Ловцы янтаря

Ловцы янтаря

О том, как и для чего в Восточной Пруссии ловили ворон, мы уже говорили. Теперь поговорим о ловцах янтаря.

Янтарь ценился ещё в глубокой древности. Ему приписывали многочисленные целительные свойства. За крошечную фигурку человека, вырезанную из куска янтаря, в Древнем Риме можно было купить   здоровенную фигуру живого раба.

Самый мощный слой глауконитовых глин (или «голубой земли»), содержащих в себе янтарь, находится на побережье Земландского полуострова. Неудивительно, что самый первый научный труд, посвященный янтарю и его целебным свойствам, увидел свет именно в Восточной Пруссии. Андреас Аурифабер, профессор  медицины, ректор университета в Кёнигсберге  (и по совместительству личный врач герцога Альбрехта Гогенцоллерна) в 1551 году сочинил «Историю янтаря» («Succini Historia»).

 

Ловцы янтаря
Ловцы янтаря на побережье Земландии, 1930-е годы

 

Bernstein schöpfer Ловец янтаря
Ловец янтаря. Пиллау. 1915 г.

 

Bernsteinfischer am Strande Neuhauser
Ловцы янтаря на пляже в Нойхойзере (Мечниково). За тем, как они зарабатывают себе на хлеб, глазеют зеваки. За сто лет мало что изменилось в этом смысле.

 

Sorgenau Bernsteifischer ловцы янтаря
Ловцы янтаря в Зоргенау (сейчас Покровское).

 

Самым простым способом добычи солнечного камня был банальный сбор его в тех местах, где волны размывали янтароносный пласт. Таким образом янтарь собирали ещё пруссы,  от которых, по Янтарному пути, проходившему по Висле через территорию нынешних Чехии и Австрии, янтарь попадал в Римскую империю и дальше, в Египет. Считается, что за несколько тысяч лет было добыто более 125 тысяч тонн балтийского янтаря.

 

bernsteinfischer am den samlandkuste

 

С приходом в Восточную Пруссию Тевтонского ордена рыцари не смогли пройти мимо той выгоды, что приносила торговля солнечным камнем. Орденом был установлен янтарный регал (Bernsteinregal — янтарная регалия, янтарная привилегия) — монополия  на сбор и продажу янтаря (аналогичная монополия была, кстати,  и на вылов осетров). Комтур замка  Лохштедт по совместительству имел и должность бернштайнмайстера.  Подчинённые ему люди контролировали сбор янтаря на побережье от Пиллау (Балтийска) до Раушена (Светлогорска) и скупали его у сборщиков. Незаконный сбор был запрещён. Нарушителей ждало наказание вплоть до смертной казни. На старинной немецкой гравюре, изображающей сбор янтаря, нарисована и виселица. О янтарной регалии будет отдельный рассказ.

Bernsteinfischer_und_Galgen
Незаконная добыча янтаря существовала во все времена. Нарушителей закона ждала смертная казнь.

 

После упразднения ордена, резиденция бернштайнмайстера была перенесена в Гермау (Germau, ныне Русское), неподалеку от Пальмникена (Palmnicken, Янтарный). Вскоре туда же перевели и так называемый «Янтарный суд». На окраине Гермау, кстати,  есть Виселичная гора (Galgenberg). Название говорит само за себя.

 

Galgenberg
Виселичная гора — Гальгенберг — находилась рядом с Янтарным судом.

 

Прошли века, а ловцы янтаря по прежнему занимаются своим нехитрым промыслом. Во времена зимних штормов десятки, если не сотни «рыбаков» морозят свои, хм… ноги в Балтийском море. Каждый из них надеется, что уж вот ему-то точно повезёт и сегодня он выловит такой кусок янтаря, какого ещё не видывал свет.

 

Ловцы янтаря. Светлогорск Раушен Rauschen
Светлогорск. Январь 2010 года.

 

 

Ловцы янтаря

 

 

Ловцы янтаря

 

 

Ловцы янтаря Светлогорск

 

 

Ловцы янтаря Светлогорск

 

 

Ловцы янтаря Пионерск январь 2015
Пионерск. Январь 2015 года.

