Из Шприндта в Кёнигсберг и обратно. ч. 1.

Из Шприндта в Кёнигсберг и обратно. ч. 1.

Этим переводом, сделанным Евгением Стюартом, мы начинаем публиковать воспоминания жителей Восточной Пруссии о том, как, спасаясь от наступающих войск Красной Армии, они бежали запад. В Германии есть даже специальный термин  Flucht aus Ostpreußen (побег из Восточной Пруссии). Начиная с осени 1944-го, когда впервые за время войны боевые действия перенеслись на территорию Германии, и до мая 1945 года, Восточную Пруссию покинули (в результате организованной властями плановой эвакуации населения по морю и воздуху и хаотичного бегства жителей по земле), по разным оценкам, до 2 млн. человек. Часть из них впоследствии вернулась обратно, значительная же часть жителей в эвакуацию не отправлялась вовсе. Всё оставшееся немецкое население бывшей Восточной Пруссии впоследствии было принудительно депортировано с территории Калининградской области, Литовской ССР (бывший Мемельланд) и Польши в Германию, начиная с 1948 года.

Описывать причины, по которым эвакуация из Восточной Пруссии происходила так, как она происходила, о фактическом её запрете до 20 января 1945 года, о пропагандистской политике нацистского руководства Восточной Пруссии и Третьего Рейха в этот период, мы не будем. Об этом есть масса общедоступного материала. Здесь мы хотим лишь привести воспоминания простых немцев о том, что они пережили, пытаясь добраться до «материковой» Германии. Сразу скажем, что в публикуемых материалах не нужно искать ни политической подоплёки, ни попытки очернить, или, наоборот, обелить кого-либо. Это просто исторические свидетельства. И они такие, какие есть.

                                                                                                                                                                            admin

 

 

Герда Янихен, урождённая Гесснер

Из Шприндта в Кёнигсберг и обратно

 

На дворе стоял конец октября 1944 года. Повсюду гулял холодный ветер. Вдали мы слышали непрерывно усиливающийся рокот. Русские подошли к Гумбиннену. В воздухе непрерывно кружили вражеские самолёты. Моя мама, сестра с двухгодовалым ребёнком, двое моих собственных детей, одного и двух лет, большую часть времени ютились в самодельной землянке в саду родительского дома в Шприндте (Sprindt — посёлок на северо-восточной окраине Инстербурга; сейчас — район пересечения улиц Черняховского и Горького в г. Черняховск. — admin)  [№41 по Фриц-Чирзе-Штрассе]*.

По ночам Каралененское шоссе (Karalene, сейчас Зелёный Бор — посёлок в 12 км к западу от Черняховска. — admin)  заполняли движущиеся в сторону Кёнигсберга военные машины. Бежать с маленькими детьми на руках не представлялось возможным. Солдаты рассказывали, как всё страшно было под Гумбинненом. Стрельба и артиллерийская канонада же становились всё ближе. Мы, наконец, не выдержали и наспех собрали немного одежды и белья, погрузили всё это в коляски и приготовились бежать. Нам повезло, так как солдаты посадили нас на грузовик. Машина двигалась очень медленно, ибо улицы почти полностью были заблокированы военным транспортом и конными повозками.

То, что мы наблюдали по дороге, было неописуемо. Перевёрнутые и разбитые телеги, раненные люди, обстрелянные с воздуха обозы, мёртвые, которых были вынуждены бросить их родственники, дети, плакавшие по своим родителям, и родители, плакавшие по своим детям, старики, тащившие свою поклажу, хотя сами едва могли идти самостоятельно. В нашем грузовике мы хоть как-то были защищены от этих тягот. Но насколько сильно может страдать человек, который видит столько мучений и при этом никак не может помочь? Такое могут оценить лишь те, кто лично испытал нечто подобное.

Вечером мы прибыли в Йесау [ныне поселок Южный, Багратионовского района]. Это был небольшой посёлок с аэродромом, где нам предоставили жильё. Там мы остались до конца января месяца, когда нас наконец достиг фронт. Как-то утром мы получили от бургомистра бумагу, в которой указывалось, что в 21:00 мы должны вылететь с аэродрома, имея при себе не более 20 фунтов ручной клади. После этого мы в очередной раз упаковали свои самые ценные вещи.

Я вернулась в посёлок, чтобы купить свежего молока и немного продуктов, но все магазины оказались закрыты. Всё было заперто и никого нигде не было видно, ни торговцев, ни бургомистра. Офицеры с аэродрома, которые тут раньше жили, также под покровом ночи исчезли со всеми своими семьями. С нами осталось только несколько беженцев.

Несмотря на метель мы собрали наш скудный скарб, подхватили на руки детей и отправились на аэродром, с которого мы должны были вылететь в 9 часов вечера. Совсем невдалеке слышались раскаты сталинских органов [реактивная система залпового огня] и советской артиллерии. Когда же, наконец, мы добрались до аэродрома, то там также всё оказалось заперто. Лишь несколько человек из наземного персонала всё ещё были на месте, но они поспешно отослали нас назад, так как у них был приказ взорвать аэродром. В отчаянии мы вернулись обратно. Метель продолжалась, дети не могли идти и нам пришлось нести их на себе. Тёмные и занесённые снегом дороги невообразимо затрудняли наше продвижение.

Измученные и окончательно продрогшие мы добрались, наконец, до нашего дома. Там стояло одиннадцать немецких танков. Солдаты повсюду искали себе на ночь жильё, включая и наш дом. Однако поспать не вышло. Вскоре им было приказано двигаться дальше, так как русские уже находились от нас всего в двух километрах. Танкисты решили взять нас собой. Мою сестру и маму разместили в танке. Молодая девушка из Мазурского края взяла мою двухлетнюю дочь и села с ней в другой танк.

Мою детскую коляску закрепили на «Веспе» [«Оса» — лёгкая самоходно-артиллерийская установка], с которой было снято орудие и теперь она представляла собой транспортёр с прицепом. Меня вместе с коляской обернули в одеяла и брезент, а багаж распределили вдоль борта.

До Кёнигсберга мы добрались затемно. Летящий с танковых гусениц снег настолько засыпал меня и коляску, что мне пришлось буквально выкапывать себя из под него. Я была очень рада, что с нами была коляска и моему самому младшему ребёнку было где спать. Четыре ночи мы находились в пути, а днём искали себе пристанище в брошенных домах.

Как-то утром мы проморгали тот танк, в котором ехала молодая девушка вместе с моей дочерью. Я была вне себя от страха и беспокойства. Эмми, как звали ту девушку, хорошо заботилась о моей маленькой дочке, но что теперь делать?! Мысль о том, что я осталась без ребёнка, практически лишила меня рассудка.  Все танки из нашей группы ехали на большом расстоянии друг от друга, и поэтому никто не знал куда делся пропавший. Накануне нам пришлось бросить один из неисправных автомобилей. На рассвете двое солдат вернулись, чтобы попытаться его починить. Нежданно-негаданно они вернулись с известием, что русские уже захватили посёлок.

После этого два солдата отправились на поиски пропавшего танка с моим ребёнком. Я едва не выплакала все глаза, покуда тянулись часы ожидания. Примерно через четыре часа пропавший танк подъехал к месту общего сбора. Оказалось, что у него просто кончилось топливо, и прошло немало времени, прежде чем пришла помощь. Я никогда не забуду эти часы страха. С того самого дня я не расставалась со своими детьми. Вынув из коляски одежду, я уложила в неё обоих детей.

Каждый населённый пункт, который мы оставляли вечером, к утру уже находился в руках русских. Так мы постепенно добрались до Кёнигсберга, портового бассейна, пожарной станции «Юг». Расположившись в бараке на Кайбанхофе [ныне ул. Крановая] мы занялись приготовлением пищи для наших танкистов.

Кёнигсберг, между тем, был теперь блокирован советскими войсками. На свои продуктовые карточки мы практически ничего не могли купить. С другой стороны продовольственные склады на Кайбанхофе ломились от продовольствия, но продолжали оставаться закрытыми. Без лишних слов наши танкисты вскарабкались внутрь через вентиляционную решётку и на свой страх и риск раздавали продукты гражданскому населению.

Каждый вечер, примерно в 19 часов, прилетал советский самолёт (солдаты называли его Швейной машинкой [У-2]) и то там, то тут, сбрасывал бомбу. Привыкнув к его пунктуальности, мы успокоились. Лишь однажды бомба упала от нас в непосредственной близости, и то нам же на пользу, так как она угодила  в продовольственный склад, тем самым избавив наших солдат от необходимости лазать в него через вентиляцию. Теперь банки со сгущённым молоком и прочими консервами, которые мы долгое время не видели, разлетелись по окрестностям.

В соответствии с циркуляром NSV [национал-социалистическая благотворительность] все женщины и дети должны были доставляться на судах из Кёнигсберга в Пиллау, а оттуда на запад. С этой целью были пригнаны большие баржи. Женщин и детей оборачивали в одеяла и оставляли ждать на борту этих барж наступления темноты, прежде чем те отправились в сторону Пиллау. Во время сильного снегопада такое ожидание под открытым небом превращалось для людей в настоящую пытку. Наши танкисты получали из Пиллау новости и инструкции, а потому хорошо знали о том, какой там творится хаос. Поток беженцев был настолько велик, что людям приходилось подолгу ждать своей очереди. Среди них резко возросло количество смертей, а также больных и голодных.

Эти баржи должны были вывезти в том числе и нас. Мы отказались, хотя и знали, что местные женщины из NSV были довольно радикально настроены и не брезговали насилием. Однако наши танкисты знали что делать. Они посадили нас в машину связи, опечатали её и перевезли в район Нассер Гартен (Nasser Garten — Мокрый/Сырой сад, — сейчас это район ул. Нансена. — admin). Там они спрятали нас в пустой квартире, которая раньше использовалась военными в качестве оружейной, а на дверь повесили табличку «Оружейная — вход запрещён!». Мы понимали, что в Пиллау нам пришлось бы гораздо хуже, чем здесь. Тем более Пиллау ежедневно подвергался тяжёлым бомбардировкам.

 

Беженцы в ожидании погрузки. Гавань Пиллау. 26 января 1945 года. Источник: Википедия.

 

Потянулись дни ожидания. Каждый вечер мы слышали, как русские через громкоговорители кричали: «Женщины и дети, покиньте город, переходите к нам, Кёнигсберг лежит в руинах!». Потрясающие перспективы!

И вот настал тот самый день. Русская артиллерия безжалостно обрушила свой огонь на город, а советские солдаты проникли в район Нассер Гартена. Под непрерывным обстрелом мы вместе с коляской, но без багажа, ринулись в центр города. Когда стало совсем страшно, я накрыла собой своих детей. Вокруг летали осколки, мусор и битый кирпич. Стоял жуткий вой и грохот.

В центре города нас остановили сотрудницы NSV и отправили в необитаемое здание, где уже находились две женщины и мальчик, беженцы из Мазурской области. Вскоре я поняла, что в этом полуразрушенном доме мы никак не защищены от бомб и гранат. Поблизости была видна большая школа.  Мы с Эмми  захотели проверить, можно ли туда перебраться. Когда мы находились уже практически на пороге школы, взвыла сирена воздушной тревоги, на которую я не обратила никакого внимания, поскольку сирены завывали по любому поводу. Но тут внезапно в аду разверзся ад. Посыпались бесчисленные бомбы. Я встала как вкопанная, не в силах соображать. Взрывной волной меня отбросило к двери, не причинив, однако, большого вреда. Солдаты втащили меня внутрь. Всё произошло настолько быстро, что я едва это осознала. Всё, о чём я могла думать, были мои дети, и я хотела вернуться к ним. Однако мужские руки держали меня крепко. Солдаты кричали и ругались. Человеческие голоса терялись на фоне вселенского шума и рёва. Мужчины облокотились на тяжёлую железную дверь, чтобы та оставалась открытой. Бомбардировка города длилась целый час.

Мне этот час показался вечностью. Беспокойство и страх за детей ослабили мои нервы и они, наконец, сдали. Медик сделал мне укол и я впала в забытьё. Когда же я пришла в себя, кошмар уже закончился. В школу угодило аж три бомбы. Я выбежала наружу, но не помнила откуда пришла. Никаких примет уже не было, повсюду только груды обломков. Некоторые солдаты, видевшие, как я пришла в школу, отправились вместе со мной и помогли мне найти нужный дом. Дверная рама всё ещё была на месте, но сразу за ней виднелись только кучи кирпичей. Половина дома полностью рухнула, а с обратной стороны отсутствовала передняя стена. И тут я увидела свою детскую коляску. На её руле покоилась тяжёлая балка с частью потолка. Я стала громко выкрикивать имена и в отчаянии искать вход в подвал, который был совершенно засыпан обломками.

Затем я нашла узкое подвальное окошко, в которое были вмонтированы два железных прута. За грязным стеклом кто-то махал рукой. Это была моя мама. Она была жива и подвела к окну одного из детей. От захлестнувших меня чувств я зарыдала. Но как мне вытащить их из-под обломков? И снова мне помогли солдаты, выбившие железные прутья.

При этом я распереживалась ещё больше, поскольку боялась, что кладка не выдержит и рухнет. Но всё прошло хорошо. Сначала мама передала мне детей, а потом с большим трудом протиснулась через окошко сама. За ней последовала сестра. Другие две женщины и мальчик оказались похоронены под обломками на другой стороне дома. Мама сказала, что намочила полотенце кофе из бутылки и приложила его к лицам детей, а иначе они задохнулись бы в невообразимой пыли.

После этого мы перебрались по руинам в школьный подвал. Один из солдат сумел вытащить мою коляску и часть нашего багажа. В подвале был оборудован лазарет, в котором уже находилось множество раненых солдат и гражданских, к которым добавлялись всё новые пострадавшие от последнего налёта. За ранеными ухаживал только один фельдшер. Казалось всё шло наперекосяк. Ответственного врача вызвали в главный лазарет и он так и не вернулся. Было понятно, что нужна срочная помощь. Моё сердце было преисполнено благодарности за то, что мои родные снова были рядом, и поэтому я стремилась облегчить чужие страдания. Санитар позаботился о том, чтобы мои мама и дети нашли себе безопасное место в подвале, а я смогла ему помочь.

Делались срочные перевязки, удалялись осколки и шрапнель, а ещё больше только предстояло сделать. В какой-то момент в подвал вошёл солдат с широко открытыми глазами. Его лицо было испачкано кровью и грязью, а униформа вся в кровавых дырах. Он не ответил на наши вопросы. Мы уложили его на кушетку и сняли одежду. Его рубашка была полностью пропитана кровью. То, что этот человек всё ещё был жив, казалось чудом. Его тело напоминало сито. Когда я попыталась промокнуть его губы, то заметила, что его рот также представлял собой одну сплошную рану. С трудом он пробормотал — «пить». Санитар протянул мне стакан воды и шёпотом сказал: «Всякая помощь для него уже опоздала. Пусть пьёт спокойно». Я положила ему под голову руку и поила его маленькими порциями, которые он жадно заглатывал. Он посмотрел на меня остекленевшими глазами и попытался улыбнуться. Внезапно его тело дёрнулось. Я ещё не поняла, что это означало смерть. Я продолжала держать его голову в своей руке, пока не вернулся санитар и не сказал: «Он отмучился. С таким ранением в живот он вряд ли бы выкарабкался». Только теперь я поняла, что произошло. Это глубоко потрясло меня, но и придало сил без устали продолжать свою работу. Никогда более я не видела столько страданий и не слышала столько криков, как в том самом подвале.

