виновного заключали в колодки и обязывали возместить нанесённый ущерб работой. В особых случаях виновного привязывали к позорному столбу (с 10 до 16 часов), а на шею ему вешали табличку на немецком и польском языках с надписью «вредитель деревьев». Также виновник был обязан посадить точно такое же дерево. Позднее, наказанием стал лишь денежный штраф в размере 5 талеров за каждое повреждённое дерево (1840).

 

Cadinen Kadyny придорожные аллеи
Берёзовая аллея в Кадинен (Кадыны). Почтовая открытка. Начало 1910-х годов.

 

Деревья вдоль дорог высаживались, прежде всего, по практическим соображениям, чтобы путешественники в тёмное время суток не сбивались с пути, а войска, перемещавшиеся по дорогам, имели тень. Кшиштоф Целестин Мронговиуш [2] в 1835 году в своём стихотворении писал следующее: «… Без деревьев голо / Невесело / На дороге солнце слепит очи…» (Bez drzew goło, / Niewesoło, / W drodze słońce bije w czoło). Зимой деревья защищали дороги от занесения снегом. Они уменьшали «монотонность» пути, тем самым снижая усталость. Это, в первую очередь относилось к пешим путникам.

 

Loetzen Gizycko
Дорожная сеть в районе Лётцена (Гижицко). XIX век. Пунктиром обозначены старые дороги. Сплошной линией — новые шоссе. Масштаб 1:300000.

 

Придорожные насаждения на так называемых картах Шрёттера [3], созданных в 1796-1802 годах, уже отмечены вдоль почтовых трактов и основных дорог. Выполненные на основе детальных полевых  измерений, проведённых командой картографов, они считаются самыми точными картами севера Пруссии и Польши начала XIX века, и служат неоценимым источником информации о состоянии и густоте дорожной сети того времени на территории Вармии и Мазур. На картах отмечены многие объекты, так или иначе формирующие дорожную инфраструктуру — придорожные трактиры, постоялые дворы, мосты и т.д.

 

schroetter-map придорожные аллеи
Фрагмент карты, изданной в 1802 году под руководством Шрёттера. Масштаб 1:50000.

 

Аллеи в определённой мере формировали и защищали естественным образом придорожный ландшафт. В 1822 году в Пруссии был основан Союз развития садоводства, ставивший своей целью облагораживание ландшафта, в том числе и обустройством аллей.

В середине XIX века во Франции была начата работа по селекции пород деревьев, наилучшим образом подходивших для формирования аллей. В Берлине появился первый частный питомник с деревьями для высадки аллей. Деревья стали важной составляющей ландшафта и среды обитания человека не только в Восточной Пруссии. К примеру, в разрешении на строительство дома в Жабно (территория Польши, входившая когда-то в состав Австро-Венгрии), помимо типовых требований включалось предписание как можно плотнее высадить вокруг дома деревья.

Посадка тутовых деревьев (шелковицы), саженцы которых были завезены из Китая, поощрялась в Пруссии на уровне государства. Но в Восточной Пруссии какого-либо значительного эффекта это не дало (хотя до сих пор в Калининграде кое-где можно встретить старые шелковичные деревья. — admin). Не помог даже специальный указ от 1742 года, в соответствии с которым полагалась многолетняя дотация тем, кто создаст шелковичный питомник или начнёт их выращивать. Кроме того, были разработаны инструкции, регулирующие высадку деревьев в деревнях, и, среди прочего, предписывающие для домовладельцев разбивку садов и высадку поблизости от домов верб и ив. Также предписывалось обсаживать деревьями границы владений (Dorf Ordnung, 1723).

Почти все построенные в XIX веке новые дороги обсаживались деревьями. По существующим положениям, собственник земли, по которой проходила дорога, был обязан постоянно содержать в надлежащем состоянии придорожные канавы, высаживать деревья и устанавливать вдоль обочин камни для защиты деревьев от повреждения. В соответствии с указам Фридриха Вильгельма IV от 16 февраля 1841 года, реконструкция старых дорог должна была осуществляться, по возможности, с минимальным ущербом для придорожных деревьев. Предписывалось избегать вырубки деревьев. Для новых насаждений предлагалось использовать липу, дуб, каштан, берёзу, тополь и др. При этом тополя полагалось высаживать на некотором удалении от обочины из-за их неглубокой корневой системы, которая могла повредить дорожному полотну. В те времена эти деревья были очень популярны, и высаживались не только вдоль дорог.

Специалист в дорожном строительстве профессор Политехнического института во Львове Артур Кюнель (Artur Kühnel) писал, что тополя выделяются на фоне окружающего пейзажа и очень хорошо маркируют дороги. Вид их ещё издали обещает путнику кров и приюти указывает к ним дорогу. Необходимо сохранять самые здоровые и красивые экземпляры деревьев в память об истории. (Тут можно обратить внимание на то, что выдвигается положение о необходимости защиты деревьев из уважения к их прошлому и традиции.)

 

balga-luftbild придорожные аллеи
Бальга. Аэрофотоснимок 1930-е годы. Прекрасно видна аллея, ведущая к посёлку.

 

На основании указа от 14 октября 1854 года было разрешено обустраивать аллеи из фруктовых деревьев. В Пруссии плодовые деревья вдоль дорог предлагалось высаживать ещё в 1752 году. Особенно часто плодовые деревья высаживались по обочинам дорог в непосредственной близости от поселений. Часто владельцы дорог сдавали в аренду обочины для высадки вдоль них плодовых деревьев, тем самым перекладывая на плечи арендатора заботы о состоянии аллей. Очевидно, что плодовые деревья могли приносить их пользователям материальную выгоду. В местной прессе тех лет нередки объявления о сдаче в аренду плодовых аллей. К примеру, в газете «Allensteiner Kreisblatt» в 1878 году было размещено объявление о сдаче в аренду властями крайса Алленштайн (Ольштын) аллеи из вишнёвых деревьев возле деревни Никельсдорф (Никельково). Встречаются также и объявления о сдаче в аренду придорожных рвов, на склонах которых можно было косить траву. Не совсем типичной для Восточной Пруссии была дорога вдоль Куршской косы, по обочинам которой для защиты от песка были высажены специально завезённые из Испании сосны.

 

hohenstein-luftbild
Придорожная аллея возле города Хоэнштайн (Ольштынек). 1930-е годы.

 

В XIX веке конкуренцию дорогам стала создавать быстро расширяющаяся сеть железных дорог. Вместе с тем, строились и новые подъездные пути к железным дорогам, что приводило к расширению и дорожной сети. И, в соответствие с традициями и нормативными актами, вдоль обочин этих подъездных путей также высаживались деревья.

