Святой Адальберт и Восточная Пруссия

Святой Адальберт и Восточная Пруссия

Завоевание Восточной Пруссии началось задолго до того, как рыцари под водительством чешского короля Оттокара II Пшемысла и магистра Тевтонского ордена Поппо фон Остерна, продвинувшись вдоль побережья залива Фришес-хаф, основали в нижнем течении реки Преголи укрепление, давшее начало Кёнигсбергу. И даже задолго до того, как в 1239 году тевтонами было сожжено прусское укрепление Хонеда, стоящее  на высоком холме, возвышающемся над этим самым заливом, а на его месте впоследствии возник замок Бальга. Ещё один чех, почти за два с половиной века до этого, уже пытался завоевать души пруссов, неся им слово божие и крест. Но, в отличие от его земляка-короля, эта миссия окончилась полным провалом. Этот первый чех происходил из княжеского рода Славниковичей и был наречён при рождении Войтехом (наиболее вероятной датой его рождения считается 955 год). Со временем, приняв монашеский сан и получив имя Адальберт, в 982 году он стал епископом Праги. Это служение оказалось для Войтеха-Адальбрета полным интриг и гонений со стороны конкурирующего за главенствующую роль над чешскими землями княжеского рода Пшемысловичей (из него-то, по иронии судьбы, и происходил Оттокар II) и не было успешным. Оставив епископскую кафедру, Адальберт в конце концов покинул и Прагу.  Спустя годы, в 996 году он оказался в столице первого польского государства Гнезно при дворе короля Болеслава Храброго. А весной следующего, 997 года, Адальберт на корабле с дружиной, приданной ему королём, отправился к северным соседям поляков — воинственным пруссам, надеясь обратить их в христианство и тем самым отвратить от постоянных набегов на польские земли. Спустившись по Висле до Гданьска, Адальберт отослал корабль и охрану обратно, а сам с несколькими спутниками, среди которых был его сводный брат Гауденций, направился на восток.

Смерть Адальберта от рук пруссов. Фрагмент входных дверей Гнезненского собора. Бронза, 1160-1180 г.г.

Как уже говорилось, миссия Адальберта была неудачной.  Он и его спутники были схвачены пруссами, в это время враждовавшими с поляками, и через несколько дней убиты. По легенде, 23 апреля 997 года Адальберт принял мученическую смерть от прусского жреца Сикко (или Зикко) и его помощников: его пронзили копьём  (по другим источникам, нанесли семь ран), а затем отрубили голову и надели её на шест. Тело же бросили в воду. Якобы уже сразу после кончины с телом Адальберта стали происходить чудеса: один источник сообщает, что расчленённое тело Адальберта срослось вновь, другой — что верёвки, опутывавшие мученика, разорвались и руки его сами собой сложились на груди в крест.

Болеслав Храбрый, узнав о гибели Адальберта, приказал, как говорят, заплатить пруссам за его останки золотом, равным им по весу. Останки привезли в Гнезно и захоронили  на горе Леха в базилике Пресвятой девы Марии. Уже через два года, в 999 году, Адальберт был причислен к лику святых. Позднее мощи Адальберта не раз перезахоранивали, пока, наконец, они не упокоились в кафедральном соборе в честь Святых Вита, Вацлава и Войтеха в Пражском Граде. Святой Адальберт считается покровителем Польши и Чехии. День его поминовения приходится на 23 апреля.

 

крест святого адальберта
Тенкиттен и место предполагаемой гибели Святого Адальберта. Фрагмент топографической карты. 1920-1930-е г.г.

 

О том, где же Адальберт был схвачен, а потом убит, историки спорят, весьма безуспешно, добрых полтора века. В качестве места его гибели называются локации, отстоящие друг от друга на десятки километров: прусское  городище Трусо на берегу озера Дружно в нескольких километрах юго-восточнее нынешнего Эльблонга, селение Швенты Гай к юго западу от этого же озера,  окрестности озера Дзежгонь, окрестности нынешнего Зеленоградска, и даже пределы нынешнего Калининграда. Наиболее, так сказать, канонической, считается версия, что погиб Адальберт неподалёку от селения Тенкиттен (Tenkitten, сейчас не существует) между Пиллау (Балтийск) и Фишхаузеном (Приморск).

Кирха в Тенкиттене. XVII в.

Согласно некоторым источникам первая часовня на месте гибели Адальберта в Тенкиттене появилась уже в начале XI века во времена правления Кнута Великого, короля Дании, Норвегии и Англии, побывавшего в этих краях, и считалась самой древней церковью Замланда. Другие источники относят её появление ко времени замландского епископа Иоганна I  фон Кларе (1320 — 1344). И уже абсолютно точно церковь в Тенкиттене существовала в начале  XVI века, поскольку в архиве Тевтонского ордена имеется распоряжение  от 1422 года о том, что штат священников кирхи Святого Адальберта должен был состоять из 4 человек, которым также придавались два певчих и звонарь. Со временем кирха стала популярным местом паломничества, но после Реформации постепенно стала ветшать, пока, наконец, после осенних штормов 1669 года совсем не развалилась от старости.

крест святого адальберта
Дубовый крест

В начале XIX века о кирхе Святого Адальберта напоминали лишь еле различимые руины одной из её стен, заросшие можжевельником. В 1806 году два уроженца Кёнигсберга — католический священник Фридрих Людвиг Захариас Вернер, а по совместительству поэт и драматург, и Эрнст-Теодор-Амадей Гофман, вдохновлённые деяниями Святого Адальберта, создали музыкальную трагедию «Крест над Балтийским морем» (Das Kreuz an der Ostsee).  А в 1822 году на частные пожертвования на месте бывшей кирхи был установлен настоящий дубовый крест высотой 25 футов (9,5 м), окруженный деревянной оградой, и с металлической табличкой-посвящением мученику. Этот крест вскоре также пострадал от штормовых ветров, и в 1834 году на пожертвования графини Эльжбеты Велёпольской был установлен металлический крест высотой около 9 м. В 1837 году крест был украшен дубовыми листьями. На кресте имелась надпись:

 

Bischof St. Adalbert
starb hier den Märtyrertod 997
für das Licht des Christentums.
Wielopolska 1831

 

(Епископ Святой Адальберт

принял здесь мученическую смерть в 997 году,

неся свет христианства.

Велёпольская 1831)

 

К 900-летию смерти Адальберта, в 1897 году, вокруг креста была установлена металлическая ограда, а сам крест отреставрирован. На кресте появилась ещё одна надпись:

 

Erneuert am 28 April 1897
durch die Evangelische Provinzialkirche
Ostpreußen

 

(Обновлён  28 апреля 1897 года

с помощью Евангелической церкви провинции

Восточная Пруссия)

 

Этот крест простоял до отступления немецких войск из Кёнигсберга в Пиллау в апреле 1945 года, и, вероятно, был разрушен во время боевых действий (есть версия, что его уничтожили сами немцы, чтобы он не служил ориентиром для советской артиллерии).

 

крест святого адальберта
Крест возле Тенкиттена был установлен на холме, высотой примерно 22-25 м, лишенном растительности. После реставрации креста в 1897 году вокруг него высадили деревья. Почтовая открытка. Начало 1900-х г.г.

 

Крест Святого Адальберта возле Тенкиттена — Фишхаузена. Почтовая открытка. Начало 1900-х — 1910-е г.г.

 

Со временем деревья выросли настолько, что уже окружили крест сплошными зарослями. Поэтому версия о том, что немцы взорвали его, дабы лишить ориентира советскую артиллерию, кажется нам малоубедительной, поскольку за деревьями его и так не было видно. Почтовая открытка. 1930-е г.г.

 

В октябре 1991 года на том месте, где стоял крест в честь Святого Адальберта,  по инициативе католической общины Калининграда установили сначала временный деревянный крест, который в 1997 году, в 1000-летнюю годовщину смерти святого, заменили на бетонный.

 

Крест Святого Адальберта
Крест Святого Адальберта. Декабрь 2018 г.

 

Крест Святого Адальберта
Крест Святого Адальберта. Декабрь 2018 г.

 

На кресте имеется таблица-посвящение. Декабрь 2018 г.

 

Крест Святого Адальберта не уникальное свидетельство фиаско христианских миссионеров на прусских землях. Судьбу бывшего епископа Праги десяток лет спустя повторил ещё  один посланец папского престола — Бруно из Кверфурта, современник и биограф Адальберта Пражского. Он погиб 9 марта 1009 года, пытаясь окрестить прусское племя ятвягов «на границе Пруссии, Руси и Литвы». На предполагаемом месте гибели Бруно Кверфуртского, в городе Лётцен (Гижицко), также был установлен крест, практически не отличающийся от креста Адальберта.

Выше уже говорилось о том, что Войтех-Адальберт является патроном Польши. Немудрено, что в этой стране в различных городах и деревнях, начиная от Эльблонга и до Кракова, и от Варшавы до Познани, великое множество костёлов посвящёны ему. Говорить о том, что вообще в Восточной Пруссии имя Адальберта, помимо кирх и капелл, носило множество улиц и даже отелей, смысла нет. Но не все знают, что и на территории Калининградской области крест в бывшем Тенкиттене — это не  единственное сооружение, связанное с этим святым.

Начнём с того, что символ Калининградской области — Кафедральный собор на острове Канта — построен в честь Богоматери и (внимание) Святого Адальберта. В настоящее время собор является светским учреждением. Но католики Калининграда проводят свои службы в освящённом в 2005 году костёле Святого Адальберта на ул. Александра Невского.

Ещё одним напоминанием о святом является бывшая кирха, построенная в его честь (сначала как капелла, в 1904 году, а позднее, в 1932 году, с пристроенным нефом, ставшая полноценным храмом) католической общиной Кёнигсберга в Амалиенау, на углу Лавскераллее и Кастаниеналлее (сейчас угол проспекта Победы и Каштановой аллеи). Частично сохранившееся здание много лет занимает научно-исследовательский  институт земного магнетизма РАН.

А в отлично сохранившейся лютеранской кирхе имени Святого Адальберта в Кранце (Зеленоградск), построенной в 1897 году, сейчас находится православный Спасо-Преображенский храм.

 

Пляжное кафе Тенкиттен, надо полагать, находилось у холма, на котором стоял крест Адальберта, возможно даже в том месте, где и сейчас находится подобное заведение. 1910-1930-е г.г.

 

Статуя Святого Адальберта из кирхи Фишхаузена и крест в Тенкиттене. Почтовая открытка. 1912 год (по почтовому штемпелю). Примечательно, что издателем открытки указан приход в Тенкиттене.

 

 

 

Источники:

Schlicht O. Das westliche Samland: Ein Heimatbuch des Kreises Fischhausen, Pillau vom Jahre 1725 bis zur Gegenwart. Bd. 1., — Verlag von Kolbe & Schlicht,  Dresden, 1922.

Voigt J.  Geschichte Preussens, von den ältesten Zeiten bis zum Untergange der Herrschaft des deutschen Ordens. Bd. 1., — Königsberg, 1827.

bildarchiv-ostpreussen.de

 

 

 

 

 

Эйдкунен

Дорога и её окружение

Дорожная сеть Восточной Пруссии начала формироваться несколько веков назад. В конце XIX – начале XX веков многие старые дороги были реконструированы и модернизированы, и сохранились до наших дней почти в том же виде, какими они представали перед путешественниками более сотни лет тому назад.

Дорогу, как инженерный, исторический и культурный объект, необходимо рассматривать в виде комплекса сооружений, состоящего из мостов и виадуков, домов у шоссе и придорожных трактиров, камней-указателей и часовенок-капличек, являющихся, к примеру, в Вармии, неотъемлемой частью придорожного пейзажа. Сохранению этого культурно-инженерного комплекса в Калининградской области, в отличие от Польши, уделяется недостаточно внимания, если не сказать больше: этот комплекс постепенно уничтожается.

Ниже мы публикуем перевод первой части статьи Адама Плоского Дорога и её окружение, свидетельства исторических перемен на Вармии и Мазурах (Adam Płoski Droga i jej otoczenie, świadectwa przemian historycznych na Warmii i Mazurach), дополнив её иллюстративным материалом.

 

 

 

Первые дороги

 

Дорога всегда оказывала положительное влияние на развитие экономики тех мест, по которым она пролегала, выполняя при этом ещё военные и административные функции. В Средние века созданная Немецким орденом на территории нынешних Вармии и Мазур дорожная сеть соединяла между собой замки и поселения, позволяя развивать торговлю. В XVI – XVIII веках эта сеть расширилась вслед за ростом количества городов и деревень, что было характерно для всей Европы. Новые дороги появлялись, в первую очередь, для соединения между собой административных центров. Большинство из этих новых дорог имели местное значение, и были более или менее равномерно (за исключением территорий, покрытых лесами) распределены по всем заселённым районам. Важные дороги прокладывались между соседними городами, и именно для таких дорог строились въездные городские ворота, сохранившиеся кое-где и по сей день (Пасленк/Пройссиш Холланд, Решель/Рёссель, Кентшин/Растенбург, Нидзица/Найденбург). Дороги часто влияли на архитектурные планы городов и деревень, зарождавшихся на пути их следования. Некоторые дороги, использовавшиеся среди прочего для переброски войск из одного региона Восточной Пруссии в другой во время военных действий, даже имели официальное наименование «военных».

Историк Владислав Шулист (Wladyslaw Szulist) выделял четыре типа дорог на Вармии и Мазурах в период XVI – XVIII веков в соответствии с их функциями:

 

  1. Транзитные – дороги с высокой плотностью движения, соединяющие различные государства;
  2. Дороги, соединяющие административные центры;
  3. Дороги, соединяющие небольшие поселения;
  4. Дороги, ведущие к отдельным частным владениям.

 

Самые важные международные дороги вели, прежде всего, в Кёнигсберг, который был связан с Данцигом (Гданьском), Торном (Торунем), Варшавой. Транзитные дороги имели несколько вариантов своего прохождения, будучи при этом весьма посредственного качества, и часто не имели твёрдого покрытия.

balga-chaussee-nach-gros-hoppenbruch
Дорога к замку Бальга. В соответствии с классификацией относилась к третьему типу дорог. 1930-е годы.