Время от времени, когда на улице немного стихала стрельба, я выглядывала из двери, чтобы хоть немного подышать свежим воздухом. Ночное небо мерцало жутким пурпурным светом. Куда ни глянь, всюду стояло сплошное зарево от пожаров. В воздухе клубились чёрные густые облака. Это было кошмарное зрелище. Впереди маячили полные страха и неопределённости дни.

Затем пришли русские. Сначала это были два офицера. Они приказали сложить снаружи всё оружие и боеприпасы. В четыре часа утра забрали всех немецких солдат и других мужчин. В подвале находилось и несколько пожилых супружеских пар, которых силой разлучили.
Наши же страдания начались на рассвете. Нам, женщинам, пришлось многое вытерпеть. Раз за разом приходили русские и на ломаном немецком языке спрашивали, есть ли у кого из нас часы. Мы раздали все имевшиеся при нас драгоценности, после чего нас выгнали из подвала. Из последних сил нам приходилось нести наших детей по бесчисленным грудам обломков, а я при этом ещё и тащила за собой коляску. Там, где было слишком тяжело перебираться, мы сначала переносили детей, а затем возвращались за коляской.

Только теперь нашему взору предстал весь масштаб разрушений. Вскоре наши ботинки напоминали своим видом сосновые шишки. После бесконечных карабканий по завалам мы, наконец, добрались до дороги. Над уцелевшими домами дымились крыши. Улицу заволок густой дым и наши глаза слезились. Какие-то изверги затаскивали нас в дома и насиловали. Не помогали ни мольбы, ни крики. Мои последние вещи были украдены из коляски. Даже подушки и одеяло пропали. Не осталось ничего, чтобы согреть моих детей, и поэтому я укрыла их своим пальто.

Когда мы подошли к городской окраине, то все немцы там были согнаны в одну сторону. Вскоре мы представляли собой одну большую армию, разграбленную и осквернённую. В четыре шеренги, под конным конвоем, нас повели из Кёнигсберга. На протяжении всего дня нам совершенно нечего было есть. Дети настолько ослабли, что даже не могли плакать. Сидя в коляске и склонив свои головы, они пребывали в забытьи. Промокшие пелёнки и трусики без всякой стирки сушились прямо на руле. Из колонны никого не выпускали. Если кто-то пытался это сделать, то тут же возникал всадник с кнутом и загонял его обратно. Чтобы чем-то утолять жажду, я подобрала на обочине пустую консервную банку. В углублениях, оставленных конскими копытами, скапливалась талая вода. Проходя мимо, я собирала эту воду банкой и давала её детям. Замечу, что ни банка, ни тем более вода, не были хоть сколько-нибудь чистыми. Но нас оберегал добрый ангел-хранитель и никто не заболел от этого грязного бульона.

Мимо нас проследовала группа военнопленных. Многие шли босиком, а у кого-то ноги были просто обмотаны в тряпки, так как у них забрали обувь. Они выглядели столь же жалко, сколь и мы. Один из них бросил нам в коляску чёрствый кусок хлеба. Ещё неделю назад я бы побрезговала им, но теперь была искренне благодарна за такой подарок. Я аккуратно разжевала его и положила детям в рот. Другой солдатик кинул мне репу. Благодаря этому на ближайшие несколько часов у моих детей было хоть что-то съестное. По прибытии в Памлеттен нас на ночь согнали в большой сарай, в котором не было никакого освещения. Поскольку ничего не было видно, мы цеплялись друг за друга подобно репейнику, лишь бы не потеряться в толпе. Тьма стояла кромешная. Вскоре пронёсся слух, что нас хотят взорвать прямо вместе с сараем. Но покуда мы видели вспышки русских фонариков и слышали их крики, нам казалось, что пока бояться нечего. К тому же мы впали в глубокое безразличие, и нам теперь было уже всё равно. Через редкие окна можно было наблюдать как бомбят Пиллау. Я держала своих детей на коленях возле коляски, чтобы они в темноте хоть как-то чувствовали моё присутствие.

Та ночь была жутко долгой. Время от времени слышались крики женщин, к которым приставали русские солдаты. Как бы это ни было гнусно, но остальным это придавало уверенности, что пока они тут, нас не взорвут.

На рассвете нас выгнали наружу. Как и накануне нас снова построили в четыре шеренги, но на этот раз погнали обратно в Кёнигсберг. Зачем нас гоняли туда-сюда, объяснить никто не мог. На окраине города нас отвели на огороженный колючей проволокой луг. Там мы нашли мою бабушку, которая была совершенно истощена и близка к смерти, а также двух маминых сестёр. То было весьма грустное воссоединение.

Вскоре пришли русские и согнали матерей и детей, а также стариков, в один угол. Одиноких женщин оттеснили в другой угол, а мужчин в третий. Внезапно один из русских распахнул ворота и прокричал: “Женщины с детьми и старики по домам!”. Это была ужасная ситуация, так как у моих тёток детей не было. Мама душераздирающе плакала, не желая расставаться с ними. Эмми, которая всё это время не расставалась с нами, держала на руках одного из моих детей и могла бы сбежать из этого лагеря, но отдала ребёнка моей тётке, чтобы та смогла уйти. Это было очень благородно с её стороны, но от этого мне стало нестерпимо больно. Мы пережили вместе столько трагических дней и для моей маленькой дочери она была словно вторая мама. Старшая тётя и бабушка уже покинули огороженную территорию, после чего мы с мамой и вторым ребёнком последовали за ними. Бабушка уже практически не могла ходить. Мы посадили её в коляску, а детей поочерёдно несли на руках. В качестве спинки мы приспособили две доски, вставленные в коляску вертикально, а ноги бабушки при этом просто болтались спереди.

Отыскав дорогу в Инстербург, мы наткнулись на укрытие зенитной установки. Там оказалось множество боеприпасов и убитых немецких солдат. Под одним из мертвецов обнаружилось шерстяное одеяло. Пересилив себя, я вытащила его из-под трупа, отряхнула и взяла с собой.
Прошло немало времени, прежде чем мы, наконец, немного помылись и ополоснули детские подгузники и трусики в какой-то канаве. О нормальной стирке не могло быть и речи. По дороге нашлась ещё одна рабочая коляска, в которую пересадили бабушку, а дети снова вернулись в свою. Вскоре к нам присоединились две женщины, фрау Брюдерляйн и фрау Шписс. Когда наступил вечер, мы все ещё не нашли себе укрытия на ночь, потому как некоторые из домов, мимо которых мы проходили, были заняты русскими. Таким образом, нам пришлось ночевать прямо под открытым небом на укрытом от дороги склоне. Хотя днём мы хоть немного согревались под солнцем, ночью стояла невыносимая стужа. Чтобы хоть немного согреться мы тесно прижимались друг к другу. Однако уснуть было невозможно. Постоянно приходили русские солдаты, освещали нас фонариками и интересовались, нет ли среди нас немецких мужчин. Другие приходили с дурными намерениями, хватая за руки нас и наших детей. Мы кричали от страха, а они ругались и некоторые насиловали нас прямо на месте.

Один из встретившихся в ту ночь русских говорил по-немецки и дал доброжелательный совет, что если мы захотим отдохнуть в дороге, то лучше это сделать рядом с расположением его роты, которую можно найти по приметным деревянным воротам около Тапиау. Всё ещё шла война, и многие солдаты плохо относились к нам. Холод пробирал до самых костей. Этот человек принёс нам молочный бидон с горячим чаем, немного хлеба и бекона. Чай помог нам согреться. Я держала одного из своих детей на коленях под пальто. При этом мои руки буквально посинели от холода и почти окоченели. Увидев это, русский отдал мне свои перчатки. Впрочем, на следующий день другой русский отнял их у меня.

Едва рассвело, мы продолжили наш путь. По дороге мы подбирали всё, что могло нам пригодиться. Обрывки одежды и даже отдельные лоскуты ткани мы складывали к бабушке в коляску. Благодаря этому бабушка могла сесть повыше и чувствовать себя комфортнее. Также мы подобрали несколько предметов посуды, которые могли нам понадобиться.

Подойдя к Тапиау, мы нашли там упоминавшиеся деревянные ворота. Находившиеся там русские смотрели на нас с подозрением. И это не удивительно, ибо мы были грязными, оборванными и сонными. Увидев большое количество солдат, я растеряла всю смелость идти дальше. Однако моя тётка Иоганна подбодрила меня и пошла вместе со мной. Со смешанными чувствами я поинтересовалась, можем ли мы остаться здесь на ночь, так как следуем домой в Инстербург. В мгновение ока нас окружили солдаты, которые что-то нам говорили наперебой. Общение было невозможно. Я показала на детей и бабушку, а затем склонила голову на свои сложенные руки, демонстрируя знак “сна”. В ответ раздался дружный возглас понимания.

Один из солдат взял меня за руку и потянул за собой. С колотящимся сердцем я, в свою очередь, схватила за руку тётю. Солдат привёл нас к зданию, в котором был кто-то, кто говорил по-немецки. Должно быть это был их начальник. Помещение было обставлено как кабинет. Я повторила ему свою просьбу, а он в ответ поинтересовался – откуда и куда мы следуем. Всё это время у двери стоял солдат с винтовкой. Затем говоривший по-немецки военный ушёл и вернулся спустя продолжительное время. Проводив нас к помещению, в котором жило два пожилых солдата, он сказал, что ночевать мы здесь будем одни. Один из солдат принёс соломы. Мы были тронуты столь неожиданной вежливостью. С лёгким сердцем и радостью я позвала ожидавшую на улице родню. Выделенная нам комната являлась кухней с изразцовой печью. Вскоре нам принесли ещё соломы и дров. Оба усатых русских солдата оказались весьма добродушными людьми. При помощи жестов они пригласили нас в свою тёплую комнату. Это было плохо обставленное помещение. Во всех четырёх углах стояли кровати, застеленные только матрасами. В середине стоял самодельный стол, а по обеим его сторонам находились скамьи из свежеструганных досок. В печи тлело полено, и в целом маленькая комната показалась уютной и тёплой. Немного отдохнув и согревшись, мы разожгли на кухне огонь и приготовили кровати на ночь. Дети быстро сдружились с русскими. Солдаты посадили их себе на колени и кормили. Один из них объяснил нам, что у него в России осталось шестеро собственных детей и по его небритой щеке в этот момент катились слёзы.

Мы воспользовались представившейся нам возможностью искупать детей и тщательно вымыться самим. С этой целью мы наполнили все горшки и вёдра, которые нам предоставили русские, и поставили их на плиту. Также солдаты принесли нам большой бак и поделились куском мыла. Чтобы никто не застал нас во время мытья врасплох, мы подсунули под ручку двери палку. То было совершенно неописуемое чувство – наконец-то избавиться от всей грязи, что накопилась за столько недель. И к тому же нас ждала тихая ночь, когда мы могли спать без всякого страха. Вместе с детьми нас было одиннадцать человек, а кухня была настолько крохотной, что мы едва могли там улечься. Коляску русские поставили у себя в комнате. На ужин они принесли нам белый хлеб с маслом, сладкий чай, сухофрукты и пшённую кашу, и мы почувствовали себя в сказочной стране молока и мёда. Нужно ли теперь говорить о том, что спали мы как в раю?

На следующее утро, когда я забирала свою коляску из комнаты русских, там оказалось два молодых солдата, которые чистили свои винтовки. Вчерашних пожилых русских там уже не было. В коляске лежал какой-то большой свёрток. Поскольку я посчитала, что он оказался там по ошибке, то вынула его и положила на стол. Однако один из солдат положил мне его обратно в коляску и, как мне показалось, немного мрачно ухмыльнулся. Мне это показалось странным. В голову пришли мысли, а не взрывчатка ли это? Может он хочет нам навредить? С дрожащими коленями я толкнула коляску к выходу. Никто из нас не считал, что в пакете лежит что-то хорошее. Солдат продолжал наблюдать за нами с ухмылкой, а затем подошёл к коляске и спросил: “Почему ты боишься?”. Надорвав угол пакета, он показал его нам: “Это еда для твоих детей! Никакая не бомба! Мы не фашисты! Только фашисты убивают детей!” Мне стало стыдно из-за своих подозрений. Как он мог прочитать мои мысли? Две буханки хлеба, немецкий маргарин и искусственный мёд, бекон, манная крупа, яичный порошок, а также нож и ложка – таково было содержимое пакета, который для нас приготовили дружелюбные старые русские. К сожалению, мы не смогли отблагодарить их в ответ.

И вот мы снова оказались на просёлочной дороге. Нашему взору предстала ужасающая картина. По обеим сторонам дороги лежали измученные и голодные женщины и старики. Большинство из них уже были мертвы. Живые сидели на корточках рядом с умершими, и как казалось сами ожидали собственной смерти. Никто о них не заботился. Мы сами не могли им помочь, поскольку наш жребий был немногим лучше. Нет слов, чтобы описать те чувства, что разрывали меня изнутри, когда я посмотрела в умоляющие глаза седовласой матери, обессиленно ожидающей смерти на обочине дороги. В пути нам повстречались сотни стариков, испустивших свой последний вздох в придорожных канавах.

Идти по главной дороге в Инстербург нам запретили. Всё ещё шла война и по этой дороге непрерывно ездили русские машины. На каждом её перекрёстке стояли постовые, которые прогоняли нас с дороги, когда мы были вынуждены пересекать её справа налево, а затем наоборот. Таким вот зигзагом мы шли в Инстербург. Часто мы проводили в пути целый день, но приближались к нашей цели лишь на несколько километров. К нам постоянно приставали солдаты. Повсюду царил страх и ужас.

Возле Велау нас загнали в лес. Некий русский еврей, выдававший себя за командира, орал на нас и грозил пристрелить, после чего нас заперли в пустом сарае. Вечером пришли косоглазые солдаты и изнасиловали нас. Мы приготовились к худшему. Когда эта орда ушла, то оставила дверь открытой. Однако у нас недоставало смелости выйти на улицу в темноте. Мы все зажались в углу, а я крепко обняла детей. Постоянный страх лишал нас рассудка. Каждый шорох снаружи заставлял нас вздрагивать. Без детей и бабушки мы может и осмелились бы бежать, но в нашем положении это было невозможно. Поэтому мы остались вместе и ждали что нас вот-вот убьют. Проходил час за часом. Всё оставалось спокойным, и лишь время от времени один из детей начинал плакать. Только когда рассвело, стало понятно, что мы там находимся одни. Русских нигде не было видно. Мы собрали свои вещи и как можно скорее покинули это кошмарное место.

 

 

* Квадратными скобками [***] помечены примечания переводчика

 

 

Источник: Insterburger brief № 9/10, 11/12  1974; 1/2, 3/4, 5/6, 7/8, 9/10, 11/12  1975; 1/2, 3/4  1976.