Придорожные аллеи находись под защитой государства. В местной прессе публиковались объявления, призывающие за денежное вознаграждение доносить на тех, кто целенаправленно наносит ущерб деревьям. Районные управления публиковали сборники приказов и инструкций для конкретных должностных лиц в части содержания дорог. В них часто встречаются положения, касающиеся аллей. Дорожным службам, в ведении которых находились мосты, дороги и придорожные насаждения, вменялся в обязанность уход за аллеями.

В 20-е годы прошлого столетия аллеи, как бы парадоксально это не выглядело с нынешней точки зрения, выполняли функцию безопасности дорожного движения. Стволы придорожных деревьев и защитные камни окрашивались в белый цвет на уровне светового луча автомобильных фар. Широкое использование автомобилей стало причиной для расширения и модернизации дорог. К этому времени вопросы организации придорожных насаждений имели под собой солидную теоретическую базу. Издавалась специализированная литература по дорожному строительству. Исследователями в области придорожных аллей рекомендовалось высаживать следующие породы деревьев: вяз — первоклассное дерево для формирования аллей с прямым стволом и широкой густой кроной, берёза, тоже великолепно подходившая для этих целей, а также дуб, липа и ясень. На территории Восточной Пруссии нередко устраивались акции по высадке деревьев школьниками. Использовались одно- и двухлетние саженцы, выращиваемые в специальных школках. Стоимость посадки одного такого саженца составляла 2,64 марки, стоимость же саженцев (например, липы серебряной) доходила до 4,5 марок. Таким образом, стоимость высадки одного саженца самых распространённых пород до Первой мировой войны составляла от 4 до 8 марок. Содержание каждого высаженного дерева (полив, обрезка, внесение удобрений) обходилось ежегодно в 25 пфеннигов. По сравнению с другими, подобные затраты не выглядели слишком высокими. Разрешение на высадку деревьев выдавал чиновник, отвечающий за состояние аллей. В его обязанности входило проведение ежегодной (в августе) ревизии всех придорожных насаждений, а также контроль за ними осенью и ранней весной. В это же время производилась высадка новых аллей.

Строительство государственных дорог в Восточной Пруссии обуславливалось, прежде всего, военными и экономическими причинами, при этом уделялось внимание и удовлетворению потребностей в новых дорогах со стороны почты, а также жителей территорий. Прокладка новых дорог сопровождалась появлением новых аллей и обновлением старых. Это продолжалось до 1930-х годов. Подобные мероприятия проводили и частные землевладельцы, прокладывающие частные аллеи к своим дворцам, имениям, фольваркам и железнодорожным станциям.

 

gross-trakehnen-luftbild
Тракенен (Ясная Поляна). Аэрофотосъёмка 1930- х годов. Видны аллеи, ведущие к отдельным фольваркам. Также деревьями обозначены границы земельных участков.

 

Как отмечал некий путешественник, побывавший на Мазурах в 1896 году, «… все дороги без исключения здесь обсажены деревьями. Чувство уважения к деревьям здесь прививают со школы, и на каждом шагу встречаются прибитые к стволам таблички с напоминанием, что человек добрый не навредит дереву.»

 

 

 

Дороги Вармии и Мазур после 1945 года

 

После присоединения части Восточной Пруссии к Польше в дорожной сети произошли изменения. Часть дорожной инфраструктуры была разрушена, так как войска вермахта при отступлении уничтожали за собой мосты, часть дорог сменила своё значение. Новые жители Вармии и Мазур, однако, осознали важность придорожных аллей для ландшафта, поняли, что почтенного возраста липы, клёны, берёзы, растущие вдоль дорог, придают местности неповторимое очарование и разительно отличаются от унылого пейзажа плоских равнин, лишенных древесной растительности. Помогали этому также и законодательные нормы, сформулировавшие постулат о том, что целью высадки придорожных деревьев есть культивация красоты в дорожном строительстве. Дорога может стать как деструктивным фактором окружающего пейзажа, так и творческим. Правильно высаженная аллея — это украшение пейзажа, создающее переход от природного ландшафта к правильной архитектуре.

В различное время на Вармии и Мазурах в рамках программы по залесению территории было высажено более 100 миллионов саженцев деревьев и 60 миллионов кустарников. Участие в этих мероприятиях, помимо специальных служб, принимали харцеры [4], учащиеся школ, работники колхозов и совхозов. Помимо этого, все новые дороги в Польше в обязательном порядке обсаживались по обочинам деревьями.

 

 

 

 

Примечания:

1. Андреа Палладио (Andrea Palladio, настоящее имя Андреа ди Пьетро, 1508 — 1580) — выдающийся итальянский архитектор, основоположник классицизма, автор трудов по архитектуре. Работал, в основном, в Венеции и Виченце.

2. Кшиштоф Целестин Мронговиуш (Krzysztof Celestyn Mrongowiusz, 1764-1855) — польский филолог, переводчик, лютеранский пастор.

3. Фридрих Леопольд фон Шрёттер (Friedrich Leopold Reichsfreiherr von Schrötter, 1743 — 1815) — прусский министр, обер-президент провинций Западная и Восточная Пруссия. По руководством Шрёттера в 1796-1802 года были составлены и изданы карты Восточной и Западной Пруссии в масштабе 1:50000 (Karte von Ost-Preussen nebst Preussisch Litthauen und West-Preussen nebst Netzedistrict 1796-1802).

4. Харцеры — Союз польских харцеров (Związek Harcerstwa Polskiego, ZHP) — молодёжная скаутская организация, с перерывами существующая с 1910 года по настоящее время.

 

 

 

 

 

Источники:

Бильдархив

оригинал статьи

 

 

 

 

Эйдкунен

Дорога и её окружение

Дорожная сеть Восточной Пруссии начала формироваться несколько веков назад. В конце XIX – начале XX веков многие старые дороги были реконструированы и модернизированы, и сохранились до наших дней почти в том же виде, какими они представали перед путешественниками более сотни лет тому назад.

Дорогу, как инженерный, исторический и культурный объект, необходимо рассматривать в виде комплекса сооружений, состоящего из мостов и виадуков, домов у шоссе и придорожных трактиров, камней-указателей и часовенок-капличек, являющихся, к примеру, в Вармии, неотъемлемой частью придорожного пейзажа. Сохранению этого культурно-инженерного комплекса в Калининградской области, в отличие от Польши, уделяется недостаточно внимания, если не сказать больше: этот комплекс постепенно уничтожается.

