Мосты Велау

Мосты Велау

 

 

Моя коллекция открыток по округу Велау пополнилась занятным экземпляром.

 

Итак, открытка с изображением моста через Алле, отпечатанная офсетным способом на хорошей, совсем не «открыточной», бумаге кремового оттенка в типографии Kunstanstalt Stengel & Co. в Дрездене. По левому обрезу открытки есть перфорация. В общем-то, мост этот — весьма популярный  объект на открытках из Велау. Самое интересное в открытке то, что заказчиком тиража являлась строительная фирма Windschild & Langelott Aktiengesellschaft (Акционерное общество «Виндшильд и Лангелотт»). Именно она и построила мост через Алле, взорванный русскими войсками во время Первой мировой войны. Так что, самое время рассказать историю этого моста, а также других мостов Велау, ну и сказать несколько слов о самой фирме «Виндшильд и Лангелотт».

 

Wehlau Alle-Bruecke мосты велау
Мост через реку Алле в Велау. Длина 48,37 м. Построен в 1922 году из железобетона Акционерным обществом «Виндшильд и Лангелотт», Кёнигсберг, Берлин, Бремен, Дрезден, Гамбург. Скорее всего, открытка входила в рекламный набор из нескольких открыток, демонстрирующих объекты, построенные компанией.

 

Wehlau Alle-Bruecke back side
Оборотная сторона открытки

 

В Велау, расположенном у впадения Алле в Прегель, было (и есть) несколько мостов. Длинный мост (Lange Brücke) через Прегель — один из самых длинных (уж простите за масло масляное), если не самый длинный,  в Калининградской области автомобильных мостов, доставшихся от немцев, был заложен 11 декабря  1880 года.  Семь пролетов этого моста протянулись на триста метров. Железнодорожный мост через Лаву был построен на ветке, соединившей в  Кёнигсберг и Эйдкунен, в 1860 году. Третьим крупным мостом был  Аллебрюкке. Построили его на месте деревянного, периодически сносимого во время ледоходов. Торжественное открытие состоялось 26 августа 1872 года. Мост был двухпролётным. Кстати, именно  мост через Алле был долгое время основным мостом, соединявшим Велау и Кёнигсберг, так как дорога в центр провинции шла вдоль южного берега Прегеля.

 

Wehlau total view
Вид на ратушу, рыночную площадь, Прегель и Лангебрюкке с башни кирхи Св. Якоба в Велау.

 

Wehlau Langebrucke 1922
Длинный мост через Прегель. 1922 год (по почтовому штемпелю).

 

Wehlau Lange Pregelbrücke мосты Велау
Лангебрюкке — 7 пролетов и 300 м длины.

 

Wehlau Lange Brücke
Вид на Длинный мост со стороны северного берега Прегеля. Начало 1900-х годов (?).

 

Wehlau Allebrucke 1922 мосты Велау
Первый металлический двухпролётный мост через реку Алле. 1922 год (по почтовому штемпелю). Именно этот мост взорвали русские войска при отступлении из Велау в 1914 году.

 

Wehlau Allebrucke 1917
Вид на Велау со стороны Аллебрюкке. 1917 год (по почтовому штемпелю). Прекрасно видно деревянное покрытие моста.

 

Wehlau brucke
На этой открытке в правом верхнем углу виден мост через Алле. Повозки с лошадьми находятся на ещё одном мосту, проложенном через небольшое озерцо в полусотне метров западнее Лавы. Расстояние между этими двумя мостами было совсем небольшое, буквально 50-70 метров. Что происходило с этим мостом во время двух мировых войн, выяснить не удалось. Но, как бы то ни было, этот мост до наших дней не дожил.

 

wehlau bridges
На плане цифрами показаны: 1 — мост через Алле; 2 — мост с предыдущей открытки через небольшое озеро.

 

Snamensk 2015
Слева от дороги Знаменск — Правдинск видны остатки моста № 2. Для строительства современной дороги возводить мост не потребовалось. 2015 год.

 

А вообще история велауских мостов уходит в средние века, когда город переживал бурный экономический рост. Правда, рост этот в конце XVI века затормозился, и не в последнюю очередь причиной того, что Велау проиграл в экономической конкуренции Инстербургу (согласитесь, географическое положение обоих городов — у слияния двух рек — весьма сходны), был тот факт, что деревянные мосты Велау находились в ужасном состоянии, и купцы, спешившие  в  город в конце июля на ежегодную Якобинскую ярмарку (предшественницу знаменитого лошадиного рынка), говаривали: «Трус не ездит в Велау».

Во время Первой мировой войны все три моста в городе пострадали. Лангебрюкке был взорван немцами перед наступающими русскими войсками, которые, в свою очередь, перед отступлением взорвали Аллебрюкке, дабы задержать немецкие войска. Во время Второй мировой войны оба эти моста снова оказались взорванными. Аллебрюкке взлетел на воздух по непонятным причинам еще в конце декабря 1944 года, а Длинный мост, как и железнодорожный, немцы взорвали утром 22 января 1945 года.

 

Wehlau Notbrucke 1916 мосты Велау
Немецкие сапёры наводят временный мост возле Длинного моста через Прегель. 1914 год (1916 год по почтовому штемпелю).

 

wehlau eisenbahnbridge
Повреждённый в Первую мировую войну железнодорожный мост в Велау. Скорее всего зима 1914/1915 годов.

 

Длинный мост был в последствии восстановлен и благополучно дожил до наших дней. В 2014 году его отреставрировали. Железнодорожный мост также находится на прежнем месте. А вот мост через Алле построили на новом месте, метров на 30-40 южнее прежнего. Он также однопролётный.

 

Wehlau Allebruecke 1927
Мост через Алле, построенный «Виндшильд и Лангелотт». 1927 год (по почтовому штемпелю).

 

А теперь несколько фактов о фирме «Виндшильд и Лангелотт». Основана не позже 1889 года (точно выяснить город, в котором она была создана, мне не удалось). В разное время имела филиалы в Бромберге (сейчас Быдгощь), Дрездене, Бремене, Берлине, Гамбурге, Кёнигсберге и Инстербурге (Черняховск). Была многоотраслевой компанией, одной из самых крупных в Германии, имела собственное цементное производство и занималась строительством в различных областях, начиная от прокладки каналов, строительства плотин, мостов и железнодорожных сооружений, и заканчивая городским водоснабжением и канализацией. Сейчас существует компания с таким же названием, зарегистрированная в Ольденбурге (Нижняя Саксония), но, так как дата её основания 1 октября 2010 года, я склонен считать, что, скорее всего, с прежней фирмой нынешнюю объединяет лишь название.

 

windschild & langelott
Реклама фирмы «Windschild & Langelott AG». 1939 год.

 

Кроме моста через Алле «Виндшильд и Лангелотт» построили в Восточной Пруссии еще несколько мостов. Некоторые из них дожили до наших  дней и используются по своему прямому назначению. Несколько мостов находятся в Роминтской пуще.

 

bruecke uber Angerrap Windschild & Langelott
Строительство автомобильного моста через реку Ангерапп (Анграпа) возле местечка Титтнагген (Крюгерталь) к западу от Гумбиннена (Гусева). Мост сохранился. 1900-е годы.

 

Помимо мостов, компания также отметилась строительством небольшой плотины в Нойкурене (сейчас Пионерский), расположенной в овраге слева от автодороги к порту.

 

Neukuhren 2014
Остатки плотины, построенной в 1928 году в Нойкурене фирмой «Виндшильд и Лангелотт». 2014 год.

 

Ну и последнюю деталь, связанную с «Виндшильд и Лангелотт», которую хотелось бы отметить, это старые канализационные люки. В сети встречаются фотографии люков, произведенных «Виндшильд и Лангелотт» в Кёнигсберге. В частности, такие люки до недавнего времени можно было увидеть в Калининграде, Советске (вроде бы теперь этого люка уже нет) и Мальборке (Польша).