 

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии

 

Предыстория

С давних времён основными внутренними путями сообщения на севере Восточной Пруссии были реки, озёра и заливы. Но мелководье и извилистость рек затрудняли судоходство и требовали принятия действенных мер по улучшению фарватеров. Первый практический шаг по обустройству речной судоходной сети был предпринят ещё в Средневековье, когда в 1395 г. по распоряжению великого магистра Тевтонского ордена Конрада фон Юнгингена начались работы по спрямлению и расширению русла реки Дайме (ныне — Дейма, Калининградская обл.) В дальнейшем Дайме фактически стала глубоким судоходным каналом от Тапиау (Гвардейск) до Лабиау (Полесск). Затем в течение четырёх столетий шаг за шагом здесь были спрямлены и углублены другие реки, построены большие и малые судоходные каналы. Особое внимание уделялось обустройству реки Прегель (Преголя), главной воднотранспортной артерии, связывающей крупнейшие города на севере провинции – Кёнигсберг (Калининград) и Инстербург (Черняховск). С XVIII в. активно укрепляли берега Прегеля, спрямляли русло реки, проводили дноуглубительные работы. Ещё в начале 1720-х гг. на Прегеле у п. Гросс Бубайнен (Бережковское) были построены деревянные мельничная плотина и небольшой судоходный шлюз. Однако это ненамного улучшило судоходные условия Прегеля на 10-километровом участке от Инстербурга до Гросс Бубайнена. В дальнейшем мельница и шлюз неоднократно перестраивались, а после пожара в середине 1880-х гг. их разобрали [1].

Таким образом, к началу ХХ в. из-за мелководья верховьев Прегеля до Инстербурга могли пройти суда водоизмещением* не более 100 т и только в период сезонного подъёма уровня воды. В то же время глубина фарватера в низовьях Прегеля позволяла проходить судам водоизмещением до 250 т от Кёнигсберга до Велау (Знаменск). Такое положение сдерживало экономическое развитие Инстербурга и требовало улучшения судоходных условий в верховьях Прегеля. В 1890-е гг. предпринимались неоднократные попытки углубить русло реки на этом участке, но они не принесли ожидаемых результатов. В начале 1900-х гг. по заданию Прусского министерства общественных работ был проработан проект увеличения судоходных глубин в верховьях Прегеля путём возведения на реке каскада гидроузлов (ГУ), состоящих из подпорных плотин и обходных каналов со шлюзами. Такой способ увеличения судоходных глубин называется шлюзованием реки. При этом река разбивается подпорными плотинами гидроузлов на отдельные бьефы *, в пределах которых обеспечивается необходимая судоходная глубина в период самого низкого уровня воды середины лета (межень) [2].

Однако вскоре этот проект был пересмотрен в связи с принятием в 1907 г. другого масштабного проекта – строительства Мазурского канала, который должен был соединить Мазурские озёра с Балтийским морем через реки Алле (Лава) и Прегель. Параметры канала соответствовали стандартам внутренних водных путей Германии для судов класса Finowmaß*.

Очевидно, этим же стандартам должны были соответствовать и судоходные параметры Алле и Прегеля. В результате был разработан «Общий предварительный проект развития верховьев Прегеля на участке между Инстербургом и Велау с 1911 года» [3]. Но и этот проект был отложен в связи с затянувшимся согласованием проекта строительства Мазурского канала, а затем и начавшейся Первой мировой войной.

Наконец, в 1920 г. правительство Пруссии приняло дорогостоящий проект шлюзования Алле и Прегеля, по которому предлагалось увеличить судоходные глубины этих рек и тем самым расширить судоходство до Инстербурга по Прегелю и до Фридланда (Правдинск) по Алле для судов водоизмещением до 170 т. Таким образом, этот проект стал составной частью общего плана масштабных преобразований судоходной речной сети на севере Восточной Пруссии.

 

 

Проект

Проект шлюзования Алле включал в себя строительство двух гидроузлов – ГУ №1 в Пиннау (городской район Велау) и ГУ №2 — в Гросс Вонсдорфе (Курортное). В Пиннау планировалось построить бетонно-деревянную подпорную плотину и обходной канал со шлюзом. В качестве ГУ №2 было решено использовать плотину планируемой к постройке ГЭС в Гросс Вонсдорфе и судоходный шлюз в её створе. Таким образом, необходимая судоходная глубина Алле вплоть до Фридланда создавалась плотиной ГЭС, а до нижнего бьефа этой плотины и устья Мазурского канала в Алленбурге (Дружба) — плотиной Пиннау.

Более сложный и капиталоёмкий проект шлюзования Прегеля предусматривал строительство пяти гидроузлов на Прегеле и одного распределённого гидроузла с подпорной плотиной на реке Ангерапп (Анграпа), обходным каналом в Инстербурге (Инстербургский канал) и шлюзом на Прегеле в Гайтцунене (Новая деревня, сейчас территория Черняховска). Кроме этого, планировалось построить речной порт в Инстербурге, а также на некоторых участках спрямить и углубить русло Прегеля.

Количество гидроузлов на Прегеле и расстояния между ними были выбраны в зависимости от уклона реки с таким расчётом, чтобы уровни образуемых ими подпорных бьефов обеспечивали необходимую судоходную глубину, но при этом вода не выходила за пределы основного русла, и пойма реки не затапливалась. Для обхода подпорных плотин служат обходные каналы со шлюзами на верхних бьефах плотин. Особенность проекта состояла в том, что подпорные плотины на Прегеле разборные. Их устанавливают только в межень и демонтируют по окончании навигации на зиму. Затем в следующую навигацию с наступлением межени плотины устанавливают вновь. Таким образом, в период весенних половодий и «высокой воды», когда глубина фарватера превышает 1,7 м, судоходство осуществляется по реке, а в межень – через обходные каналы и шлюзы. В отличие от подпорных плотин на Прегеле подпорная плотина на Ангерапп неразборная бетонная. Её верхний бьеф сообщается с обходным (Инстербургским) каналом подземным водоводом и поддерживает в канале практически постоянный уровень воды. Такая схема шлюзования Прегеля должна была обеспечить регулярное грузовое и пассажирское судоходство в его верховьях от Велау до Инстербурга в течение всего периода навигации — с марта по ноябрь [2].

Проект шлюзования Прегеля включал в себя строительство шести гидроузлов:

Велау (Знаменск), №1;
Таплакен (Талпаки), №2;
Войнотен (Шлюзное), №3;
Норкиттен (Междуречье), №4;
Швегерау (Заовражное), №5;
Гайтцунен (Новая Деревня) и Инстербург, №6.

Шлюзы на Прегеле и Алле относятся к классу низконапорных. Напор* шлюзов составляет от 1,3 до 2,2 м [2].

Шлюзы всех гидроузлов, как и шлюзы Мазурского канала, имеют стандартные по длине и ширине полезные размеры камер* (45,0 х 7,5) м.

Длина шлюзованного участка Прегеля от Велау до Инстербурга составляла около 55 км, расстояния между гидроузлами – от 5 до 13 км [2].

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Расположение гидроузлов на реках Алле и Прегель. Схема автора.

 

 

Строительство

В 1920 г. по распоряжению Прусского министерством общественных работ в Инстербурге было создано Управление по строительству на Прегеле, на которое возложили руководство строительством и управление инвестициями [3].

Строительство гидроузлов на Алле и Прегеле началось в 1921 г. Однако велось оно с длительными задержками, связанными со сложной экономической ситуацией в Германии, вызвавшей перебои в финансировании, поставках строительных материалов и оборудования. Уже в 1922 г. финансирование работ было резко сокращено из-за тяжелейшего экономического кризиса и гиперинфляции, разразившихся в Германии. Работы возобновились только в 1924 г., когда стране удалось добиться определенной экономической стабильности. В 1921-1924 гг. построены оба гидроузла на Алле. В это же время было спрямлено русло Прегеля на наиболее извилистом и сложном для судоходства участке Велау – Швегерау.

В 1921 г. началось строительство гидроузла №6 в Инстербурге — подпорной плотины на Ангерапп, речного порта, обходного канала (Инстербургский) и судоходного шлюза в Гайтцунене, а также ГУ №5 в Швегерау.

Инстербургский канал длиной 3,6 км соединил гавань порта с Прегелем через шлюз Гайтцунен. Канал проложен в пойме Прегеля и на большей его длине обвалован дамбами. Поскольку русло канала и гавань порта находятся выше Прегеля, то для их наполнения используется вода подпорного бьефа плотины на Ангерапп, который сообщается с гаванью и каналом подземным водоводом длиной 300 м. Параметры Инстербургского канала соответствуют стандартам канала Мазурского: ширина по зеркалу воды составляет 23 м, по дну — 13 м, наибольшая глубина — 2 м. Портовая гавань длиной 300 м и шириной 32 м оборудована двумя причалами и включает в себя также зимнюю гавань в плане треугольной формы, характерной для Мазурского канала. Она служила для стоянки транзитных и вспомогательных судов в период зимнего перерыва в навигации, а также для разворота судов. В порту были построены башня диспетчерского пункта, склады, погрузочно-разгрузочные площадки, служебные и административные помещения, подведены железнодорожные ветки – с нормальной колеёй (1435 мм) и узкоколейная (750мм) [4].

Через Инстербургский канал возведены стальные мосты на фермах Пратта длиной 30 м — совмещённый авто-, железнодорожный в 0,7 км от порта и автодорожный — в 1,7 км.

Открытие гидроузла № 6 и речного порта в Инстербурге состоялось в сентябре 1926 г. [3; 4].

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Речной порт Инстербург. Ок. 1934 г. [4].
Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Шлюз Гайтцунен. Нижняя голова и автодорожный мост.  Ок. 1927 г.

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Шлюз Швегерау. Нижняя голова и автодорожный мост. Ок. 1928 г.

 

С 1927 г. приступили к постройке ГУ №№ 4-1 последовательно от Норкиттена до Велау. Работы на этом участке значительно осложнялись гидрогеологическими условиями поймы Прегеля. Обходные каналы и котлованы для камер шлюзов приходилось рыть в тяжёлых моренных грунтах, насыщенных скоплениями огромных валунов и гальки. Это значительно затрудняло и забивку шпунтовых свай. Для защиты строительных площадок от затопления во время весенних разливов Прегеля потребовалось также возводить временные земляные дамбы и ограждения из свай Ларсена. Кроме того, вблизи ГУ Велау, Таплакен и Войнотен было решено построить земляные дамбы и насосные станции для осушения польдеров и их хозяйственного использования. В связи с этим увеличился объём работ, потребовались дополнительные капиталовложения и вспомогательное оборудование. Часто происходившие в 1928 г. разливы Прегеля приводили к задержке строительства.

В 1927 г. земляными дамбами обваловали площадки строительства подпорной плотины и шлюза Норкиттен. Затем был вырыт котлован для камеры шлюза, и в марте 1928 г. приступили к забивке свай для стенок камеры. Аналогично проходило строительство и ГУ Войнотен.

В 1929 г. разразился мировой экономический кризис, который привёл к резкому падению производства, банкротству многих предприятий и неудержимому росту безработицы. Строительство на Прегеле возобновилось только в конце 1930 г., и уже в 1931 г. ГУ Норкиттен и Войнотен всё же были построены [5; 6]. После окончания мирового экономического кризиса в 1933 г. к власти в Германии пришли национал-социалисты, которые провозгласили программу активизации экономики Восточной Пруссии, борьбы с безработицей и создания рабочих мест. В 1934 г. работы на Прегеле, как и на Мазурском канале, были возобновлены в полном объёме. Благодаря бесперебойному финансированию и предоставлению льготных кредитов по программе создания рабочих мест, уже летом 1934 г. в Таплакене были построены обходной канал со шлюзом, железобетонный автодорожный мост через шлюз, подпорная плотина, а также электрическая подстанция, насосная станция и дренажные каналы вблизи гидроузла.

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Подпорная плотина в Таплакене. Ок. 1937 г.

 

И, наконец, в 1936 г. был сдан в эксплуатацию последний ГУ №1 Велау [6]. Здесь также построили электрическую подстанцию, две насосных станции и дренажные каналы [5].

Таким образом, проект шлюзования Алле и Прегеля был претворён в жизнь, и с 1936 г. открылось регулярное грузовое и пассажирское сообщение между Кёнигсбергом, Инстербургом и Фридландом в течение всего периода навигации с марта по ноябрь для судов водоизмещением до 170 т.

Следует отметить, что в строительстве гидроузлов на Прегеле и Алле, поставках специального оборудования и строительных материалов участвовали компании и банки из многих городов Германии и Восточной Пруссии.

Строительство вели консорциумы:

Philipp Holzmann AG и Hermann Klammt, Wolf & Dörling и Wayss & Freytag — земляные работы, строительство гидротехнических сооружений и каналов;

Dyckerhoff & Widmann AG (Karlsruhe / Berlin), Beton & Monierbau AG и Julius Berger AG — строительство шлюзов и подпорных плотин.

Поставки специального оборудования и строительных материалов среди многих других обеспечивали:

Uniongießierei (Königsberg), Schichau G.m.b.H. (Elbing) — стальные конструкции и шлюзовые ворота;
Vereinigte Stahlwerke AG (Dortmund) — шпунтовые сваи Ларсена;
Cementvertriebsgesellschaft (Königsberg) — цемент;
Steinfurt AG (Königsberg) – спицы* для подпорных плотин [4; 5; 6; 7].

Летом 1936 г. пароходная компания из Инстербурга пригласила журналистов на борт своего теплохода «Инстербург» для экскурсии по Прегелю до Велау. Это была первая поездка с пассажирами. Перед шлюзом Норкиттен им встретился правительственный пароход «Твихауз», шедший из Тапиау. На буксире у него плыл экскаватор. «Куда?» — крикнули из «Инстербурга». «На земляные работы у Швегерау» — ответил капитан «Твихауза». Так описывал эту встречу один из журналистов, путешествующих в тот день на «Инстербурге» [4].

Об интенсивности судоходства и грузообороте в направлении Инстербурга и Фридланда известно, что самоходные баржи класса Finоwmaß доставляли в Инстербург стройматериалы, уголь, строительную технику и песок из карьеров Норкиттена. С 1933 по 1936 г. грузооборот по Алле между Велау до Фридландом вырос с 18,2 до 27,8 тыс. т. Два раза в неделю между Кёнигсбергом и  Фридландом курсировал грузопассажирский мотобот «Рут». Его также арендовали для перевозки небольших партий грузов и проведения речных экскурсий [8].

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
«Твихауз» на нижнем бьефе шлюза Пиннау. 1935-1939 гг.

 

Итак, была создана важная часть уникальной воднотранспортной системы Восточной Пруссии, к которой осталось подключить только одно недостающее звено – Мазурский канал. Его строительство планировали закончить в 1941 г. Судоходство до Инстербурга и Фридланда продолжалось, вероятно, до конца 1944 г. Пережив Вторую мировую войну, судоходная система на Прегеле исправно проработала ещё полстолетия и послужила другой стране – Советскому Союзу.

 

 

Послевоенная история

После окончания Второй мировой войны на территории бывшей Восточной Пруссии, отошедшей к СССР, 9 июля 1945 г. был образован Особый военный округ (ОсобВО). Только через год с образованием Кёнигсбергской/Калининградской области здесь начала создаваться гражданская администрация и стали прибывать первые советские переселенцы. В июле 1946 г. в г. Тапиау (с сентября 1946 г. – Гвардейск) был создан Калининградский технический участок пути Министерства речного флота СССР, и в его ведение передали реки Прегель, Алле и Мазурский канал со всей их инфраструктурой [8].

