Эйдкунен

Дорога и её окружение

Дорожная сеть Восточной Пруссии начала формироваться несколько веков назад. В конце XIX – начале XX веков многие старые дороги были реконструированы и модернизированы, и сохранились до наших дней почти в том же виде, какими они представали перед путешественниками более сотни лет тому назад.

Дорогу, как инженерный, исторический и культурный объект, необходимо рассматривать в виде комплекса сооружений, состоящего из мостов и виадуков, домов у шоссе и придорожных трактиров, камней-указателей и часовенок-капличек, являющихся, к примеру, в Вармии, неотъемлемой частью придорожного пейзажа. Сохранению этого культурно-инженерного комплекса в Калининградской области, в отличие от Польши, уделяется недостаточно внимания, если не сказать больше: этот комплекс постепенно уничтожается.

Ниже мы публикуем перевод первой части статьи Адама Плоского Дорога и её окружение, свидетельства исторических перемен на Вармии и Мазурах (Adam Płoski Droga i jej otoczenie, świadectwa przemian historycznych na Warmii i Mazurach), дополнив её иллюстративным материалом.

 

 

 

Первые дороги

 

Дорога всегда оказывала положительное влияние на развитие экономики тех мест, по которым она пролегала, выполняя при этом ещё военные и административные функции. В Средние века созданная Немецким орденом на территории нынешних Вармии и Мазур дорожная сеть соединяла между собой замки и поселения, позволяя развивать торговлю. В XVI – XVIII веках эта сеть расширилась вслед за ростом количества городов и деревень, что было характерно для всей Европы. Новые дороги появлялись, в первую очередь, для соединения между собой административных центров. Большинство из этих новых дорог имели местное значение, и были более или менее равномерно (за исключением территорий, покрытых лесами) распределены по всем заселённым районам. Важные дороги прокладывались между соседними городами, и именно для таких дорог строились въездные городские ворота, сохранившиеся кое-где и по сей день (Пасленк/Пройссиш Холланд, Решель/Рёссель, Кентшин/Растенбург, Нидзица/Найденбург). Дороги часто влияли на архитектурные планы городов и деревень, зарождавшихся на пути их следования. Некоторые дороги, использовавшиеся среди прочего для переброски войск из одного региона Восточной Пруссии в другой во время военных действий, даже имели официальное наименование «военных».

Историк Владислав Шулист (Wladyslaw Szulist) выделял четыре типа дорог на Вармии и Мазурах в период XVI – XVIII веков в соответствии с их функциями:

 

  1. Транзитные – дороги с высокой плотностью движения, соединяющие различные государства;
  2. Дороги, соединяющие административные центры;
  3. Дороги, соединяющие небольшие поселения;
  4. Дороги, ведущие к отдельным частным владениям.

 

Самые важные международные дороги вели, прежде всего, в Кёнигсберг, который был связан с Данцигом (Гданьском), Торном (Торунем), Варшавой. Транзитные дороги имели несколько вариантов своего прохождения, будучи при этом весьма посредственного качества, и часто не имели твёрдого покрытия.

balga-chaussee-nach-gros-hoppenbruch
Дорога к замку Бальга. В соответствии с классификацией относилась к третьему типу дорог. 1930-е годы.

Это частично объясняется высокой плотностью движения по ним не только пешеходов (паломников, странствующих ремесленников, нищих), но и всадников на лошадях, а также пастухов, использовавших эти дороги для прогона животных. Ремонт дорог проводился в основном лишь во время строительства мостов. Власти Пруссии начали уделять дорогам внимание лишь со второй половины XVI века, выпустив несколько так называемых «дорожных указов» (Wegeedikte) в 1587, 1588, 1591 и 1592 годах.

Но, несмотря на эти указы, техническое состояние большинства прусских дорог было плачевным. В плохом состоянии была и дорога Кёнигсберг – Браунсберг (Бранево), несмотря на то, что ещё в орденские времена она была обустроена по обочинам канавами и валами. Позднее, во времена «Великого курфюрста» Фридриха Вильгельма, проведённые в 1684 году вдоль этой дороги работы по очистке придорожных канав, обновлению мостов и укладке на проезжую часть брёвен, состояние её кардинально не изменилось.