Это частично объясняется высокой плотностью движения по ним не только пешеходов (паломников, странствующих ремесленников, нищих), но и всадников на лошадях, а также пастухов, использовавших эти дороги для прогона животных. Ремонт дорог проводился в основном лишь во время строительства мостов. Власти Пруссии начали уделять дорогам внимание лишь со второй половины XVI века, выпустив несколько так называемых «дорожных указов» (Wegeedikte) в 1587, 1588, 1591 и 1592 годах.

Но, несмотря на эти указы, техническое состояние большинства прусских дорог было плачевным. В плохом состоянии была и дорога Кёнигсберг – Браунсберг (Бранево), несмотря на то, что ещё в орденские времена она была обустроена по обочинам канавами и валами. Позднее, во времена «Великого курфюрста» Фридриха Вильгельма, проведённые в 1684 году вдоль этой дороги работы по очистке придорожных канав, обновлению мостов и укладке на проезжую часть брёвен, состояние её кардинально не изменилось.

В 1693 году во Франции вышло первое руководство по строительству дорог. Вкупе с ранее опубликованными там же инструкциями и трактатами, относящимися к дорогам и их строительству, это привело к своеобразной революции в этой области. Во Франции же появился и первый общественный транспорт для междугородних перевозок – почтовый дилижанс (в то же время есть сведения о том, что первые почтовые дилижансы появились в Англии в 1640 году. – admin). В 1741 году в Париже открылась Школа мостов и дорог (École nationale des ponts et chaussées) – первое государственное техническое учебное заведение в мире подобного рода (ошибка с датой, т.к. это учебное заведение было открыто в 1747 году. – admin). Результатом всего это стало появление новой техники для дорожного строительства, которая, в свою очередь, обусловила внедрение новых подходов и стандартов в этом деле. Примеру Франции последовали и другие европейские страны.

 

 

 

Роль почты в развитии дорожной сети

 

Пруссия в деле строительства дорог также использовала опыт Франции, применяя при этом свои строительные материалы и местные трудовые ресурсы. Строительство дорог в прежние времена было тяжким трудом, к которому зачастую привлекали заключенных. Во времена правления преемника «Великого курфюрста» Фридриха III (1657-1713, с 1701 года король Пруссии под именем Фридрих I), отношение к дорогам изменил указ, вводивший жёсткие санкции в отношении тех, кто уклонялся от работ по строительству и содержанию дорог. В нём также говорилось о необходимости поддержания в надлежащем состоянии придорожных канав для предотвращения скопления в них воды. Тем не менее, наибольшее влияние на качество дорог оказала почта и усилия государства по содержанию в порядке основных почтовых маршрутов, по которым осуществлялись регулярные почтовые перевозки.

Вдоль дорог появились почтовые станции. Они должны были быть легкодоступны, безопасны для путешественников и иметь определённый набор удобств, поэтому им уделялось повышенное внимание. Среди основных почтовых маршрутов на территории Восточной Пруссии можно отметить следующие:

 

Кёнигсберг – Пройссиш Эйлау (Багратионовск) – Бартенштайн (Бартошице) – Хайльсберг (Лидзбарк Варминский)

Кёнигсберг – Пиллау (Балтийск)

Бартенштайн – Шиппенбайль (Семпополь) – Растенбург (Кентшин) – Пайтшендорф (Пецки) – Ортельсбург (Щитно).

 

Издававшиеся в дальнейшем почтовым ведомством распоряжения, инструкции, акты так или иначе касались состояния дорог, придорожных канав, мостов, почтовых станций и т.д., но, несмотря на все эти усилия, состояние дорог практически не улучшалось.

На территории Вармии инициатором создания почтовой службы стал епископ Игнацы Красицкий. Епископская почта появилась в 1768 году. Принадлежавшие ей дилижансы курсировали дважды в неделю. Отправка писем в пределах Вармии была бесплатной. Епископская почта просуществовала лишь четыре года, закончив своё существование после присоединения Вармии к Пруссии в 1772 году. Фридрих Вильгельм III, король Пруссии с 1797 по 1840 год, в рамках объединения польских земель с прусскими, в 1800 году приказал произвести инвентаризацию почтовой сети с замером всех почтовых трактов и установкой вдоль них милевых камней. Работы эти, правда, были произведены лишь 15 лет спустя.

XIX век, помимо интенсивного строительства дорог, характеризовался также тем, что почта (ставшая к тому времени одним из основных пользователей дорожной сетью) отошла от перевозки людей к своей нынешней функции – перевозке писем и посылок. Прибытие в город почтового дилижанса, однако, по-прежнему оставалось одним из основных событий для горожан, поскольку вместе с письмами почтальоны привозили и вести из «далёкого мира». Но и конная почта, достигнув своего расцвета к середине XIX столетия, впоследствии была вытеснена железной дорогой.

 

 

 

Перелом в строительстве государственных дорог

 

Состояние дорог в государстве всегда так или иначе интересовало правителей. Вот и король Фридрих Вильгельм I 20 августа 1720 года издал эдикт, в котором улучшение состояния дорожной сети Пруссии было объявлено одним из государственных приоритетов. Этот указ предполагал проведение реконструкции и расширения мостов, установку дорожных указателей, определял необходимость проведения весной и осенью ремонтных работ по поддержанию состояния имеющихся дорог. За ненадлежащее выполнение работ по содержанию дорог определялось суровое наказание. Чиновники, отвечавшие за содержание государственных лесных угодий, обязывались обеспечивать древесиной подобные работы. Состояние придорожных канав определялось особыми указами.

Во время войн с Наполеоном в Восточной Пруссии было издано несколько распоряжений, предписывавших осуществлять контроль за состоянием дорог, используемых для переброски войск на восток. Но и эти меры не сильно улучшили состояние дорог, по которым передвигались войска с сопровождающими их обозами.  Подобные распоряжения издавались и после окончания войны в 1814, 1815, 1820, 1821 годах.

Революционные перемены в дорожном строительстве начались в XIX столетии. Поворотным моментом в этой области стала работа Джона МакАдама [1] «Заметки о современной системе дорожного строительства» (Remarks on the Present System of Road-Making), опубликованная в 1820 году. В ней были предложены новые решения в технологии строительства дорог (использование твердого дорожного покрытия), снижении стоимости дорожных работ, а также их сроков (за счёт использования механизации).

 

allenburg-1936 дорога и её окружение
Алленбург. Дорога Шаллен — Алленбург и мост через Алле. Эта дорога до сих имеет  покрытие из щебня. Вдоль обочин растут огромные липы, которые на фотографии еле различимы. Почтовая открытка. 1936 год (по почтовому штемпелю).

 

В Пруссии к новшествам МакАдама отнеслись скептически. Здесь в дорожном строительстве использовалась система французского инженера Пьера Трезаге [2], разработанная им в 1775 году. В 1834 году на провинциальном совете в Кёнигсберге было принято решение расширить сеть дорог, соединяющих провинцию с польским побережьем и королевством Пруссия. На неважное состояние дорог постоянно жаловались купцы и путешественники, приезжающие в провинцию. К примеру, для того, чтобы добраться из Рёсселя в Зенсбург (Мронгово) требовалось потратить 6 часов (расстояние между этими городами составляет ок. 27 км. — admin), поскольку дорога была покрыта ямами и ухабами. Считалось, что прусский король намеренно не занимался ремонтом дорог, чтобы создать трудности противнику в перемещении его войск.  На отвратительное состояние дорог жаловались и местные жители. Граф Карл фон Лендорф [3] в 1830 году так описывал одну из своих поездок по дорогам крайса Лётцен (Гижицко): «Дороги ничем не отличались от замёрзших распаханных полей. […] Большую часть пути я был вынужден пройти пешком.» Однако, имеются и упоминания о том, что тогдашнее состояние прусских дорог было удовлетворительным.

В 1834 году в Пруссии была издана инструкция, определяющая проектирование и строительство дорог. Ширина дороги определялась её назначением. Дороги с небольшим движением должны были иметь ширину от 6,5 до 9,5 м (при ширине твёрдого дорожного полотна в 4 м). Максимальная нагрузка повозок на дорогу не должна была превышать 7000 кг. Для поддержания сети дорог в надлежащем состоянии создавалась особая дорожная служба и вводилась плата за проезд по дорогам для их последующего ремонта. Средняя стоимость строительства одной мили дороги (примерно 7,5 км) в Пруссии составляла 11000 талеров.  Вслед за этим началось интенсивное развитие дорожной сети Восточной Пруссии, которое продолжалось до начала прошлого столетия, и завершилось лишь с началом Второй мировой войны.

Большая часть средств на развитие дорожной сети поступала от государства. Но инвестиции поступали также и от акционерных обществ, сельских общин, магистратов и даже частных лиц. Государство поощряло районные управления к строительству и реконструкции дорог, частично дотируя их затраты. В 1902 году размер этих дотаций был увеличен. В районах были созданы управления по строительству и ремонту дорог.

С 1875 года в Пруссии было изменено законодательство, касающееся строительства дорог и их владения (так называемый закон Dotationsgesetz от 8 июля 1875 года), завершивший собой определённый этап в дорожном строительстве. Все имевшиеся дороги были переданы провинциальным администрациям, на которые возлагалась обязанность по их содержанию и обслуживанию. Некоторые дороги передавались районным и окружным администрациям. Государственный сбор сбор за проезд по дорогам отменялся. Обер-президент провинции Восточная Пруссия осуществлял надзор за строительством дорог, проходящих через несколько районов. В крайсе Алленштайн (Ольштын) по ситуации на 1910 год дороги были поделены в зависимости от на классы с точки зрения их «полезности» (I-IV), в зависимости от формы их собственности (государственные, общинные, частные), а также возможности военного использования (А и В).

 

 

 

Метры, километры, параметры

 

В XIX веке вслед за теми прусскими провинциями, в которых уже были проложены шоссе с твёрдым покрытием, за основательную модернизацию дорог взялись и в Восточной Пруссии. Первым таким шоссе с булыжным покрытием стал участок от Кёнигсберга до Эльбинга (Эльблонга), к строительству которого приступили в 1818 году. Затем шоссе (названное позже «берлинкой») продлили до Мариенбурга (Мальборка), и дальше на запад (даже сейчас ещё на «берлинке» – нынешней дороге № 22 – есть участок в несколько километров длиной с брусчатым покрытием, находящийся немного западнее Мальборка. – admin). Это шоссе сформировало ось всей дорожной сети Восточной Пруссии. Сеть эта расширялась медленно (участок Кёнигсберг — Эльбинг строился 10 лет), во многом из-за высокой себестоимости строительства, превышавшей аналогичные затраты в тогдашней Западной Европе. В середине XIX века стоимость строительства 1 км шоссе на западе Германии составляла в среднем 5-6 тыс. марок, на особо сложных участках — 12 тыс. марок, в то время как аналогичные затраты в Восточной Пруссии в среднем составляли 15 тыс. марок.

gros-friedrichsdorf-chaussee-nach-heinrichswalde дорога и её окружение
Дорога Гросс-Фридрихсдорф — Хайнрихсвальде (Гастеллово — Славск). На переднем плане видна куча щебня, использовавшегося для текущего ремонта дороги. 1930-е годы.

Трудности были вызваны в том числе и природными причинами — заболоченностью местности и наличием под почвой большого количества песков и глин, в связи с чем шоссе зачастую прокладывались заново.
Долгие сроки строительства были характерны и для других восточнопрусских шоссе. Шоссе Эльбинг — Остероде (Оструда), начатое в 1829 году, было построено лишь к 1853 году. Шоссе Бартенштайн — Опаленитц/Опалениц (через Бишофсбург/Биштынек, Ортельсбург, Вилленберг/Вельбарк) также строилось очень долго, с 1835 по 1864 год. Исключением здесь является дорога Кёнигсберг — Тапиау (Гвардейск) — Тильзит (Советск), построенная по особому указанию короля всего за два года (1830-1831). Неблагоприятная ситуация складывалась вокруг Ангербурга (Венгожево), шоссе к которому от Гердауэна (Железнодорожного) было решено построить лишь особым распоряжением министра от 6 октября 1856 года после одобрения проекта самим королём.  Но, невзирая на трудности, дорожная сеть в Восточной Пруссии неуклонно расширялась. В 1826 году насчитывалось лишь 52,5 км шоссе, в 1838 году уже 413.5 км, в 1853 — 902.75 км, 1862 г. — 1197.75 км, а в 1874 году — 1535,17 км.  В большинстве случаев вдоль обочин дорог высаживались деревья.

Строившиеся шоссе не имели однородного покрытия. Рядом с центральным полотном, выложенного щебнем или брусчаткой (Fahrbahn), располагалось более узкое полотно без твёрдого покрытия — так называемая «летняя дорога» (Sommerweg). Иногда вдоль обочин дополнительно обустраивались специальные площадки, где складировались материалы для последующего текущего ремонта шоссе. Со временем эмпирическим путём был сделан вывод, что дорога не должна быть очень широкой. Оптимальная её ширина может быть от 4 до 6 м, при ширине твёрдого покрытия 2,5 м. Это позволило снизить затраты на строительство. Первые шоссе, строившиеся в XIX веке, имели покрытие из гравия, насыпанного на основу из битого камня, либо из нескольких слоёв битого камня. Большая часть дорог отсыпалась гравием, так как это сильно снижало затраты на строительство. Были и брусчатые дороги. После Первой мировой войны ежегодное содержание брусчатой дороги составляло 500 марок, в то время как гравийная обходилась в 300 марок.  В 1910 году на 100 квадратных километров территории Восточной Пруссии приходилось 20,5 км дорог с твёрдым покрытием. Ежегодно вводилось в строй 60-80 таких дорог. Перед Второй мировой войной в Восточной Пруссии стали в большом количестве появляться дороги с новейшим для того времени асфальтовым покрытием. Небольшие участки асфальтированных дорог начали здесь появляться ещё в 1920-е годы. На начало 1930-х годов насчитывалось 270 км дорог с асфальтовым покрытием.  Применение асфальта в дорожном строительстве в начале прошлого века было вызвано в немалой степени появлением автотранспорта, использование которого на дорогах, отсыпанных гравием, было проблематичным.