В первые послевоенные годы существовала острая потребность в стройматериалах для восстановления разрушенных городов бывшей Восточной Пруссии и Советского Союза. В условиях послевоенной разрухи и нарушенных транспортных связей наиболее эффективным средством доставки массовых грузов являлся речной транспорт, флот и инфраструктура которого пострадала в войне меньше, чем у автомобильного и железнодорожного транспорта. В связи с этим Калининградский технический участок безотлагательно приступил к восстановлению судоходства по Прегелю до Инстербурга, переименованных в 1947 г. в Преголю и Черняховск. Надо полагать, осуществлялось оно с помощью немецких специалистов, остававшихся до этого времени в области. Позже их заменил советский технический персонал, который осуществлял монтаж, настройку подпорных плотин и шлюзование на Преголе самостоятельно. Уже 1 мая 1948 г. был введён в строй Черняховский (бывший Инстербургский) речной порт, и открылась весенняя навигация по Черняховскому (бывш. Инстергбургский) каналу до Преголи и далее до Знаменска (бывш. Велау) и Калининграда. А 27 мая по «высокой воде» в Черняховский порт из Калининграда прибыл первый пароход – «Красная Звезда» [9]. Но полное восстановление работы шлюзов и подпорных плотин завершилось только в сентябре, поэтому регулярное судоходство в течение всего периода навигации с марта по ноябрь было открыто на следующий год. Здесь шлюзовались трофейные сухогрузные баржи водоизмещением до 170 т, перевозившие песок из карьеров Междуречья (бывш. Норкиттен) в Черняховск, ходили пассажирские и транспортные суда. Регулярно проводилось техническое обслуживание шлюзов, подпорных плотин и русла реки водолазами. С помощью драг фарватер очищался от наносов песка и углублялся. Во второй половине 1980-х гг. на шлюзах начали устанавливать силовое электрооборудование приводов шлюзовых ворот советского производства и электрические навигационные огни. Однако модернизацию шлюзов завершить не удалось из-за начавшегося в конце 1980-х гг. экономического кризиса и последовавшего за ним распада Советского Союза. Электрическое оборудование успели установить только на трёх шлюзах – в Новой Деревне (бывш. Гайтцунен), Заовражном (бывш. Швегерау) и Знаменске на Преголе.

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Самоходная речная баржа  «Оскол» в речном порту Черняховска. 1950-е гг. [9].

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Черняховский канал. Буксировка баржи. 1950-е гг. [9].

 

Иная ситуация с судоходством сложилась на Лаве (бывш. Алле). В 1920-х гг. гидроузел на Алле в Пиннау/Велау строился главным образом с целью обеспечить через него сообщение Мазурского канала с Прегелем.  Но поскольку до конца 1950-х гг. перспективы завершения строительства Мазурского канала были ещё не ясны, то восстановлению судоходства на Лаве, вероятно, не придавалось первостепенного значения. А после того, как в июле 1958 г. на варшавской конференции представителей Министерства водных путей и судоходства Польши и Министерства водных путей СССР восстановление Мазурского канала признали нецелесообразным [10], вопрос судоходства по Лаве был снят с повестки дня Калининградского технического участка пути (в январе 1959 г. переименован в Гвардейский район водных путей и судоходства  (ГРВПиС)). В итоге в середине 1970-х гг. Лава и Мазурский канал были исключены из Перечня внутренних водный путей СССР и остались без технического обслуживания и финансирования на своё содержание, хотя шлюз в Знаменске (бывш. Пиннау) остался на балансе ГРВПиС [8]. Не изменился их статус и до настоящего времени, они по-прежнему не являются водными путями Российской Федерации.

С распадом в 1991 г. Советского Союза и последовавшим за ним общим экономическим упадком в России интенсивность грузовых и пассажирских перевозок от Знаменска до Черняховска резко снизилась. Регламентные работы по содержанию водных путей в это время практически не проводились, вследствие чего судоходные условия на Преголе и Лаве значительно ухудшились, а безопасность судоходства резко снизилась. В результате это привело к полному прекращению судоходства и шлюзований в верховьях Преголи уже в 1995 г.

Во второй половине 1990-х годов из-за временного бездействия местных властей и охраны гидросооружений началось хищническое разграбление металлического оборудования шлюзов Мазурского канал. Снимали многотонные шлюзовые ворота, затворы и прочее оборудование, всё вплоть до ограждений. Этот разрушительный процесс затронул, хотя и в меньшей степени, также шлюзы на Преголе и Лаве. Здесь были частично демонтированы механическое и электрическое оборудование  приводов ворот некоторых шлюзов. В начале 2000-х гг. шлюзы всё же были взяты под охрану ГРВПиС и законсервированы. В этой ситуации возводить подпорные плотины не имело смысла, т.к. шлюзы не работали. Это привело к общему снижению уровня воды в верховьях Преголи и верхних бьефах обходных каналов всех шлюзов. Проход крупнотоннажных судов стал возможным только по реке в период «высокой воды». В результате обходные каналы (кроме Черняховского) обмелели и заросли тростником и кустарником, оборудование подпорных плотин утрачено, а инфраструктура гидроузлов фактически разрушена.

Таким образом, воднотранспортная система, которая была создана в верховьях Прегеля в 1921-1936 гг. и обеспечивала грузовые и пассажирские перевозки на судах водоизмещением до 170 т и осадкой 1,4 м, спустя 50 лет перестала существовать.

Возрождение же её в ближайшей перспективе представляется весьма сомнительным из-за практически полного отсутствия транспортного и пассажирского речного флота, а также необходимых финансовых и технических средств для поддержания в верховьях Преголи необходимых судоходных условий и воднотранспортной инфраструктуры. Кроме того, остаётся неопределённой востребованность и экономическая эффективность грузопассажирских перевозок в бассейне Преголи-Лавы. Так по данным на 2006 г. роль водного транспорта Калининградской области во внутренних региональных грузовых перевозках была незначительна, а грузопоток существенно сократился — с 1 млн. т в 1995 г. до 0,2  млн. т в 2006 г. При этом внутриобластные пассажирские водные перевозки вообще не осуществлялись [11]. Надо полагать, в связи с начавшимся в 2008 г. экономическим спадом в России и сокращением финансирования ситуация с внутренним водным транспортом в Калининградской области к настоящему времени только ухудшилась.

Вместе с тем ещё с конца  1990-х гг. на польской части Мазурского канала стал развиваться пеший, вело, авто и байдарочный туризм. На волне интереса к Мазурскому каналу, как уникальному техническому памятнику и туристическому объекту, возникли общественные объединения, которые активно пропагандировали идею трансграничного водного туризма по Мазурскому каналу и рекам Калининградской области. В 2003 — 2011 гг. по их инициативе был проведён ряд региональных конференций и симпозиумов с участием представителей администраций Варминьско-Мазурского воеводства Польши и Правдинского района Калининградской области. На них обнародовали совместную декларацию о намерениях, а также концептуальные документы по развитию водного туризма и его инфраструктуры на реках Калининградской области, включая Преголю, Лаву и Мазурский канал [8; 12]. Эти документы были внесены в повестку дня польско-российского Совета по сотрудничеству Калининградской области и северных регионов Польши, а затем направлены на рассмотрение экспертов двух стран. Однако в 2010 г. все проекты были приостановлены до решения российской стороной вопросов пересечения российской границы в акваториях и использования внутренних водных путей Российской федерации для судоходства под иностранным флагом.

Потребовались многолетние совместные усилия российских и польских властей всех уровней, чтобы ситуация изменилась. В мае 2012 г. внутренние водные пути РФ были открыты для иностранных парусных и прогулочных судов. России предложили подключиться к международному сотрудничеству в вопросе продолжения трансъевропейского водного пути Е70 через территорию Калининградской области по Мазурскому каналу, Лаве и Преголе. В связи с этим 31.08.2015 г. вышло Постановление № 517 Правительства Калининградской области, в котором на период 2020-2030 гг. намечено восстановление водного пути по Лаве и Мазурскому каналу до границы с республикой Польша, а также речного порта и канала в Черняховске [13].

Что касается реальных действий по восстановлению системы гидроузлов и судоходной инфраструктуры на Лаве и Преголе, а также Мазурского канала, как части  трансъевропейского водного пути Е70, то эти вопросы являются компетенцией Федерального агентства морского и речного транспорта Министерства транспорта Российской Федерации и Государственного управления по водным ресурсам «Воды Польские» Польши. Для их решения нужны, прежде всего, политическая воля правительств России и Польши, а также огромные инвестиции. Хочется верить, что в будущем такая воля будет проявлена…

 

Шлюз Велау в Знаменске. 2018 г. Фото автора.

 

Правый устой подпорной плотины гидроузла Велау в Знаменске. 2018 г. Фото автора.

 

Шлюз Таплакен в Талпаках. 2018 г. Фото автора.

 

Шлюз Войнотен в Шлюзовом. 2019 г. Фото Бернда Гёльца.

 

Шлюз Норкиттен в Междуречье. 2018 г. Фото автора.

 

Шлюз Швегерау в Заовражном. 2018 г. Фото автора.

 

Шлюз Гайтцунен в Новой Деревне (Черняховске). 2018 г. Фото автора.

 

Гавань речного порта в Черняховске. 2018 г. Фото автора.

 

Шлюз Пиннау в Знаменске. 2017 г. Фото автора.

 

Шлюз Гросс Вонсдорф в Курортном. 2016 г. Фото автора.

 

 

От автора

Выражаю сердечную благодарность за предоставленную информацию и техническое содействие Владимиру Гусеву, Галине Каштановой-Ерофеевой и Игорю Ерофееву, Людмиле Сафроновой, Елене Павловой, Бернду Гёльцу, Томасу Лоову, Константину Карчевскому и Николаю Трегубу.

Словарь специальных терминов

  1.  Бьефы верхний и нижний – участки судоходного канала/реки с разным уровнем воды, примыкающие к шлюзу/подпорной плотине.
  2. Finowmaß – тип судна по классификации внутренних водных путей Германии 1845 г. с характеристиками: длина – 40,2 м, ширина – 4,6 м, осадка – 1,4 м, водоизмещение – 170 т.
  3. Напор – величина перепада высот между нижним и верхним бьефами, примыкающими к шлюзу или подпорной плотине.
  4. Камера шлюза – герметичная камера шахтного типа для размещения судна при шлюзовании. Герметизируется от бьефов верхними и нижними воротами, а также затворами системы питания шлюза.
  5. Спицы — деревянные вертикальные  шандоры прямоугольного сечения, из которых набирается стенка подпорной плотины.

 

 

Список источников и литературы

  1. Гросс Бубайнен (Бережковское): большая история маленького посёлка // Берега Анграпы: худож.-публицист. альманах. Калининград, ИП Мишуткина И.В. 2006. Вып. 2: Дело Геннадия Разумного: спецвыпуск / Ред.-сост. И.В. Ерофеев, Г.В. Каштанова-Ерофеева; авт. вст. ст. А.О. Виноградов. С. 201-204.
  2. Breuer O. Die Kanalisierung des Oberpregels. Die Staustufe Taplacken // Die Bautechnik. Jahrgang. Berlin, 1935. 22. November. Heft 50. S. 663-666.
  3. Die Schiffbarmachung des Oberpregels zwischen Insterburg und Wehlau // Zentralblatt der Bauverwaltung. 47. Jahrgang. Berlin, 1927. 26. Oktober. № 43. 550-555.
  4. Как Инстербург стал портовым городом // Берега Анграпы: худож.-публицист. альманах Калининград, И.П. Мишуткина И.В. 2006. Вып.2: Дело Геннадия Разумного: спецвыпуск / Ред.-сост. И.В. Ерофеев, Г.В. Каштанова-Ерофеева; авт. вст. ст. А.О. Виноградов. С. 135-136
  5. Schmidt K. Der Ausbau des Oberpregels zwischen Insterburg und Wehlau // Die Bautechnik. 6. Jahrgang. Berlin, 1928. 6. Januar. Heft 1. S. 14-18.
  6. Schmidt K. Ausbau des Oberpregels // Die Bautechnlk. 8. Jahrgang. Berlin, 1930. 29. August. Heft 37. S. 551-556.
  7. Breuer O. Die Kanalisierung des Oberpregels. Die Staustufe Taplacken // Die Bautechnik. Jahrgang Berlin, 1935. 13. Dezember. Heft 54. S. 746 — 749.
  8. Gusiev W. Rzeki Łyna, Pregoła i Dajma — część szlaku wodnego od Wielkich Jezior Mazurskich do morza Bałtyckiego // Kanał Mazurski. Stan obecny i perspektywy w 100 rocznicę rozpoczęcia budowy. Materiały sympozjum. Srokowo, 2011. S. 27-38.
  9. Ерофеев И.В. Хроника первых послевоенных лет. Инстербург-Черняховск: 1945 – 1950 // Берега Анграпы: худож.-публицист. альманах / Ред.-сост. И.В. Ерофеев, Г.В. Каштанова-Ерофеева; авт. вст. ст. В.П. Хлиманков. Калининград: ИП Мишуткина И.В. 2009. Вып. 3. C. 6-38.
  10. Бардун Ю.Д. Мазурский канал. Техническое устройство: ворота безопасности, порты и зимние гавани, мосты и другие сооружения. Послевоенная история Мазурского канала // Калининградские архивы. 2018. Вып. 15. С. 52-69.
  11. Гуменюк И.С., Зверев Ю.М. Транспортный комплекс Калининградской области / Под ред. Г.М. Фёдорова. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта. 2008. С.45.
  12. „Kanał Mazurski – wczoraj, dziś i jutro”. Konferencja międzynarodowa. Węgorzewo, 03 czerwca 2005 r. URL:  https://yadi.sk/i/Q79IVLyTQPZg0g (дата обращения 09.04.2020).
  13. Постановление Правительства Калининградской области № 517 от 31.08.2015 г. О внесении изменений в схему территориального планирования Калининградской области. (Основные мероприятия по развитию транспортного комплекса. Водный транспорт. Таблица 5, п. 6. С. 35, 36). URL: http://govru/vlast/agency/aggradostroenie/zip/schema/000_post_pko_31_08_15_n517.pdf  (дата обращения: 09.04.2020).

 

 

 

 

Башни Бисмарка в Восточной Пруссии. Часть I.

Башни Бисмарка в Восточной Пруссии. Часть I.

Не обошло стороной возведение башен Бисмарка и Восточную Пруссию. Всего в этой  германской провинции было построено восемь башен, которые после раздела Восточной Пруссии по итогам Второй мировой войны, оказались по разные стороны границы: четыре башни на территории Польши и четыре на территории Калининградской области. Вот о них и пойдёт рассказ.

Все восточнопрусские башни были сооружены примерно в одно и тоже время, в начале ХХ века, и находились на возвышенностях, расположенных, в основном, в окрестностях крупных городов. Из восьми построенных башен на территории Калининградской области лишь две сохранились до наших дней. На польской территории бывшей Восточной Пруссии сохранились все четыре башни. Находятся они в пределах Варминьско-Мазурского воеводства (помимо этих башен, на территории Польши были построены ещё несколько башен, некоторые из которых сохранились до наших дней).