Ниже мы публикуем перевод первой части статьи Адама Плоского Дорога и её окружение, свидетельства исторических перемен на Вармии и Мазурах (Adam Płoski Droga i jej otoczenie, świadectwa przemian historycznych na Warmii i Mazurach), дополнив её иллюстративным материалом.

 

 

 

Первые дороги

 

Дорога всегда оказывала положительное влияние на развитие экономики тех мест, по которым она пролегала, выполняя при этом ещё военные и административные функции. В Средние века созданная Немецким орденом на территории нынешних Вармии и Мазур дорожная сеть соединяла между собой замки и поселения, позволяя развивать торговлю. В XVI – XVIII веках эта сеть расширилась вслед за ростом количества городов и деревень, что было характерно для всей Европы. Новые дороги появлялись, в первую очередь, для соединения между собой административных центров. Большинство из этих новых дорог имели местное значение, и были более или менее равномерно (за исключением территорий, покрытых лесами) распределены по всем заселённым районам. Важные дороги прокладывались между соседними городами, и именно для таких дорог строились въездные городские ворота, сохранившиеся кое-где и по сей день (Пасленк/Пройссиш Холланд, Решель/Рёссель, Кентшин/Растенбург, Нидзица/Найденбург). Дороги часто влияли на архитектурные планы городов и деревень, зарождавшихся на пути их следования. Некоторые дороги, использовавшиеся среди прочего для переброски войск из одного региона Восточной Пруссии в другой во время военных действий, даже имели официальное наименование «военных».

Историк Владислав Шулист (Wladyslaw Szulist) выделял четыре типа дорог на Вармии и Мазурах в период XVI – XVIII веков в соответствии с их функциями:

 

  1. Транзитные – дороги с высокой плотностью движения, соединяющие различные государства;
  2. Дороги, соединяющие административные центры;
  3. Дороги, соединяющие небольшие поселения;
  4. Дороги, ведущие к отдельным частным владениям.

 

Самые важные международные дороги вели, прежде всего, в Кёнигсберг, который был связан с Данцигом (Гданьском), Торном (Торунем), Варшавой. Транзитные дороги имели несколько вариантов своего прохождения, будучи при этом весьма посредственного качества, и часто не имели твёрдого покрытия.

balga-chaussee-nach-gros-hoppenbruch
Дорога к замку Бальга. В соответствии с классификацией относилась к третьему типу дорог. 1930-е годы.

Это частично объясняется высокой плотностью движения по ним не только пешеходов (паломников, странствующих ремесленников, нищих), но и всадников на лошадях, а также пастухов, использовавших эти дороги для прогона животных. Ремонт дорог проводился в основном лишь во время строительства мостов. Власти Пруссии начали уделять дорогам внимание лишь со второй половины XVI века, выпустив несколько так называемых «дорожных указов» (Wegeedikte) в 1587, 1588, 1591 и 1592 годах.

Но, несмотря на эти указы, техническое состояние большинства прусских дорог было плачевным. В плохом состоянии была и дорога Кёнигсберг – Браунсберг (Бранево), несмотря на то, что ещё в орденские времена она была обустроена по обочинам канавами и валами. Позднее, во времена «Великого курфюрста» Фридриха Вильгельма, проведённые в 1684 году вдоль этой дороги работы по очистке придорожных канав, обновлению мостов и укладке на проезжую часть брёвен, состояние её кардинально не изменилось.

В 1693 году во Франции вышло первое руководство по строительству дорог. Вкупе с ранее опубликованными там же инструкциями и трактатами, относящимися к дорогам и их строительству, это привело к своеобразной революции в этой области. Во Франции же появился и первый общественный транспорт для междугородних перевозок – почтовый дилижанс (в то же время есть сведения о том, что первые почтовые дилижансы появились в Англии в 1640 году. – admin). В 1741 году в Париже открылась Школа мостов и дорог (École nationale des ponts et chaussées) – первое государственное техническое учебное заведение в мире подобного рода (ошибка с датой, т.к. это учебное заведение было открыто в 1747 году. – admin). Результатом всего это стало появление новой техники для дорожного строительства, которая, в свою очередь, обусловила внедрение новых подходов и стандартов в этом деле. Примеру Франции последовали и другие европейские страны.

 

 

 

Роль почты в развитии дорожной сети

 

Пруссия в деле строительства дорог также использовала опыт Франции, применяя при этом свои строительные материалы и местные трудовые ресурсы. Строительство дорог в прежние времена было тяжким трудом, к которому зачастую привлекали заключенных. Во времена правления преемника «Великого курфюрста» Фридриха III (1657-1713, с 1701 года король Пруссии под именем Фридрих I), отношение к дорогам изменил указ, вводивший жёсткие санкции в отношении тех, кто уклонялся от работ по строительству и содержанию дорог. В нём также говорилось о необходимости поддержания в надлежащем состоянии придорожных канав для предотвращения скопления в них воды. Тем не менее, наибольшее влияние на качество дорог оказала почта и усилия государства по содержанию в порядке основных почтовых маршрутов, по которым осуществлялись регулярные почтовые перевозки.

Вдоль дорог появились почтовые станции. Они должны были быть легкодоступны, безопасны для путешественников и иметь определённый набор удобств, поэтому им уделялось повышенное внимание. Среди основных почтовых маршрутов на территории Восточной Пруссии можно отметить следующие:

 

Кёнигсберг – Пройссиш Эйлау (Багратионовск) – Бартенштайн (Бартошице) – Хайльсберг (Лидзбарк Варминский)

Кёнигсберг – Пиллау (Балтийск)

Бартенштайн – Шиппенбайль (Семпополь) – Растенбург (Кентшин) – Пайтшендорф (Пецки) – Ортельсбург (Щитно).

 

Издававшиеся в дальнейшем почтовым ведомством распоряжения, инструкции, акты так или иначе касались состояния дорог, придорожных канав, мостов, почтовых станций и т.д., но, несмотря на все эти усилия, состояние дорог практически не улучшалось.

На территории Вармии инициатором создания почтовой службы стал епископ Игнацы Красицкий. Епископская почта появилась в 1768 году. Принадлежавшие ей дилижансы курсировали дважды в неделю. Отправка писем в пределах Вармии была бесплатной. Епископская почта просуществовала лишь четыре года, закончив своё существование после присоединения Вармии к Пруссии в 1772 году. Фридрих Вильгельм III, король Пруссии с 1797 по 1840 год, в рамках объединения польских земель с прусскими, в 1800 году приказал произвести инвентаризацию почтовой сети с замером всех почтовых трактов и установкой вдоль них милевых камней. Работы эти, правда, были произведены лишь 15 лет спустя.