 

marienburg-chaussee-nach-marienwerder дорога и её окружение
Шоссе Мариенбург — Мариенвердер (Мальборк — Квидзын). Слева от мотоцикла видна «летняя дорога». 1930-е — начало 1940-х годов.

 

 

 

 

Примечания:

1. Джон Лаудон МакАдам (John Loudon McAdam, 1756 — 1836)  — шотландский инженер, разработавший технологию строительства дорог с твёрдым покрытием из щебня, которое позже  по имени изобретателя стали называть «макадам». Со временем эту технологию усовершенствовали за счёт применения гудрона, связывающего щебень. Такое покрытие стало именоваться «тармакадам» или сокращённо «тармак» (англ. tar — гудрон).

 

2. Пьер Трезаге (Pierre-Marie-Jérôme Trésaguet,  1716 – 1796) — французский инженер, пионер дорожного строительства. Предложенный им метод строительства дорог предполагал создание два слоя дороги: основы из крупных камней, на которую насыпался слой мелких камней.

 

3. Карл фон Лендорф (Karl Friedrich Ludwig von Lehndorff, 1770—1854) — граф, прусский генерал-лейтенант, герой наполеоновских войн. Владелец имения Штайнорт (Штынорт). В его честь назван один из фортов, входящих в фортификационный пояс Кёнигсберга.

 

 

 

Источники:

Бильдархив

оригинал статьи

 

 

Часть II. Придорожные аллеи

 

 

 

Замок Бартен

Замок Бартен

Замок Бартен (Barten, сейчас Барцяны/Barciany), возвышающийся над одним из притоков реки Губер, называющемся Ливна (бывш. Либе/Liebe), примерно в 20 км севернее Кентшина (Растенбурга) и 15 км южнее границы с Калининградской областью, — прекрасно сохранившийся образец готического замка, построенного рыцарями Немецкого ордена для закрепления на завоеванной ими в XIII веке территории прусского племени бартов, собственно, и давшего название не только замку, но самой местности — Бартии.
У бартов здесь было поселение, а сама Бартия уже в XII веке была довольно плотно (конечно же для тех времён) заселена. На её территории пруссы имели несколько укреплений, которые во время продвижения ордена на восток завоевывались, и на их месте уже рыцари возводили свои укрепления. Первое временное укреплённое поселение, основанное, вероятно, в самом начале XIV века возле будущего замка, рыцари назвали Бартенбург, и находилось оно чуть восточнее того места, где сейчас стоит замок. Первое документальное упоминание о нём относится к 1325 году, когда оно было сожжено литовцами. Изначально в Бартенбурге находился фогт [1], позднее пфлегер [2], а административно укрепление (а затем и замок) подчинялось комтуру [3] Бранденбурга (сейчас Ушаково) и, непродолжительное время, комтуру Рейна (Rhein, сейчас Рын/Ryn).
Строительство каменного замка началось примерно в 1377 году на новом, тщательно выбранном месте. Великий магистр Немецкого ордена Винрих фон Книпроде решил создать новое комтурство в юго-восточной части орденских земель, и местом для будущего комтурского замка был выбран Бартенбург.
По первоначальному плану замок должен был представлять из себя массивное четырёхугольное сооружение с двумя башнями, способное противостоять даже огнестрельному оружию, к тому времени уже использовавшемуся для боевых действий. Но в 1385 году было принято решение создать комтурство южнее, ближе к границам, в Рейне. Статус строящегося замка в Бартене автоматически понизился, а внешний облик его в последствии претерпел изменения.

 

shloss-barten замок Бартен
Так мог бы выглядеть замок Бартен в соответствии с первоначальным планом.

 

Но, ещё до завершения строительства, замок стал центром, из которого немецкие колонисты осваивали прилегающую территорию, а рыцари продолжили своё продвижение на юго-восток Пруссии.
В связи со сменой первоначального плана в замке было построено только два из четырех планировавшихся флигелей — восточный и северный, и количество этажей при этом в них было уменьшено. На западной и южной сторонах замка возвели лишь оборонительные стены.

 

castle-barten-zamek-barciany
Реконструкция внешнего вида замка после завершения строительства. Вид с юго-запада.

 

Площадка под замок представляла частично искусственно отсыпанную возвышенность. Заболоченная река Либе была перегорожена в нескольких местах плотинами, результатом чего послужило появление прудов, защищающих подходы к замку с юга, юго-запада и запада. С севера замок защищал ров. Доступ в замок был возможен лишь с восточной стороны, через форбург (предзамчье) и ворота, имевшиеся в центре восточного крыла. Четырёхугольный в плане замок имел размеры 55 на 58 м. В центре замкового двора был выкопан колодец.

 

barten-map
План местности вокруг замка Бартен. Фрагмент топографической карты масштаба 1:25000. 1930-е годы.

 

Самой древней и самой важной частью замка является его восточное крыло высотой 18 м, длиной 58 и шириной 14 м, с въездными воротами. Два его подвала, по обе стороны от ворот, имеющие звёздчатые потолки и усиленные арками, опирающимися на колонны, служили для хранения запасов, и доступ к ним был возможен лишь из внутреннего двора по крутым узким лестницам. Первый этаж, разделённый воротами, в общем повторял собой подвал. В нём располагались кухня с большим очагом, пекарня, помещение для привратников и другие служебные помещения. Во внешних стенах первого этажа имелись узкие окна-бойницы. Второй этаж восточного крыла (в его северной части) был, вероятнее всего, занят обширной и высокой часовней, освещаемой пятью высокими стрельчатыми окнами, одно из которых располагалось на фронтоне флигеля, и залом собрания капитула, примыкавшем к часовне с южной стороны. Над залом собрания капитула находилась оружейная комната. Возможно, что в связи с понижением во время строительства статуса замка, часовня была преобразована в трапезную, а покои наместника ордена при этом располагались в южной части флигеля. Самый верхний этаж восточного флигеля, по традиции орденских замков, представлял собой одно большое пространство, использовавшееся одновременно как складское и оборонительное помещение, имевшее ряд близко расположенных небольших окон. Над этим этажом, под самой крышей, хранились различные запасы, в том числе, зерно, предназначавшиеся для использования во время возможных осад.

 

castle-barten-eastern-wing-by-steinbrecht-1920
Вид на восточной крыло замка. Рисунок К. Штайнбрехта. 1920-е годы.

 

barten-schloss-by-steinbrecht замок бартен барцяны польша
Вид на северное крыло замка со стороны внутреннего двора. Рисунок К. Штайнбрехта. 1920-е годы. 1 — северное крыло; 2 — современное крыло; 3 — фронтон восточного крыла; 4 — оборонительное и складское помещение с окнами-бойницами; 5 — капелла; 6 — первый этаж; 7 — подвал; 8 — колодец.

 

Въездные ворота, расположенные по центру восточного флигеля в стрельчатой нише с цилиндрическим сводом, получили свой нынешний вид в XIX веке.

 

barten-schloss-einfahrt-1935
Вид на восточное крыло замка и въездные ворота. 1935 г.

В северо-восточном углу восточного флигеля была сооружёна одна из двух башен, по первоначальному замыслу предназначенных защищать въездные ворота. На месте юго-восточной башни, имеется лишь прямоугольная площадка, а сама башня так никогда и не была построена.

 

barten-schloss-nordostecke-rundturm
Круглая башня в северо-восточном углу замка. 1920-1930-е годы.

 

Северное крыло замка, построенное до 1400 года, т.е. уже после решения о переносе комтурства в Рейн, ниже восточного и не имеет подвалов. Первый этаж северного крыла был отведён для хозяйственных нужд. Жилые и административные помещения располагались этажом выше. Третий этаж, по аналогии с восточным флигелем, использовался для хозяйственных и оборонительных целей и был снабжен окнами-бойницами. Западная часть северного крыла завершалась великолепным фронтоном.
Оба крыла замка имели деревянные галереи вдоль внутренних стен, соединявшие межу собой как сами крылья, так и этажи.
Южный флигель построен не был, хотя в восточном крыле есть ряды перевязочных кирпичей, указывающих на то, что строительство его намечалось.
С юга и запада периметр замка образуют защитные стены с бойницами, вдоль которых изнутри когда-то располагались деревянные галереи. В начале XV века, на финальной стадии строительства, в юго-восточном углу замка был построен прямоугольный бастион, спроектированный в соответствии с тогдашними требованиями для защиты от огнестрельного оружия. Но, вероятнее всего, он использовался впоследствии как пыточная и тюрьма.

 

barten-ostflugel-1932 замок Барцяны
Вид на восточный флигель и башню-бастион с юго-востока. 1930-е годы.

 

В 1402-1406 годах, будучи пфлегером комтурства Рейн, в замке Бартен жил будущий Великий магистр Немецкого ордена Генрих фон Плауэн.
Из-за финансовых проблем ордена в 1480 году замок был заложен. С 1533 года в нём находился руководитель округа (Amtshauptmann).
В своём окончательном виде замок использовался вплоть до преобразования Пруссии в герцогство. Во время Тринадцатилетней войны значительной роли Бартен не сыграл, хотя несколько нападений на него было совершено.
К северу от замка стало образовываться поселение, первое упоминание о церкви в котором относится к 1389 году. Собор, перестроенный на переломе XIV — XV столетий, сохранился до наших дней. Несмотря на то, что селение Бартен быстро росло и в нём насчитывалось 9 таверн, городские права оно получило лишь в 1628 году. После 1945 года этого статуса Барцяны были лишены.
С середины XV века военное значение замка неуклонно снижалось, и развитие поселения происходило лишь за счёт экономики и сельского хозяйства. В 1580 году к западной стене замка было пристроено массивное зернохранилище, сохранившееся до наших дней, и превратившее замок в трёхфлигельную постройку. К оставшейся южной стене в XVIII веке было пристроено одноэтажное административное здание. Южнее замка, возле мельничного пруда, со временем возникло поместье с сельскохозяйственными постройками. С 1847 года земли площадью 595 гектаров, поместье и замок перешли в собственность семейства Пахнио (Pachnio). В замке были произведены небольшие внешние изменения. В начале прошлого века большая часть прудов была осушена и на их месте были разбиты сады.

 

barten-schlos-1856
Замок Бартен. Вид с северо-запада. Рисунок 1856 года.

 

В 1915 году в северном флигеле произошёл пожар, уничтоживший все межэтажные перекрытия, восстановленные затем в упрощённом виде.

 

barten-schloss-der-sudgiebel-des-ostflugels-mit-freitreppe-1938
Вид на южный фронтон восточного флигеля. 1930-е годы.

 

barten-kreis-rastenburg-schloss замок Бартен Польша
Замок Бартен. Вид с юго-востока. Почтовая октрытка. 1930-е годы.

 

barten-schloss-innenhof-1920-e
Внутренний двор замка. 1920-е годы. Слева северный флигель. Прямо — восточный.

 

schloss-barten-innenhof
Внутренний двор замка. Прямо — восточный флигель, справа — административное здание у южной стены.

 

barten-schloss-nordflugel-innenhof-ansicht-von-sudosten-193x
Северный флигель и замковый колодец. Вид со стороны внутреннего двора. 1930-е годы.

 

После 1945 года замок и поместье было занято совхозом. В восточном крыле были оборудованы жилые помещения для работников. Административное здание XVIII века было разобрано и на его месте возведено новое.
С 2001 года замок находится в частной собственности. В нём были произведены археологические изыскания, он был частично обновлён. Предполагалось, что в нём разместится отель. Но в настоящее время объект выставлен на продажу и любой желающий, имеющий лишние 12 млн. злотых (ок. 2,8 млн. евро), может стать его счастливым обладателем. А пока замок закрыт для доступа и любоваться на него можно лишь снаружи.

 

20160929_barciany_0010
Вид на восточный флигель замка Барцяны и въездные ворота. Сентябрь 2016 года.

 

20160929_barciany_0001 Замок Барцяны Польша
Южный фронтон восточного крыла и башня-бастион. Сентябрь 2016 года.

 

20160929_barciany_0005
Внешняя стена северного крыла замка. Слева виден северный фронтон восточного крыла и круглая башня. Сентябрь 2016 года.

 

20160929_barciany_0003
Окна-бойницы северного флигеля замка. Сентябрь 2016 года.

 

 

______________

 

 

Примечания:

1. Фогт (нем. Vogt) — должностное лицо, управлявшее административным районом и наделённое судебными и фискальными полномочиями на землях Немецкого ордена. Должности фогтов были широко распространены в целом немецких землях начиная со Средних веков. В Польше и на Украине назывались войтами или вуйтами и как должностные лица просуществовали вплоть до XIX века.

2. Пфлегер — (нем. Pfleger) чиновник, управлявший административной единицей  на орденских землях.

3. Комтур — (нем. Komtur) орденский чиновник высокого ранга, наделённый всей полнотой административной, военной, судебной и фискальной власти, председатель конвента и управитель комтурства — крупной административной единицы в орденском государстве, на которой могли располагаться вплоть до нескольких замков.

 

 

 

Источники:

Jackiewicz-Garniec M., Garniec M. Castles of the State of the Teutonic Order in Prussia. — Olsztyn, Studio Arta, 2013.

Бильдархив

 

 

 

 

 

История почты. Почтовая служба Немецкого ордена.

История почты. Почтовая служба Немецкого ордена.