 

башни бисмарка в восточной пруссии
Башни Бисмарка, построенные на нынешней территории Калининградской области.

 

 

 

Башня Бисмарка под Гумбинненом

 

Bismarckturm Kallner Hohen Gumbinnen
Башня Бисмарка под Гумбинненом . 1930-е гг.

 

Первоначальные планы по возведению башни  были озвучены в Гумбиннене (сейчас Гусев) в 1899 году, тогда же был сформирован комитет по её строительству под председательством администратора района. Местом для строительства была выбрана высота Калльнера (Kallner Höhen) – 115 метров над уровнем моря. Проект башни был разработан архитектором Гумбинненского округа Менцелем. Стоимость работ по строительству башни составила 15 тысяч марок, собранных за счёт добровольных пожертвований.

 

Kallnen map башня бисмарка
Высота 115,5 м возле селения Калльнен. Фрагмент карты масштаба 1:25000. 1930-е гг.

 

Основание башни было заложено 1 апреля 1902 года. Надзором за строительством занимался районный строительный инспектор Гисслинг. В качестве строительного материала использовались гранитные блоки, которые доставляли с Мазур. Высота башни составляла 12 метров. В её верхней части была установлена табличка с фамильным гербом и надписью BISMARCK, а на открытой верхней площадке – чаша для разведения огня.

 

Gumbinnen Bismarckturm postcard
Башня Бисмарка на высоте Калльнер возле Гумбиннена. Почтовая открытка. 1900-е гг.

 

Торжественное открытие башни при большом стечении зрителей состоялось 14 июня 1903 года.
Башня стала одной из значимых достопримечательностей округа и излюбленным местом отдыха местных жителей и приезжих. Добираться до неё удобней всего было на автомобиле по дороге, которая подходила практически к самой башне. Любителям пеших прогулок приходилось часть пути преодолевать по железной дороге (в сторону Даркемена, ныне Озёрска) до платформы Balbern, а уже оттуда пешком по холмистой гряде идти к башне.

 

Bismarck Turm Kallner Hohen
Башня Бисмарка на горе Калльнер была популярным местом отдыха жителей Гумбиннена. Почтовая открытка. 1910-е гг

 

Простояла башня до 20 января 1945 года, когда при наступлении советских войск была взорвана немецкими сапёрами, дабы лишить ориентира артиллеристов противника.

В настоящее время на месте башни остались гранитные блоки основания, а вплотную к месту, где она стояла, подступает песчаный карьер.

 

Башня Бисмарка под Кёнигсбергом

 

Башня Бисмарка под Кёнигсбергом
Башня Бисмарка возле Гальтгарбена под Кёнигсбергом. Почтовая открытка. 1920-е гг.

 

Идея воздвигнуть башню Бисмарка под Кёнигсбергом появилась ещё в 1898 году. Был сформирован комитет по строительству башни под председательством государственного советника Карла Увре (Karl Ouvrier), который был одновременно председателем местного отделения Пангерманского союза (Alldeutscher Verband) Кёнигсберга.

Но лишь 1 мая 1902 года был инициирован конкурс среди архитекторов на проектирование. Победителем  стал проект  кёнигсбергского архитектора Рихарда  Детлефсена [1] из Кёнигсберга.

Общая стоимость затрат на строительство башни составляла 28 тысяч марок, но к началу работ было собрано лишь 11 тысяч. Отсутствие средств в дальнейшем неоднократно задерживало строительство и чуть было не привело к закрытию проекта.

Местом для будущей башни была выбрана самая высокая точка Замланда – гора Гальтгарбен, 111,4 метров над уровнем моря, расположенная примерно в 20 км на северо-запад о Кёнигсберга. Здесь уже имелась деревянная смотровая башня, которую любили посещать отдыхающие изстолицы Восточной Пруссии. Торжественная церемония закладки фундамента башни Бисмарка состоялась 20 августа 1902 года. В качестве строительного материала использовались гранитные блоки, добытые на Замланде, недалеко от места строительства, а также привозные камни, пожертвованные меценатами. Но уже к концу 1902 года из-за сокращающегося финансирования строительство остановилось.

 

Galtgarben map башни бисмарка
Высота Гальтгарбен. Фрагмент карты масштаба 1:25000. 1930-е гг.

 

В начале 1903 года был создан Комитет по обеспечению финансирования строительства башни. 20 февраля 1903 года организован благотворительный вечер, а 26 и 27 февраля показан балет «Золушка» в театре «Louisenhöhe», сборы от которого пошли в фонд строительства. Благотворительные вечера были проведены и в 1904 году, организовано музыкальное выступление в гостевом доме Drugehnen, неподалёку от места строительства, на котором удалось собрать 760 марок. Округа Кёнигсберг и Фишхаузен (Приморск) неоднократно оказывали помощь в сборе средств для возобновления строительства башни. В конечном итоге строительные работы были возобновлены лишь весной 1905 года, а закончено строительство было в середине 1906 года.

Высота квадратной в сечении башни составляла 22,58 метра. Наверху по традиции была установлена чаша для огня. Над входом располагался герб фон Бисмарка.

 

Galtgarben Bismarck Turm 1912
Над входом в башню было выполнено изображение герба Бисмарка. Почтовая открытка. 1912 год (по почтовому штемпелю).

 

Торжественное открытие башни состоялось 23 сентября 1906 года. Все последующие годы это было популярное место отдыха и проведения различных мероприятий и митингов. С этой целью в начале 1914 года перед входом в башню с южной стороны была создана открытая площадка (Festhalle). Зимой башня и гора были популярны у любителей активного отдыха — здесь был построен трамплин для прыжков и проложено несколько лыжных трасс.

 

башня Бисмарка в Гальтгарбене
Гора Гальтгарбен с башней Бисмарка и лыжным трамплином. Почтовая открытка. 1930-е гг.

 

Galtgarben Bismarcktuerm
Гора Гальтгарбен. Почтовая открытка. 1930-е гг.

 

Кроме того, на самой горе у башни и на южном склоне находились монументы в память участников наполеоновских войн. Ещё в 1818 году по инициативе военного советника Иоганна Георга Шеффнера[2] на горе был установлен крест на гранитных блоках в честь павших в освободительной войне против Наполеона. На литых чугунных плитах перечислялись сражения той войны, а на гранитном блоке была высечена надпись «27 сентября 1818 года». В 1888 году памятник был отреставрирован. На южном склоне горы стоял ещё один памятник с изображением меча и факела, надпись на нём гласила: «Тысячам, погибшим за Отечество, заслужившим хвалу и благодарность. 1818». Там же на вершине горы в 1820 году был похоронен и сам Шеффнер, «двигатель духовных сил», как прозвали его кёнигсбержцы.

 

Galtgarben Bismarckturm mit Denkmal
Гора Гальтгарбен. Башня Бисмарка и памятник павшим в войне с Наполеоном. 1930-е гг.

 

Гальтгарбен
Смотровая вышка и памятник погибшим в войне с Наполеоном на горе Гальтгарбен. Почтовая открытка. До 1902 г.

 

Galtgarben Bismarck Turm Stolle Collection
Башня Бисмарка на горе Гальтгарбен (в стадии строительства). Почтовая открытка. Серия «Замланд» из коллекции Рудольфа Штолле. До 1905 г.

 

Простояла башня до 1945 года. В ночь на 1 марта она была подорвана советскими войсками во время ожесточённых боёв на Замланде:

 

«К исходу февраля наш полк, в стрелковых ротах которого осталось менее четверти состава, занял оборону у подножия высоты 111,4, мимо которой мы прошли тремя неделями раньше. Потеря этой исключительно важной высоты вынудила бы наши войска отойти на восток еще на 20–30 километров, ослабив угрозу Кенигсбергу, над которым войска фронта нависли с трех направлений. Нам было строго наказано дальше не отступать, да и самим очень уж не хотелось, а немцев, конечно, манила близость господствующей высоты.

До войны здесь была прекрасная лыжная трасса с трамплином, а плоскую вершину высоты венчало сооружение, напоминавшее средневековую крепостную башню (позже узнали, что башня была названа в честь Бисмарка — Bismarckturm). На случай отступления наши саперы башню заминировали, основательно начинив ее взрывчаткой, и рядом установили дежурство. Метров на тридцать ниже вершины, во рву разместился КП полка с автоматчиками и два командира полковых батарей со связными, всего человек тридцать. В течение дня немецкая пехота дважды пыталась атаковать подступы к высоте, но была отбита. К ночи стрельба совсем утихла, и после ужина со «ста граммами» нас одолел сон.

Среди ночи все проснулись от негромкого хлопка сигнальной ракеты, выпущенной с вершины высоты. Отчетливо слышались голоса каким-то образом забравшихся туда немцев. Взлетела еще одна ракета. Наши телефоны безмолвствовали, видно, «ночные гости» по пути перерезали линии связи. <…>

В это время на вершине раздался огромной силы взрыв, высоту встряхнуло, послышался грохот падающих обломков, застонали раненые. Уверенные в том, что после взрыва башни запросто разделаемся с остатками этой группы, мы, крича «ура!», попытались взобраться на вершину, но, встреченные разрывами ручных гранат и плотным огнем автоматов, залегли, а затем сползли в свой ров. Послали за подкреплением, и через полчаса вместе с прибывшими остатками роты (их было человек пятнадцать) мы с двух направлений атаковали вершину. И на этот раз безуспешно.

В поисках выхода из очень опасного положения я вспомнил о своей переносной УКВ-рации и доложил Рубцову: могу связаться с тылом батареи, расположенным недалеко от штаба дивизии. Передал по радио его просьбу нанести артиллерийский удар по вершине высоты. Минут через двадцать мы услыхали знакомый скрежет двух «катюш», а затем, грозно прошуршав над нашими головами, на вершине стали рваться десятки реактивных снарядов. Как только стих оглушающий грохот, мы поднялись в третью атаку. Теперь немцы не устояли перед нашим «ура!» и побежали вниз. Почти всех беглецов удалось поймать. <…>

Так мы в ночь на первое марта отстояли эту на всю жизнь запомнившуюся высоту.»

(Кобылянский И. Г. Прямой наводкой по врагу. — М.: Яуза, Эксмо, 2005.)

 

В настоящее время на горе расположена воинская часть, а на месте памятника стоит обелиск в память павших воинов с текстом: «Воин! Будь достоин памяти павших в боях за освобождение высоты».

 

Башня Бисмарка под Рагнитом

 

Башня Бисмарка под Рагнитом. 1930-е гг.
Башня Бисмарка в Обер-Эйссельне под Рагнитом . Почтовая открытка. 1930е гг.

Идея строительства башни на берегу Мемеля (Неман) принадлежала главе крайса Рагнит графу Георгу фон Ламбсдорфу[3]. Он планировал начать строительство ещё в середине 1899 года. Но всё вновь упёрлось в финансирование. В начале 1910 года в фонде строительства башни имелось лишь 8 тысяч марок, в то время как общая стоимость работ составляла 17 тысяч.

Местом для строительства выбрали Сигнальную гору (Signalberg) в местечке Обер-Эйссельн (Ober-Eißeln, сейчас посёлок Гарино или Горино) – 67,8 метров над уровнем моря. Эта холмистая местность на левом берегу Мемеля называлась Литовской Швейцарией и было популярным местом отдыха у жителей не только Рагнита, но и Тильзита.  Первый камень в фундамент башни был заложен в 1911 году. Осуществляла работы строительная фирма Эвермана из Рагнита. Саму башню выложили из кирпича, а затем облицевали гранитными плитами.

 

Ober-Eisseln map
Сигнальная гора. Фрагмент карты масштаба 1:25000. 1930-е гг.

 

Квадратная в сечении башня имела ширину 6 м, высоту 19,7 м. Наверх, где была установлена чаша для огня,  вела четырёхпролётная лестница. Над входом в башню была укреплена табличка из грубоотёсанного камня с надписью BISMARCK.

 

Bismarckturm in Ober-Eisseln
Обер-Эйссельн. башня Бисмарка. Почтовая открытка. 1910-1920-е гг.

 

Торжественное открытие сооружения состоялось 17 августа 1912 года. С речью и поздравлениями от инициатора проекта графа фон Ламсбдорфа выступил глава крайса Ганс фон Требра.

Расположенная в лесопарковом массиве башня была популярна у жителей и гостей округа. Рядом с башней было расположено придорожное кафе, а к водам Немана от него шла прогулочная лестница.

 

Ober-Eisseln 1906
От подножия башни к берегу Мемеля вела каменная лестница, осаженная по сторонам туями. Почтовая открытка. 1906 г. (по почтовому штемпелю).

 

Ober-Eisseln Kurhaus 1904
Курхаус в Обер-Эйссельн (Литовская Швейцария). Почтовая открытка. 1901 г.

 

В Первую мировую войну башня была повреждена во время обстрела русской артиллерией, а 12 июля 1914 года от осколочного ранения погиб немецкий наблюдатель Карл Вендт, впоследствии с воинскими почестями погребённый у башни. В 1933 году у северной стороны башни был похоронен по его же просьбе глава округа доктор Бенхард Пеннер, погибший из-за несчастного случая на охоте.

 

Bismarckturm Ober Eisseln 1927
Башня Бисмарка в Обер-Эйссельн. Почтовая открытка. 1927 г. (по почтовому штемпелю).

 

В настоящее время башня находится в весьма удручающем состоянии. Гранитная облицовка осыпалась. Верхняя часть башни разрушена, лестница частично тоже и подъём наверх опасен для жизни. Захоронения у башни разграблены и утрачены.

 

Bismarckturm Gorino 2011
Башня Бисмарка в Горино. 2011 г.

 

Bismarckturm Gorino - 2011
Башня Бисмарка в Горино. 2011.

 

Bismarckturm Garino 2011
Горино. 2011 г.

 

 

 

Башня Бисмарка под Инстербургом

 

Башня Бисмарка под Инстербургом. 1930е гг.
Башня Бисмарка под Инстербургом . Почтовая открытка. 1930-е гг.

 

Инициатором строительства башни под Инстербургом (Черняховск) выступил помещик Вагнер в 1908 году.  Как обычно, был основан комитет, который занялся сбором средств. Общая сумма, необходимая для осуществления работ, в размере 15 тысяч марок была собрана за счёт добровольных взносов и пожертвований.
Местом под строительство был выбран холм с отметкой 33 м возле селения Георгенбургкелен недалеко от места слияния рек Инстер (Инструч) и Ангерапп (Анграпа), где берет свое начало Прегель (ныне Преголя).

 

Georgenbugkehlen map
Георгенбургкелен. Фрагмент карты. 1930-е гг.

 

Проект башни был разработан местным архитектором Шлихтингом. В июне 1913 года на заседании комитета он объявил, что все необходимые строительные материалы уже находятся на площадке и можно приступать непосредственно к строительству. Работы были поручены подрядчику Эмилю Кадерайту. Надзор за ходом работ осуществлял правительственный архитектор Боде цу Кройцнах.
Инстербургская башня, как и предыдущая, была сложена из кирпича и облицована диким камнем. При ширине в 6 м высота её достигала 15 м.

На открытии, состоявшемся 7 сентября 1903 года,  с торжественной речью выступил президент Правительства Гумбинненского округа доктор Грамш. Графине фон Бисмарк была отправлена телеграмма с сообщением, что башня в честь её мужа открыта и освящена при большом стечении народа. В ответ получена телеграмма со словами благодарности.