 

windschild und langelott kaliningrad
Канализационный люк фирмы «Виндшильд и Лангелотт», отлитый в Кёнигсберге. (Источник: http://www.deckelschau.de)

 

windschild und langelott malbork
Люк в Мальборке. (Источник: http://www.deckelschau.de)

 

 

 

 

 

 

Велау — город фотографов

Велау — город фотографов

В моём архиве есть фотографическая карточка, на которой изображены два мальчугана лет 5-7, настороженно глядящих в объектив фотоаппарата. Фотография весьма пожилая. Думаю, что снята она  лет 130 назад, не меньше. Заинтересовало же меня в ней, собственно, то, что сделана она в фотоателье Франца Гутцайта (Franz Gutzeit) из Велау (сейчас Знаменск Калининградской области). Как и во многих других городках Восточной Пруссии, в Велау с его не таким уж и большим по нынешним меркам населением (между 1880 и 1910 годами число его жителей не превышало 5500 человек) было несколько фотоателье. Об одном велауском фотографе и издателе открыток (а также владельце магазина писчебумажных товаров) Артуре Карле можно почитать в этой заметке. На реверсе фотографий Франца Гутцайта, как и  любого уважающего себя фотографа тех времён в любой стране мира, указан адрес его ателье — Kirchensteig 273. На имеющихся в моём распоряжении планах Велау улицы с таким названием нет. Более того, меня смущал номер дома — 273, слишком большой, как мне казалось, для улицы маленького провинциального городка.

 

Franz Gutzeit

Franz Gutzeit Wehlau

 

Благодаря помощи пани Дануты Тиль-Мелерской (Danuta Thiel — Melerska), хозяйки проекта «Лексикон фотографов», удалось выяснить кое-какие детали.

Примерно до 1886 года в всех немецких городах (соответственно, и в Восточной Пруссии) нумерация домов была сплошной. То есть, вновь построенный дом, вне зависимости от того, на какой улице он находился, получал следующий порядковый номер. (Иными словами, на момент появления фотоателье Франца Гутцайта в Велау было по меньшей мере 273 дома). После 1886 года появился новый порядок нумерации: порядковые номера стали присваивать домам уже на каждой конкретной улице. И лишь в 20-30-х годах прошлого века сплошная нумерация домов на улицах сменилась нумерацией на чётные и нечётные номера по сторонам улицы.

Франц Гутцайт основал своё ателье в Велау примерно  в 1883 году (то есть ещё до того, как сплошная нумерация домов в городе сменилась уличной нумерацией), отсюда и такой большой номер дома на, скорее всего, небольшом проулке возле кирхи Св. Якоба в Велау. На позднейших планах название Kirchensteig вовсе отсутствует, зато есть Kirchenstrasse (возможно, из-за перепланировки, а возможно, попросту дома на Kirchensteig получили новый адрес на Kirchenstrasse). Ну и последнее, что хотелось бы добавить о Гутцайте: у фотографа было ещё одно ателье  в Лыке (Lyck, сейчас Ełk в Польше).

Фотоателье на Кирхенстейг в Велау имел ещё один фотограф — Оскар Биттрих (Oscar Bittrich).

 

 

Oscar Bittrich Wehlau
Кёнигсберг. Юнкерштрассе. Источник: Музей города Кёнигсберг.

Oscar Bittrich Wehlau revers

 

 

Его ателье располагалось в доме № 2 по Кирхенстейг. Очевидно, что уже произошла смена сплошной нумерации нумерации домов в городе на уличную нумерацию. Таким образом, фото сделано не ранее 1886 года.

 

 

 

Боевые действия в округе Велау в январе 1945-го

Боевые действия в округе Велау в январе 1945-го

В продолжение исследования ситуации, сложившейся во время Восточно-Прусской операции в городе Велау,  предлагаем перевод главы из книги Heimatbuch des Kreises Wehlau, Alle — Pregel — Deime — Gebiet, 1 Band. — Rautenberg, 1975, под названием «Kampfhandlungen und Räumung im Kreise Wehlau 1945» (Боевые действия и эвакуация населения в округе Велау в 1945 году). Автор главы — Курт Диккерт, на которого, в частности, есть ссылки в предыдущем материале.

Глава публикуется в сокращении.

 

 

 

Боевые действия и эвакуация населения в округе Велау в 1945 году

 

 

Осенью 1944-го гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох призывал население провинции превратить «каждый дом в крепость». Теперь уже доказано, что в это же время сам он, запрещая жителям под угрозой наказания покидать Восточную Пруссию, в двух железнодорожных вагонах вывез оттуда своё самое ценное имущество. Главным районным начальством округа Велау являлся крайсляйтер Герке (Gehrke). Поскольку ландрат округа Айнзидель (Einsiedel) был призван в армию, всё бремя принятия решений по оперативному управлению округом легло на плечи руководителя районного бюро Штрелау (Strehlau).

Рождество 1944 года, последнее, которое жители праздновали на своей родине, было омрачено мыслями о неизвестном будущем. Жители Велау были напуганы сильным взрывом, прозвучавшим в первой половине дня после рождественской ночи.  Массивный мост через реку Алле взлетел в воздух. Что это было — саботаж или неосторожность сапёров, до сих пор не известно.  Сразу же построенный военными инженерами понтонный мост был непроходим для тяжелых транспортных средств. Только в последний момент, 21 января 1945, он был заменён на более мощный временный мост.

13 января русские войска начали наступление на Восточную Пруссию. После непродолжительного упорного сопротивление наша оборона 18 января была взломана танковым прорывом между Брайтенштайном (Breitenstein, сейчас Ульяново)  и Шиллен (Schillen, сейчас Жилино), в то время, как Инстербург (Черняховск) и Гумбиннен (Гусев) продолжали обороняться до 21 января. 19 января главный квартирмейстер 3 танковой армии покинул Кройцинген (Kreuzingen, сейчас Большаково) ввиду наступления советских танков  и  на один день занял со своим  штабом казармы  в Тапиау (Tapiau, сейчас Гвардейск).

Округ Велау русские войска в восточной пруссии
Советские войска в одном из городов Восточной Пруссии. Зима 1945 года.

Хотя противник уже 20 января находился у северо-восточной границы округа Велау, приказа об эвакуации населения округа всё еще не было.  Однако, ландрат округа  Шлоссберг (Schloßberg, сейчас Добровольск) Бредов (Bredow), вероятно, на свой страх и  риск, отдал приказ об эвакуации жителей своего округа. Можно предположить, что и жители Плибишкен (Plibischken, сейчас Глушково) и Гросс-Ширрау (Groß-Schirrau, сейчас Дальнее) присоединились к ним (оба эти населённых пункта входили в состав округа Велау и находились в его восточной части. — admin), так как грохот боя всё приближался, да и отступающие военные советовали срочно бежать на запад.  Для некоторых же жителей бежать было уже слишком поздно.

21 января — воскресенье — черный день  для жителей Велау. С 19 января всё увеличивающееся количество беженцев с северо-востока заполнило тесные улицы города. Согласно указанию командования вермахта Райхсштрассе 1 (главная автомагистраль Восточной Пруссии. — admin) должна была быть свободной для передвижения войск, так что основной дорогой для потока беженцев стало направление  на Алленбург (Allenburg, сейчас Дружба) и далее на Фридланд (Friedland, сейчас Правдинск). Обозы с беженцами концентрировались  на лугу Шанце,  где обычно проводился лошадиный рынок. В воскресенье утром приказа о начале эвакуации жителей округа по прежнему не было. И только, когда противник захватил Плибишкен и Гросс-Ширрау, был получен приказ об эвакуации.

Хотя есть сведения, что якобы еще в 10 часов утра по уличным громкоговорителям было передано сообщение, что никакая опасность мирному населению не угрожает. Все же, как бы то ни было, вскоре после этого населению было приказано двигаться на юг. Но даже после  этого некоторым чиновникам и сотрудникам государственных служб (например, почты) было приказано продолжать исполнять свои обязанности. В течение дня ходили поезда для тех,  кому не нашлось места на других транспортных средствах.

Город в это день был подобен муравейнику.  Улицы были полностью забиты,  особенно много народа скопилось у моста через Алле. Почти не было видно военных, только несколько сапёров подготавливали железнодорожный мост к подрыву.

Это не было тихим прощанием с любимой  родиной, а поспешный сбор самых необходимых вещей и лихорадочный поиск возможности уехать. В полдень соответствующий расписанию поезд отбыл в Кёнигсберг. На платформе остались ещё сотни страждущих уехать в столицу провинции. По настоятельной просьбе районного руководителя Штрелау был выделен дополнительно грузовой поезд, который поздним вечером  увёз ожидающих.  Служащие канцелярии и чиновники подготавливали документы к эвакуации и размещали их на автомобилях для дальнейшего вывоза. Тайные архивы округа были сожжены в ночь с 20 на 21 января 1945 года.

Суперинтендент (руководитель лютеранской церкви округа. — admin)  Цахау (Zachau) провёл в воскресенье после полудня последнее богослужение в старой приходской церкви. Также  он отпел  в кладбищенской капелле 6 умерших — в большинстве  беженцев, — которые нашли последнее пристанище в родной земле. Сам же Цахау не смог покинуть город. Он попал в русский плен, из которого возвратился в 1946 году.