Созданная Немецким орденом на захваченных прусских землях сеть замков и городов требовала определённых шагов по созданию системы управления подконтрольными территориями. В этом смысле первостепенную важность имела организация обмена сообщениями между всеми звеньями образующейся сети укреплений и поселений. Для этой цели в короткий срок ордену удалось создать особую почтовую службу (первые упоминания о ней относятся к 1276 году), центром которой с 1309 года была резиденция Великого магистра в Мариенбурге. Во время Тринадцатилетней войны, в 1457 году резиденция была перенесена в Кёнигсберг, ставший, соответственно, и административным, и почтовым центром Тевтонского ордена. В этой заметке будет рассмотрена история почты на землях Немецкого ордена.
Briefbote im 15 Jahrhundert почта Немецкого ордена
Почтовый курьер XV века. Немецкая почтовая марка. 1989.

Руководство почтовой службой — амтбриффом (Amtbryff) — орден возложил на главного конюшенного — шталмейстера (Stallmeister). Ежегодный бюджет службы составлял 200 прусских марок. Много это или мало, можно судить по тому, что корова стоила в то время одну марку, а ездовая лошадь — пять. На замковых форбургах имелись специальные помещения — прообразы нынешних почтовых отделений, именовавшиеся «почтовыми конюшнями» (Bryffstall), на которых сдавались и выдавались письма, ставились специальные отметки, отдыхали почтальоны и менялись курьерские лошади. «Почтовая конюшня» в Мариенбурге уже существовала не позже 1287 года. Для почтовой службы использовались лошади особой породы «свейкен» (sweyken). Курьерами-почтальонами — называвшимися bryffjongen (почтовые юноши) — служили свободные пруссы, возможно носившие особую форму синего цвета, и имевшие для писем особую непромокаемую сумку из навощённого полотна (bryffsack). Обычно орденские письмоносцы передвигались пешком. Конные курьеры использовались лишь для срочных и особо важных сообщений.

 

Bryffstall in Deutsch-Ordensburg Почта Немецкого ордена
«Почтовая конюшня» Немецкого ордена. Гравюра XIX века.

 

Письма и пакеты имели специальные пометки, например «день и ночь», «очень важно», и даже целые инструкции-указания: «мы просим всех наших братьев, духовных и светских, где бы они ни были, в Пруссии или Курляндии, с усердной поспешностью отправить этот пакет с письмами, написанными нашему почтенному магистру, в любое время дня и ночи с верховыми курьерами».
Скорость, с какой доставлялись письма, например, в начале XV века, поражает даже сейчас. Письмо, отправленное из Кёнигсберга, через три часа уже был в замке Бранденбург (сейчас Ушаково), через шесть – в замке Бальга, а через четырнадцать прибыло в Эльбинг. Таким образом, расстояние более чем в 110 км гонцы преодолели со средней скоростью около 8 км в час.

 

Brief Swantopolks II an den Deutschen Ritterorden
Письмо князя Померании Свентополка (Святополка) II Немецкому ордену. XIII век.

 

Ordensbrief 28-2-1421 nach Marienburg история почты Почтовая служба Немецкого ордена
Письмо, отправленное почтовой службой Немецкого ордена из Риги в Мариенбург 28 февраля 1421 года. Побывав в Мемеле, Кёнигсберге, Бранденбурге письмо прибыло в резиденцию Верховного магистра 8 марта 1241 года.

 

Письмо, отправленное в 10 утра 12 августа 1409 года из Лабиау (сейчас Полесск), на следующий день в 22 часа было уже в Мариенбурге. За 36 часов оно покрыло расстояние более чем 180 км. Но это примеры срочной доставки (в нынешней терминологии — экспресс-почты), когда один конный курьер сменял другого, а доставка осуществлялась в режиме «днём и ночью». Средняя же скорость для обычных депеш составляла примерно 41 км в сутки, что, согласитесь, для тех времён и тех дорог также немало.
Ordensbote история почты Почтовая служба Немецкого ордена
Гонец-письмоносец Немецкого ордена. Неизвестный автор. Новое время.

Орденская почта доставляла письма, скажем так, официальные. Личная корреспонденция братии могла быть отправлена с помощью орденской почты лишь по исключительному разрешению вышестоящего начальства. Свободные пруссы (не говоря уже о подневольных) в подавляющем большинстве были неграмотны. Немецкие поселенцы, даже если они были обучены грамоте, использовали для почтовых нужд Ганзейскую почту. Кроме того, орденская почта действовала лишь на территориях, подконтрольных ордену. Отправка корреспонденции за пределы орденских земель была сопряжена с теми же сложностями и с теми же почтовыми расходами, что и для всех остальных жителей Европы того времени (например, стоимость пересылки письма с нарочным из Мариенбурга в Рим в орденские времена составляла 10 марок серебром).

Следует добавить также несколько слов об уже упомянутой Ганзейской почтовой службе — доставки письменных сообщений с помощью купцов Ганзейского союза, в который входили и несколько городов, находившихся в Пруссии на землях Тевтонского ордена (в частности, в разное время в Ганзу входили Эльбинг, три города Кёнигсберга — Альтштадт, Лёбенихт и Кнайпхоф, Данциг, Торн, Кульм). Почтовая служба Ганзейского союза довольно долгое время не являлась таковой в полном смысле этого слова. Письма перевозились нерегулярно, способы перевозки также могли меняться, стоимость пересылки каждый раз оговаривалась между отправителем и перевозчиком, и доставка корреспонденции осуществлялась только по определённым маршрутам. К примеру, Данциг и Кёнигсберг были основными промежуточными почтовыми пунктами в Пруссии на ганзейском маршруте из Антверпена до Риги. Более или менее упорядоченную систему Ганзейский союз создал лишь в период своего расцвета в XIV-XV веках. В 1580 году Ганзейский союз издал так называемый Botenordnung — правила и меры ответственности для курьеров-почтальонов — первые из известных в своём роде.

 

Botenposten der Hanse und des Deutschen Ritterordens история почты Почтовая служба Немецкого ордена
Почтовые пути Ганзейского союза и Немецкого ордена.

 

Почтовая служба Немецкого ордена, вероятно, прекратила своё существование в 1525 году, с образованием герцогства Пруссия, либо недолгое время спустя.

 

Siegel Elbing 1367
Печать Эльбинга, орденского города, входившего в Ганзейский союз. 1367.

 

 

 

 

Источники:

Википедия

www.danzig.org

www.baltictimes.com

Benkmann H.-G. Königsberg (Pr.) und seine Post. Ein Beitrag zur Geschichte der Post in Königsberg (Pr.) von der Ordenszeit bis 1945.  Schild-Verlag, München, 1981.

 

 

 

 

 

Прусская почта в XVI-XVII веках.

 

 

 

 

 

Замок Хайльсберг

Замок Хайльсберг

Бывшая резиденция епископа Эрмланда (Вармии) по праву является одной из архитектурных жемчужин, доставшихся нам от Немецкого ордена. Замок Хайльсберг (Heilsberg, сейчас Lidzbark Warmiński/Лидзбарк Варминьски) с его массивными угловыми башнями, великолепными сводами и красочными интерьерами впечатляет и очаровывает, увлекая своей историей. Город Хайльсберг, былая столица Эрмланда, возник между Алленштайном (сейчас Ольштын) и Бартенштайном (сейчас Бартошице), в месте впадения в Алле (польск. Łyna/Лына, русск. Лава) её притока Зимзера (Simser, сейчас Сымсарна/Symsarna). На этом месте находилось укреплённое городище Лецбарг (Lecbarg), принадлежащее прусскому племени погезанов, захваченное тевтонскими рыцарями примерно в 1241 году. Как обычно, рыцари на этом месте возвели своё укрепление, которое уже в 1264 году носило имя Хайльсберг. В 1242 году пруссы сожгли крепость, которая позже была восстановлена рыцарями. В 1251 году Эрмланд отошёл под власть церкви и здесь было образовано епископство. Примерно в 1260 году первый здешний епископ Ансельм (ок. 1210 — 1278) во время второго восстания пруссов приказал усилить деревянную крепость. Но это не спасло Хайльсберг, который после осады вновь оказался у пруссов, и лишь в 1273 году вернулся под власть ордена.

К западу от замка на берегу Алле выходцами из Силезии было основано поселение, в 1308 году получившее грамоту с пожалованием ему городских прав из рук епископа Эберхарда фон Нейссе. Город, ставший центром торговли и ремёсел Эрмланда, быстро развивался. В нём появились мельница, лесопилка, мастерская по заточке клинков.

Но в 1341 году епископ Германн Пражский перенес резиденцию в Вормдитт (Wormditt, сейчас Орнета/Orneta), начав там строительство каменного замка. В Хайльсберге же замок из камня начали возводить в 1348 году. Сменивший Германна Пражского Иоганн Мейссенский в 1350 году вновь сделал Хайльсберг местом своей резиденции. При нём была закончена закладка фундамента замка и началось возведение стен. При следующем епископе Иоганне Стрыпроке стены были закончены и замок был накрыт крышей. И только во времена следующего епископа — Иоганна Сорбома (1373-1401) — работы по строительству замка и отделке интерьеров были завершены. Следующие почти четыре с половиной столетия (до 1795 года) епископская кафедра находилась в Хайльсберге, ставшем центром управления всем Эрмландским диоцезом. Здесь принимались законы, вершился суд, осуществлялись дипломатические приёмы. Все вармийские епископы внесли вклад в улучшение интерьеров замка и в пополнении замковой библиотеки.

 

Heilsberg Schloss XV Karl Hauke замок хайльсберг
Хайльсберг в XV веке. Реконструкция Карла Хауке. 1 — северный форбург; 2 — замок; 3 — южный форбург; 4 — город.

 

За свою долгую историю замок повидал и немало бедствий. Уже в 1442 году здесь случился первый крупный пожар. Во второй половине XVII века, во время польско-шведской войны, Лидзбарк Варминский был разграблен шведскими войсками.

 

Heilsberg Schloss замок хайльсберг
Замок Хайльсберг на старинной гравюре.

 

Епископ Адам Грабовский в середине следующего века предпринял перестройку двух флигелей, расположенных в южном предзамчье (форбурге). Восточный флигель был переделан во дворец, сохранившийся до наших дней, также был значительно изменён южный флигель. Епископ Игнацый Красицкий, известнейший польский поэт и писатель, занимал резиденцию в Лидзбарке Варминьском с 1766 по 1794 год. Его стараниями замковая художественная коллекция была пополнена многочисленными картинами, скульптурами, монетами, в библиотека увеличилась на 6000 книг, а замковый архив был упорядочен. При замке был основан театр, разбит сад во французском стиле с фонтанами, статуями и оранжереей.

После раздела Польши в 1772 году Вармия вновь оказалась под прусской короной, а все церковное имущество оказалось в собственности короля. Красицкого, последнего польского епископа, сменил немец Карл Гогенцоллерн. Он перенёс свою резиденцию из Хайльсберга в цистерцианский монастырь в Оливе (Oliwa, сейчас район Гданьска), где он был аббатом. Хайльсбергский замок опустел…

Изначально построенный по общему для орденских комтурских замков плану, Хайльсберг имел квадратную форму (48,5 х 48,5 м) с массивной башней в северо-восточном углу и обширным форбургом к югу. К северу от замка, в месте впадения Зимзера в Алле, располагалась мельница и различные мастерские, образующие второе, меньшее предзамчье. Весь комплекс был обнесён стенами, перед которыми имелся ров с водой. Въезд в замок со стороны города осуществлялся с севера по мосту через Алле через Мельничные ворота. Далее нужно было проехать вдоль западной стены замка через несколько ворот до южного форбурга, откуда уже, миновав мост через сухой ров, можно было оказаться у расположенных в центре южного флигеля ворот, ведущих во внутренний двор. Только таким образом можно было попасть в замок вплоть до конца XVI столетия.

 

Heilsberg Schloss plan Konrad Shteinbrecht ca. 1900x
План замка Хайльсберг. Реконструкция Конрада Штайнбрехта. 1900-е годы.

 

Все четыре замковых флигеля имели подвалы, местами двухуровневые. Южное и восточное крылья были трёхэтажными, два других крыла были выше на этаж. После пожара 1442 года в трёх углах замка были построены небольшие квадратные башни. Главная башня (восьмиугольная в плане) возвышалась на 4 этажа, каждый из которых имел звёздчатые потолки, столь характерные для орденских строений.

 

замок хайльсберг гельсберг лидзбарк варминьски
Малая трапезная. Почтовая открытка. 1930-е г.г.

 

В подвалах замка располагались хранилища припасов и вооружений, а также пивной и винный погреба. В них же находились печи для обогрева помещений замка горячим воздухом. Первый этаж замковых флигелей использовался для различных подсобных помещений: в северном располагалась пивоварня, в восточном — зернохранилище, в западном — кухня и пекарня. В восточной части южного крыла, разделённого пополам въездными воротами, находилась оружейная, а в западной располагались помещения для охраны, и, что очень необычно для орденских замков, была устроена школа для прусских детей.

 

Schloss Heilsberg
Вид на восточный флигель со стороны замкового двора. Реконструкция Конрада Штайнбрехта. 1 — большая трапезная; 2 — капелла; 3 — оружейная.

 

Второй этаж южного крыла занимал зал для собраний и замковая капелла, в восточном крыле на этом уровне находилась большая трапезная. Жилые покои епископа и зал для приёмов располагались в южном крыле.

 

замок хайльсберг лидзбарк варминьски
Внутренний двор замка и крытая галерея. Почтовая открытка. 1930-е г.г.

 

Четвёртые этаж северного и западного флигелей, имевшие деревянные полы и потолки, первоначально служили в качестве складских помещений, а позднее были переоборудованы под жилые помещения для замковой обслуги.

Третий этаж, общий для всех флигелей, предназначался для оборонительных целей, и представлял собой просторное помещение.

 

Heilsberg
Замок Хайльсберг по оси запад-восток. Реконструкция К. Штайнбрехта. 1 — малая трапезная; 2 — большая трапезная; 3 — данцкер; 4 — главная башня.

 

Heilsberg ca 1830
Город Хайльсберг. Литография. 1830-е годы.