Популярная среди местных жителей и гостей округа башня простояла до конца Второй мировой войны. В настоящее время она находится в аварийном состоянии. Частично разрушены лестница и верхняя площадка, частично утрачена облицовка из полевых камней. Башня стоит прямо над автомобильной дорогой Маёвка — Глушково, её видно издалека, а вид на Черняховск, открывающийся от её подножия, мало кого оставит равнодушным.

 

Bismarckturm Insterburg 2010
Башня Бисмарка возле пос. Маёвка. 2010 г.

 

В 2011 году в рамках проекта «ИнстерГОД» были проведены обмеры башни, фотофиксация и разработан эскизный проект реставрации башни.

Такова краткая история башен Бисмарка, располагавшихся на территории современной Калининградской области. Сохранившиеся руины (а иначе и не назовёшь) пользуются популярностью у местных и приезжих туристов, однако аварийное состояние объектов вызывает опасение, что в скором будущем мы можем лишиться и этих достопримечательностей.

 

 

 

 

Примечания:

1. Рихард  Детлефсен (Richard Jepsen Dethlefsen, 1864 — 1944) — немецкий архитектор и консерватор памятников. С 1902 по 1936 годы занимал пост главного консерватора памятников провинции Восточная Пруссия. Основал в 1912 году в Кёнигсбергском зоопарке музей малых сельских архитектурных форм, который в 1938 году переместился в Хоэнштайн (сейчас Ольштынек), где существует и по сей день. Скончался в Хайнрихсвальде.

2. Иоганн Георг Шеффнер (Johann Georg Scheffner, 1736-1820) — прусский писатель, мыслитель, переводчик, уроженец Кёнигсберга, приятель Иммануила Канта.

3. Георг фон Ламбсдорф (Georg Franz Wilhelm Freiherr von der Wenge Graf von Lambsdorff, 1863-1935) — прусский юрист, с 1895 по 1905 год был главой района Тильзит — Рагнит,  в 1915 — 1919 годы занимал должность Президента округа Гумбиннен.

 

 

 

Источники:

Бильдархив

www.bismarcktuerme.de

Википедия

 

 

Башни Бисмарка — прошлое и настоящее

Башни Бисмарка в Восточной Пруссии. Часть II.

 

Инстербургское пивоварение в воспоминаниях

Инстербургское пивоварение в воспоминаниях

По воспоминаниям госпожи Маргариты Фенварт, урожденной Бернеккер, дочери одного из основателей «Богемской пивоварни» Бернеккера, ее отец, Эдуард Бернеккер, вместе со своим братом Генрихом, в 1875 году основали пивоваренное предприятие. Оно было самым большим в Инстербурге. Его обширный и ухоженный сад занимал площадь в шесть моргенов (morgen — прусская мера площади, примерно 0,6 га. — admin). К радости прохожих по нему гордо расхаживал великолепный павлин. Незадолго до постройки на его месте жилого массива «Königsecke» (Королевский угол, сейчас дом в виде буквы П на ул. Спортивной. — admin) в нем был проведен провинциальный певческий фестиваль. Пивоварня процветала, но когда скончался Генрих Бернеккер, его брат создал из пивоварни акционерное общество и переехал со всей семьей в Берлин.

Малые пивоварни до Первой мировой войны располагались на Цигельштрассе (ул. Победы), на углу Кёнигсбергерштрассе (ул. Калининградская), напротив районного суда на Герихтшрассе (ул. Дачная) и на Прегельштрассе (ул. Прегольская).

После Первой мировой войны пивоваренные заводы Инстербурга были выкуплены пивоваренным концерном «Рюкфорт» (Rückforth). В ходе рационализации — как сказали бы сегодня — этот концерн остановил в 1923 году производство на предприятиях, находившихся на Шлоссштрассе и Цигельштрассе.

Выведенный было из эксплуатации «Богемский пивоваренный завод», однако, был значительно расширен и остался единственным пивоваренным предприятием в Инстербурге, сменив свою торговую марку на «АО Городская пивоварня» (Bürgerliches Brauhaus AG). Директор Вернер Бонов.

Отдельно стоит остановиться на таком необходимом и обязательном для пивоварни моменте, как ледник и охлаждение.

Каждая из трех инстербургских пивоварен располагалась поблизости от водоема, из которого могла пополнять свои запасы льда. Так возле пивоваренного завода на Цигельштрассе находился Гафенский пруд, пивоварня на Шлоссштрассе находилась рядом с Замковым прудом, а «Богемская пивоварня» возле реки Ангерапп. Хотя вышеупомянутые предприятия имели собственные устройства по производству искусственного льда, все же натуральная добыча в тогдашних условиях была экономически более выгодна.

Когда заготовщики со своими пилами и длинными баграми выходили на лед, это становилось настоящим событием для инстербургской детворы. Огромными пилами они слаженно прокладывали каналы во льду, зачастую толщиной в один метр. Их коллеги, длинными баграми подтаскивали льдины к ледовому подъемнику или тащили их по Замковому пруду к месту погрузки около кафе «Зеленая Кошка». Дальше лед доставлялся на санях в производственные подвалы. Особенно интересными были ледовые подъемники, по которым с пруда или реки Ангерапп в подвалы пивоварни поднимали ледовые глыбы. За этим процессом, закоченев до самых ног, наблюдали не только мы, дети, но и множество взрослых. Так позади основного здания «Городской пивоварни» к реке был проложен желоб, по которому цепями с крюками на конце затаскивался нарубленный лёд в помещения пивоварни.

 

инстербургское пиво
Заготовка льда для «Богемской пивоварни».

 

Директор Бонов пишет, что полученный таким образом натуральный лед использовался исключительно для охлаждения производственных помещений. Искусственный же лед поставлялся клиентам в брусках. В те времена пивоварня сдавала в аренду свои холодильники. Это были настоящие монстры, охлаждавшиеся за счет ледяных блоков. По этой причине бутылочное пиво всегда оставалось прохладным. Солидные рестораны имели собственные подвалы, снабжавшиеся искусственным или природным льдом. В теплое время года по городу курсировали специальные автомобили-рефрижераторы, призванные утолить жажду любителей прохладного пива.

А вот что пишет о производстве пива и его сортах последний директор «Городской пивоварни» Вернер Бонов:

Основным сырьем для пива был и остается ячмень. Он измельчался, замачивался от 2 до 3 дней, и отправлялся в варочный цех. Там стояли большие сусловарочные котлы, в которых производилось добавление хмеля и дрожжей. В хмелеотделителе горячее сусло отделялось от лишнего хмеля (так, чтобы пиво не получилось слишком горьким). Из варочного цеха сусло перекачивалось в бродильный резервуар. Во время хранения в этом резервуаре происходило брожение и превращение в спирт. На своем пути через различные чаны, котлы и другие сосуды сусло постоянно контролировалось лабораторией. Успех готового продукта конечно же зависел в значительной степени от квалификации и опыта самих пивоваров. Как только достигалась правильная степень брожения сусло перекачивалось в танки лагерного отделения для хранения и там за ним тщательно наблюдали — пока оно дозревало.

 

bier tonne инстербургское пиво
Тарный цех «Городской пивоварни»

 

Заполнение бочек и бутылок производилось машинным способом. Предварительно бутылки и бочки промывались в специальном месте, высушивались и — если это касалось бочек — ремонтировались, подновлялись, окрашивались и т.д. Пиво потребителю с завода поставлялось только в чистой посуде.

Касаемо объема производившегося пива — «выпуска» — Вернер Бонов приводит следующую информацию: В 1925 году производилось 28000 гектолитров пива и около 4000 гектолитров минеральной воды. В последний год выпуска (1944) было — несмотря на военные ограничения — уже 62000 гектолитров пива и приблизительно 13000 гектолитров минеральной воды.

Собственные транспортные средства, гужевые и моторизированные, загружались ящиками и бочками с ленточного конвейера, после чего продукция отправлялась заказчикам.

 

Brauerei_Lieferwagen инстербург городская пивоварня
Доставка продукции до потребителя осуществлялась автотранспортом

 

Наряду с известным «Инстербургским двойным пивом» «Городская пивоварня» производила экспортное пиво и бокбир (Bockbier — разновидность немецкого крепкого пива. Прим. Переводчика), коричневое пиво (Braunbier — сорт пива верхового брожения. Прим. Переводчика), а также пастеризованное солодовое пиво (Malzbier — слабоалкогольное или безалкогольное пиво. Прим. Переводчика), так называемое «Санитарное», с добавлением железа. Последнее поставлялось в больших количествах в районную Женскую клинику на Аугусташтрассе. Производство вкусной минеральной воды было другой процветающей отраслью пивоварни.

Как подчеркивает директор Бонов — и посетители пивоварни могли в этом убедиться лично — инстербургская «Городская пивоварня» была снабжена по тем временам самыми передовыми устройствами и оборудованием, создававшими, наряду с профессиональным персоналом, наилучшие условия для выпуска высококачественной продукции.

Хмель поставлялся из Нюрнберга и Тетнанга.

Bürgerliches Brauhaus AG инстербург городская пивоварняМонтаж системы охлаждения «Рюкфорт» позволил заводу стать независимым от климатических изменений, что положительно сказалось на продажах пива. В 1911/12 гг. было продано уже 32600 гл, в 1912/13 гг. – 34600 гл., а в 1913/14 около 35000 гл. В течение этого периода «Городская пивоварня» стала крупнейшим производителем пива в городе. Кризис Первой мировой войны компании удалось преодолеть за счет присоединения в 1917 году завода Bruhn & Fröse в Инстербурге (производившего баварское пиво с 1890 г.) и пивоваренного завода Böhmisches Brauhaus (который находился на ул. Заводской) в 1918 году. Благодаря использованию квот «Городская пивоварня» получила право выпускать ежегодно 62000 гектолитров пива. В 1921 году большинство акций приобрел концерн «Рюкфорт» из Штеттина (сейчас Щецин), ставший владельцем компании. В период с 1917 по 1923 год уставной капитал предприятия увеличился до 357000 марок, а с 1924 года он составлял уже 880000 марок, в 11000 акциях по 80 марок каждая. Основными пивными брендами в межвоенный период были Insterburger Doppelpils, Insterburger Pilsener и Insterburger Münchener. В тридцатых годах ассортимент был увеличен за счет Insterburger Schloßbräu. Кроме того, завод выпускал минеральную воду и лимонад. Расположенная на территории солодовня ежегодно производила 25000 центнеров солода.

Директор Бонов постоянно заботился о том, чтобы использовать любую возможность улучшить условия жизни своих работников. С его подачи была официально зарегистрирована организация по выдаче пособий нуждающимся. В случае потери работоспособности или при достижении пенсионного возраста работникам выплачивалась сумма в 100 рейхсмарок в месяц. Главным требованием был стаж работы не менее 10 лет. Всем сотрудникам выплачивались отпускные. Рабочие и служащие получали рождественскую премию уже 10 декабря. Ради проведения праздника освобождалась солодовня. Там сотрудники вместе с членами своих семей рассаживались за празднично накрытыми столами. «Старик» (как называли тогда еще совсем не старого директора Бонова) обращался к ним с краткой речью. Дети зачитывали наизусть свои маленькие рождественские стишки и получали подарки, тогда как жены тянули жребий, разыгрывая между собой продукты и кухонные принадлежности (разумеется бесплатно). На рождественских вечеринках, устраивавшихся на пивоварне всегда было очень по-домашнему и все это чувствовали, потому что это была одна большая семья.

И посему не могло быть иначе, что когда партийная организация потребовала заменить «масона» Бонова, все сотрудники компании, включая производственный совет, заступились за своего «Старика». И «Старик» остался…

Он оставался с ними до 15 часов 20 января 1945 года, когда его оставшиеся работники, 33 мужчины и 8 женщин — собрали вещи и ушли еще до того, как пришли русские войска. Вопреки всему он не растерял своего чувства юмора, снова и снова воодушевляя павших духом. Его спутники тоже иногда горько шутили. Отважные странники после первых десяти километров пути назвали его «дорожным референтом», через 14 дней он стал «уличным экспертом», и, наконец, был назначен «километровым Германном». Он охотно рассказывает об этом и сегодня. Лишь о своих глубоких переживаниях он ничего не говорит.

Когда по улицам разносится сладковатый аромат солода с мюнхенских пивоварен, я вижу призрак крестьянской телеги, громыхающей по улицам Инстербурга и везущей «пивную дробину» — питательные остатки пивоваренного ячменя. Так пахло когда-то вдоль всей Гинденбургштрассе…

 

Burgerliches Brauhaus AG FA Frisch
Черняховск. Здание бывшей «Городской пивоварни». 2015 год.

 

 

 

(источник: Insterburger Brief №№ 01-02, 1964)

Перевод — Евгений Стюарт

 

 

 

Frisch Insterburg
Пивной бочонок пивоварни Ф.А. Фриша

 

bottles of Burgerliches-Brauhaus Insterburg
Пивные бутылки и ящик «Городской пивоварни». Из коллекции Н. Троневского.

 

черняховск инстербургское пиво
Желоб для льда у здания бывшей «Городской пивоварни». 2015.

 

Aktie Burgerlisches Brauhaus Insterburg
Акция номиналом 100 рейхсмарок Акционерного общества «Городская пивоварня» Инстербург. Выпуск март 1929 года.

 

 

 

Пивоварение в Восточной Пруссии. Часть I.

Пивоварение в Восточной Пруссии. Часть II.

Пивоварение в Восточной Пруссии. Часть III.

Инстербургское пиво

 

 

 

Инстербургское пиво

Инстербургское пиво

Как уже говорилось ранее, первое пиво на землях, захваченных Немецким орденом в Пруссии, варилось в замковых пивоварнях для братии и челяди. Вот и пиво, сваренное в пивоварне замка Инстербург, положило начало истории хмельного напитка, вкус которого позже по достоинству оценили не только инстербуржцы, но и жители других городов и стран.

Право на пивоварение Инстербургу было пожаловано курфюрстом Георгом Вильгельмом вместе с городскими правами. До этого местные жители получали пиво из замковой пивоварни, а также из Кёнигсберга, Велау и Фридланда. На основании городского права каждый горожанин при определённых условиях (подробнее о праве варить пиво в городе смотри здесь) за небольшой налог мог самостоятельно ежегодно сварить 16 тонн пива  (от нем. Tonne – бочка; прусская пивная тонна составляла 110 литров; несложно подсчитать, что в год можно было сварить чуть менее 1800 литров пива. — admin).

В середине XVIII века право варить пиво имели около ста инстербургских бюргеров.

инстербургское пиво
Инстербургское двойное пиво

Среди многих сортов пива, которые варились в городе, самым популярным было “Инстербургское двойное пиво” (Insterburger Doppel Pils), оно же было самое крепкое. Стоимость пива определялась ценой ячменя и менялась каждые полгода. Если обычное пиво стоило 7-9 пфеннигов за штоф (Stof — чаша, мера объёма жидкостей, примерно 1,15 л; 96 штофов составляли пивную тонну. — admin) , то “Инстербургское двойное” стоило в два раза дороже.