XIX век, помимо интенсивного строительства дорог, характеризовался также тем, что почта (ставшая к тому времени одним из основных пользователей дорожной сетью) отошла от перевозки людей к своей нынешней функции – перевозке писем и посылок. Прибытие в город почтового дилижанса, однако, по-прежнему оставалось одним из основных событий для горожан, поскольку вместе с письмами почтальоны привозили и вести из «далёкого мира». Но и конная почта, достигнув своего расцвета к середине XIX столетия, впоследствии была вытеснена железной дорогой.

 

 

 

Перелом в строительстве государственных дорог

 

Состояние дорог в государстве всегда так или иначе интересовало правителей. Вот и король Фридрих Вильгельм I 20 августа 1720 года издал эдикт, в котором улучшение состояния дорожной сети Пруссии было объявлено одним из государственных приоритетов. Этот указ предполагал проведение реконструкции и расширения мостов, установку дорожных указателей, определял необходимость проведения весной и осенью ремонтных работ по поддержанию состояния имеющихся дорог. За ненадлежащее выполнение работ по содержанию дорог определялось суровое наказание. Чиновники, отвечавшие за содержание государственных лесных угодий, обязывались обеспечивать древесиной подобные работы. Состояние придорожных канав определялось особыми указами.

Во время войн с Наполеоном в Восточной Пруссии было издано несколько распоряжений, предписывавших осуществлять контроль за состоянием дорог, используемых для переброски войск на восток. Но и эти меры не сильно улучшили состояние дорог, по которым передвигались войска с сопровождающими их обозами.  Подобные распоряжения издавались и после окончания войны в 1814, 1815, 1820, 1821 годах.

Революционные перемены в дорожном строительстве начались в XIX столетии. Поворотным моментом в этой области стала работа Джона МакАдама [1] «Заметки о современной системе дорожного строительства» (Remarks on the Present System of Road-Making), опубликованная в 1820 году. В ней были предложены новые решения в технологии строительства дорог (использование твердого дорожного покрытия), снижении стоимости дорожных работ, а также их сроков (за счёт использования механизации).

 

allenburg-1936 дорога и её окружение
Алленбург. Дорога Шаллен — Алленбург и мост через Алле. Эта дорога до сих имеет  покрытие из щебня. Вдоль обочин растут огромные липы, которые на фотографии еле различимы. Почтовая открытка. 1936 год (по почтовому штемпелю).

 

В Пруссии к новшествам МакАдама отнеслись скептически. Здесь в дорожном строительстве использовалась система французского инженера Пьера Трезаге [2], разработанная им в 1775 году. В 1834 году на провинциальном совете в Кёнигсберге было принято решение расширить сеть дорог, соединяющих провинцию с польским побережьем и королевством Пруссия. На неважное состояние дорог постоянно жаловались купцы и путешественники, приезжающие в провинцию. К примеру, для того, чтобы добраться из Рёсселя в Зенсбург (Мронгово) требовалось потратить 6 часов (расстояние между этими городами составляет ок. 27 км. — admin), поскольку дорога была покрыта ямами и ухабами. Считалось, что прусский король намеренно не занимался ремонтом дорог, чтобы создать трудности противнику в перемещении его войск.  На отвратительное состояние дорог жаловались и местные жители. Граф Карл фон Лендорф [3] в 1830 году так описывал одну из своих поездок по дорогам крайса Лётцен (Гижицко): «Дороги ничем не отличались от замёрзших распаханных полей. […] Большую часть пути я был вынужден пройти пешком.» Однако, имеются и упоминания о том, что тогдашнее состояние прусских дорог было удовлетворительным.

В 1834 году в Пруссии была издана инструкция, определяющая проектирование и строительство дорог. Ширина дороги определялась её назначением. Дороги с небольшим движением должны были иметь ширину от 6,5 до 9,5 м (при ширине твёрдого дорожного полотна в 4 м). Максимальная нагрузка повозок на дорогу не должна была превышать 7000 кг. Для поддержания сети дорог в надлежащем состоянии создавалась особая дорожная служба и вводилась плата за проезд по дорогам для их последующего ремонта. Средняя стоимость строительства одной мили дороги (примерно 7,5 км) в Пруссии составляла 11000 талеров.  Вслед за этим началось интенсивное развитие дорожной сети Восточной Пруссии, которое продолжалось до начала прошлого столетия, и завершилось лишь с началом Второй мировой войны.

Большая часть средств на развитие дорожной сети поступала от государства. Но инвестиции поступали также и от акционерных обществ, сельских общин, магистратов и даже частных лиц. Государство поощряло районные управления к строительству и реконструкции дорог, частично дотируя их затраты. В 1902 году размер этих дотаций был увеличен. В районах были созданы управления по строительству и ремонту дорог.

С 1875 года в Пруссии было изменено законодательство, касающееся строительства дорог и их владения (так называемый закон Dotationsgesetz от 8 июля 1875 года), завершивший собой определённый этап в дорожном строительстве. Все имевшиеся дороги были переданы провинциальным администрациям, на которые возлагалась обязанность по их содержанию и обслуживанию. Некоторые дороги передавались районным и окружным администрациям. Государственный сбор сбор за проезд по дорогам отменялся. Обер-президент провинции Восточная Пруссия осуществлял надзор за строительством дорог, проходящих через несколько районов. В крайсе Алленштайн (Ольштын) по ситуации на 1910 год дороги были поделены в зависимости от на классы с точки зрения их «полезности» (I-IV), в зависимости от формы их собственности (государственные, общинные, частные), а также возможности военного использования (А и В).