 

После переноса епископской кафедры в Оливу в 1795 году, замок Хайльсберг, ставший собственностью короля Пруссии, использовался для разных целей. Во время войны с Наполеоном в нём находился госпиталь, казармы и склады. Затем в замке располагался суд. Замок настолько обветшал, что в 1838 году его хотели снести, а кирпич использовать для строительных нужд. Но жители Хайльсберга выступили против сноса замка, и в 1857 году тогдашний эрмландский епископ Амброзиус Геритц организовал в замке больницу и сиротский приют. Для этого в 1857-1859 годах замок был отремонтирован. В 1877 году больница была закрыта, а приют просуществовал тут до 1932 года.

 

Heilsberg ca. 1930 Хайльсберг Лидзбарк Варминьски
Хайльсберг. 1930.

 

В 1927 году под руководством Карла Хауке в замке были начаты археологические раскопки, после окончания которых, в 1933 году, замок был передан Католической молодёжной организации и в нём организовали музей.

 

Heilsberg Schloss 1920-1940
Замок Хайльсберг в период между двумя мировыми войнами.

 

Heilsberg 1938 blick vom kirchen turm
Вид на Хайльсберг с башни городской кирхи. 1938.

 

Heilsberg Schloss замок Хайльсберг
Замок Хайльсберг.  1920-1930-е годы.

 

Heilsberg Stadt Schloss 1925-1935
Замок Хайльсберг. Вид с северо-запада. 1925-1935.

 

Несмотря на то, что в январе 1945 года немецкие войска в районе Хайльсберга были окружены частями Красной Армии и здесь шли жестокие бои, во время которых город был разрушен на 80 %, замок, хоть и пострадал, но уцелел. В 1946-1952 годах начались работы по его консервации, а затем и его  реставрация. Но окончательно замок пока ещё не восстановлен (сведения на август 2015 года), хотя работы почти закончены. В замке работает филиал музея Вармии и Мазур.

 

Heilsberg 1942
Хайльсберг на почтовой открытке. 1942 год (по почтовому штемпелю). «Корона Эрмеланда В причудливый венок сплетённый, Из гор, травой покрытых, Раскинулась в стране долин тенистых.»

 

Lidzbark Warminski map Лидзбарк Варминьски
Лидзбарк Варминьски на спутниковом снимке. 1 — замок; 2 — южный форбург; 3 — остатки сухого рва и мост; 4 — северный форбург.

 

Lidzbark Warminski 2010 Лидзбарк Варминьски Замок Хайльсберг
Лидзбарк Варминьски. Вид на замок с юго-запада. 2010 год.

 

Lidzbark Warminski 2010-2
Лидзбарк Варминьски. Вид на замок с юго-запада. Именно по этой дороге когда-то только и можно было попасть в замок. 2010 год.

 

Lidzbark Warminski 2010-4
Лидзбарк Варминьски. Вид на замок с северо-востока. 2010 год.

 

Lidzbark Warminsk 2010-3
Лидзбарк Варминьски. Вид на южный форбург с юго-востока. 2010 год.

 

Lidzbark Warminski 2015-3 замок Хайльсберг Лидзбарк Варминьски
Лидзбарк Варминьски. Внутренний двор замка. 2015.

 

Lidzbark Warminski 2015-2
Замковые потолки. 2015.

 

Lidzbark Warminski 2015
Южный форбург замка был перестроен еще в середине XVIII века во времена епископа Адама Грабовского. В восточном флигеле форбурга когда-то находился дворец (сейчас там находится отель «Красицки»). Тогда же здесь была установлена и статуя Святой Екатерины. 2015.

 

 

 

 

 

 

Источники:

 

Jackiewicz-Garniec M., Garniec  M. Castles of the State of the Teutonic Order in Prussia. — Olsztyn, Studio Arta, 2013.

www.lidzbarkwarminski.pl

Бильдархив

 

 

 

 

 

 

Растенбург

Растенбург

Город Растенбург (сейчас Кентшин/Kętrzyn), располагающийся на правом берегу реки Губер, притока реки Алле (польск. Łyna/Лына, русск. Лава), в западной оконечности Мазурских озёр, имеет давнюю историю. До прихода Тевтонского ордена эти земли населяло прусское племя бартов. Прусское городище Раст (прусск. «шест» или «кол»), на месте которого рыцари построили затем свой замок, занимало вершину холма возле Губера. Завоевание Бартии тевтонами произошло в конце XIII века. В конце первой четверти XIV века началась колонизация этих земель немецкими переселенцами. В 1329 году на месте бывшего прусского городища была построена деревянная сторожевая башня, ставшая частью сети укреплений, возводимых рыцарями вдоль восточных границ завоеванных ими прусских территорий. Административно замок Растенбург (Растемборк) подчинялся комтуру, резиденцией которого был замок Бальга, хотя в 1393-1397, 1418-1422 и в 1477-1525 годах замок подчинялся комтуру Рейна (Rhein, сейчас Рын/Ryn).

Первоначально построенный из дерева, Растенбург дважды был захвачен и сожжён (1345 и 1348) литовскими войсками под водительством Ольгерда и Кейстута.

В середине XIV века началось сооружение каменного замка, расположившегося в юго-восточной части довольно крупного по тем временам поселения, которому комтур Бальги Хеннинг Шиндекопф в 1357 году пожаловал городские права. Защитные стены с тринадцатью башнями и двумя воротами окружали город. Городские стены являлись частично и замковыми. В юго-западной части города к 1359 году была построена мощная кирпичная церковь Святого Георгия. Окончание строительства замка Растенбург относится ко второй половине XIV века. Это был весьма небольшой по размерам замок, значительно меньше большинства орденских замков. Его окружали стены и ров. Позднее южнее замка, на одном из небольших притоков Губера, была построена запруда и мельница, а пруд стал естественным препятствием, защищающим замок с юга. Замок имел три крыла и занимал площадь 31 на 37 м. Первоначально форбург отсутствовал. Входные ворота в замок были обращены к городу. Через ров к воротам был перекинут мост. Северное трёхэтажное (не считая погребов) крыло было основным. Первый этаж занимали хозяйственные помещения. На втором этаже располагались покои, трапезная и молельная. Третий этаж предназначался для оборонительных целей, а также для хранения припасов. Восточный и южный флигели замка были ниже и использовались для хозяйственных нужд. В них также располагались гостевые покои. Верхние этажи этих крыльев также предназначались для защитных целей. В центре двора был выкопан колодец. С внешней стороны стены замка были декорированы глухими окнами стрельчатой формы. В начале XVI века замок был окружен внешней оборонительной стеной с тремя бастионами. В 1454 году, во времена войны ордена с Прусским союзом, замок был захвачен горожанами. Самые ретивые из них, предводительствуемые местным башмачником, утопили в мельничном пруду орденского наместника Вольфганга Зауэра. После того, как замок вновь оказался в руках рыцарей, те отомстили за это запретом кому-либо из гильдии сапожников заседать в городском совете. Этот запрет был отменён лишь с превращением Пруссии в светское государство.

 

Rastenburg 1684 Растенбург
Растенбург на гравюре 1684 года. Вид на город с севера.

 

Rastenburg 1920
План Растенбурга XV-XVII в.в.

 

В 1528-1529 годах замок был модернизирован. Следующий этап его реконструкции пришёлся на 1559-1566 годы. Результатом этого стало появление вторых ворот в восточном флигеле (сейчас ворота заложены кирпичом). В 1622 году в северо-западном углу внутреннего двора замка была построена цилиндрическая башня. Внутренние помещения также были перестроены. Кухня и пивоварня, а также находящиеся под ними сводчатые подвалы, были переделаны в жилые покои. Северный флигель был частично разобран и высота всех флигелей сравнялась. В конце XVIII века замок сгорел. В 1910 году был осушен мельничный пруд. Город к этому времени выкупил замок и в 1911-1912 годах его приспособили под жильё для горожан, для чего в стенах были пробиты прямоугольные окна, видимые и сейчас. Замок окончательно утратил свой первоначальный вид. До 1945 года в замке располагались административные помещения и жилые квартиры, подвал северного флигеля использовался в качестве бомбоубежища.

 

Rastenburg-Schloss Plan замок Растенбург
План первого этажа замка Растенбург.

 

Rastenburg Nordflugel Замок Растенбург
Реконструкция стены северного флигеля.

 

Rastenburg Schloss замок Растенбург
Реконструкция внешнего вида замка с восточной стороны.

 

Во время боёв за Восточную Пруссию Растенбург сильно пострадал. Около половины зданий в городе были разрушены, а сам замок сгорел. В 1962-1967 годах его восстановили, при этом задача вернуть ему полностью первоначальный вид не ставилась. В качестве основы для реконструкции использовались рисунки Конрада Штайнбрехта. Северный флигель был восстановлен до своей изначальной высоты. Также были восстановлены его затейливо декорированные фронтоны. В настоящее время замок занимает музей.

 

Rastenburg Schlosshof 1932
Замок Растенбург. Внутренний двор. Почтовая открытка. 1932 год (по почтовому штемпелю).

 

Ketrzyn_2013 Кентшин Растенбург
Внутренний двор замка Растенбург и входные ворота. 2013.

 

Rastenburg Schloss Denkstein 1926
Растенбург. Почтовая открытка. Орденский замок и памятник гренадерам полка «Фридрих Великий». Вторая половина 1920-х годов.

 

Rasteburg Schlossplatz 1920
Растенбург. Замковая площадь и замок. Почтовая открытка. 1920-е годы.

 

Kętrzyn 2010
Вид на замок Растенбург с юго-востока. 2010. Видны заложенные ворота и прямоугольные окна на восточной и южной стенах.

 

Kętrzyn_2010 Кентшин замок Растенбург
Замок Растенбург. Вид с юго-запада. 2010.

 

 

 

Источник:

Jackiewicz-Garniec M., Garniec M. Castles of the State of the Teutonic Order in Prussia. — Olsztyn, Studio Arta, 2013.

 

 

 

Замок Каймен

Замок Каймен

Замок Каймен (Kaymen, после 1938 года — Kaimen) находится в 25 км к северо-западу от Калининграда, в паре километров южнее посёлка Добрино, расположенного на трассе Калининград — Полесск.

Каменный замок построен рыцарями Тевтонского ордена на месте бывшей крепости пруссов между 1330 и 1352 годами, после того, как крепость, защищаемая лояльными ордену пруссами, в 1308 году была разрушена литовскими войсками под предводительством Кейстута.

Замок имел прямоугольную форму (80 на 38 м), вытянутую с севера на юг, и состоял из двух флигелей. К востоку от замка, через дорогу, располагался форбург почти квадратной формы (97 на 96 м). Помимо стены высотой 12 м, с юга замок защищал ручей, а с запада пруд. Форбург от замка был отделён рвом. На дороге между замком и форбургом располагались ворота.

Вокруг замка образовалось одноимённое поселение (сейчас населённый пункт называется Заречье). Во время набегов литовцев окрестное население уходило под защиту замковых стен. Каменный замок выдержал несколько литовских осад, ни разу не будучи взят.

После Тринадцатилетней войны (1454 — 1466) замок был отдан орденом в частные руки в качестве оплаты предводителю наёмников. Во время восстания крестьян в 1525 году селение Каймен, наряду с Шаакеном (сейчас Некрасово), оказалось в центре событий, и замок был захвачен восставшими.

В дальнейшем Каймен перешёл в собственность государства. Его несколько раз перестраивали. В ХХ веке замок стал доменом и сдавался в аренду частным лицам.

 

Kaimen Giese 1826
План местности вокруг замка Каймен. Реконструкция Гизе, 1826.

 

Kaimen Bachtin
Замок Каймен. Реконструкция А. Бахтина.

 

Kaimen plan замок каймен
Замок Каймен. Фрагмент топокарты 1930-х годов.

 

Вторую мировую войну замок пережил благополучно. В советское время замковые помещения использовались для хозяйственных нужд, постепенно разрушаясь. К настоящему времени от замка остались лишь фрагменты стен и часть подвала.

 

Kaimen 2016-2 замок каймен
Остатки замковых стен. Февраль 2016.

 

Kaimen 2016
Остатки замковых стен. Комбинированная кладка. Февраль 2016.

 

Kaimen 2016-4
Замок Каймен. Остатки замковых стен. Февраль 2016.

 

Kaimen 2016-3 замок каймен
Остатки замковых стен. Февраль 2016.

 

 

 

 

Источник:

Бахтин А.П. Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии. — Калининград,  Терра Балтика, 2005.

 

 

 

 

 

 

 

Пивоварение в Восточной Пруссии. Часть I.

Пивоварение в Восточной Пруссии. Часть I.

Одним из важнейших искусств для нас, как известно, является кино. Но для сотен миллионов граждан Земли (как и для авторов этого сайта) не менее важным является также и искусство пивоварения. Пиво известно с глубокой древности, ведь уже в Месопотамии и Древнем Египте варили напиток на основе забродившего проса, а сейчас оно занимает третье место в мире по популярности, уступая лишь воде и чаю. Но при всём уважении к пирамидам, ближе нам всё же не столь давняя история, да и далековато они находятся от наших пенатов. Мы решили сделать цикл заметок про пивоварение в Восточной Пруссии, своими корнями уходящее ещё во времена Немецкого ордена и насчитывающее без малого восемь столетий. За это время случилось много чего интересного, что будет небесполезно узнать не только любителям пива, но и истории.

Пивоварение в Восточной Пруссии (а точнее, его историю) можно разделить на три этапа:

1. От прихода Немецкого ордена в Пруссию и до первой четверти XIX века. Пиво варилось по цеховым традициям.

2. Конец первой четверти XIX века — конец третьей четверти XIX века. Появление крупных пивоваренных предприятий, использующих современное паровое оборудование, постепенное вытеснение с рынка мелких производств.

3. 1870-е — 1945 год. Эра промышленного производства пива.

Так или иначе нам придётся  поговорить также и о том, что происходило после того, как Восточная Пруссия оказалась поделена между СССР и Польшей, ну и от обзора современного состояния пивоварения в Калининградской области и на севере Польши также никуда не деться.