Хронист Луканус дает следующую характеристику «Инстербургскому двойному пиву»: «По вкусу это самый лучший напиток, который где-либо можно найти. Двойное пиво «Циннобер» (нем. киноварь) обладает такой силой и крепостью, что если его подогреть в чашке и поджечь бумагой, то оно будет гореть, как водка. Некоторые употребляют его маленькими порциями, как лекарство. Оно отправляется тоннами в Польшу и другие страны».

Помимо «Инстербургского двойного пива», варили и другие сорта. Так, например, был сорт «Санитетсброй» (Sanitätsbräu) — лечебное пиво с содержанием железа, подслащенное рафинадом, с малым содержанием алкоголя для больных, малокровных и выздоравливающих. И, конечно же, «Замковое пиво» (Schloßbräu).

Высокое качество инстербургского пива определялось прекрасной водой. В отчёте, составленном после исследования воды во всех немецких округах, вода в Инстербурге оказалась в верхних строках списка. По воспоминаниям последнего директора инстербургской «Городской пивоварни», Вернера Бонова, вода бралась прямо из реки Ангерапп (сейчас Анграпа). Естественно, вода сначала фильтровалась. Вернер Бонов вспоминает, что высокое качество производившегося на его предприятии пива, помимо воды, основывалось и на особом способе обработки солода на собственной солодовне. Все фазы соложения и пивоварения постоянно и тщательно контролировались современной лабораторией.

 

пиво инстербурга
Пивные этикетки самых популярных сортов инстербургского пива: «Двойное», «Бокбир», «Санитарное» и «Замковое».

 

На рубеже XIX-XX веков в Инстербурге существовали три крупных пивоваренных предприятия:

 

Deutsches Brauhaus Bruhn & Fröse («Немецкая пивоварня Брун и Фрёзе» на Цигельштрассе (сейчас ул. Победы), позднее получившая название «Немецкая пивоварня» (Deutsches Braühaus, директор Вундерлих, главный пивовар Тройтлер). В разные годы предприятие существовало под следующими названиями (по дате окончания производства/существования):Deutsches Brauhaus Bruhn & Froese Insterburg пиво инстербурга

Braunbierbrauerei R. Fröse — 1865

Deutsches Braühaus Bruhn & Fröse — 1890

Braunbierbrauerei Heinrich Fröse — 1894

Braunbierbrauerei R. Fröses Söhne — 1908

Bürgerliches Brauhaus AG Abt. Deutsches Brauhaus Bruhn & Fröse — 1920

 

 

 

Bürgerliches Brauhaus F.A. Frisch («Городская пивоварня» Ф.А. Фриша (директор Вильгельм Кальхер), на Шлоссштрассе, за замком, рядом с виллой Брандеса). В разное время носила называния:

Bayerische Bierbrauerei F.R. Volkner — 1855Buergerliches Brauhaus F.A. Frisch Insterburg инстербургское пиво

Bayerische Bierbrauerei Fr.A. Frisch — 1896

Bürgerliches Brauhaus AG vorm. F.A. Frisch — 1925

Bürgerliches Brauhaus AG — 1945

 

 

 

Böhmisches Brauhaus J.H. Bernecker («Богемская пивоварня» Бернеккера, располагавшаяся на обрывистом берегу реки Ангерапп).

Böhmisches Brauhaus J.H. Bernecker — 1875

Böhmisches Brauhaus AG — 1896

 

 

По данным адресной книги Инстербурга за 1892 год пивоваренный завод будущей «Городской пивоварни» был основан в 1850 году. Ф.А. Фриш купил его в 1870 году и перестроил под производство баварского пива. 15 апреля 1876 года состоялась первая варка, а 1 июля этого же года было продано первое пиво.

До 1890 года в Инстербурге работало только два пивоваренных завода низового брожения. Это были Bürgerliches Brauhaus F.A. Frisch (Городская пивоварня Фриша) и Böhmisches Brauhaus (Богемская пивоварня). Остальные городские пивоварни варили так называемый сорт «Braunbier» верхового брожения.

 

Boehmisches Brauhaus Insterburg 1900
Богемская пивоварня. 1900 год.

 

В 1885 году обе пивоварни выпустили 24 466 гектолитров пива, в 1886 году — 28 452 гл,  в 1887 году — 27 500 гл. В 1889 году годовой объем производства пива составлял 35 130 гл, а в 1890 уже 41 100 гл. За этот же период производство четырех пивоварен верхового брожения оставалось неизменным и колебалось в пределах 10 000 — 11 000 гл.

 

Bürgerliches Brauhaus WWI инстербургское пиво
Городская пивоварня перед Первой мировой войной. В правой части фото видна вилла Брандес.

 

В 1891 году «Городская пивоварня» Инстербурга произвела 11 000 гл пива, несмотря на то, что была самой маленькой пивоварней города. Часть продукции продавалась в бутылках. В том же году, благодаря стараниям мастера пивоварения Вильгельма Кальхера, завод был модернизирован фирмой Burkhardt & Ziesler из Хемница.

В 1896 году пивоварня стала акционерным обществом под названием Bürgerliches Brauhaus AG с уставным фондом в 350000 марок. Его руководителем стал всё тот же Вильгельм Кальхер. Управление располагалось на Беловштрассе, 6 (во времена III рейха улицу переименовали в Браурейштрассе). Пивоваренный завод был оборудован паровыми котлами.

Если в конце 1890-х годов производство пива колебалось на уровне 16000-18000 гл, то в начале 1900-х оно увеличилось до 22000-23000 гл.

Пивоварня занимала площадь в 23950 квадратных метров, из которых 4851 квадратный метр были застроены. «Городская пивоварня» имела склады в Гумбиннене (сейчас Гусев), Эбенроде (Нестеров), Эйдкау (Чернышевское), Велау (Знаменск), Тапиау (Гвардейск), Ангераппе (Озёрск), Лике (Элк), Тройбурге (Олецко), Скайсгиррене (Большаково) и других городах Восточной Пруссии.

 

Unterhaberberg
Представительство инстербургской «Городской пивоварни» в Кёнигсберге находилось на Унтерхаберберге. Начало ХХ века.

 

Перед Второй мировой войной в «Городской пивоварне» работало около 180 сотрудников. В годы войны их число значительно уменьшилось, хотя производство пива не прерывалось.

В разные годы в Инстербурге существовали различные небольшие пивоваренные заводы и предприятия: Insterburger Genossenschaftsbrauerei eGmbH, Braunbierbrauerei Fr. Techler, Bayrische Bierbrauerei C.Thomas, Braunbierbrauerei Rud. Stahr и другие.

В конечном счете, в 1917-1920 годы все пивоварни были поглощены или присоединены к «Городской пивоварне» Инстербурга, под эгидой и торговой маркой которой выпускались сорта пива других пивоваренных заводов вплоть до 1945 года.

 

 

 

 

(по материалам сайта chernyachovsk.com)

 

 

Пивоварение в Восточной Пруссии. Часть I.

Пивоварение в Восточной Пруссии. Часть II.

Пивоварение в Восточной Пруссии. Часть III.

Инстербургское пиво в воспоминаниях

Скульптор-анималист Райнхольд Кюбарт

Скульптор-анималист Райнхольд Кюбарт

Райнхольд Кюбарт (Reinhold Kuebart или Kübart, 1879-1937) — немецкий скульптор. Родился в Восточной Пруссии в местечке Ушбаллен (Uszballen, в 1928–1946 годах — Bruchhöfen, сейчас Воскресенское) крайса Шталуппёнен. Учился в кёнигсбергской Академии художеств у Фридриха Ройша. С 1901 по 1913 годы был студентом Университета искусств в Берлине. Ещё во время учёбы стал членом Берлинского общества художников. Принимал участие в различных художественных выставках. Большинство его скульптурных работ выполнены в жанре анималистики.

Для XI Олимпийских игр (1936) по заказу властей Кюбарт создал скульптуру лошади, установленную у входа на стадион для конных состязаний Олимпийского комплекса в Берлине.

Похоронен Кюбарт на берлинском кладбище Вильмерсдорф.

 

reinhold kuebart Райнхольд Кюбарт
Райнхольд Кюбарт рядом со своей работой. 1930-е. Источник: tomschrat.wordpress.com

 

Райнхольд Кюбарт являлся автором бронзовых скульптур нескольких знаменитых лошадей тракененской породы: жеребцов Темпельхютера и Моргенштраля, кобылы Констанции.

Небольшие бронзовые работы Кюбарта периодически попадаются на различных аукционах.

 

Constanze Denkmal Insterburg
Скульптура кобылы Констанции стояла рядом с ипподромом в Инстербурге. 1930-е.

 

Trakehnen Tempelhuter Denkmal
Бронзовая скульптура жеребца Темпельхютера стояла перед правлением конезавода в Тракенене (сейчас Ясная Поляна). 1930-е.

 

Heinze - Barth Berlin
Цоколь скульптуры Темпельхютера. Помимо автографа Кюбарта с датой (1932) видно клеймо литейного предприятия Heinze & Barth из Берлина. Оригинал скульптуры находится в Музее коневодства в Москве. Источник: Бильдархив.

 

 

 

 

инстербургский краеведческий музей

Инстербургский краеведческий музей

 

 

До Первой мировой войны в замке Инстербург находился земельный суд, а также размещался 12-й уланский полк. По окончанию войны часть помещений замка была передана полиции охраны. В основных же помещениях хохбурга расположился краеведческий музей Общества древностей. Вход в музей был сделан со стороны Театерштрассе (сейчас ул. Льва Толстого), за памятником уланам, через проём в стене замка.

 

 

В музее было 12 экспозиций:

  • коллекция находок каменного и бронзового веков;
  • предметы раннего железного времени;
  • собрание инвентаря из прусских могильников;
  • собрание церковной утвари и предметов,
  • 248 ценных предметов XVIII-XIX веков;
  • коллекция военных трофеев;
  • интерьер крестьянской комнаты;
  • собрание по истории Инстербурга;
  • природоведческая коллекция;
  • нумизматическая коллекция;
  • коллекция гербов и флагов.

 

Сразу при входе в музей посетителей “приветствовал” старинный портрет кайзера Вильгельма I, написанный маслом.

В экспозиции древностей музея был один большой и довольно-таки редкий экспонат — бивень мамонта, который был обнаружен в одном из песчаных карьеров провинции. Каменный век был представлен топорами, рубилами, наконечниками стрел, гарпунами и даже каменным плугом. Большинство предметов были найдены при раскопках в окрестностях Инстербурга — Альтхофе и Шприндте. Тут же показаны предметы из прусских могильников — элементы украшений, одежды и оружия, найденные в местах захоронений и кремации.

 

Инстербургский краеведческий музей Heimat museum Insterburg_
Инстербургский краеведческий музей. Источник: Бильдархив.

 

Большой отдел музея посвящён полковой истории Пруссии до Первой мировой войны. Мушкеты и винтовки на стеллажах, палаши и сабли, образцы униформы практически всех восточно-прусских полков, а также знамёна и некоторые трофеи.

В помещении капеллы расположен отдел, посвящённый церкви. Там представлены деревянные иконы и изображения святых, органные трубы из старой кирхи и датированные серединой XVII века, церковные хоругви и многое другое. Тут же собрано несколько картин на дереве, работы художника Цайгермана, расписавшего Лютеранскую кирху. Отдельно экспонируются церковные книги, старые молитвенники и псалтыри, а также одна из двух сохранившихся в городе Библий Лютера.

Среди многочисленных экспонатов отдела по истории города большой, изготовленный из меди герб города, ранее висевший над входом в ратушу. Картины и гравюры с изображением города и известных горожан, различная мебель, настенные и напольные часы, сервизы и чаши, печати, свитки и многое другое.

 

Heimat museum Insterburg Инстербургский краеведческий музей
Экспозиция музея. Источник: Бильдархив.

 

В отдельной экспозиции, посвящённой старинным деревенским обычаям, восстановлен интерьер крестьянской избы — пара крестьянских костюмов, мебель, домашняя утварь и инструменты, рассказывающие о быте крестьян.

Осенью 1944 года все экспонаты музея под руководством его директора Вальтера Гронау и председателя Общества старины Вальтера Грунерта были подготовлены к эвакуации вглубь Германии. Музей вывозился в Берлин, в Цейхгауз. Неизвестно доподлинно, где сейчас находятся эти экспонаты. По некоторым свидетельствам музей был перевезён во Фрайбург, где в итоге частично был разграблен союзниками.

В целом послевоенная судьба коллекций музея Инстербурга неизвестна. Но предметы археологической коллекции нашлись в запасниках университета Лейпцига.

 

Инстербургский краеведческий музей Insterburg Heimatmuseum mit Kirche
Вид на лютеранскую кирху со стороны музея. В правом верхнем углу видна металлическая вывеска музея.

 

Chernyahowsk
В 2011 году ещё можно было видеть остатки вывески.

 

Insterburg
Инстербург. Лестница, ведущая ко входу в музей. Источник: Бильдархив.

 

Tchernjahowsk
Лето 2011 года.

 

 

 

(По материалам Insterburger Brief)

 

 

Тингплацы Восточной Пруссии

Тингплацы Восточной Пруссии

Как говорилось в предыдущей заметке, посвящённой истории тингплацев, на бывших немецких территориях, отошедших после Второй мировой войны к Польше и России, также сохранилось несколько таких объектов. Самый известный среди них — тингплац у горы Святой Анны (бывший Аннаберг) в Опольском воеводстве на юге Польши. Ещё пара тингплацев сохранилась на западе Польше – в Мышлибуже (Myślibórz, бывший Зольдин/Soldin) и Осьно-Любуске (Ośno Lubuskie, бывший Дроссен/Drossen).

Но в этой заметке разговор пойдёт про тингплацы Восточной Пруссии.

Различные источники приводят различные данные о количестве тингплацев, сохранившихся на территории бывшей Восточной Пруссии. В частности, немецкая версия Википедии сообщает о двух тингплацах — в Тильзите (сейчас Советск) и Норденбурге (сейчас Крылово), находящихся на территории Калининградской области. Английская Википедия, ссылаясь в качестве источника на посвящённую тингплацам монографию немецкого исследователя Райнера Штоммера (Rainer Stommer, Die inszenierte Volksgemeinschaft: die «Thing-Bewegung» im Dritten Reich, Marburg: Jonas, 1985), сообщает, что на территории Восточной Пруссии построено три официально санкционированных рейхсминистерством пропаганды тингплаца: уже упоминавшийся тильзитский, и два находящихся уже в польской части бывшей Восточной Пруссии на территории Варминьско-Мазурского воеводства – в Рёсселе (Rössel, сейчас Решель/Reszel) и в Пройссиш-Холланд (Preußisch-Holland, сейчас Пасленк/Pasłęk).

Кроме упоминания о том, что в Пройссиш-Холланд был построен тингплац, никакой другой информации мне пока найти не удалось – ни фотографий, ни даже упоминания о том, что в Пасленке есть (или были) остатки какого-либо амфитеатра. Возможно, амфитеатр не сохранился. А возможно, нужно просто туда съездить и выяснить всё на месте))

Тингплац в Решеле находится к юго-востоку от решельского замка, в старом городском парке на берегу реки Сайны (Sajna, бывшая Zaine). Построен он был предположительно в 1939 году. В силу того, что город в то время насчитывал чуть более 5000 жителей, размеры амфитеатра небольшие. Сейчас бывший тингплац постепенно ветшает, хотя иногда используется для проведения городских мероприятий.