Округ Велау Ostpreussen Flucht
Беженцы на дорогах Восточной Пруссии. Зима 1945 года.

Между тем разрешение на эвакуацию было дано также для других населенных пунктов округа, в большинстве случаев в последний момент и для многих жителей слишком поздно. В  Алленбурге приказ об эвакуации был получен в воскресенье 21 января,  около 18 ч. Бургомистр Мёллер (Moeller) покидал  родной город в утренние часы 22 января.

О том, как проходила эвакуация населения из  Тапиау,  сообщает механик Эверт (Ewert):

„Вечером 21 января приказ об эвакуации был дан для всего города. В понедельник, 22-го, улицы были заполнены беженцами, повозками, транспортными средствами вермахта и артиллерийскими орудиями. Второпях проходила и эвакуация психиатрической больницы, в которой оставалось 300 пациентов. Так как ни транспортных средств, ни поездов не было, все шли  — вплоть до больных и раненых — пешком в Кёнигсберг, куда добрались лишь примерно 100 мужчин и 30 женщин.»

Районным комитетом жителям Таплакен (Taplacken, сейчас Талпаки) было обещано выделить грузовой автотранспорт. Беженцы с  ручным багажом ожидали на обочине пустой Райхсштрассе 1. Несмотря на многочасовое ожидание, транспорта не было, а канонада боя слышалась всё ближе. Наконец, под вечер появились грузовики вермахта, движущиеся из Инстербурга. Они забрали в большой спешке (так как русские следовали за ними буквально по пятам), только людей, в то время как все вещи были брошены на обочине. Вообще, следует отметить, что вермахт старался по мере сил помогать беженцам, и что в виду полного безволия  партийного руководства, без этой помощи катастрофа была бы ещё большей.

Разрешение на эвакуацию жители Гросс Плауэна получили лишь 22 января.

Оставляемый скот в последний раз был накормлен, а затем отпущен. В течение последних дней и ночей перед эвакуацией, жители закопали множество ценностей,  в поисках которых впоследствии русские оказались большими мастерами.

Не всем удалось убежать. Дороги были так забиты, что путь от Велау до Алленбурга (15 км) занимал 20 часов. Еще хуже ситуация выглядела к северу от Прегеля,  где Райхсштрассе 1 от Тапиау  в сторону Кёнигсберга была по-прежнему  зарезервирована для вермахта.

Если бы приказ об эвакуации был отдан хотя бы на один день раньше и  было бы разрешено пользоваться всеми дорогами, сколько бы бед и горя удалось избежать! Вся вина за это лежит на совести гауляйтера Коха. И он ещё позже хвалился тем, что обеспечил эвакуацию  к заливу  Фрише Хафф и к Балтийскому морю сотням тысяч жителей доверенной ему Восточной Пруссии.

Но вернёмся к событиям в округе Велау.

Восточная Пруссия 1945
Сгоревший грузовик, принадлежавший парашютно-танковому корпусу «Герман Геринг». Восточная Пруссия, зима 1945 года.

На севере 22 января русские нанесли удар в нескольких местах и прорвались к Дейме, которая стала для них естественной преградой. Предусмотрительно лёд был взломан ледоколом, что сделало невозможным переправу через реку для тяжелой техники.

Уже 22 января — около 21 часа — русский передовой отряд занял  Кляйн Шлёзе (Klein-Schleuse, сейчас восточная окраина Гвардейска), но был отброшен снова за Дейму. На западном берегу Деймы батальон фольксштурма из Тапиау и отдельные отряды вермахта вместе с городской полицией пытались держать оборону в укреплённых бункерах. Батальон фольксштурма Тапиау, очевидно, был организован не так хорошо, как  аналогичный батальон в Велау. Многие мужчины в решающий момент отсутствовали, так как были отпущены домой для помощи своим семьям в эвакуации. К тому же  отсутствовало тяжёлое вооружение для отражения танковых атак.

В 1914 году  фронт вдоль Деймы было возможно удерживать неделями силами всего лишь нескольких батальонов ландштурма из резерва Кёнигсберга.  В этот же раз  Дейму противник форсировал с ходу.

Между тем русские войска превосходящими силами атаковали Велау. Русской пехоте удалось сначала подойти к городу с востока южнее Прегеля в первой половине дня 22 января (понедельник). Районное управление, ратуша и почта приступили к эвакуации только тогда, когда с башен ратуши и кирхи стали видны наступающие войска противника.

По сообщению руководителя районного бюро Штрелау  еще утром 22 января между 9 и 9-30 утра он отдавал последние распоряжения по телефону сотрудникам некоторых учреждений Велау.

Насколько мощным был удар противника сейчас установить трудно. Однако, очевидно, ему удалось уничтожить команду сапёров возле моста через Прегель: вероятно, они  ожидали противника с севера, так что подрыв моста не произошел и мост был свободен для  прохода танков. В то же время железнодорожный мост был взорван, так же как и просуществовавший всего один день временный мост через Алле.

Как говорят, в течение дня в Велау шли ожесточённые уличные бои, но несмотря на то, что противник был временно выбит из города, вскоре атака повторилась.  Какие части были задействованы в бою, и как проходил бой за Велау, в деталях не известно.

Вероятно, в боях к югу от Велау участвовал 31 танковый полк 5-й танковой дивизии под командованием полковника Хоппе (Hoppe) и ударная группа полковника Кнебеля (Knebel). Им было поручено задержать наступление русских войск между Велау и Тапиау. В составе обороняющихся немецких частей был персонал учебной школы 3 танковой армии из Тапиау, обслуживающие подразделения и фольксштурм.

Велау не мог сопротивляться всё усиливающемуся натиску русских войск и, вероятно, к вечеру 22 января окончательно пал.

В боях старый город был сильно разрушен. Сообщается, что в городе осталось около 50 гражданских лиц, которые прятались в кирхе.

Volkssturm
Фольксштурм в Восточной Пруссии. Зима 1945 года.

22-23 января противнику удалось нанести мощные удары восточнее Алле в южном направлении в районе Копперсхаген (Koppershagen, сейчас не существует) по отступающим частям 26 армейского корпуса и парашютно-танкового корпуса «Герман Геринг». Также был нанесён удар в западном направлении к югу от Прегеля, и вечером 23 января противник вышел к вокзалу Тапиау. Здесь произошло, очевидно, ожесточённое сражение с использованием танков, подробности которого, однако, не известны.

24 января бои на окраине Тапиау, который вели наши слабые, наспех собранные войска против многократно превосходящих сил противника, продолжились. До сих пор атаки удавалось отбивать. Дорога Мульден (Mulden, сейчас Перевалово) — Кругдорф (Krugdorf, сейчас не существует) — Алленбург  использовалась для отхода частями 26 армейского корпуса — 1 и 56 пехотными дивизиями, остатками 349 и 549 народно-гренадерских дивизий, а также 2 парашютно-танковой дивизией корпуса «Герман Геринг». При этом в наших руках оставались мосты через Алле в Алленбурге и Лайссинене (Leißienen, сейчас Родники), а также линия обороны вдоль Мазурского канала.

Тем не менее, в этот день противник атаковал на участке фронта южнее Алленбурга и город после жестокой битвы был потерян. Вероятно, в последний момент удалось взорвать оба моста через Алле. Сообщается, что Лайссинен был занят противником ещё вечером 23 января, но 24-го трижды отбивался войсками вермахта и фольксштурмом с востока, со стороны Патерсвальде (Paterswalde, сейчас Большая Поляна). Однако, эти сведения спорны. Так же, как и сообщения о том, что отдельные вражеские танки во второй половине дня 22 января появились к западу от Патерсвальде, а вечером уже были восточнее Гросс-Энгелау (Groß-Engelau, сейчас Демьяновка).

В этом районе в результате боевых действий были значительные разрушения.

Утром 24 января полковник Кнебель лично возглавил контратаку в районе вокзала Тапиау. Благодаря действиям его группы вокзал был освобождён. Позже, на дороге Ромау (Romau, сейчас Ровное) — Зилакен (Sielacken, сейчас не существует, восточнее Ромау) его бронетранспортер был подбит, а сам Кнебель получил смертельное ранение.

Из представления к награде:

 

«Лев из Велау

 

Ставка фюрера, февраль 1945.

Фюрер представил к награждению дубовыми листьями к рыцарскому кресту командира армейской военной школы полковника Кнебеля — 744-го солдата вермахта, удостоенного этой награды.

Flucht 1945_3
Дороги Восточной Пруссии. Зима 1945 года.

Полковник Кнебель в середине января 1945 года, будучи  комендантом населенного пункта Шиллен, расположенного на  железнодорожной линии Инстербург — Тильзит, во главе  охранных подразделений и солдат обоза отражал атаки противника, пока не последовал приказ к отступлению.