Итак, первая часть цикла:

 

 

 

Пивоварение в Средние века

 

 

Попав из Северной Африки через Иберийский полуостров в Северную и Центральную Европу ещё до начала нашей эры, пиво стало распространяться по местам расселения германских и кельтских племён. Обнаружить в том напитке, созданном путем замачивания в воде кусков непропечённого ячменного или ржаного хлеба,  приправленного различными травами, вкус нынешнего пива вряд ли бы смог   пивоман даже с самым богатым воображением. Первыми пивоварами были женщины, варившие в бронзовых котлах на кострах этот хмельной напиток (презираемый когда-то просвещёнными римлянами)  для  членов своего племени.  Какой-либо устоявшейся традиции и рецептуры попросту не было, а вкус напитка зависел, зачастую, от случая. Со временем пиво стало вариться членами отдельных семейств. Но по-прежнему пиво не было товаром ни для продажи, ни для обмена, поскольку хранилось сваренное пиво очень непродолжительное время, и варилось лишь для удовлетворения собственных насущных потребностей.  Не чуждалась производством пенного напитка и монастырская братия, поскольку напиток тогда употреблялся зачастую вместо воды, а будучи довольно калорийным, позволял легче перенести тяготы многочисленных постов.  monk brewer пивоварение в средние векаИменно в монастырях, являвшихся в раннем средневековье не только очагами науки и образования,  но и самодостаточными структурами, почти полностью независимыми от окружающего их мира, процесс преобразования смеси воды и солода в пиво превратился в науку. Монахи столетиями оттачивали своё мастерство в пивоварении и совершенствовали этот процесс. Кроме того, именно в монастырях пиво варилось в значительных для того времени объёмах, превышающих потребности самого монастыря. Пивом поили неимущих, разделявших трапезу с монастырскими насельниками, паломников и просто путешествующих, а его излишки со временем стали продаваться, пополняя монастырскую казну. Считается, что самая старая в мире монастырская пивоварня, сохранившаяся до наших дней, находится в бенедиктинском аббатстве Санкт-Галлен в Швейцарии. Интересно также взглянуть на план идеального монастыря (так называемый «план Санкт Галла»), созданный примерно в 830 году. На нём изображены, среди множества различных построек, сразу три пивоварни: для знатных гостей, для монахов и для паломников и нищих. Кроме того, на плане присутствует помещение для измельчения солода и зерна, а также погреб для хранения готовой продукции приблизительным объёмом 350 гектолитров.

Продолжающееся три века после падения Римской империи в Западной и Центральной Европе  христианизация германских племён, распад родоплеменного строя и появление  государств на базе общего языка и обычаев, повлекло за собой и борьбу за власть между появившимися светскими феодалами и христианскими епископами, опиравшимися в своей борьбе на возникшие уже к тому времени монастыри. Эта борьба, помимо прочего, включала в себя и контроль за производством пива.

Карл Великий, король франков, а затем император Священной римской империи, в своем «Капитулярии о поместьях» (Capitulare caroli magni de villis), изданной около 795 года инструкции по управлению своими поместьями, среди прочего требовал «чтобы каждый управляющий имел в своём ведении добрых мастеров, а именно <…> пивоваров, то есть тех, кто сведущ в изготовлении пива, яблочных, грушевых и других разных напитков».

До того, как для приготовления пива стали использовать хмель (а первые плантации хмеля на территории нынешней Баварии появились уже в 730-х годах), для придания напитку аромата в него добавляли смесь пряных трав — грюйт (gruit — по-старонемецки «дикие травы»). Варить пиво разрешалось каждому, а вот собирать грюйт, а ещё точнее, продавать его в виде смеси, использующейся при варке пива, мог не каждый. Право на распространение грюйта монополизировала корона, которая поделилась этим правом с церковью (а та, в свою очередь, давала разрешение отдельным монастырям использовать грюйт). Варить пиво без добавление в него грюйта было запрещено. Позже грюйтом стали называть не только лишь пиво, сваренное с добавлением этой смеси, но и налог, уплачиваемый за право варить напиток. Чтобы избежать уклонения от уплаты налога, состав смеси держали в тайне.

На смену грюйту в начале IX века постепенно стал приходить хмель. Первыми его полезные свойства оценили те же самые монастырские пивовары. В общем-то в том, что пиво, сваренное в монастыре, стало синонимом качества,  главная заслуга принадлежит именно хмелю, придавшему напитку, до этого имевшему весьма сладкий вкус, специфическую горчинку, тот самый всем известный сейчас вкус пива! Кроме того, хмель служил естественным консервантом, увеличившим сроки хранения пива и, вдобавок, позволявшим перевозить его на более длинные расстояния. Всё это позволило варить пиво примерно одного вкуса, присущего различным партиям пива.

Начало применения в пивоварении хмеля было сродни небольшой революции в этом деле. Хмель впоследствии заменит грюйт и станет весьма востребованным товаром, которым даже уплачивались налоги. Но монополии на выращивание хмеля не было. И хотя в некоторых странах (к примеру, в Англии и Нидерландах) хмель долгое время было запрещено использовать), со временем именно он и европейские монахи превратили пиво в тот напиток, который мы и пьём по сей день.

Eduard von GrutznerК XI веку правом варить (и продавать!)  пиво на территории Священной римской империи стали обладать почти исключительно монахи (бенедиктинцы и францисканцы). Это время — время расцвета монастырского пива. Некоторые монастыри ежегодно продавали по 2500 бочек пива. В Священной римской империи, стране с населением в 9-10 млн. человек насчитывалось около 500 монастырских пивоварен, 300 из которых находились в Баварии. Некоторые монастыри бесплатно угощали окрестных жителей в дни крупных праздников своим «церковным элем».

Рост производства и продажи монастырского пива в конечном счёте привёл к его краху. Мало того, что среди  клириков стала подниматься волна возмущения тем, что монахи погрязли в пьянстве (в некоторых монастырях на каждого монаха в день приходилось до пяти литров пива) и стяжательстве, в XII веке и сами правители и  феодалы поняли, что глупо упускать возможность пополнить свою вечно тощую казну доходами от продажи пива, и начали лишать монастыри монопольного права на производство и продажу пива, организуя  при своих дворах собственные пивоварни (Hofbräuhaus). Тут следует заметить, что потеря монополии на пивоварение, а также начавшееся потепление климата в первые несколько столетий второго тысячелетия новой эры привели к тому, что монастыри стали заниматься виноделием, добившись и в этой области выдающихся успехов.

Потеря пивной привилегии монастырями по времени совпала с началом роста городов в Европе и появлением класса бюргеров. Отделение ремесленников и купцов от сельских жителей превратило их в  третью силу (в итоге победившую прозевавших их появление соперников) в борьбе за право варить пиво, а затем и продавать его. К этому времени пиво (и сырьё для его производства) превратилось в полноправный и весьма выгодный  товар. Росту популярности пива способствовало также и появление многочисленных таверн и постоялых дворов вдоль европейских торговых маршрутов. Таким образом, чем больше на рынке стало появляться хорошего полного пива, тем большим становился спрос на него, тем большее количество пива варилось уже не в монастырях, а в городских пивоварнях.

Итак, в XII-XIII веках в Европе более или менее закончился процесс формирования ремесленных цехов. В это же время в Германии уже вовсю варилось пиво с использованием хмеля (нужно заметить, что до начала XVI века всё пиво, варившееся в Европе, представляло собой разновидности эля, а лагер появился лишь пять веков назад; более того, и пиво на древнегерманском наречии называлось öl,  дожив до наших дней в названии пива верхового брожения — эля). Ну, а в 1232 году рыцари Немецкого ордена, получив от Конрада Мазовецкого Хелминскую (Кульмскую) землю, основали своё первое укрепление на правом берегу Вислы — Торн. Вторая опорная точка рыцарей на землях пруссов — Кульм (Хелмно), превратившаяся довольно быстро в город, — дала название одной из разновидностей средневекового городского права — кульмского. В последующие полвека рыцари взяли под свой контроль почти всю территорию, населённую прусскими племенами, построив на завоёванных землях замки, ставшие своеобразными центрами притяжения для немецких колонистов, селившихся под их защитой вместе с лояльными ордену пруссами. Со временем вокруг замков (и не только вокруг них) стали формироваться поселения, некоторые из которых впоследствии получали от магистра тевтонов городские права, которые, среди прочего, подразумевали право варить и продавать на ярмарках, а также в окрестных селениях и деревнях, пиво. До тех пор, пиво на тех землях, что подпадали под власть ордена, варилось в рыцарских замках и немногочисленных монастырях. Замковые пивоварни обеспечивали «жидким хлебом» не только рыцарей и их кнехтов, но и многочисленную замковую челядь, занятую на различных работах.

Со временем среди немецких колонистов появились и профессиональные пивовары, а пиво из замковых и монастырских  пивоварен стало не единственным доступным жителям. Возникшие за пределами замков и монастырей пивоварни стали приносить доход уже в казну новообразованных городов.

 

 

Техника производства

 

Итак, что же представлял из себя процесс варки пива в Средние века?

Вот как описывал его Симон Сирениус1:

«Делают пиво весьма вкусное и дорогое таким способом: взяв солода подобающего, из доброго зерна сделанного…, льют на него горячую воду чистую (в которую добавили десять или двенадцать пригоршней отрубей пшеничных) сколько потребно, помешивая чтобы комков не было, и держат его так четыре часа. Потом из корыта через солому процедив в корыто, выливают в варочный котёл, добавив сколько надо хмеля, и всё это старательно варят три часа, и после в большую кадку переливают, а в неё дрожжи добавляют, а когда киснуть всё начнёт, разливают в бочки. А на дробину 2 с того затора 3 снова воду горячую льют и снова варят, и получают из этого слабое пиво 4 для челяди и людей бедных.».

MasterBrewer Пивоварение в средние векаТехнологически процесс пивоварения состоит из двух основных этапов: приготовления солода и собственно варки пива. Для приготовления солода годится любой вид зерна, и поначалу для этих целей использовали и ячмень, и пшеницу, и рожь, и смеси различных злаковых. Со временем, унификация производства пива стала настолько важной, что на отдельных немецких территориях были приняты законодательные акты, регулирующие процесс пивоварения. К примеру, в  Баварии в 1516 году был приняты так называемые «требования к чистоте» (Reinheitsgebot). При этом контроль за качеством производимого пива муниципалитеты некоторых немецких городов начали осуществлять задолго до принятия подобных законов. И дело тут не столько в том, что что пиво из ячменя лучше пшеничного или ржаного, сколько в том, чтобы ограничить использование дефицитной в те времена пшеницы, количества которой не хватало для потребления населением. Посему и в Пруссии, в XVI-XVII веках для производства пива использовался лишь ячмень. Ничем не отличался и сам процесс варки пива от других немецких (и не только немецких) земель.

 

Brauerstatuten Bremen 1739
Текст статута о правилах пивоварения Бремена. 1739 год.

 

В соответствии с цеховыми уставами солодовники и мастера-пивовары были обязаны закупать зерно чистое, здоровое и не затхлое. Зерно провеивали на ветру и просеивали через сита, затем очищенное от плевел зерно замачивали на несколько дней в кадках. После чего его проращивали на токах в солодовнях, для чего зерно рассыпали на выложенных кирпичом, камнем или утрамбованной глиной полах в закрытых помещениях. Периодически зерно сбрызгивали водой. Через какое-то время зерно начинало прорастать. Именно это пророщенное зерно и называется солодом. Это уже было сырьё для приготовления пива. Солод заливали водой и нагревали до 70 градусов, затем полученное сусло процеживали, добавляли в него хмель и некоторое время варили. Затем сусло процеживали, охлаждали и разливали по бочкам или кадкам, после чего в него добавляли дрожжи для брожения.

В городах, как правило, проращивание солода, его сушка и размол, а также собственно варка пива, производились в разных местах. Многие бюргеры в подвалах или в задней части своих домов имели помещения для варки пива, при этом солод они приобретали уже готовый. В сельской же местности все эти процессы зачастую были объединены под одной крышей.

В различных помещениях проходила подготовка солода и варка пива и в рыцарских замках. Как уже говорилось, первоначально пивоварни и прочие связанные с ними строения находились внутри замковых стен. Со временем из замков солодовни и пивоварни переместились на форбург, поближе к источникам воды. Это происходило в XVI-XVII веках.

Солодовни и пивоварни в небольших замках были небольшими по размеру строениями. К примеру, в замке Лейпе (Leipe/Lipienek) пивоварня имела размеры 9 х 6,5 м, не намного больше по размерам было помещение для проращивания солода. Для сушки солода использовалось здание размерами 10 х 6,5 м. В замке Меве (Mewe, сейчас Гнев в Польше) пивоварня имела в плане размеры 17 х 10 м.

В городах, замках и в деревнях солодовни и пивоварни обычно размещались в зданиях-фахверках, хотя встречались постройки целиком из дерева, крытые соломой или камышом. Вспомогательные же помещения были деревянными.

Одним из важных моментов как для для приготовления солода, так и, в особенности, для варки пива, была вода. Она использовалась не только для технических нужд (например, для мытья бочек и оборудования) — от воды напрямую зависело качества самого пива. Использование для приготовления сусла стоячих вод (из прудов, озёр и пр.), воды с запахом и посторонним привкусом, использование для подачи воды примитивных устройств, типа открытых глиняных желобов, ухудшало качество конечного продукта. И такие случаи были весьма распространённым явлением в те времена.