 

 

Ловцы янтаря Пионерск 11 января 2015

 

 

 

 

Янтарная регалия

 

 

 

 

 

Краебитеры или кусатели ворон

Краебитеры или кусатели ворон

Есть в моей коллекции несколько открыток из серии, посвященной одному весьма занятному промыслу, который был распространён среди жителей Курише Нерунг — Куршской косы.

Итак, взглянем на одну из карточек. Кто же  этот бомжеватого вида гражданин в рваных ботинках, с сигарой в зубах и топором в руке? Прошу любить и жаловать — это  кусатель ворон, или Krajebieter, как их называли жители Восточной Пруссии.

Кусатели ворон Kurische Nehrung_Krajebieter
Кусатель ворон во всей красе и в полной боевой выкладке.

В меню ресторана кёнигсбергского отеля «Континенталь», что находился на Форштеттише Лангассе, было блюдо, называвшееся Nehrungstauben — «голубь [Куршской] косы». Но никаких голубей в этом блюде и в помине не было. Вместо них с гарниром из риса или кислой капусты подавали солёных ворон, пойманных на Куршской косе. То, что когда-то было пищей бедных рыбаков-куршей, в конце 19 века благодаря техническому прогрессу попало в разряд восточно-прусских специалитетов (наряду с марципанами, клопсами и флеками) и стало подаваться в дорогих ресторанах за дорогие деньги.

А ведь когда-то жители Куршской косы ворон ловили с единственной целью —  чтобы хоть как-то разнообразить свой небогатый рацион холодными и ветреными зимами, когда лов рыбы был невозможен.

Русский путешественник, проезжая по Куршской косе в далёком 1814 году, так описывал нелёгкую жизнь  пастора из Росситена (сейчас Рыбачий): «…его доходов хватает лишь на скудную, безрадостную жизнь. Питается он в основном рыбой и воронами (вкус которых, кстати, не так уж плох; здесь много ворон, и их, в отсутствие другой дичи или мяса, считают деликатесом).»

Осенью с европейского севера над косой летели на зимовку к югу стаи ворон, грачей и галок (собственно, и в наше время над косой пролегает маршрут многих европейских перелётных птиц). Вот их то в свои  сети и ловили курши.

На эту своеобразную сухопутную рыбалку приходилось выходить затемно, чтобы успеть добраться до нужного места и расположиться там до рассвета. Необходимо было построить шалаш-укрытие, в котором и проводил весь день ловец ворон. Процесс поимки был прост. Приманкой служили несколько привязанных за лапку к вбитому в землю колышку прирученных ворон. Их сажали на присыпанную песком сеть, на которую разбрасывали рыбью требуху или зерно.

 

Кусатели ворон Kurischen Nehrung_Krajenbieter_2
Приготовление к ловле ворон.

 

Когда пролетающая стая садилась полакомиться, сидящий рядом в шалаше из веток охотник дёргал за верёвку и птицы оказывались в сети.

 

Krajebieter
В засаде.

 

Их также привязывали к колышкам и ждали следующую стаю. В конце охоты ловец умерщвлял пойманных птиц, перекусывая им шею.

 

krajenbieter_3
Одним движением зубов…

 

Любопытно, что сейчас, описывая этот процесс, толерантные немецкие авторы обязательно подчёркивают, что процесс умерщвления бедных птиц был быстрым и безболезненным (например, die sie durch einen Biss in den Hals töteten, was schnell ging und für die Tiere schmerzlos gewesen sein soll), но мы-то знаем… Ибо не глушили бы рыбачки горькую после этого, пытаясь хоть как-то унять душевные муки.

 

krajenbieter_5
Ну, вздрогнем…

 

Между прочим, чтобы ловить птиц таким образом, надо было обращаться в местное лесничество и покупать разрешение. Ловцу отводился специальный участок, где он мог расставлять свои сети.