В 1693 году во Франции вышло первое руководство по строительству дорог. Вкупе с ранее опубликованными там же инструкциями и трактатами, относящимися к дорогам и их строительству, это привело к своеобразной революции в этой области. Во Франции же появился и первый общественный транспорт для междугородних перевозок – почтовый дилижанс (в то же время есть сведения о том, что первые почтовые дилижансы появились в Англии в 1640 году. – admin). В 1741 году в Париже открылась Школа мостов и дорог (École nationale des ponts et chaussées) – первое государственное техническое учебное заведение в мире подобного рода (ошибка с датой, т.к. это учебное заведение было открыто в 1747 году. – admin). Результатом всего это стало появление новой техники для дорожного строительства, которая, в свою очередь, обусловила внедрение новых подходов и стандартов в этом деле. Примеру Франции последовали и другие европейские страны.

 

 

 

Роль почты в развитии дорожной сети

 

Пруссия в деле строительства дорог также использовала опыт Франции, применяя при этом свои строительные материалы и местные трудовые ресурсы. Строительство дорог в прежние времена было тяжким трудом, к которому зачастую привлекали заключенных. Во времена правления преемника «Великого курфюрста» Фридриха III (1657-1713, с 1701 года король Пруссии под именем Фридрих I), отношение к дорогам изменил указ, вводивший жёсткие санкции в отношении тех, кто уклонялся от работ по строительству и содержанию дорог. В нём также говорилось о необходимости поддержания в надлежащем состоянии придорожных канав для предотвращения скопления в них воды. Тем не менее, наибольшее влияние на качество дорог оказала почта и усилия государства по содержанию в порядке основных почтовых маршрутов, по которым осуществлялись регулярные почтовые перевозки.

Вдоль дорог появились почтовые станции. Они должны были быть легкодоступны, безопасны для путешественников и иметь определённый набор удобств, поэтому им уделялось повышенное внимание. Среди основных почтовых маршрутов на территории Восточной Пруссии можно отметить следующие:

 

Кёнигсберг – Пройссиш Эйлау (Багратионовск) – Бартенштайн (Бартошице) – Хайльсберг (Лидзбарк Варминский)

Кёнигсберг – Пиллау (Балтийск)

Бартенштайн – Шиппенбайль (Семпополь) – Растенбург (Кентшин) – Пайтшендорф (Пецки) – Ортельсбург (Щитно).

 

Издававшиеся в дальнейшем почтовым ведомством распоряжения, инструкции, акты так или иначе касались состояния дорог, придорожных канав, мостов, почтовых станций и т.д., но, несмотря на все эти усилия, состояние дорог практически не улучшалось.

На территории Вармии инициатором создания почтовой службы стал епископ Игнацы Красицкий. Епископская почта появилась в 1768 году. Принадлежавшие ей дилижансы курсировали дважды в неделю. Отправка писем в пределах Вармии была бесплатной. Епископская почта просуществовала лишь четыре года, закончив своё существование после присоединения Вармии к Пруссии в 1772 году. Фридрих Вильгельм III, король Пруссии с 1797 по 1840 год, в рамках объединения польских земель с прусскими, в 1800 году приказал произвести инвентаризацию почтовой сети с замером всех почтовых трактов и установкой вдоль них милевых камней. Работы эти, правда, были произведены лишь 15 лет спустя.

XIX век, помимо интенсивного строительства дорог, характеризовался также тем, что почта (ставшая к тому времени одним из основных пользователей дорожной сетью) отошла от перевозки людей к своей нынешней функции – перевозке писем и посылок. Прибытие в город почтового дилижанса, однако, по-прежнему оставалось одним из основных событий для горожан, поскольку вместе с письмами почтальоны привозили и вести из «далёкого мира». Но и конная почта, достигнув своего расцвета к середине XIX столетия, впоследствии была вытеснена железной дорогой.

 

 

 

Перелом в строительстве государственных дорог

 

Состояние дорог в государстве всегда так или иначе интересовало правителей. Вот и король Фридрих Вильгельм I 20 августа 1720 года издал эдикт, в котором улучшение состояния дорожной сети Пруссии было объявлено одним из государственных приоритетов. Этот указ предполагал проведение реконструкции и расширения мостов, установку дорожных указателей, определял необходимость проведения весной и осенью ремонтных работ по поддержанию состояния имеющихся дорог. За ненадлежащее выполнение работ по содержанию дорог определялось суровое наказание. Чиновники, отвечавшие за содержание государственных лесных угодий, обязывались обеспечивать древесиной подобные работы. Состояние придорожных канав определялось особыми указами.