Итак, ячмень для солода замачивали, как правило, в сосновых кадках, хотя в некоторых городских солодовнях могли использоваться и корыта, выложенные из кирпича, и даже медные корыта. Замачивание зерна длилось несколько дней (как правило, три дня). За это время ячмень начинал прорастать. Затем воду из кадок или корыт выливали, и начинался процесс сушки солода. Как уже говорилось, сушка солода очень часто происходила в отдельных особых помещениях-сушилках, часто даже в специально построенных для этого зданиях. Существовало два основных способа сушки солода. При первом, солод рассыпали слоем не более 0,5 м толщиной прямо на полу сушилки, в которую подавалось тепло от печей (иногда при помощи мехов). В течение двух дней солод периодически ворошили лопатами или вилами, чтобы избежать его заплесневения. Помимо такого способа, солод для сушки могли рассыпать на специально построенных для этого стеллажах, либо прямо над печами, которые специально заглублялись ниже уровня пола. Сушка на стеллажах была наиболее распространенным способом в Пруссии. Широкие полки для сушки делались либо из плетёных матов, либо из досок с просверленными в них дырках. Под стеллажами (как правило, в подвале) находился источник тепла — печь или открытый огонь. Для печей использовались дрова лиственных пород. При таком способе необходимо было постоянно контролировать равномерность просушивания солода. Часто во время сушки солод подгорал, в результате чего у пива появлялся неприятный привкус.

Высушенный солод отвозили на мельницы. Крупные города (Эльбинг, Мариенбург, Торн и др.) имели отдельные мельницы для солода. Мельницы были водяные, ветряные и даже использующие в качестве энергии для вращения жерновов животных (одна из таких мельниц была в Мариенбургском замке). В небольших городах и деревнях для размола солода использовались те же самые мельницы, на которых мололи зерно на муку. На этих мельницах, как правило, имелся особый жернов для размола солода. Молотый солод старались использовать сразу же, хотя в виде муки он мог храниться до одного года. Солод являлся предметом оптовой торговли. В период с середины XVI и до середины XVII века ежегодно через пролив Эресунн судами перевозилось примерно 2000 ластов 5 солода.

В каждой пивоварне имелись деревянные кадки для замачивания солода горячей водой. Работники размешивали в них солод специальными деревянными лопатами, напоминающими весло. Вода предварительно нагревалась в котлах. В 1675 году среди замкового «пивного» скарба в Мариенбурге имелось «кадок больших четыре, кадок малых две». Необходимая температура затора поддерживалась либо добавлением кипящей воды, либо опусканием в него раскалённых камней. Замешанный в кадках затор затем фильтровался через солому (которая, в частности, иногда упоминалась  среди сырья, закупаемого для приготовления пива). Отфильтрованное сусло, в которое добавлялся хмель, затем варилось в котлах или чанах в течение 2-4 часов.

В прусских пивоварнях ёмкости для варки пива обычно были сделаны из меди. Медь не подвержена коррозии, имеет хорошую теплопроводность, стойка к воздействию слабокислых сред. Объём таких варочных ёмкостей был различным. К примеру, в замке Мариенбурга объём медного чана (в 1707 году) составлял 14 бочек (примерно 1700 литров). В пивоварне Торна в 1600 году котёл вмещал 7 бочек. Один из котлов в пивоварне кульмского епископства в 1614 году имел объём 10 бочек (1260 литров). Кроме того, обычно имелось несколько более мелких медных котлов ёмкостью от 0,5 до 7 бочек.

XVI-th century brewer пивоварение в восточной пруссии
Мастер-пивовар. XVI век.

Чаны и котлы могли составлять единую конструкцию с печью, а иногда котлы монтировались лишь на время варки, а затем их перевозили в другую пивоварню для следующей варки. Варочное оборудование требовало надлежащего ухода. Перед каждой варкой оно чистилось. От того, в каком состоянии находился варочный котёл, во многом зависело качество пива, а также количество дров, необходимых для поддержания огня в печи под котлом. К примеру, если ещё во второй половине XVI века в окрестностях Эльбинга и Данцига не существовало проблемы с дровами, то в двадцатые годы следующего столетия цена на дрова значительно выросла. Недостаток дров привёл к тому, что для топки печей стали использовать хворост, солому и даже опавшие листья, а время варки сокращали, что не могло не влиять на качество готового напитка. Стоит отметить, что ещё в 1351 году в Эрфурте был издан закон, предтеча баварского «закона о чистоте», в котором уже тогда запрещалось использовать для поддержания огня при варке пива солому и хворост.  Напиток от этого получал дымный привкус, а недоваренный хмель в пиве оказывал негативное влияние на почки и печень. Иногда хмель варили отдельно и лишь потом добавляли в сусло.

По окончанию варки сусло разливалось по кадкам и остужалось. В него добавляли дрожжи для ферментации. Кадки, а часто уже и бочки, в которые разливали сусло после добавления дрожжей, отвозились в подвал, где оно бродило. До середины XIX века пиво производилось в основном способом так называемого «верхового брожения» (Obergärung), при котором дрожжи скапливались на поверхности сусла. Ферментация занимала несколько дней. Затем бочки можно было закрывать.

Важной проблемой был процесс сохранности пива. Здесь на длительность хранения напитка влияло, в первую очередь, его качество. Можно упомянуть также и общее санитарное состояние в пивоварне, влияющее на чистоту бочек. В Эльбинге, в частности, в пивоварнях работали специальные мойщики бочек (Thonenwascher). Неблагоприятное воздействие на готовое пиво оказывала также высокая температура в месте хранения, приводящая к его скисанию. Например, для предотвращения скисания пива в жаркое лето, во второй половине XVII века знатоки советовали добавлять в сусло больше хмеля. Не рекомендовалось также открывать следующую бочку, пока не будет опорожнена предыдущая. В открытую бочку с пивом для предотвращения скисания рекомендовалось также опускать свежее яйцо.

 

 

___________________

 

 

Примечания:

 

1. Симон Сирениус (Simon Syrenius, Szymon Syreński, 1540–1611) – польский врач, ботаник, профессор Краковского университета.

 

2. Дробина — гуща, оставшаяся после варки и процеживания пивного сусла.

 

3. Затор — смесь размельчённого солода с водой.

 

4. Слабое пиво (нем. Tafelbier, Leichtbier, англ. small beer) — пиво с пониженным содержанием алкоголя по отношению к обычному пиву, либо вообще не содержащее алкоголя. Ещё в средние века слабое пиво использовалось в качестве альтернативы обычной воде, зачастую загрязнённой и заражённой паразитами. Слабое пиво использовалось в повседневной жизни, в отличие от более крепкого пива, варившегося для ярмарок и на продажу. Слабое пиво употребляли даже женщины и дети, его варили для слуг. Для некоторых категорий работников слабое пиво входило в ежедневный рацион в качестве оплаты за труд.

 

5. Ласт (англ., нем. – Last) – мера объёма сыпучих тел (в основном, зерна), применявшаяся в XIV-XIX веках в портах Балтийского моря. Составлял 3000-3840 литров.

 

 

____________________

 

 

 

Источники:

 

Википедия

www.germanbeerinstitute.com

www.pinterest.com

Andrzej Klonder. Browarnictwo w Prusach Królewskich (2 połowa XVI-XVII w.). — Wydawnictwo Polskiej Akademii nauk, Wrocław, 1983.

Eline Poelmans, Johan F.M.Swinnen. From Monasteries to Multinationals (and Back): A Historical Review of the Beer Economy. — Katholieke Universiteit Leuven, 2011.
Franz G. Meussdoerffer. A Comprehensive History of Beer Brewing. — Wiley-VCH Verlag GmbH & Co. , 2009.

 

 

Пивоварение в Восточной Пруссии. Часть II.

Пивоварение в Восточной Пруссии. Часть III.

Инстербургское пиво

Инстербургское пиво в воспоминаниях

 

 

 

 

Янтарная регалия

Янтарная регалия

В общих чертах янтарная регалия (янтарный регал, янтарная привилегия) это монопольное право на добычу янтаря и его продажу. Первые письменные свидетельства о янтарной регалии относятся к 1312 году, когда Великим магистром Немецкого ордена был Карл фон Трир. Тогда обязанность по сбору и вылову янтаря возлагалось на рыбаков Замландского побережья, которые должны были также доставлять собранный янтарь в определенные пункты сбора. Но, вероятно, янтарная регалия появилась значительно раньше, с появлением на прусских землях Замландского епископства. В 1342 году право контроля за сбором янтаря перешло к монастырю в Оливе. Платой за собранный и сданный янтарь были деньги и соль. Однако окончательно янтарная регалия оформилась к концу XIV века. Временами янтарную регалию на отдельных участках побережья Немецкий орден отдавал в аренду. Существовали несколько редакций янтарной регалии. В соответствии с законом от 1394 года запрещался сбор и хранение необработанного янтаря. Нарушителям грозил денежный штраф, а не позднее конца XV века наказанием могла быть уже и смертная казнь. С целью предотвращения контрабанды изделий из янтаря, был даже введен запрет на профессию резчика янтаря на всех землях Ордена и весь собранный янтарь Орден продавал либо в виде сырца, либо отправлял на обработку к своим аффилированным мастерам в Любек, Брюгге, Венецию.

Орден из своей братии назначал особых «янтарных господ» (Bernsteinherren). В их подчинении была береговая стража, осуществлявшая контроль за соблюдением жителями побережья янтарного права. Резиденцией бернштайнмайстера — руководителя янтарных господ — до конца XVI столетия был замок Лохштедт. Затем береговая стража располагалась в посёлке Гермау, а при Великом курфюрсте Фридрихе Вильгельме, с 1644 года, также и в Мемеле.

Итак, собранный или выловленный в море янтарь никто из местных жителей не имел права ни продавать, ни даже хранить. Его было необходимо сдать орденским сборщикам янтаря (естественно, по очень низкой цене).

Янтарная регалия Ордена пошатнулась после подписания Второго Торуньского мира (1466), по которому Орден лишился значительной части своих земель (в частности, косы Фрише Нерунг, которая обеспечивала примерно треть всего собранного янтаря), отошедших Вольному городу Данцигу и Польше. Появилась конкуренция в торговле янтарем. Орден стал торговать не только янтарём-сырцом. В 1533 году прусский герцог Альбрехт Гогенцоллерн передал «на вечные времена» янтарную регалию купцам семейства Яски (Jaski) из Данцига, но уже в 1642 году договор пересмотрел. С тех пор и до 1811 года янтарная регалия оставалась в руках государства и лишь передавалась купцам в аренду.

янтарная регалия виселица
Неотъемлемый атрибут янтарной регалии в средние века — виселицы вдоль побережья Замландского полуострова. Источник: «Лексикон» Хермановски.

В 1617 году, во время правления курфюрста Иоганна Сигизмунда,  ужесточились наказания за незаконный сбор янтаря на берегу. В дополнение к прежним правилам, запрещался вход на пляж любому, кто не был местным жителем и не имел специального разрешения (этот запрет действовал до 1885 года). Любой, выловивший из моря янтарь или собравший его на берегу, отправлялся на виселицу, которые были сооружены вдоль побережья. Подозреваемые в краже или незаконном сборе подвергались жестоким пыткам.

Не менее суровыми оставались законы и при Великом курфюрсте Фридрихе Вильгельме (1640-1688). В 1644 году был издан закон, по которому всех жителей побережья мужского пола старше 18 лет принуждали давать так называемую «береговую клятву» в том, что они не будут незаконно собирать янтарь и обязуются доносить на любого, кто будет в этом замешан (кстати, ещё по закону от 1801 года доносчику полагалась награда в размере половины стоимости конфискованного янтаря). Например, за кражу фунта янтаря полагался штраф в 90 прусских гульденов или соответствующее тюремное заключение. За два фунта краденого янтаря наказание удваивалось. Наказанием за три фунта был штраф в 270 гульденов, порка и запрет на 10 лет проживать на побережье, за четыре фунта – к тому же штрафу и порке добавлялся ещё и позорный столб, а затем и пожизненный запрет на проживание в стране. За пять фунтов янтаря наказанием была виселица и оплата краденного в двойном размере. За особо крупную кражу (25 фунтов и больше) наказанием могло быть даже колесование. Даже просто нахождение на берегу без разрешения каралось штрафом 12-18 гульденов, с высылкой от года до трёх за повторное нарушение.

Но даже виселицы вдоль побережья и многочисленные клятвы, которые давали местные жители, не могли полностью искоренить контрабанду янтаря. Все работоспособные жители побережья должны были вылавливать янтарь, получая оплату, сопоставимую с той, что они могли заработать сами выловом рыбы. Такое положение вещей приводило к тому, что кража янтаря среди местных жителей не считалась чем-то зазорным. Раз море само выбрасывает янтарь на пляж, — считали они, — тем самым давая нам возможность взять янтарь с земли и прокормиться, то какая же это кража?

По всему побережью от Данцига до Мемеля, которое было разделено на специальные участки, три раза в год (на Рождество, на масленицу и в Иванов день) с инспекцией появлялась береговая стража, которая имела право осматривать любое жилище и оценивать рост благосостояния его владельца — не вызван ли этот рост продажей незаконно собранного янтаря.

При курфюрсте Фридрихе III (1688-1713, король Пруссии с 1701 года) в закон были внесены лишь небольшие изменения. Зато в Пальмникене, где находился один из береговых инспекторов, в 1690 году была построена тюрьма для янтарных контрабандистов.

При «солдатском короле» Фридрихе Вильгельме I (1688–1740) наказания за кражу янтаря смягчились. Казни подвергались лишь укравшие больше четверти тонны, и уже судимые до этого за кражу. Кроме того, за собранный и сданный янтарь крестьяне теперь получали плату деньгами, а не солью. Проверки береговой стражи стали проводиться раз в три года. Но по-прежнему все мужчины должны были давать «береговую клятву», от которой теперь не освобождались даже священники.

Янтарная регалия Испанская мантия
«Испанская мантия».  Равенсбург, XVII век. Удивительно, но на нижней картинке, изображающей преступления, наказываемые сим чудом пыточного дела, изображён гражданин с сачком в руках, очень напоминающим те, которые используются до сих пор «ловцами янтаря». Источник: Википедия.