Четырьмя днями позже он с батальоном фольксштурма и охранными подразделениями несколько дней вёл оборонительные бои на линии Велау — Тапиау и способствовал удержанию фронта между Мазурскими озерами и Куршским заливом.»

Руководство ударной группой Кнебеля после его ранения принял капитан Вальтер (Walter).

Фронт вдоль Деймы был опрокинут 24 января. За Тапиау и Мотерау (Moterau, сейчас Забарье) ещё шли ожесточённые бои, однако противнику удалось прорвать оборону возле Гольдабаха (Goldbach, сейчас Славинск) и путь на запад стал открыт.

Русские танки без сопротивления прошли по северу округа и достигли дороги  Вильмсдорф (Wilmsdorf, сейчас не существует) — Гросс-Удерталь (Groß-Udertal, сейчас Демидово) — Штампелькен (Stampelken, сейчас Осиновка) на южной окраине леса Грайбенер (Greibener Forst, сейчас Головенский лес).

Противник непрерывно атаковал  линию обороны вдоль Деймы в течении всего  25 января и прорвал её в нескольких местах. Лишь  в южной части округа в районе Гросс-Энгелау — Хансвальде (Hanswalde, не существует) — Фридрихсдорф (Friedrichsdorf, не существует) удавалось оборонятся до 26 января, в то время как Фридланд был потерян только 28 января.

По данным официальной переписи от 17 мая 1939 года в округе Велау проживало 50 236 жителей. Нам удалось в результате долгой кропотливой работы установить судьбу 40 138 человек, хотя в деталях их местонахождение не всегда  выяснено. По подсчетам Федерального министерства перемещенных лиц примерно 250000 — 300000 человек осталось в советской части Восточной Пруссии, в том числе и в Кёнигсберге.  Очевидно, что среди них должны были остаться и  несколько тысяч жителей округа Велау. Речь идёт не только о тех, кто не смог покинуть округ, но и о тех, кто смог эвакуироваться, но кого затем русские вернули обратно. Судьба многих из них покрыта мраком.

 

Flucht 1945_4
Беженцы в Восточной Пруссии. Зима 1945 года.

 

 

 

(фотографии с сайта Землячества округа Велау и с форума kenig.org)

 

 

 

__________________________________

 

Admin: Несколько комментариев к тексту.

Во-первых, Курт Диккерт в своих описаниях произошедших событий выглядит человеком, малознакомым с реальной ситуацией, сложившейся в округе Велау в начале 1945 года. Часто встречаются такие оговорки, как «вероятно», «возможно», «по неподтверждённым сведениям» и пр. В этой связи описания советских участников событий, приведённые в первой части исследования (Битва за Велау), выглядят убедительнее.

Во-вторых, в целом и хронология, и многие детали совпадают с воспоминаниями советских участников.

В-третьих, и Курт Диккерт подтверждает, что за Велау велся ожесточённый бой и центр города оказался разрушенным.

В-четвёртых, судьба полковника Кнебеля и его ударной группы стала более понятной, хотя вопросы остались. В частности, почему он оказался комендантом Шиллена, если к тому времени уже был командиром школы в Тапиау? Или же его назначили на  должность командира уже после того, как он отступил из Шиллена? Но тогда в этой должности он пробыл всего лишь несколько дней (18 января был прорыв советских танков возле Шиллена, 19 января в казармах Тапиау временно разместился интендант 3 танковой армии, а уже 24 января Кнебель был смертельно ранен). И прозвище «Лев из Велау» дано Кнебелю в представлении к награде, скорее всего, по названию округа, в котором он тогда воевал.

 

 

 

 

 

Битва за Велау

Битва за Велау

Перевод заметки Гюнтера Гронмейера (Günter Gronmeyer) «Kampf um Wehlau» (Wehlauer Heimatbrief, № 71, 2004).

Итак:

 

 

 

 

 

 

 

Битва за Велау Wehlau Langebruecke_1945
Длинный мост — Lange Brücke. Мост через Прегель, взорванный в январе 1945-го. Видно, что смысла в этом особого не было, так как река покрыта льдом. Источник: Сайт землячества Велау.

 

 

 

Битва за Велау

 

Вопрос: Пострадал ли Велау во время боёв? Удивительно, но спустя 60 лет можно с уверенностью утверждать, что ни Велау, ни его окрестности не пострадали от действий Красной Армии.

Моё исследование основано на следующих источниках:

1. книге Диккерта и Гроссманна «Битва за Восточную Пруссию» („Der Kampf um Ostpreußen“ Dieckert / Großmann), страницы 93 — 95;

2. книге талантливого восточно-прусского военного историка Хельмута Борковски «Битва за Восточную Пруссию и Замланд 1944-1945» (Helmut Borkowski  „Die Kämpfe um Ostpreußen und das Samland 1944-1945“), страницы 22, 23, 31 – 33;

(обе книги основаны на исторических документах!)

3. многочисленных разговорах с бывшими солдатами 5-й танковой и 1-й пехотной дивизий, воевавших на линии Алленбург — Велау — Тапиау (Allenburg Wehlau Tapiau);

4. воспоминаний моих земляков, живших в Велау или его окрестностях в 1945-1948 годы, а также анализа выпущенных за 30 лет томов издания Wehlauer Heimatbrief (печатный орган землячества крайса Велау. — admin);

5. подробных описаний первых русских переселенцев, прибывших в конце 1945 — начале 1946 годов  в окрестности Велау и Тапиау, и   которые ещё застали «старый» Велау;

6. собственных воспоминаний: я, родившийся в 1935 году в Тапиау, жил с 22 января  по 13 апреля 1945 года у своего отца, служившего в сапёрной роте (строительство мостов), расквартированной в Лангендорфе (Langendorf, сейчас пос. Сокольники Гвардейского района, примерно 25 км по прямой до Велау. — admin) на берегу Прегеля; множество его сослуживцев, родившихся в крайсе Велау, постоянно узнавали друг у друга: «Идут ли бои в Таплакене? в Алленбурге? в Велау? в Патерсвальде? в Грюнхайне? в Имтене? и т.д.», «Прошли ли обозы?», «Где сейчас находятся русские?»;

7. я встречал множество солдат (многих случайно) и постоянно с ними общался.

 

Итак, краткое изложение существующих фактов:

 

21 января 1945 (воскресенье)

Велау забит беженцами (см. книгу Диккерта и Гроссманна). Мирное население хаотически движется в основном в направлении на Алленбург — Фридланд. Никакого единого немецкого фронта к югу от Прегеля между Велау и Тапиау западнее Алле не существует. Истощённые остатки 1-й (восточнопрусской) пехотной дивизии и 5-й танковой дивизии, практически уничтоженных в бою под Пиллькалленом (Pillkallen), по заснеженным дорогам и переполненным улицам пытались группами двигаться к новому месту дислокации: 1-я пехотная дивизия в район Алленбурга, 5-я танковая — в район  к западу от Алленбурга и к югу от Прегеля в районе Тапиау. Множество транспортных средств (и даже танки) вынужденно взрывались из-за недостатка горючего. То, что обе дивизии ещё пытались выполнить приказ, было на грани возможного (смотри вышеуказанные книги).

 

22 января 1945 (понедельник)

Массы бегущих жителей. Никаких  боевых частей в Велау нет. Вечером советские войска занимают Велау и Алленбург. (22.01.1945 — день захвата Велау согласно Диккерту/Гроссманну).

 

23 января 1945 (вторник)

Немногочисленные передовые советские войска форсировали Алле, но были отброшены назад. Вечером советскими частями был захвачен неповрежденным мост через Прегель (так называемый Цофенский мост — Zohpen Brücke), ведущий от центра Тапиау к железнодорожному вокзалу. Таким образом, русские вышли в тыл слабым немецким частям, оборонявшим Алле.  У русских через лес Фришинг (Frisching) открылось направление на Фридланд, а вдоль южного берега Прегеля —  на Кёнигсберг. Кроме того, советские войска подошли к реке Дейме возле Гольдбаха (Goldbach).

 

24 января 1945 (среда)

Утром ударной группой полковника Кнебеля был отбит вокзал Тапиау и улица Рюкцугштрассе (Rückzugsstraße) к югу от Прегеля. Превосходившие  немцев по численности советские войска практически без боя форсировали Алле. Немецкие войска, атакуемые как с фронта, так и с тыла, пытались прорваться к вокзалу в Тапиау. В районе к западу от Алле и на дороге Тапиау — Фридланд шли ожесточённые бои до 25 января. К северу от Гольдбаха форсирована Дейма. Вечером русские взяли Лабиау.