 

 

 

Метры, километры, параметры

 

В XIX веке вслед за теми прусскими провинциями, в которых уже были проложены шоссе с твёрдым покрытием, за основательную модернизацию дорог взялись и в Восточной Пруссии. Первым таким шоссе с булыжным покрытием стал участок от Кёнигсберга до Эльбинга (Эльблонга), к строительству которого приступили в 1818 году. Затем шоссе (названное позже «берлинкой») продлили до Мариенбурга (Мальборка), и дальше на запад (даже сейчас ещё на «берлинке» – нынешней дороге № 22 – есть участок в несколько километров длиной с брусчатым покрытием, находящийся немного западнее Мальборка. – admin). Это шоссе сформировало ось всей дорожной сети Восточной Пруссии. Сеть эта расширялась медленно (участок Кёнигсберг — Эльбинг строился 10 лет), во многом из-за высокой себестоимости строительства, превышавшей аналогичные затраты в тогдашней Западной Европе. В середине XIX века стоимость строительства 1 км шоссе на западе Германии составляла в среднем 5-6 тыс. марок, на особо сложных участках — 12 тыс. марок, в то время как аналогичные затраты в Восточной Пруссии в среднем составляли 15 тыс. марок.

gros-friedrichsdorf-chaussee-nach-heinrichswalde дорога и её окружение
Дорога Гросс-Фридрихсдорф — Хайнрихсвальде (Гастеллово — Славск). На переднем плане видна куча щебня, использовавшегося для текущего ремонта дороги. 1930-е годы.

Трудности были вызваны в том числе и природными причинами — заболоченностью местности и наличием под почвой большого количества песков и глин, в связи с чем шоссе зачастую прокладывались заново.
Долгие сроки строительства были характерны и для других восточнопрусских шоссе. Шоссе Эльбинг — Остероде (Оструда), начатое в 1829 году, было построено лишь к 1853 году. Шоссе Бартенштайн — Опаленитц/Опалениц (через Бишофсбург/Биштынек, Ортельсбург, Вилленберг/Вельбарк) также строилось очень долго, с 1835 по 1864 год. Исключением здесь является дорога Кёнигсберг — Тапиау (Гвардейск) — Тильзит (Советск), построенная по особому указанию короля всего за два года (1830-1831). Неблагоприятная ситуация складывалась вокруг Ангербурга (Венгожево), шоссе к которому от Гердауэна (Железнодорожного) было решено построить лишь особым распоряжением министра от 6 октября 1856 года после одобрения проекта самим королём.  Но, невзирая на трудности, дорожная сеть в Восточной Пруссии неуклонно расширялась. В 1826 году насчитывалось лишь 52,5 км шоссе, в 1838 году уже 413.5 км, в 1853 — 902.75 км, 1862 г. — 1197.75 км, а в 1874 году — 1535,17 км.  В большинстве случаев вдоль обочин дорог высаживались деревья.

Строившиеся шоссе не имели однородного покрытия. Рядом с центральным полотном, выложенного щебнем или брусчаткой (Fahrbahn), располагалось более узкое полотно без твёрдого покрытия — так называемая «летняя дорога» (Sommerweg). Иногда вдоль обочин дополнительно обустраивались специальные площадки, где складировались материалы для последующего текущего ремонта шоссе. Со временем эмпирическим путём был сделан вывод, что дорога не должна быть очень широкой. Оптимальная её ширина может быть от 4 до 6 м, при ширине твёрдого покрытия 2,5 м. Это позволило снизить затраты на строительство. Первые шоссе, строившиеся в XIX веке, имели покрытие из гравия, насыпанного на основу из битого камня, либо из нескольких слоёв битого камня. Большая часть дорог отсыпалась гравием, так как это сильно снижало затраты на строительство. Были и брусчатые дороги. После Первой мировой войны ежегодное содержание брусчатой дороги составляло 500 марок, в то время как гравийная обходилась в 300 марок.  В 1910 году на 100 квадратных километров территории Восточной Пруссии приходилось 20,5 км дорог с твёрдым покрытием. Ежегодно вводилось в строй 60-80 таких дорог. Перед Второй мировой войной в Восточной Пруссии стали в большом количестве появляться дороги с новейшим для того времени асфальтовым покрытием. Небольшие участки асфальтированных дорог начали здесь появляться ещё в 1920-е годы. На начало 1930-х годов насчитывалось 270 км дорог с асфальтовым покрытием.  Применение асфальта в дорожном строительстве в начале прошлого века было вызвано в немалой степени появлением автотранспорта, использование которого на дорогах, отсыпанных гравием, было проблематичным.

 

marienburg-chaussee-nach-marienwerder дорога и её окружение
Шоссе Мариенбург — Мариенвердер (Мальборк — Квидзын). Слева от мотоцикла видна «летняя дорога». 1930-е — начало 1940-х годов.

 

 

 

 

Примечания:

1. Джон Лаудон МакАдам (John Loudon McAdam, 1756 — 1836)  — шотландский инженер, разработавший технологию строительства дорог с твёрдым покрытием из щебня, которое позже  по имени изобретателя стали называть «макадам». Со временем эту технологию усовершенствовали за счёт применения гудрона, связывающего щебень. Такое покрытие стало именоваться «тармакадам» или сокращённо «тармак» (англ. tar — гудрон).

 

2. Пьер Трезаге (Pierre-Marie-Jérôme Trésaguet,  1716 – 1796) — французский инженер, пионер дорожного строительства. Предложенный им метод строительства дорог предполагал создание два слоя дороги: основы из крупных камней, на которую насыпался слой мелких камней.

 

3. Карл фон Лендорф (Karl Friedrich Ludwig von Lehndorff, 1770—1854) — граф, прусский генерал-лейтенант, герой наполеоновских войн. Владелец имения Штайнорт (Штынорт). В его честь назван один из фортов, входящих в фортификационный пояс Кёнигсберга.

 

 

 

Источники:

Бильдархив

оригинал статьи

 

 

Часть II. Придорожные аллеи

 

 

 

Камень в честь принца Фридриха Карла Прусского

Камень в честь принца Фридриха Карла Прусского

 

 

Ещё один камень в честь принца Фридриха Карла Прусского — один из «неуловимых» камней Роминтской пущи. Он обозначен на карте, имеются свидетельства о том, что в начале 2000-х годов он лежал на лугу, перевёрнутый надписью-посвящением вниз. Нами были предприняты четыре попытки отыскать его (одна даже с привлечением сотрудников Виштынецкого природного парка и специальной техники), которые результата, увы, не принесли. Как выглядит сей камень, а также какова его судьба, до сих по неизвестно. Но известна история его появления в Пуще… 

 

pfk_map
Фрагмент немецкой топокарты масштаба 1:25000. 1930-е годы.