В 1762 году при Фридрихе Великом наказания стали ещё мягче. Смерть или высылка из страны больше не практиковались. Но тюремное заключение (от 8 дней до 4-х недель) на хлебе и воде, да в придачу с поркой типа «здравствуй и прощай» (т.е. в начале и в конце срока) было в ходу. Иностранцам, задержанным на берегу, в независимости от того, были ли они уличены в контрабанде янтаря или нет, грозила либо «испанская мантия» (приспособление в виде конусообразной бочки без дна и с отверстием для головы с другого конца, надеваемое на туловище наказанного), либо пара дней заключения всё на тех же хлебе и воде.

Ситуация изменилась лишь в 1807 году, когда янтарная регалия была передана нескольким купцам. Жители побережья были освобождены от подневольных работ по сбору и перевозке янтаря, как и от осмотра своих жилищ. А в 1811 году местным жителям также было позволено собирать янтарь. В 1837 году Фридрих Вильгельм III отдал всю добычу янтаря в районе Данцига на откуп прибрежным общинам за 10000 талеров. Доходы казны от янтарных привилегий уменьшилась, но зато на побережье стали появляться морские курорты и люди могли свободно приезжать к морю.

Но свободный сбор и добыча янтаря были по-прежнему под запретом. К примеру, изданный в 1924 году Прусским государственным министерством закон, регламентировавший все формы добычи и сбора янтаря, подразумевал для нарушителей штрафы и тюремное заключение. Даже случайно найденный на пляже янтарь должен был быть сдан в специальный пункт сбора. Формально запрет на свободный сбор янтаря на побережье был снят лишь в 1945 году. Следует отметить, что, например, в Дании также первоначально существовал запрет на свободный сбор янтаря, который был отменен, правда, уже в 1843 году. До этого же нарушители подвергались наказаниям вплоть до тюремного заключения.

К слову сказать, многочисленные «ловцы янтаря», появляющиеся во время штормов на побережье Калининградской области, никаких законов не нарушают, поскольку они всего лишь «собирают» то, что выбрасывает на берег море. Запрещена незаконная добыча янтаря, и поэтому постоянно на слуху случаи задержания полицией «чёрных копателей». Но, как вам теперь уже известно, даже смертная казнь не отвращала людей от контрабанды «северным золотом».

 

 

 

 

Источники:

 

Википедия

Georg Hermanowski. Ostpreußen — Lexikon. Augsburg, 1996.

Kerstin Hinrichs. Bernstein, das “Preußische Gold” in Kunst- und Naturalienkammern und Museen des 16. – 20. Jahrhunderts. – Berlin, 2007.

Karl Engelhard. Der Bernstein. 1874.

 

 

 

 

 

Орденские кирхи Самбийского полуострова

Орденские кирхи Самбийского полуострова

К особенностям Восточной Пруссии, помимо лесов, озёр и пляжей Балтийского моря, можно отнести и орденские кирхи, которых особенно много на Самбийском (Земландском) полуострове. Лишь кирхи Эрмланда (Вармии) остались католическими, на всей же остальной части Восточной Пруссии со времён Реформации почти все кирхи стали евангелическими. Католическая кирха, следуя традиции, является продолжением мессы, связанной с таинством богопоклонения. Центром католической кирхи является алтарь. Алтарь же является и основным элементом церковной готики. В Восточной Пруссии после Реформации пришлось решать задачу внедрения новых протестантских канонов в имеющиеся религиозные сооружения. Эти каноны ставили во главу угла не визуальные эффекты, а слово о Боге, на которое в хвалебном хоре отвечала бы община. И круглая форма кирхи как нельзя лучше отвечала бы этим требованиям. Но орденские кирхи были прямоугольными, поэтому со временем их функционально переориентировали. Это достигалось путем сооружения галерей вдоль внутренних стен и совмещения амвона с алтарём.

Но не всегда вносимые в интерьер церквей изменения проходили гладко. Зачастую, перестройка приводила к нарушению освещения, и вся красота внутреннего убранства кирхи пропадала. Во времена раннего протестантизма вообще-то мало обращали внимание на интерьер орденских кирх. Часто во время реставрации обветшавших или обрушившихся готических шпилей восстанавливали не их первоначальную форму, а сооружали новые деревянные шпили пирамидальной формы. Только во второй половине XIX столетия протестанты осознали всю красоту и уравновешенность старых орденских кирх, и предприняли попытки их воссоздать в так называемом неоготическом стиле.

Адольф Бёттихер1 отмечал, что Немецкий орден строил не только замки, но и приходские кирхи, стоящие довольно далеко друг от друга и служившие, в случае необходимости, укрытием для местного населения (Adolf Boetticher. Bau- und Kunstdenkmäler der Provinz Ostpreußen. – 1892-1898).

При взгляде на эти деревенские кирхи бросаются в глаза их размеры. В Средней и Южной Германии, где христианство утвердилось несколькими веками ранее, нежели в Северной и Северо-Восточной Германии, кирхи строились для уже сформировавшихся общин. Тогда как вдоль побережья Балтийского моря кирхи изначально строились на землях язычников, и  мощь и величие этих строений делали их своеобразными центрами притяжения для христианских общин. Именно так возводились кирхи Мекленбурга, Померании и Восточной Пруссии,  и по этой причине они  имели обширные епархии.

Приходские кирхи относятся, в общем-то, к одному архитектурному типу, представляющему из себя строение с прямоугольным нефом с, как правило, небольшими хорами, и двускатной крышей. Реже встречаются многоскатные крыши, как правило, с восточной стороны хора. С западной стороны обычно пристраивалась башня.

 

Орденские кирхи Самбийского полуострова
Общая схема орденской кирхи

 

Внутренняя часть кирхи представляет собой сплошной звёздчатый свод, покоящийся в больших городских кирхах на восьми простых колоннах. В меньших по размеру деревенских кирхах свод опирался на консоли. Кирхи XIV века демонстрируют строгость и простоту стиля и, практически, отсутствие деталей и отделки.

 

Орденские кирхи
Интерьер кирхи в Фишхаузене

 

Некоторые исследователи (в частности, Конрад Штайнбрехт2) считали звёздчатый свод орденских кирх архитектурным «изобретением» орденских архитекторов. В то время как фон Кваст3 предполагал, что такая форма свода проникла в Пруссию через Любек из Англии. Но Штайнбрехт сообщает, что звездчатый свод был использован при строительстве хора церкви Св. Иоганна в Торне (Торунь) около 1250 года. Свод капеллы замка Лохштедт, построенной примерно в 1275 году, также имеет звездообразную форму.

В древнейших строениях Немецкого ордена, продолжает Штайнбрехт, звёздчатые своды используются с середины XIII века, а с 1300 года используются уже повсеместно. Таким образом, предположение фон Кваста о том, что своды такой формы пришли в Германию из Собора пресвятой девы Марии (1296-1321) в Личфилде (Англия) не верно.

Орденские архитекторы в качестве системы мер использовали кульмские футы и руты. Кульмский рут равен 15 футам, т. е. 4,32 м, а кульмский фут равен 0,288 м. Размеры кирх Самбийскогго полуострова отлично соотносятся с этой системой мер. Архитектор начинал с расчёта горизонтальных размеров кирхи исходя из количества молящихся, которые могли бы разместиться внутри кирхи. К примеру, размеры кирхи в Рудау равны 8 рутам в длину и 2,5 в ширину. Кирха в Лабиау имеет размеры 6,5 на 3 рута соответственно. Размеры кирхи в Каймене 8 на 2 рута. Длина кирхи в Шаакене 8,2 рута, в Арнау — 8 рутов и т. д. Ширина хора кирх в Шаакене, Арнау, Варгене, Побеттене составляет ровно 24 кульмских фута.

 

Кирха в Арнау
Кирха в Арнау

 

Арнау интерьер кирхи
Интерьер кирхи в Арнау

 

Арнау план кирхи
Схема кирхи в Арнау. Источник: Бильдархив.

 

Построенные Орденом на Замланде кирхи можно разделить на три группы, в первую очередь, по временному признаку.

Первая группа представляет собой кирхи с простыми звездчатыми сводами, с массивными стенами без контрфорсов. Узкая лестница ведет из передней части нефа вверх. К кирхам подобного типа относятся капелла в Лохштедте и кирха в Юдиттене. Можно принять в качестве временной границы для подобных сооружений приблизительно 1290 год.

Вторая группа также представляет собой строения с мощными стенами без внешних контрфорсов, но при этом имеются внутренние контрфорсы, сужающие свод. Крестообразные своды над разными частями помещения, разделённые «рёбрами», оказывались очень небольшими, не требующими укрепления другими элементами. Порой такие крестообразные своды превращались уже в звёздчатые. Узкая каменная лестница, как и прежде, ведёт по западной стене на башню. Время строительства подобных кирх ограничивается периодом от 1290 до 1320 годов. Таковы кирхи в Фишхаузене, Меденау, Куменене, Побеттене, Повундене, Каймене, Легиттене.

Кирха в Тиренберге представляет собой переход к третьей группе: у неё по-прежнему имеются внутренние контрфорсы, уменьшающие площадь свода, но появляются так же и внешние контрфорсы, которые возводились одновременно, начиная с цокольного этажа. В кирхах этой группы контрфорсы стыкуются в своде крыши, причём наружный как бы продолжает внутренний. Таковы прекрасная кирха в Арнау, кирхи в Варгене, Кремиттене и сотни и тысячи кирх, построенных к западу от Замланда.

В последней трети XIV века рядом с обычным входом в башню появляется второй вход, из которого кирпичная лестница ведет наверх. Очевидно, что это свидетельствует о том, что земли Ордена очистились от врагов и нет необходимости опасаться захвата церквей язычниками.

 

Medenau Evangelische Kirche
Кирха в Меденау. Источник: Бильдархив.

 

Для орденских кирх характерна готическая кладка. Блочная кладка появляется лишь в эпоху Ренессанса. Крестовая перевязка применяется только с первой половины XIX столетия. Под готической кладкой  понимается либо последовательность «тычок/ложок» (собственно, готическая, или польская, кладка), либо «два ложка/тычок» (вендийская кладка).

 

типы кирпичной кладки
Типы кирпичной кладки: 1 — готическая; 2- вендийская; 3 — блочная; 4 — крестовая.

 

Оба типа кладки пришли из Мариенбурга. Последним способом был построен около 1280 года Высокий замок, а первым способом, в 1382 году, Средний замок. Собор во Фрауенбурге (1388) был также построен последним способом кладки. Вероятнее всего, чёткой регламентации по выбору способа кладки не существовало, и использование того или иного способа  зависело от вкуса архитектора. У  орденских кирх Самбийского полуострова, за исключением кирхи в Повундене, можно видеть первый, готический, тип кладки. И лишь в повунденской кирхе мы видим чередование двух ложков с тычком. Так как построена она до 1325 года, можно говорить об обоих типах кладки как готических.

Часто в оформлении интерьеров кирх участвовали мастера нюрнбергской школы. Подражание их  стилям в живописи и резьбе по дереву получило развитие и в кирхах Самбийского полуострова (Санкт-Лоренц, Тиренберг, Меденау, Лаптау, Куменен, Повунден, Гермау и пр.). Затем приходит период раннего Возрождения с его великолепными барочными алтарями, кафедрами и скамьями (Борхерсдорф, Веденау, Санкт-Лоренц). Тут уместно вспомнить имя Мельхера Кремера (Melcher Cremer), столяра из Кёнигсберга, создавшего в 1581 году великолепный образец деревянной кафедры в кирхе Тиренберг, и украсившего её богатой инкрустацией. В оформлении кафедры мастер использовал орнамент из тюльпанов и гвоздик (символов Возрождения), бывших очень популярными в XVI веке. Его работы можно встретить и в других кирхах – в Арнау, Фишхаузене, Шёнвальде, Штайнбекке, Бранденбурге.

Работу другого резчика, Ханса Паурмана (Hans Paurman) можно увидеть в кирхе Вормдитт в Польше. Стиль рококо представлен в интерьерах кирх Урнау и Метгеттена.

Большее распространение стиля барокко в сравнении с готикой в оформлении интерьеров кирх можно объяснить тем, что в 1519 году из-за нехватки средств на ведение войны с Польшей по приказу герцога Альбрехта множество серебряных и золотых изделий были отправлены в Кёнигсберг на переплавку. Готические алтари можно встретить в кирхах Фишхаузена, Побеттена и Меденау.

Как ни странно, старые готические купели располагались снаружи кирх, и были оформлены красочнее пришедшим им на смену барочным купелям, установленным уже внутри.

Вокруг замков и кирх постепенно селились как пруссы, так и выходцы из различных немецких земель. Если поселение был слишком мало для получения городских прав, оно называлось «лиске» (лишка, лиска). Таковыми поначалу были Лиска-Шаакен, Лабиау, Тапиау. Крупным поселениям Орден или епископ даровали городские права. Немецкие колонисты, как правило, собирали вокруг себя лояльных Ордену пруссов, возглавляя общину. Община платила определённый налог с выделенных для неё земель. Контроль за сбором налогов с жителей поселений осуществляли так называемые шультгайсы, или шульцы (Schultheiss, Schulz) – представители знати, уполномоченные Орденом или епископом, и являвшиеся на подведомственным им землях исполнительной властью. Таким образом, в Восточной Пруссии колонизация земель мало отличалась о того, что было когда-то и в других немецких землях.

 

 

(по материалам книги: Walter Dignath, Herbert Ziesmann. Die kirchen im Samland. — Rautenberg, 1987)

 

 

__________________________

 

Примечания

1. Адольф Бёттихер (Adolf Bötticher, 1842 — 1901) — немецкий архитектор, искусствовед, археолог и специалист по охране памятников истории. В 1891 назначен хранителем памятников истории провинции Восточная Пруссия. Умер в посёлке Варникен (сейчас Лесное Зеленоградского района).
2. Конрад Штайнбрехт (Conrad Steinbrecht, 1849 — 1923) — немецкий консерватор, хранитель  замка Мариенбург (Мальборк).
3. Фердинанд фон Кваст (Ferdinand von Quast, 1807 — 1877) — немецкий археолог и архитектор, первый прусский консерватор памятников истории.