 

Выводы:

1. После анализа всех фактов становится очевидным: битвы за Велау не было! Не было ни бомбардировок, ни артиллерийского обстрела.

Превосходящие силы советских войск пытались добиться стратегических целей в направлении Норкиттен — Таплакен (Norkitten — Taplacken) путём атаки двумя мощными клиньями для захвата плацдармов к югу от  Прегеля для выхода к заливу Фришен Хафф (Frischen Haff) и к северу от Прегеля для движения по дороге № 1 (Reichsstraße 1) в направлении Кёнигсберга и далее вглубь  полуострова Замланд и  к Пиллау. Боёв за небольшие города вроде Велау, Тапиау и, в меньшей степени за Лабиау, не было в виду превосходящей численности советских войск на суше и в воздухе. Смутная надежда на последний естественный рубеж перед Кёнигсбергом — Мазурский канал, реки Алле, Дейма и Прегель — рассеялась, когда они оказались покрыты льдом. Почему же Велау, стоявший на этом же рубеже, не пострадал? Временная линия обороны, состоящая из разрозненных оборонительных укреплений,  не смогла задержать русских даже на два дня! И потом, а кто должен был защищать Велау? Несуществующие части?

2. Как мне кажется, слухи о том, что Велау пострадал от боёв, распространяются русскими. Это преимущественно молодые образованные люди, контактирующие с «ностальгирующими туристами» (такими, как я сам) — таксисты, экскурсоводы, переводчики.

Почему они это делают? С одной стороны, они не застали первое послевоенное время, а беспристрастного исторического описания тех событий пока ещё нет. С другой стороны они постоянно контактируют с бывшими жителями Велау и не только Велау, имеют доступ к различной, в том числе немецкоязычной литературе, пытаются сами изучать историю. И они стыдятся действий своих дедов и отцов, абсолютно бессмысленно опустошивших и  разрушивших сотни деревень и городов, оставшихся целыми во время войны. Поэтому они прибегают к вынужденной лжи, говоря, что, мол, в этих разрушениях виновата война. Я понял это, прожив в 1993 году несколько недель в деревне Апрелевка (Wargienen) в большой многодетной семье (когда-то переехавшей сюда из Белоруссии, из Гомельской области), и постепенно завоевывая доверие и уважение её членов.

 

 

___________________________________

 

admin. Хотелось бы добавить одно пояснение:

Oberst Ernst KNEBEL
Эрнст Кнебель

Кнебель Эрнст  — «лев из Велау» („Löwe von Wehlau“) — генерал-майор (посмертно); родился 02 июня 1892 в Саксонии. В сентябре 1944 года назначен руководителем военной школы 3-й танковой армии; как военный комендант станции Шиллен (Schillen, сейчас Жилино), стоящей на железнодорожной ветке Инстербург — Тильзит, возглавил отряды фольксштурма и охранных подразделений и принимал участие в боях на линии Тапиау — Велау, где был тяжело ранен в бою 24 января 1945 года.

Тут есть некоторые вопросы, т.к. возглавляемая Кнебелем военная школа дислоцировалась в Тапиау, и как Кнебель оказался при этом ещё и комендантом Шиллена, и как вместе с фольксштурмом мог оборонять из Шиллена, находящиеся от него в добрых 70 км  Велау и Тапиау,  не понятно. То, что полковника прозвали «львом из Велау» противоречит, на мой взгляд, описанию событий, связанных с боем группы Кнебеля в Тапиау, данным Гюнтером Гронмейером выше. Если бы Кнебель отбил у советских частей вокзал в Тапиау, его прозвище должно было бы быть и связано с этим городом. И наоборот — если прозвище связано с Велау, то за какие подвиги он его получил и когда?

Также есть нестыковки с датой и местом смерти Кнебеля.

Некоторые, в том числе и зарубежные, источники утверждают, что он умер в госпитале то ли в Пройссиш-Эйлау (сейчас Багратионовск), то ли в Дойч-Эйлау (сейчас Илава в Польше) 13 марта 1945 г. (1, 2, 3, 4, 5)

По другим источникам (что более вероятно, на мой взгляд), он умер в госпитале Пройссиш-Эйлау 27 января 1941 года. Дойч-Эйлау  был захвачен советскими войсками 22 января 1945-го, к тому же от Тапиау и Велау госпиталь находится в 200 км к юго-западу, так что оказаться там  Кнебель вряд ли бы смог. Пройссиш-Эйлау советские войска заняли 10 февраля 1945-го, и сообщение о его смерти (27 января), как и представление его к награждению, вполне могло быть передано в соответствующую инстанцию. Если же Кнебель умер от ран в уже занятом нашими войсками госпитале, то кто сообщил о его смерти? Наши врачи? Немцы? Как?

Кнебель был награждён рыцарским крестом (1944), и посмертно дубовыми листьями (№ 744, февраль 1945).

UPD. На сайте Российско-германского проекта по оцифровке германских документов в архивах Российской Федерации опубликованы списки потерь генеральского   состава германского  вермахта с 1939 года  по июнь 1945 года. На 41-й странице документа можно увидеть под номером 421 генерал-майора Кнебеля, 1892 года рождения, раненного в бою под Тапиау 24 января и умершего 13 марта 1945 года в лазарете Дойч-Эйлау. Второго Кнебеля, раненного под Тапиау, явно не было, так что это и есть тот самый «лев из Велау». Но сведения из «Списка», на мой взгляд, ясности не только не добавляют, но, по уже изложенным мной мотивам, ещё больше запутывают ситуацию: как мог оказаться Кнебель в госпитале уже взятого советскими войсками города, лично для меня абсолютная загадка.

 

general major ernst knebel
Фрагмент листа № 41 из «Списка потерь…»

 

Теперь вернёмся собственно к сути заметки Гюнтера Гронмейера относительно того, имела ли место битва за Велау.

Источники информации, приведенные автором, лично у меня не вызывают абсолютно никакого доверия. Если где-то кто-то что-то не слышал, не видел, не читал о чём-то, то  это не значит, что  этого «чего-то» не было в природе. Это лишь говорит о том, что человек, например, не смог изучить все  материалы, а опирался в своих выводах только лишь на имеющиеся у него под рукой. И очень неубедительно выглядят в качестве источника информации «подробные» воспоминания первых переселенцев в Велау. Я слышал от тех, кто видел Велау и Алленбург в начале 1950-х, совершенно противоположные сведения.

На сайте землячества Велау, которое, кстати, и издаёт Wehlauer Heimatbrief  (а автор заметки уверяет нас, что он читает его на протяжении 30 лет), есть несколько фотографий Велау послевоенного периода. Информации о том, кем сняты эти фотографии, на сайте нет. Могу предположить, что немцами, оставшимися в городе после того, как его заняли советские войска. Так вот, если это и впрямь фото Велау 1945-1946 годов (а сомневаться в этом у меня оснований нет), то при взгляде на них для любого очевидно, что здания в городе пострадали от боёв, и весьма существенно.

Steintor Wehlau und Post 1945-46
Велау зимой 1945/1946. Разрушенная башня Штайнтор (Steintor) и почта. Трудно назвать такой город не пострадавшим от боёв. Источник: Сайт землячества Велау.

 

Wehlau_1941
Велау. Штайнтор и Гросс-Форштадт. 1941 год (по почтовому штемпелю).

 

Rathaus Wehlau 1945-46
Руины ратуши Велау. Зима 1945/1946. Источник: Сайт землячества Велау.

 

Wehlau Rathaus
Ратуша Велау. 1930-1940-е.

 

Более того, автор заметки противоречит сам себе, говоря о том, что в  «небольших городах» не было боев, описывая перед этим ситуацию, когда группа Кнебеля отбила вокзал в Тапиау, а разрозненные группы немецких войск пытались с боем пробиться к нему. К тому же, награждение Кнебеля дубовыми листьями тоже говорит о том, что бои были нешуточными, хотя и не понятно, за эти ли именно заслуги он получил эту награду.

Посмотрим теперь, что пишут о боях за Велау наши источники.

 

 

«23 января 1945 года в бою при форсировании реки Прегель в районе населенного пункта Велау (Восточная Пруссия, ныне поселок Знаменск Гвардейского района Калининградской области) гвардии старший сержант Зилотин, командуя бойцами, из миномета уничтожил пулемет с расчетом и около 10 гитлеровцев. Был ранен, но остался в строю.»

(Из биографии полного кавалера ордена Славы Зилотина М.Н.)