 

Thingplatz Roessel Reszel Amfiteatr Тингплацы Восточной Пруссии Решель
Тингплац в Рёсселе

 

Roessel Thingplatz Freilichtbuehne Тингплацы Восточной Пруссии Рёссель Решель
Массовое мероприятие в Рёссельском тингплаце

 

Roessel Thingplatz
Рёссель, тингплац, конец 1930-х — начало 1940-х годов.

 

Thingplatz Roessel
Рёссель. Вид на замок и тингплац.

 

Reszel Amfiteatr Тингплацы Восточной Пруссии Решель
Решель. Так выглядит бывший тингплац в настоящее время.

 

Thingplatz Amfiteatr Reszel 2013
Решель, 2013 год.

 

Тингплац в Норденбурге  (Nordenburg, сейчас Крылово), по воспоминаниям жителей, был построен на склоне холма, между кладбищем и спортплощадкой. Инициатором строительства выступили «отцы города». Одновременно с тингплацем был сооружен и памятник погибшим в Первую мировую немецким солдатам. Строительство было начато в 1937 году, открытие памятника и тингплаца состоялось в августе 1938 года. Первоначально территория комплекса была засыпана галькой, но затем ее заасфальтировали. Тингплац был своеобразной достопримечательностью Норденбурга и предметом гордости горожан перед жителями близлежащего Гердауэна (Gerdauen, сейчас Железнодорожный).

 

Stadtplan Nordenburg
План Норденбурга. В левом нижнем углу между городским кладбищем и спортплощадкой расположен тингплац.

 

Nordenburg_Thingplatz
Входные ворота в комплекс

 

Nordenburg Thingplatz Тингплацы Восточной Пруссии Норденбург Крылово
Тингплац

 

Норденбург 27-6-1945
Норденбург. 27 июня 1945 года.

 

В настоящее время бывший тингплац находится в запретной зоне севернее границы России и Польши, и увидеть его без специального разрешения нельзя. От комплекса остались заросшие лесом руины.

 

Thingplatz Nordenburg Krylowo Крылово Норденбург
Бывшие входные ворота норденбургского тингплаца. Фото Н. Троневского.

 

Крылово - Норденбург тингплац Nordenburg Thingplatz
Крылово. Так выглядит тингплац сейчас. Фото Н. Троневского.

 

Thingplatz Nordenburg Krylowo Крылово Норденбург тингплац
Крылово. Тингплац. Фото Н. Троневского.

 

Тильзит-Советск может похвастаться не только самым восточным в Третьем рейхе трамваем, и не только своим знаменитым сыром, но и самым крупным  восточнопрусским тингплацем. Он был заложен в Тильзите 10 июня 1934 года, в разгар моды нацистов на «народничество», когда выделялись значительные средства на пропаганду единства германской нации, берущей свои корни с незапамятных времён от древних германцев. Авторами проекта выступили берлинские архитекторы Франц Бёмер (Franz Böhmer) и Георг Петрих (Georg Petrich). Тингплац расположился в западной части города в парке Якобсруэ (Jakobsruhe), недалеко от памятника королеве Луизе. Торжественное открытие арены состоялось 30 апреля 1935 года. Тингплац неплохо сохранился. Сейчас он называется «Зеленый театр» и используется для различных городских мероприятий.

 

Plan Thingplatz Tilsit Sowetsk Тильзит тингплац
Архитектурный план тильзитского тингплаца в парке Якобсруэ.

 

Entwurf Tilsit Thingplatz
Эскиз тингплаца

 

Spatenstich Thingplatz Tilsit 1934
Рекламный плакат, призывающий горожан на торжественное мероприятие, приуроченное к началу строительства тингплаца. 1934 год.

 

Tilsit Sowetsk Thingplatz Bau 1934
Тильзит. Парк Якобсруэ. Строительство тингплаца. 1934 год.

 

Tilsit Sowetsk Thingplatzeinweihung 1935
Торжественное открытие тингплаца в Тильзите. 1935 год.

 

Tilsit Sowetsk Thingplatzeinweihung 1935 Тингплацы Восточной Пруссии
Торжественное открытие тингплаца в Тильзите. 1935 год.

 

Tilsit Sowetsk Thingplatzeinweihung - 1935
Торжественное открытие тингплаца в Тильзите. 1935 год.

 

Thing-Platz Tilsit Sowetsk
Тильзит. Тингплац.

 

Tilsit Thingplatz Julius Simonsen
Тильзит. Тингплац.

 

Tilsit Ostpreußen Thingplatz
Тильзит. Тингплац.

 

Tilsit Thingplatz Sowetsk Советск
Тильзит. Тингплац.

 

Tilsit Park Jakobsruhe Thingplatz
Сцена тингплаца.

 

Tilsit Sowetsk Zeltlager am Thingplatz 1935-1936
Палаточный лагерь в парке Якобсруэ. 1935-1936.

 

Sowetsk Tilsit Thingplatz 1935-1940
Тильзит. Тингплац. В левой части снимка видны футбольные ворота стадиона имени Пауля Гинденбурга, построенного рядом с тингплацем. Конец 1930-х.

 

Tilsit Sowetsk Thingplatz Green Theatr 2015
Зелёный театр в Советске. 2015 год.

 

Tilsit Thingplatz 2015
Советск. Зелёный театр. 2015 год.

 

Thingplatz Tilsit Sovetsk 2015
Советск. Зелёный театр. 2015 год.

 

Тингплац в Правдинске (бывший Фридланд/Friedland) не упоминается ни в одном доступном мне источнике на эту тему. Возможно, построен он был самими жителями на добровольные пожертвования в 1935-1936 (или же в 1937-1938) годах. Как бы то ни было, увидеть его (а точнее то, что от него осталось)  можно на склоне холма в южной части Правдинска в 100 м к юго-западу от развилки Дружбинского шоссе и улицы 28-й армии. Как выглядел тингплац во Фридланде до войны можно только догадываться, так как никаких информативных фотографий той поры обнаружить не удалось, а на тех, что имеются, разглядеть детали невозможно.

 

Friedland Totalansicht Правдинск
Фридланд. На месте будущего тингплаца до начала 70-х годов XIX века располагались штаб и конюшни Инстербургского Литовского уланского полка.

 

Friedland
Фридланд. Видна колонна в верхней части тингплаца. Конец 1930-х (?).

 

Friedland airview 1941
Фридланд. Довольно нехарактерный случай, когда тингплац построен практически посреди жилой застройки. Аэрофотосъёмка. Июнь 1941 года.

 

Thingplatz view from left_ 2015 Тингплацы Восточной Пруссии Правдинск
Правдинск. Тингплац. Март 2015.

 

Pravdinsk_center view_2015
Правдинск. Тингплац. Март 2015.

 

Pravdinsk_2015_1
Правдинск. Тингплац. Март 2015.

 

В общем-то, я не удивлюсь, если нечто похожее сохранилось и в каких-нибудь  небольших городках польской части бывшей Восточной Пруссии.

В Инстербурге (сейчас Черняховск) по проекту уже упоминавшихся архитекторов Бёмера и Петриха также планировалось построить тингплац (следует добавить, что они же разработали проекты тингплацев на горе Аннаберг в Силезии и в Хальберштадте, который так и не был построен).

Тингплац должен был находиться к юго-западу от инстербургского стадиона, на левом берегу р. Ангеррап (сейчас Анграппа). Неясно, по какой причине проект так и не был осуществлён.

 

Thingplatz Insterburg Тингплац Инстербург
Проект тингплаца в Инстербурге. Май 1934 года.

 

insterburg-thingplatz-1934
Фрагмент плана. Вероятно, предполагалось, что торжественная процессия должна была входить на территорию тинга со стадиона.

 

insterburg-sportplatz
Стадион в Инстербурге. Почтовая открытка. На переднем плане виден открытый летний театр, находившийся к северо-востоку от городского стадиона. Этот театр был построен во второй половине 1920-х годов и уже представлен на плане города 1930 года. Размеры его невелики, вероятно, по этой причине и задумывалось строительство тингплаца. Хотя это лишь предположение.

 

insterburg-stadtplan-1930
Инстербург. Фрагмент плана города (1930). Цифрами обозначены: 1. городской стадион; 2. летний театр; 3. место, где предполагалось построить тингплац.

 

insterburg-lufbild
Инстербург. Вид на стадион и летний театр с высоты птичьего полёта. 1930-е (?).

 

insterburg-map
Черняховск. На том месте, где мог бы находиться тингплац, сейчас стоит памятник погибшим советским воинам.

 

 

 

 

Источники:

 

www.reszel.pl

www.reszel.net

www.nordenburg-hp.de

www.bildarchiv-ostpreussen.de

kenig.org

Бильдархив

 

 

 

Инстербургский троллейбус

Инстербургский троллейбус

В эпоху бума развития трамвайного движения в конце 19 – начале 20 веков некоторые усилия по его организации предпринимались и в Инстербурге. Зигфрид Буфе (Siegfried Bufe) в свой книге «Трамваи Западной и Восточной Пруссии» (Straßenbahnen in West- und Ostpreußen, — Stuttgart, 1985) сообщает, что последние из них относятся уже к 1926 году. Но все они не имели конечного результата. Возможными причинами того, что магистрат отказывался от организации трамвайного движения в городе, были недостаток денежных средств и скромное количество горожан – 30000 человек. Первым городским общественным транспортом в городе стал автобус. В конце 1935 года в городе стали курсировать четыре старых армейских автобуса, принадлежавших местной пожарной команде. Но практически сразу же городские власти начали рассматривать вопрос о создании в Инстербурге троллейбусного движения. Первый инстербургский троллейбус вышел на линию 28 ноября 1936 года. Кстати, Инстербург стал седьмым городом в Германии и первым в Восточной Пруссии, где появились троллейбусы.

Контактные линии были смонтированы фирмой AEG. Были закуплены 3 самых современных и весьма дорогих по тем временам троллейбуса марки «Мерседес-Бенц». Первый троллейбусный маршрут длиной 7,2 км начинался от аэродрома на южной окраине города и по Норденбургерштрассе (Nordenbur­gerstraße, сейчас ул. Победы) через Альтер Маркт (Alter Markt, сейчас площадь Ленина) доходил до северо-восточного предместья Инстербурга Шприндта (Sprindt). В 1938 году была введена в эксплуатацию вторая линия – от Альтер Маркт по Гинденбургштрассе (Hindenburgstraße) до железнодорожного вокзала. Контактные провода для этого маршрута предоставила компания Siemens. В связи с возросшим пассажиропотоком (выросло население города, к которому, к тому же добавилось большое количество военных) в 1944 году был запущен и третий маршрут: Альтер Маркт – новое кладбище. Следует отметить, что одновременно с троллейбусами продолжали работать и автобусы, которые частично следовали теми же самыми маршрутами. Так автобус от конечной остановки в Георгенбурге после водопроводной станции следовал тем же маршрутом, что и троллейбус, идущий от Шприндта к Альтер Маркт.

 

Инстербургский троллейбус Instereburger omnibus
Троллейбус «Мерседес-Бенц» на остановке. Ульменплатц возле Ратуши. На крыше троллейбуса имеется табло, подсвечивающееся в темноте c рекламой радиприёмников AEG. На боку надпись: Stadtwerke Omnibusbetrieb Insterburg (Городское троллейбусное предприятие Инстербург).

 

Троллейбус Инстербург внутри
Салон инстербургского троллейбуса.

 

Инстербургский троллейбус на Альтер Маркт
Открытие первой троллейбусной линии. Троллейбус с гаражным номером 1. Направление движения от Шприндта в сторону аэродрома (надпись на троллейбусном табло Flugplatz (Аэродром). Инстербург, Альтер Маркт. 1936 г. Источник: Sigfried Bufe, Straßenbahnen…

 

Инстербургский троллейбус Insterburg trolleybus
Разворотный треугольник на конечной остановке на Норденбургерштрассе. Позже разворотные треугольники были заменены на разворотные петли. Источник: Sigfried Bufe, Straßenbahnen…

 

Insterburg_Fahrplan
Билет на инстербургский троллейбус. Слева схема троллейбусных маршрутов с указанием остановок. Справа таблица с датой/временем для компостирования кондуктором. Стоимость проезда составляла 1 марку на два часа. Источник: Sigfried Bufe, Straßenbahnen…

 

Insterburg_O-bus_Hindenburgstrasse
Гинденбургштрассе. Троллейбус следует в сторону железнодорожного вокзала. В нижней левой части фото видны цепи, к которым крепятся растяжки для подвешивания контактных линий. Источник: Бильдархив.

 

Черняховск цепь-растяжка для контактной линии
Черняховск. Улица Ленина (бывшая Гинденбургштрассе). Остатки цепей-растяжек для троллейбусных контактных линий. 2010 г.

 

Инстербургский троллейбус Insterburg trolleybus_3
Троллейбус следует по мосту через реку Ангеррап в сторону Шприндта. Источник: Sigfried Bufe, Straßenbahnen…

 

Insterburg trolleybus wagen 1 linia Alter Markt
Работники транспортного предприятия возле троллейбуса с гаражным номером 1.  На маршрутном табло надпись «Альтер Маркт». На рекламном табло рекламируется крепкое инстербургское пиво.

 

Insterburg O-bus 4
Троллейбус с гаражным номером 4 производства компании Büssing-NAG (Эльбинг). В дополнение к трём «Мерседесам» были приобретены ещё три вагона «Бюссинга» с гаражными номерами 4-6. Рекламные табло на них отсутствовали. Зато видны следы светомаскировки на передних фарах.

 

Insterburg Alter Markt with buses und trolleybuses
Альтер Маркт. На заднем плане Лютеркирхе. Слева в направлении вокзала стоят два троллейбуса. Справа в направлении Шприндта стоит ещё один и три автобуса. Таким образом, на открытке в наличии почти весь имеющийся парк общественного транспорта Инстербурга. Источник: Бильдархив.

 

Insterburg_Altes_Schloss_Ulanendenkmal_Ecke_Muehlendamm_Theaterstrasse
Троллейбус, следующий из Шприндта по Театерштрассе (сейчас улица Льва Толстого). Выезжает на Мюллендам (сейчас Партизанская улица). Слева — замок Инстербург. Сразу за троллейбусом виден памятник уланам 12-го Литовского уланского полка. Источник: Бильдархив.

 

Insterburg_Alter_Markt and trolleybus
Троллейбус выезжает на Альтер-Маркт со стороны Шприндта. Источник: Бильдархив.

 

Insterburg trolleybus
Троллейбус с гаражным номером 3 и пассажирским прицепом.

 

Insterburg Trolleybus_Mercedes
Троллейбус «Мерседес». В задней части троллейбуса видно устройство для сцепки.

 

Троллейбус на Альтер Маркт Инстербург
Троллейбус движется по Альтер Маркт в сторону Шприндта. Источник: Sigfried Bufe, Straßenbahnen…

 

Черняховск_Бывшее троллейбусное депо_2015
Черняховск. Бывшее троллейбусное депо. 2015 год.

 

Черняховск_Бывшее троллейбусное депо_улица Железнодорожная_2015
Черняховск. Здание бывшего троллейбусного депо. 2015 год.