 

Своего последнего оленя в Роминтской пуще принц Фридрих Карл добыл на маленьком лугу между Friedrich-Karls-Weg и Rodohnengestell в квадрате (Jagen) 118 (кордон Schwentischken) осенью 1884 года. Именно здесь в 1890 году, спустя 5 лет после смерти принца,  было решено установить в его честь памятный камень. Бюджет для этого был выделен скромный — 30 марок. Камень нашли в русле реки Роминта лесничий Санкт-Пауль вместе со стажёром фон Штернбургом. Посвящение на нём выбил каменотёс из Мелькемена (Mehlkehmen):

 

Prinz Friedrich Carl/Принц Фридрих Карл

Letzter Hirsch/Последний олень

Herbst 1884/Осень 1884

 

31 августа 1890 года на церемонии открытия памятного камня присутствовали главный лесничий Хильдебранд (Oberforstmeister Hildebrand — с 1887 по 1891 главный лесничий правительственного округа Гумбиннен), лесничие Мельбургер (Mehlburger — лесничий и с 1885 по 1890 лесной инспектор правительственного округа Гумбиннен по главному лесничеству Роминтская пуща), Санкт-Пауль и другие с семьями, а также несколько районных чиновников. Под мелодию «Fürstengruß», исполненную на охотничьих рожках, по обеим сторонам камня зажгли факелы, с речами выступили Хильдебранд и Санкт-Пауль. Затем, под громкие крики «ура!», церемония завершилась.

 

prinz-friedrich-carl-1881
Принц Фридрих Карл Прусский. 1881 год.

 

 

 

Памятники Варминско-Мазурскому плебисциту

Памятники Варминско-Мазурскому плебисциту

Плебисцит на Вармии и Мазурах для Германии (и особенно Восточной Пруссии) стал своеобразной компенсацией за поражение в Первой мировой войне. Население городов и деревень, находящихся на территории плебисцита,  в июле 1920 года с подавляющим преимуществом проголосовало за то, чтобы остаться в составе Восточной Пруссии и территориальные потери этой немецкой провинции по прошествии голосования  были минимальными. Среди жителей голосовавших крайсов, воодушевлённых победой в плебисците, стихийно началось движение по увековечиванию этой победы. Сейчас сложно сказать, кто выступил инициатором этого движения (в отличие, скажем, от башен Бисмарка или «железных солдат»), но, как бы то ни было, в разных городах, городках, центрах церковных общин и просто в отдельных деревнях на добровольные пожертвования граждан уже через год после проведения плебисцита стали появляться свидетельства победы немецкого духа над польским. Тут следует отметить, что на некоторых памятниках присутствует эмблема Союза помощи Восточной Пруссии (Hilfsverein für Ostpreußen) — готические буквы H и V, вписанные в тевтонский щит с крестом. Информация об этой организации практически отсутствует, и понять её роль в увековечивании результатов плебисцита нам пока не удалось.

Так же, как и в случае с памятниками павшим в Первую мировую войну, какого-то единого канона для памятников Варминско-Мазурскому плебисциту не существовало. В большинстве своём это были памятные камни разного размера и формы, устанавливавшиеся также в различных местах — от рыночных площадей и парков в городах до обочин дорог в небольших селениях, и даже в лесах. Во многом тип и размер камней (да и в целом самой формы увековечивания) зависели от суммы пожертвований. Где-то ограничивались посадкой деревьев, а где-то установкой памятных табличек на уже имеющихся памятниках.

Количество всех памятных знаков в честь плебисцита сейчас установить не предоставляется возможным, но, скорее всего, их было больше сотни. Только достоверных свидетельств о подобных памятных знаках  насчитывается почти полсотни. Множество памятников были уничтожены после окончания Второй мировой войны. В последнее время были обнаружены и установлены на свои прежние или новые места несколько камней.

Один из таких камней находится в парке Коллиса в Оструде (Ostróda, бывш. Остероде/Osterode). После Второй мировой войны камень был опрокинут и постепенно ушёл в землю. Был обнаружен в 2002 году местными краеведами и спустя 10 лет установлен на прежнее место.

 

ostroda-kamien-plebiscytowy-2016 памятники варминско-мазурскому плебисциту
Камень в честь Варминско-Мазурского плебисцита в Оструде. Парк Коллиса, недалеко от ул. 3-го мая. Сентябрь 2016 года.

 

osterode-abstimmungsdenkstein-im-collispark плебисцит на вармии и мазурах
Остероде. Парк Коллиса. Когда-то памятный камень стоял на возвышении из груды полевых камней. Надпись на камне проста: «11.7.1920».

 

osterode-abstimmungsdenkmal
Остероде. Парк Коллиса и камень в честь плебисцита на Вармии и Мазурах. Почтовая открытка. 1930-е годы.

 

Ещё один камень был обнаружен в Олецко (Olecko, бывш. Тройбург/Treuburg). Камень стоял перед зданием ратуши, построенной на месте бывшего охотничьего замка. Надпись на камне:

 

Kreis Oletzko • 11 Juli 1920 • für • Deutschland 28425 Stimmen • für Polen 2 Stimmen • Errichtet am 11 Juli 1925

(Крайс Олетцко • 11 июля 1920 • за • Германию 28425 голоса • за Польшу 2 голоса • установлен 11 июля 1925)

 

В настоящее время камень находится в подсобном помещении средней школы № 1 (I Liceum Ogólnokształcące) на ул. Замковой и свободного доступа к нему нет.

 

olecko-2016
Олецко. Камень в честь Варминско-Мазурского плебисцита сейчас находится в подсобном помещении школы № 1. Октябрь 2016 года.

 

treuburg-oletzko-abstimmungsstein-1925-1935
Тройбург. Камень в честь плебисцита на Вармии и Мазурах был установлен на площади перед ратушей 11 июля 1925 года. Прекрасно видно эмблему Союза помощи Восточной Пруссии (Hilfsverein für Ostpreußen). Вторая половина 1920-х — 1930-е годы.

 

Городок Решель (Reszel, бывш. Рёссель/Rößel), бывший когда-то центром крайса, богат на архитектурные и иные памятники. Помимо готического замка епископов Эрмланда и сохранившейся городской застройки XVIII-XIX веков, в городе есть и один из немногих уцелевших на территории бывшей Восточной Пруссии памятников франко-прусской войне, и тингплац, и памятник Варминско-Мазурскому плебисциту.

О происхождении последнего мало кто догадывается, так как помимо того, что находится он довольно далеко от центра города (на пересечении улиц Адама Мицкевича и Войска Польского), ещё и таблица с посвящением на памятнике отсутствует. После окончания Второй мировой войны на памятник была установлена чугунная доска с надписью «9.V.1945», но в настоящее время отсутствует и она.

 

reszel-2016
Решель. Памятный камень в честь плебисцита. Октябрь 2016 г.

 

В Бишофштайне (Bischofstein, сейчас Биштынек/ Bisztynek) камень в честь плебисцита был установлен уже через год, в июле 1921-го.