 

«Звание гвардейца Шитиков оправдал в ходе начавшейся в январе 1945 года Инстербургско-Кёнигсбергской операции. 23 января 1945 года его батальон подошёл к реке Дайме у города Велау (Знаменск), с ходу преодолел её и участвовал в освобождении города.» (в тексте скорее всего река Прегель ошибочно названа Дайме. — admin)

(Из биографии Героя Советского Союза Шитикова И.П.)

 

«В январском наступлении 8-й гвардейский стрелковый корпус гвардии генерал-лейтенанта Завадовского сыграл значительную роль в разгроме восточно-прусской группировки врага. Введённый в прорыв корпус атаковал немцев неожиданно, без предварительной подготовки. Подвижные специально выделенные отряды, заняв первую линию обороны, стали громить ближние тылы противника. 21 января 1945 года дальнейший выход частей корпуса во взаимодействии с 1-м танковым корпусом в район Таплаккена по существу предрешил судьбу Инстербурга (ныне Черняховск), который был взят на следующий день. Развивая успех, дивизии корпуса с боем захватили крупный опорный пункт фашистских войск — Велау (ныне Знаменск), форсировали Прегель, Дайме и Алле и вышли к южным окраинам Кёнигсберга (ныне Калининград). »

(Из биографии Героя Советского Союза Завадовского М.Н.)

 

«Последние бои в Великой Отечественной войне гвардии подполковник Шелковый провёл в ходе Кёнигсбергской и Земландской операций в апреле-мае 1945 года. Полк под его командованием участвовал в овладении городом Велау (Знаменск) и в штурме Кёнигсберга (Калининград).»

(Из биографии Героя Советского Союза Шелкового С.Е.)

 

Из воспоминаний командующего 11-й гвардейской армии Кузьмы Никитовича Галицкого «В боях за Восточную Пруссию» (М.: «Наука», — 1970):

 

 

Овладение Велау и выход армии на р. Прегель

 

<…> В результате боевых действий 20 и 21 января оборона противника перед фронтом 11-й гвардейской армии была значительно расстроена. Несмотря на то что к утру 22 января немецкое командование сумело полностью перебросить в направлении Велау 5-ю танковую дивизию и ряд отдельных частей (батальоны фольксштурма, 662-й саперный батальон и другие части), а с севера некоторые части 548-й пехотной дивизии, ему не удалось создать сплошного фронта на дальних подступах к Велау и Тапиау. Его оборона опиралась преимущественно на отдельные опорные пункты и на командные высоты. <…>

Вместе с командиром 8-го гвардейского стрелкового корпуса генералом М. Н. Завадовским (22.01.45. — admin) едем в 5-ю дивизию, чтобы помочь генералу Г. Б. Петерсу в организации боя. <…> На главном направлении корпуса в 8 час. 30 мин. возобновила боевые действия и 26-я гвардейская стрелковая дивизия. Наступая вдоль северного берега р. Прегель и отразив контратаки пехоты и танков противника из Петерсдорфа и Штабингена, она к 15 час. овладела этими опорными пунктами и вышла на ближайшие подступы к Велау.

К этому времени к Велау из района Инстербурга стали подходить передовые части 56-й и 549-й пехотных дивизий (немцев. — admin), которые совместно с отошедшими подразделениями 13-го моторизованного полка и 561-й пехотной дивизии начали спешно организовывать оборону города. В районе переправ через Прегель была выставлена на прямую наводку вражеская полевая артиллерия. Мост через эту реку перед самым подходом наших частей был взорван. Однако части 26-й дивизии продвигались быстро, и немцам не удалось полностью организовать систему огня и наладить твердое управление занявшими оборону частями. К тому же большая часть подразделений 56-й и 549-й пехотных дивизий находилась еще на марше и не могла принять участия в бою за город.

Этим воспользовался командир 79-го гвардейского полка подполковник С. Е. Шелковый. Он не стал ожидать подхода поддерживающей артиллерии и в 17 час. при поддержке огня своих полковых и батальонных пушек под ожесточенным огнем врага начал форсировать Прегель по тонкому льду и по обломкам разрушенного моста. Через 1 час 15 мин. передовые подразделения полка атаковали гитлеровцев на северной окраине Велау и захватили прилегающие кварталы города, а также выставленную на прямую наводку всю артиллерию противника.

Немецкие части, отброшенные с северной окраины Велау, отошли в центр города, где совместно с подразделениями 56-й и 549-й пехотных дивизий, отступившими с востока, начали оказывать упорное сопротивление, опираясь на приспособленные к обороне здания. Сложившееся здесь в пользу противника соотношение сил позволяло последнему контратаковать подразделения полка вдоль улиц. Немцы стремились выбить наш 79-й полк на северный берег р. Прегель. Отдельные моменты боя были довольно критическими. <…>

Так, когда подразделения полка контратаковали превосходящие силы пехоты и танков врага, навстречу им бросилась вся парторганизация 3-й стрелковой роты во главе с парторгом сержантом Мельниковым. Коммунисты Буров, Мамонтов и другие возглавили группы бойцов, которые с противотанковыми гранатами в руках устремились наперерез танкам. Вскоре два из них запылали, шесть остановились, подбитые гранатами, остальные повернули обратно, а немецкую пехоту гвардейцы атаковали и уничтожили.

Оценив обстановку, создавшуюся на северо-западной окраине города, командир 26-й дивизии генерал-майор Г. И. Чернов направил сюда 75-й полк, вышедший к этому времени на северный берег р. Прегель. Теперь возобновили наступление уже два стрелковых полка. Распространяясь с упорными боями по улицам города, части дивизии к 20 час. полностью овладели его центром. Немцы еще удерживали западную и южную окраины и железнодорожный узел. Генерал Чернов ввел в бой свой второй эшелон — 77-й стрелковый полк и к 23 час. (22.01.1945. — admin) полностью овладел городом Велау. 16-й гвардейский стрелковый корпус с утра 22 января начал боевые действия с задачей ликвидировать группировку, оборонявшуюся севернее р. Прегель в районе (иск.) Таплаккен — Штеркенингкен — Вирбельн. Немецко-фашистское командование стремилось во что бы то ни стало сдержать наше наступление и тем обеспечить переправу отходивших войск на южный берег р. Прегель. Этим и объяснялась та ожесточенность, с которой дрались войска противника.»

 

 

Битва за Велау Operarion map_Wehlau 22-01-1945
Оперативная немецкая карта по состоянию на 22 января 1945 года. Видно, что основное сосредоточение наших войск имеет место возле Таплакена. Группа Кнебеля находится к югу от Тапиау. 5-я танковая армия немцев дислоцирована к югу от Велау. (Источник: http://www.wwii-photos-maps.com)

 

Operarion map_Wehlau 23-01-1945
Карта по состоянию на 23.01.1945. Видно, что значительная часть наших войск подошла к Велау. Группа Кнебеля выдвинулась к юго-востоку. Возле Велау находятся 56 и 549 пехотные дивизии немцев. (Источник: http://www.wwii-photos-maps.com)

 

 

 

 

Operarion map_Wehlau 24-01-1945
Карта по состоянию на 24.01.1945. Велау взят, группа Кнебеля уничтожена, идёт штурм Тапиау. (Источник: http://www.wwii-photos-maps.com)

 

 

Из книги «Малые города Калининградской области. Энциклопедический справочник» (2011):

«В соответствии с задачей, поставленной Ставкой Верховнoгo главнокомандования, в рамках Инстербургско­-Кёнигсбергской наступательной операции командующий 3­-м Белорусским фронтом генерал армии И.Д. Черняховский после разгрома тильзитско-­инстер­бургской группировки решил нанести главный удар в общем направлении на Велау. Овладев 22 января 1945 г. Инстербургом, войска 11-й гвардейской армии стремительно развивали наступление на запад и вечером того же дня уже вели бои севернее Велау силами 79-гro гвардейского стрелкового полка. Для развития успеха командир 26-­й гвардейской стрелковой дивизии генерал-­майор Г. И. Чернов ввел в бой все имеющиеся силы. Во взятии города принимала участие 5-­я гвардейская стрелковая дивизия (генерал­-майор Г. Б. Петерс). К утру 23 января город был очищен от немецких войск. <…>

­Война не прошла для Велау бесследно — ­ город был сильно (по некоторым оценкам, до 90 %) разрушен вой­сками 3-гo Белорусского фронта. В центральной части Велау сохранилось лишь около 10 неразрушенных зданий, в целом по городу ­ около 50­ — 60 домов, а включая пригороды ­ около 200 домов.»

 

Думаю, вышеприведенная информация даёт несколько иной, чем у Гюнтера Гронмейера, ответ на вопрос: имела ли место битва за Велау.