Опытные охотники умудрялись ловить по 50 птиц в день. Их засаливали в бочках на манер камбалы, которая, как говорят, очень удавалась местным жителям. Несмотря на то, что ворон солили (а также и коптили) не только курши, но и кашубы Померании, и литовцы Мемельского края, и даже ливы Рижского взморья, настоящее признание к «голубям косы» пришло в конце 19-го века, когда была построена железная дорога Кёнигсберг — Кранц, давшая возможность жителям Курише Нерунг продавать ворон на кёнигсбергских рынках.

Поговаривают, что в начале прошлого века солёных ворон даже экспортировали за рубеж (интересно, куда?).

В ресторанах Кёнигсберга поесть солёных ворон можно было ещё в конце 1944-го. А вскоре в город пришла Красная Армия и примерно наказала всех тех, кто так жестоко издевался над пернатыми.

Кстати, история донесла до наших времён имена некоторых кусателей ворон. Один из них Фриц Лемке (как тут не вспомнить ротмистра Лемке из замечательного михалковского истерна «Свой среди чужих») из посёлка Лойе, что на берегу Куршского залива.

 

Krajenbieter_Fritz_Lemke
Бравый краебитер Фриц Лемке с берегов Куршского залива.

Участки для лова ворон можно было передавать по наследству. Дети, между прочим, тоже принимали активное участие в этом промысле.

Но  вернёмся к началу нашей истории, к гражданину в рваных ботинках и с сигарой, ставшему героем целой серии почтовых открыток о краебитерах. Удивительно, но и его имя также осталось в истории: это Альберт Кулль, родившийся 11 октября 1896 года в поселке Заркау (Лесное) и умерший 2 февраля 1968-го во Фрайбурге в Брайсгау. Фото 1935 года. Подарено оно дочерью Альберта Иреной Кулль, также родившейся в Заркау в 1938 году, в августе 2001 года авторам книги под незатейливым названием «Куршская коса: ностальгические этюды» ( А.Д. Беляева, В.Л. Беляева, Калининград, 2004).

Пара абзацев из этой книги:

«Отловленных ворон привязывали к колышку, а убивали их только вечером, когда заканчивался дневной полет птиц, укусом в черепную коробку. Это был не очень эстетичный, но зато быстрый и гуманный способ. Поэтому ловцов ворон называли «Крэенбайсер» — кусатель ворон. Особенно вкусны были молодые вороны.

Первыми окольцованными профессором И. Тинеманном [Иоганнес Тинеманн (1863 — 1938) — любитель птиц, основавший в 1901 году на Куршской косе недалеко от Росситена первую в Европе орнитологическую станцию, названную «Фрингилла» — по латинскому названию зяблика. — Admin] птицами были вороны, которых он покупал у ловцов.

Ворон также продавали в большие отели и рестораны. Они были деликатесом. … Ощипанных ворон засаливали на зиму.»

 

Кусатели ворон Kurische Nehrung_Krajenbieter_3
Кусатели ворон за работой.

Ну и немного поэзии: стихотворение «Ловцы ворон» Герта Заттлера (Gert O.E. Sattler)

 

Auf der Nehrung fing man Krähen
in der Zeit des grossen Flugs,
Krähen gingen in die
Falle wührend ihres Vogelzugs. Auf dem Sand der Dünen
lagen wie auf reich gedecktem Tisch
Lieblingsspeisen aller Krähen:
Hüsenfrüchte, Korn und Fisch. Doch in einer Reisigbude sassen
Fischer meist zu zweien, zogen
sie an langer Leine,
fing ein Netz die Krähen ein. Krajenbieter, Krajenbieter
nannte man die Männer knapp,
denn sie bissen ihrer Beute nach
dem Fang die Köpfe ab.
Во время перелета
на косе ловили ворон,
они попадались в ловушки. На дюнном песке лежали,
как на богато накрытом столе
любимые блюда ворон:
бобы, зерно и рыба. В будке из хвороста сидели рыбаки,
как правило, вдвоем.
И сетью ловили ворон.
Их называли краенбитер, краенбайсер,
так как они
откусывали голову
у пойманной вороны.