 

bischofstein-abstimmungsstein-1921
Бишофштайн. Транспортировка камня на место установки. 7 июля 1921 года.

 

bischofstein-einweihung-abstimmungsstein-10-7-1921
Бишофштайн. Торжественное открытие памятника в честь плебисцита. 10 июля 1921 года.

 

Надпись на камне гласила:

 

«Deutsch sind wir • Deutsch bleiben wir • 11 Juli 1920»

(Немцами были • Немцами остались •  11 июля 1920)

 

bischofstein-abstimmungsgedenkstein
Бишофштайн. Камень в честь плебисцита. 1920-1930-е годы.

 

bischofstein-abstimmungsstein-und-postamt
Биштынек. Камень сохранился, но надпись и герб на нём были затёрты. После 1945 года.

 

bisztynek-2016 kamien plebiscitowy
Биштынек. Сейчас на камне установлены таблички с надписью на польском «Были. Есть. Будем. 1385 — 1985» и гербом города. Октябрь 2016 года.

 

Использование уже имеющихся памятников (или их частей) для новых целей свойственно не только полякам или россиянам. Сами немцы  устанавливали на уже имеющиеся памятники доски (или просто надписи) в честь плебисцита на Вармии и Мазурах. Так было, к примеру, в Вайссенбурге (Weißenburg, сейчас Вышемборк/Wyszembork), когда на памятнике павшим в Первой мировой войне жителям деревни установили таблицу с надписью:

 

«DEN • HELDENTOD • … • ERLITTEN IM • WELTKRIEGE • 1914-1918 •

AUS DER • GEMEINDE • WEISSENBURG. • ZUR ERINNERUNG •

AN DEN • ABSTIMMUNGSSIEG • AM 11 JULI 1920″.

 

(Героически погибшим … на Мировой войне 1914-1918

от общины Вайссенбург на память

В честь победы в голосовании 11 июля 1920)

 

weisenburg-krieger-und-abstimmungsdenkmal
Вайссенбург. Памятник героям Первой мировой войны с размещённой на нём доской в честь победы на плебисците. 1920-1930-е годы.

 

В местечке Грегерсдорф (Gregersdorf, сейчас Гжегужки/Grzegórzki) также на памятник павшим в Первую мировую жителям была добавлена надпись:

 

«Die Gemeinde stimmte 1920 • 100 v. 100 für Deutschland • Masuren ein deutsches Land. •

Gieriger Pole weg die Hand!»

 

(Голосование общины 1920 100 из 100 за Германию Мазуры — немецкая земля • Руки прочь, жадные поляки!)

 

gregersdorf-denkmal
Грегерсдорф. Памятник павшим в Первую мировую войну с надписью в честь плебисцита на Вармии и Мазурах. 1920-1930-е годы.

 

gregersdorf-denkmal
Грегерсдорф. Фрагмент памятника с надписью. 1920-1930-е годы.

 

На памятник в честь погибших в Первую мировую войну жителей деревни Патершобензее (Paterschobensee, сейчас Сасек Малый/Sasek Mały)  впоследствии также была добавлена надпись в честь результатов плебисцита:

 

«AM 11.7.1920 STIMMEN • WIR ALLE DEUTSCH!»

(Голосование 11.7.1920. Мы все немцы!)

 

paterschobensee-sasek-maly-denkmal
Патершобензее. Памятник в честь погибвших на Первой мировой войне. 1920-е годы.

 

paterschobensee-sasek-maly
Патершобензее. Фрагмент памятника. 1920-1930-е годы.

 

Но в некоторых местах в честь плебисцита на Вармии и Мазурах устанавливали отдельные памятники. Назвать их выдающимися вряд ли можно, скорее, это были скромные по своему исполнению и дизайну экземпляры, сделанные либо из обтесанного полевого камня, либо из кирпича, обложенного полевым камнем.

Памятник в Видминнен (Widminnen, сейчас Выдмины/Wydminy) представлял собой три каменных блока, поставленных один на другой. На каждом из блоков имелась надпись:

 

«HIER / IST DEUTSCHES / LAND»

«ZUR / ERINNERUNG / AN DEN / 11 JULI / 1920»

«DEUTSCH / GEBOREN / DEUTSCH / GELEBT / UND / DEUTSCH / GESTIMMT»

(Это немецкая земля

В память об 11 июля 1920

Немцами родились, немцами жили, немцами остались <проголосовали>)

 

 

widminnen-wydminy
Видминнен. Памятник в честь плебисцита.

 

widminnen-post-card
Видминнен. Почтовая открытка. 1930-е. Памятник в честь плебисцита был установлен неподалёку от евангелической кирхи. На открытке он виден в левом нижнем углу.

 

Ну и в заключении несколько архивных и современных фотографий памятников в честь плебисцита на Вармии и Мазурах.

 

abstimmungsdenkmal-anderspark-ortelsburg
Ортельсбург (Щитно). Памятник находился в парке Андерса, названного так в честь его основателя, фабриканта Рихарда Андерса. 1930-е годы. Утрачен. Инскрипция на камне: «Bei der • Volksabstimmung • am 11. Juli 1920 • wurden in der • Stadt Ortelsburg • 5336 Stimmen • für Deutschland • 15 Stimmen für Polen abgegeben.• Dies Land bleibt deutsch» (По <результатам> плебисцита 11 июля 1920 в городе Ортельсбург 5336 голосов за Германию, 15 голосов за Польшу. Эта земля останется немецкой). Камень утрачен.

 

johannisburg-abstimmungsdenkmal
Йоханнисбург (Пиш), парк имени Георга Готтхайнера*. 1930-е годы.

 

johannisburg-gottheiner-park-abstimmungsdenkmal
Йоханнисбург. Памятник плебисциту в парке имени Георга Готтхайнера. 1930-е годы. Инскрипция на камне: «11.7.1920. Dies Land bleibt deutsch» (11.7.1920. Эта земля осталась немецкой). Утрачен.

 

bogaczewo
Богатцевен (Bogatzewen, с 1927 года Reichensee; сейчас Богачево/Bogaczewo). Надпись на камне: «ZUR ERINNERUNG AN • DIE ABSTIMMUNG • IN MASUREN • AM 11. JULI 1920 • DEUTSCH … • POLNISCH …» (В память плебисцита на Мазурах 11 июля 1920. Немцы … Поляки …) Количество проголосовавших прочитать невозможно. 1920-1930-е годы.