И последнее, что хотелось бы сказать. Я с полным основанием могу отнести себя к тем, кого автор заметки назвал «образованными людьми» (опустим при этом возраст), которым порой и впрямь стыдно за то, что произошло (и происходит сейчас) с немецким культурным наследием, доставшимся жителям Калининградской области. Но при этом я так же против любой («вынужденной», случайной, осознанной, святой) лжи. Более того, мне хотелось бы, чтобы подобной позиции, особенно в вопросах истории, придерживались и другие.

 

UPD. Продолжение темы боевых действий в округе Велау в начале 1945 года.

 

 

 

 

 

Впечатления войны шикарны

Впечатления войны шикарны

Вот такая открытка есть в моей коллекции. Полевая почта. 1914-й год. На лицевой стороне — вид восточно-прусского города Велау (Wehlau). Хотя к моменту отправления открытки русских войск в городе уже не было.

Текст читается очень плохо. Вот то, что удалось прочесть:

 

 

 

 

 

Из армии

Петроград

Большой пр. 106

Петроградская сторона

Г-ну Лусу

 

Здравствуйте!

Письмо получил вчера, после долгого промежутка. <…> Всё уже вам известно из газет. Впечатления войны шикарны, особенно под пулями и шрапнелью; как я не убит не знаю, верно не суждено.

Были дожди, да и грязновато, особенно в России. <…> тут живется ничего (?), работы у меня достаточно, да <…>. В общем хорошо, ну так ничего нового. Пока (?) чай с печеньем … офицера (?).

Газет не надо, так как поздно получаются (?), да и … полковая газета…

Мне пока ничего не надо.

Поклон Эльзе, … Марии…

 

11 … 1914

Письмо Эди получил.

 

 

Wehlau
…как я не убит не знаю, верно не суждено…

 

 

 

 

Русские войска в Велау

Русские войска в Велау

1 августа 1914 года Россия вступила в Первую мировую войну. А уже в воскресенье 23 августа 1914-го  среди жителей Велау началась паника, вызванная приближением русских войск. Началось бегство мирного населения в Кёнигсберг. Люди шли пешком, ехали на велосипедах и повозках. Единственный поезд из Велау до Кёнигсберга был переполнен. 24 августа в Велау царил хаос. Город был переполнен беженцами из восточных районов и солдатами отступающих немецких частей. На следующий день в 9-32 утра взорвали «Длинный мост» (Длинный мост — Lange Brücke — мост через реку Прегель). Однако это не помогло, и уже 25 августа в город вошли русские войска. Владельцу местной типографии и бургомистру Велау Рихарду Шеффлеру удалось договориться с русским командованием о предотвращении возможных грабежей. 30 августа Шеффлер поручился перед  адъютантом генерала Ранненкампфа лейтенантом Зивертом  в том, что в Велау будет сохранен порядок среди мирного населения. Для гарантии русской армейской комендатуре были предоставлены двое заложников из числа горожан. После того, как оккупационные власти остались довольны сотрудничеством с немецкими помощниками, городу было разрешено вновь ввести у себя самоуправление.

 

Русские войска в Велау. Weltkrieg wurde am 24 August 1914
Велау. Взорванный немецкими войсками Длинный мост через реку Прегель. 24 августа 1914 года. Источник: Сайт землячества Велау.

 

Wehlau Deutsche Truppen nach Abzug der Russen
Велау. Отступающие немецкие войска. Август 1914 года. Источник: Сайт землячества Велау.

 

Заместителем бургомистра был назначен владелец кожевенного завода Густав Мейер Рендант, городским секретарём стал бухгалтер Курт Шеффлер. 10 горожан выполняли функции полицейских, для чего им выдали белые нарукавные повязки.

 

Druckerei Scheffler in Wehlau
Велау. Типография и редакция газеты «Велауэр Тагеблатт», принадлежащая К. Шеффлеру. Источник: Сайт землячества Велау.

 

Новому городскому самоуправлению пришлось нелегко. Хлопоты доставляли не только русские, но и немецкие беженцы, которые зачастую действовали в сговоре с русскими. Но в борьбе с мародерами городская полиция получала поддержку от военного командования и  офицеров. Население жило в условиях некоторых ограничений и необходимости соблюдать лояльность к военным. Но в общем, жизнь горожан  оставалась сносной, несмотря на неопределённость и отдельные случаи конфискации солдатами кроватей и одеял для более комфортного обустройства своих огневых позиций. В первые дни сентября 1914 года были случаи поджогов на Кирхенштрассе. 6 сентября из городской кирхи русским офицером было похищено имперское знамя Союза бывших фронтовиков крайса Велау. 10 сентября вспыхнул пожар на Пиннау (район в южной части Велау), а затем русские войска покинули город, взорвав перед этим мост через реку Алле. Склады с мукой в Пиннау сгорели полностью. В полдень немецкая кавалерия под всеобщее ликование горожан вошла в Велау.

В своей памятной речи Рихард Шеффлер сказал: «Пусть и впредь все войны и беды минуют наш любимый Велау стороной!»

 

 

 

(источник: Wehlauer Heimatbrief, № 91, 2014)

 

 

 

 

Wehlau order Русские войска в Велау
Объявления Военной администрации Императорской русской армии по городу Велау. Источник: Die Russen in Ostpreußen 1914/15. Gräfe und Unzer, Königsberg 1931.

 

 

Объявление

Настоящим извещается, что владелец типографии Рихард Шеффлер (Велау,  Дойче-штрассе, 1) назначен бургомистром города Велау.

Военная администрация Императорской Русской Армии.

 

Объявление

Тот, кто в городе Велау станет заниматься воровством или мародёрством, будет немедля караться смертной казнью через повешение.

Любого вида оружие следует немедля доставить и сдать в ведомство бургомистра.

Тот, кто будет застигнут с оружием, и тем более станет производить выстрелы, также карается смертной казнью через повешение.

Именем военной администрации Императорской Русской Армии

Бургомистр Рихард Шеффлер

 

Отпечатано в типографии Шеффлера, Велау

 

(перевод Георгия Стогова)

 

 

 

 

 

 

Артур Карла

Артур Карла

Разглядывая открытки с видами Велау (Wehlau), нетрудно заметить, что значительное их число издано местным фотографом и владельцем  магазина по продаже книг и писчебумажных товаров, расположенного когда-то на Маркт-платц, Артуром Карла (Arthur Karla).

Насколько я могу судить по имеющимся в моей коллекции открыткам, период издательской деятельности Артура Карлы относится к 1920-1940-м годам. Самая ранняя дата по почтовому штемпелю — 1927 год. Открытки отпечатаны способом «реальная фотография». Можно с уверенностью утверждать, что, по-крайней мере в начале 1930-х годов (к примеру, в 1931-м), Артур Карла размещал заказы на печать тиража в сторонних типографиях. Абсолютно точно некоторые его тиражи печатались в крупной лейпцигской издательской компании Trinks & Co и в берлинской типографии Hermann Marre.

На оборотной стороне открыток, изданных Артуром Карла, указан издатель:

Arthur Karla, Buchdruckerei, Buch- u. Papierhdlg., Wehlau i. Ostpr.

Иногда также указан номер серии (к примеру, №№ 12, 16, 17*, 33).

 

Лошадиный рынок в Велау 1942
Лошадиный рынок в Велау. Издатель Артур Карла. 1942 год (по почтовому штемпелю).

 

Располагался магазин Артура Карлы, как уже говорилось, в самом центре Велау, на Маркт-платц.

 

Wehlau, Marktplatz Westseite, Papierwaren Arthur Karla
Велау. Писчебумажный магазин Артура Карла. Источник: Бильдархив.

 

Артур Карла Wehlau Arthur Karla
Велау. Западная часть Маркт-платц. Магазин Артура Карлы. На заднем плане виден шпиль кирхи Св. Якоба. Источник: Бильдархив.

 

Wehlau_Markt_1936-41
Вид с другого ракурса. Источник: Бильдархив.

 

 

 

 

Лошадиный рынок в Велау

Лошадиный рынок в Велау

Первые документальные свидетельства о рынке лошадей в Велау (Wehlau) относятся к 1613 году. В те времена рынок располагался на площади перед Алленскими воротами (Alletor), рядом с монастырём, в котором в 1561 году герцог Альбрехт даровал Велау городские права. Но места  стало не хватать, и в 1712 году лошадиный рынок отделился от общей городской ярмарки и переместился на Россмаркт (Rossmarkt) на противоположном конце Велау, к месту нынешнего слияния рек Преголя и Лава.

Вскоре и там стало мало места. Поэтому лошадиный рынок вновь перенесли, теперь уже к югу от кирхи Святого Якоба, на луга между улицами Schanze и Parkstrasse (сейчас ул. Черняховского). С 1896 года лошадиный рынок в Велау стал крупнейшим в Европе. В начале июля каждого года на рынке оказывалось не менее 9000 (по некоторым данным — 20000) лошадей и 3000 голов крупного рогатого скота. До Первой мировой войны на рынке продавались лошади в том числе и из России. Рынок продолжался 8 дней. Покупатели были не только из Восточной и Западной Пруссии, но и из заграницы — Австрии, Дании, Швеции, Сербии.

 

Лошадиный рынок в Велау Wehlau Welt Grosster Pferdemarkt 1909
Почтовая открытка с изображением лошадиного рынка в Велау. Подпись на лицевой стороне утверждает, что рынок этот — крупнейший в мире. 1900-е годы.

 

Покупка лошади традиционно сопровождалась рукопожатием и рюмкой шнапса. Всё время работы лошадиного рынка в Велау бурлила жизнь. Трактирщики подсчитывали барыши от проданного пива и шнапса, горожане от сданных в аренду комнат, а городские власти от сборов на право торговли.

 

Лошадиный рынок в Велау 1942
Почтовая открытка. Надпись на лицевой стороне: Крупнейший рынок лошадей в Велау. 1942 год (по почтовому штемпелю).

 

Вот как описывал лошадиный рынок в Велау местный житель:

 

 

Старым клячам давали шнапс

 

Велау славился самым большим рынком лошадей в Европе. На рубеже 19 и 20 веков Восточная Пруссия оставалась сельскохозяйственным регионом. Но даже трактора, появивишиеся позднее, не смогли полностью вытеснить лошадей из повседневной жизни. И тракененская порода лошадей даже сегодня тому наглядное доказательство.

 

Лошадиный рынок в Велау 1934
Лошадиный рынок в Велау. 1934 год (по почтовому штемпелю).

 

К ежегодному рынку лошадей, который  всегда начинался в первый понедельник июля, всё население Восточной Пруссии готовилось целый год. В воскресенье все подъезды к Велау, все близлежащие луга и поля, все улицы города были забиты лошадьми, людьми и машинами. Для машин организовывали специальные парковки.

 

Der Auftrieb zum Pferdemarkt durch Wehlaus Strassen
Улицы Велау во время рынка были переполнены людьми и лошадьми. 1930-е. Источник: сайт Землячества крайса Велау (Kreisgemeinschaft Wehlau, www.kreisgemeinschaft-wehlau.de).

 

В понедельник все лошади оказывались на выгоне к югу от Шанце, где городские власти заранее обустраивали коновязи и поилки для лошадей. С каждой лошади (как и с каждой машины), брался особый сбор, шедший в городскую казну. Деньги в казну шли немалые,  если учесть, что в 1939 году, например,  на рынке было выставлено 16000 лошадей. Все лошади на рынке осматривались ветеринарными врачами. С места событий Кёнигсбергским радио велся прямой репортаж на Германию и даже за границу. Репортажи вёл уроженец Велау Роле Розенгарт, который на восточно-прусском диалекте шутил и развлекал слушателей.

 

Лошадиный рынок в Велау_1930-е
Несмотря на свои размеры рынок был образцово организован. 1930-е годы. Источник: Бильдархив.

 

На самом рынке машина за машиной, повозка за повозкой, лошадь за лошадью — всё было расставлено в идеальном порядке. До 1933 года на рынке действовал стрелковый тир. Сновали цыгане, гадали цыганки. Каждая покупка сопровождалась звучным рукопожатием и сдабривалась пивом и шнапсом. В воздухе стоял несмолкаемый гул голосов, сопровождаемый  криками торговцев и непрекращающимся лошадиным ржанием. В этой рыночной суете гремели оркестры возле кафе и ресторанов. Кипела ярмарка. Там было всё: русские горки, лилипуты, танец живота и множество аттракционов.

 

Лошадиный рынок в Велау An der Auffahrt zum Pferdemarkt erfolgt eine kurze Untersuchung der Pferde durch die Veterinaere
На рынке работали ветеринарные врачи, осматривавшие всех животных. Источник: Сайт землячества Велау.

 

Лошадиный рынок в Велау Pferdemarkt in Wehlau 1938
Рынок в Велау. На заднем плане водонапорная башня. 1930-е годы. Источник: Сайт землячества Велау.

 

Все места за столиками кафе и ресторанов были заняты. Комендантский час на время ярмарки отменяли (в тексте Polizeistunde. не совсем ясно, о каких годах идёт речь и о каком комендантском часе. возможно, о том, что полицейские не проявляли обычную ретивость в ночное время, или о том, что заведениям разрешалось временно работать круглосуточно. — admin). Поэтому поутру вы могли наблюдать блаженно спящих за столиками кафе крестьян и горожан, хотя, конечно, большая часть торговцев и покупателей снимала жильё. Сдавали внаём даже двуспальные кровати. Некоторые, ради экономии, ночевали на улице прямо возле своих лошадей. Те, кто мог себе позволить (особенно владельцы машин), отправлялись на ночлег в отели соседних городков и даже в Кёнигсберг. Работа была и у железной дороги. На время проведения лошадиного рынка формировались специальные дополнительные поезда даже из Берлина. И всё это ярмарочное безумие длилось почти три недели.

 

ЛОшадиный рынок в Велау Nach dem Pferdemarkt der Krammarkt
Улицы города во время проведения рынка. 1930-е. Источник: Бильдархив.

 

Fischfrauen und Aalhaendler Wehlauer Pferdemarkt
Торговка рыбой. Велау. 1930-е. Источник: Сайт землячества Велау.

 

Elefant at Pferdemarkt
Слон на ярмарке в Велау. 1930-е. Источник: Сайт землячества Велау.

 

При покупке лошади нужно было быть опытным специалистом, чтобы тебя не обдурили. У местных это называлось «состряпать новую лошадь».  Старой кляче чистили зубы и убирали остальные внешние признаки возраста и давали ей корм с добавлением извести. От небольшого количества мышьяка шкура у клячи начинала блестеть, а скормленный ей в базарный день кусок хлеба, смоченный в шнапсе, придавал её глазам огня, а характеру задора. Местом особенно громких криков и характерного комизма был угол, где продавали и меняли крестьянских лошадей. Подвыпившие бауэры уже с утра толкались среди коновязей. Вот очередной покупатель останавливался перед одной обновлённой клячей. Продавец, стараясь выставить свой товар в лучшем виде, посадил на лошадь своего десятилетнего сына, и подбадривая клячу кнутом, попал по голым коленкам мальчишки, от чего тот громко взвыл. «Чего ревёшь, малый? А ну-ка покажи, на что способен наш жеребец!»

(источник: Wehlauer Heimatbrief, № 60, 1998)

 

 

Лошадиный рынок в Велау. Wehlau Pferdemarkt 1930-194x
Покупатель осматривает товар. 1930-е. Источник: Бильдархив.

 

Лошадиный рынок в Велау Pferdemarkt in Wehlau
Лошадиный рынок в Велау. Справа виден шпиль районного управления — крайсхауса. 1930-е. Источник: Сайт землячества Велау.

 

Лошадиный рынок в Велау 1930-е

 

 

Wehlauer_Pferdemarkt

 

 

Отрывок из книги Альфреда Роде «Молодой Коринт*» (Alfred Rodhe «Der Junge Korinth», Berlin, Rembrandt, 1941):

 

«Более внушительным, более мощным, более разнообразным и пестрым, был для подростка [Ловиса Коринта] рынок лошадей в Велау. Здесь был народный праздник, семейный праздник, но при этом также  шла и торговля.  Всё покупалось и продавалось в лавках и киосках на лугу Шанце, на этой бурлящей и шумящей ярмарке с ее гигантскими женщинами, русалками и прочими диковинами, с ее тирами и пивнушками, в которых толстые официантки обслуживали загулявшую хмельную публику. На самом рынке кишели лошади и русского и литовского происхождения,  и лошади знаменитых прусских конных заводов. И всех их  сопровождал пестрый люд со всех концов земли, а в  особенности с востока.  Зажиточный  кожевник из Тапиау прибывал сюда  со всей своей большой семьёй, обычно  на на двух полностью загруженных кожами  телегах, а вечером возвращался домой со столь многочисленными  покупками, что те еле умещались на  тех же самых телегах.»

 

 

 

* Ловис Коринт (Lovis Corinth, 1858 — 1925) — немецкий художник, представитель импрессионизма. Родился в Тапиау в семье кожевника, учился в гимназии в на Кнайпхофе в Кёнигсберге, а затем в Кёнигсбергской академии художеств.