 

bogaczewo-2016
Богачево. Несколько лет назад камень в честь плебисцита был обнаружен в земле. Установлен в нескольких десятках метров от места обнаружения на территории пансионата «Эвелин». Надпись практически нечитаема. Октябрь 2016.

 

lotzen-markt-mit-abstimmungseiche-1920-1925
В Лётцене (Lötzen, сейчас Гижицко/Giżycko) в честь плебисцита на Марктплац был посажен дуб. 1920-е годы. Надпись на таблице: «Deutsche Eiche auf deutschem Grund / tue heut’ und für immer kund / Masuren blieb deutsch, trotz Wetter und Not / Masuren bleibt deutsch bis in den Tod.» (Немецкий дуб на немецкой земле / отныне и вовеки веков. / Мазуры останутся немецкими невзирая на непогоду и невзгоды, / Мазуры останутся немецкими до конца наших дней).

 

gizycko-2016
Гижицко. Дуб благополучно дожил до наших дней. Увидеть его можно на Грюнвальдской площади напротив Евангелической кирхи. Талица с надписью, как несложно догадаться, отсутствует. Мало кто из местных жителей догадывается, в честь какого события было посажено это дерево. Октябрь 2016.

 

bogunschowen
Богуншевен (Bogunschöwen, сейчас Богушево/Boguszewo). Камень был установлен на двух округлых цоколях из гранитных валунов, поставленных один на другой. Надпись на камне «11 июля 1920». 1920-1930-е годы. После Второй мировой войны на нижний цоколь установили варминскую капличку**.

 

В Лыке (Lyck, сейчас Элк/Ełk) камень в честь Варминско-Мазурского плебисцита был установлен сначала возле вокзала. Затем его перенесли на Марктплац и установили напротив кирхи рядом с памятником павшим во франко-прусской войне.

 

lyck_bahnhoff
Лык. Первоначально памятник был установлен рядом с вокзалом. По некоторым сведениям, там также был высажен памятный дуб. 1920-е годы. Примечательна реклама шин Continental на дорожном указателе в правом верхнем углу снимка.

 

lyck-kirche
Лык.Евангелическая кирха. Перед кирхой видно памятник героям франко-прусской войны, перед которым стоит памятник плебисциту. 1930-е годы.

 

lyck-3
Лык. Памятники героям франко-прусской войны и в честь плебисцита на Марктплац возле  кирхи на углу Кайзер-Вильгельм-штрассе и Гинденбург-штрассе (сейчас костёл Сердца Иисуса). 1930-е годы.

 

lyck-abstimmungsdenkmal
Лык. Памятник в честь плебисцита представлял из себя три камня, на левом была изображена эмблема Союза помощи Восточной Пруссии и надпись Lyck, на правом имелась надпись «KREIS LYCK • FÜR DEUTSCHLAND • 36534 STIMMEN • FÜR POLEN • 44 STIMMEN» (Крайс Лык • за Германию 36534 голоса • за Польшу 44 голоса ). Инскрипция на центральном камне: «ZUR • ERINNERUNG • AN DEN 11.JULI • 1920 • HIE • GUT DEUTSCH • ALLEWEGE» (В память 11 июля 1920 • Здесь везде живут немцы). Камни не сохранились.

 

pupki-2016
В деревеньке с замечательным названием Пупки (Pupki, бывш. Пупкайм/Pupkeim, в 1938-1945 годах — Тольниккен/Tolnicken) камень в честь плебисцита стоит возле варминской каплички. Октябрь 2016 года.

 

pupki-kamien-plebiscytowy-2016
Камень возвышается над землёй не более, чем на 0,5 м. На нём высечена надпись «Abstimmungs Sieg» (Победа на плебисците). Октябрь 2016 года.

 

brassendorf-kleszczewo-abstimmungslinde-1958
Клещево (Kleszczewo, бывш. Брассендорф/Brassendorf). Здесь в память о плебисците была посажена липа. 1950-е годы. Нынешнее состояние дерева нам неизвестно.

 

jedwabno-denkstein плебисцит на вармии и мазурах
Едвабно (Jedwabno). Камень в память о голосовании стоял на прямоугольном цоколе, обложенном из полевого камня. На доске имелась надпись: «Zur Erinnerung an die Abstimmung • am • 11. Juli 1920. • Trotz vieler Ränke • und großer List • zeigte Masuren der Welt • daß es deutsch ist» (В память о голосовании 11 июля 1920. Несмотря на многие интриги и большое коварство мазуры всего мира сказали что это немецкое). 1930-е годы. Камень утрачен.

 

polom-2016 памятный камен плебисцит на вармии и мазурах
Полом (Połom, бывш. Поломмен/Polommen, затем Герцогмюлле/Herzogsmühle). Камень в честь плебисцита стоит у обочины дороги в центре деревни. Инскрипция на камне: «ZUR ERINNERUNG • AN DEN 11.JULI 1920» (В память о 11 июля 1920). Октябрь 2016 года.

 

zelki-neuhoff-denkstein
Зелки (Zelki, бывш. Нойхофф/Neuhoff). Камень в честь плебисцита стоит за пределами селения, на краю леса, примерно в 100 м от дороги. Сентябрь 2016.

 

ramsowo-kamien-plebiscytowy-2016
Рамсово (Ramsowo, бывш. Рамзау/Ramsau). Камень стоит у обочины дороги. На цоколе имеется доска с надписью на немецком и польском «Volksabstimmung • am 11.Juli 1920» (Плебисцит 11 июля 1920) «Na pamiątkę plebiscytu • 11. Lipca 1920 r.» (В память плебисцита 11 июля 1920 г.). На самом камне кроме тевтонского щита с крестом ничего нет. Октябрь 2016 года.

 

 

 

 

 

* Георг Готтхайнер (Georg Gottheiner, 1879 — 1956) — немецкий политик, член Немецкой национальной народной партии и руководитель ландрата Йоханнисбурга (1914-1930).

** Варминские каплички (Warmińskie kapliczki) — характерный элемент малой религиозной архитектуры Вармии. Представляют из себя небольшие, обычно каменные, часовенки, как правило, стоящие на перекрёстках или у обочин дорог. Внутри них может находиться крест, распятие, фигура Богоматери, лампада и пр. Самые древние каплички сохранились с начала XVII века, но большинство их относится ко второй половине XIX — началу XX веков. Всего на территории Вармии насчитывается более 1000 таких часовенок.

 

 

 

_______________________

 

 

Источники:

www.rowery.olsztyn.pl

www.sercemazur.pl

Бильдархив