Во время войн с Наполеоном в Восточной Пруссии было издано несколько распоряжений, предписывавших осуществлять контроль за состоянием дорог, используемых для переброски войск на восток. Но и эти меры не сильно улучшили состояние дорог, по которым передвигались войска с сопровождающими их обозами.  Подобные распоряжения издавались и после окончания войны в 1814, 1815, 1820, 1821 годах.

Революционные перемены в дорожном строительстве начались в XIX столетии. Поворотным моментом в этой области стала работа Джона МакАдама [1] «Заметки о современной системе дорожного строительства» (Remarks on the Present System of Road-Making), опубликованная в 1820 году. В ней были предложены новые решения в технологии строительства дорог (использование твердого дорожного покрытия), снижении стоимости дорожных работ, а также их сроков (за счёт использования механизации).

 

allenburg-1936 дорога и её окружение
Алленбург. Дорога Шаллен — Алленбург и мост через Алле. Эта дорога до сих имеет  покрытие из щебня. Вдоль обочин растут огромные липы, которые на фотографии еле различимы. Почтовая открытка. 1936 год (по почтовому штемпелю).

 

В Пруссии к новшествам МакАдама отнеслись скептически. Здесь в дорожном строительстве использовалась система французского инженера Пьера Трезаге [2], разработанная им в 1775 году. В 1834 году на провинциальном совете в Кёнигсберге было принято решение расширить сеть дорог, соединяющих провинцию с польским побережьем и королевством Пруссия. На неважное состояние дорог постоянно жаловались купцы и путешественники, приезжающие в провинцию. К примеру, для того, чтобы добраться из Рёсселя в Зенсбург (Мронгово) требовалось потратить 6 часов (расстояние между этими городами составляет ок. 27 км. — admin), поскольку дорога была покрыта ямами и ухабами. Считалось, что прусский король намеренно не занимался ремонтом дорог, чтобы создать трудности противнику в перемещении его войск.  На отвратительное состояние дорог жаловались и местные жители. Граф Карл фон Лендорф [3] в 1830 году так описывал одну из своих поездок по дорогам крайса Лётцен (Гижицко): «Дороги ничем не отличались от замёрзших распаханных полей. […] Большую часть пути я был вынужден пройти пешком.» Однако, имеются и упоминания о том, что тогдашнее состояние прусских дорог было удовлетворительным.

В 1834 году в Пруссии была издана инструкция, определяющая проектирование и строительство дорог. Ширина дороги определялась её назначением. Дороги с небольшим движением должны были иметь ширину от 6,5 до 9,5 м (при ширине твёрдого дорожного полотна в 4 м). Максимальная нагрузка повозок на дорогу не должна была превышать 7000 кг. Для поддержания сети дорог в надлежащем состоянии создавалась особая дорожная служба и вводилась плата за проезд по дорогам для их последующего ремонта. Средняя стоимость строительства одной мили дороги (примерно 7,5 км) в Пруссии составляла 11000 талеров.  Вслед за этим началось интенсивное развитие дорожной сети Восточной Пруссии, которое продолжалось до начала прошлого столетия, и завершилось лишь с началом Второй мировой войны.

Большая часть средств на развитие дорожной сети поступала от государства. Но инвестиции поступали также и от акционерных обществ, сельских общин, магистратов и даже частных лиц. Государство поощряло районные управления к строительству и реконструкции дорог, частично дотируя их затраты. В 1902 году размер этих дотаций был увеличен. В районах были созданы управления по строительству и ремонту дорог.

С 1875 года в Пруссии было изменено законодательство, касающееся строительства дорог и их владения (так называемый закон Dotationsgesetz от 8 июля 1875 года), завершивший собой определённый этап в дорожном строительстве. Все имевшиеся дороги были переданы провинциальным администрациям, на которые возлагалась обязанность по их содержанию и обслуживанию. Некоторые дороги передавались районным и окружным администрациям. Государственный сбор сбор за проезд по дорогам отменялся. Обер-президент провинции Восточная Пруссия осуществлял надзор за строительством дорог, проходящих через несколько районов. В крайсе Алленштайн (Ольштын) по ситуации на 1910 год дороги были поделены в зависимости от на классы с точки зрения их «полезности» (I-IV), в зависимости от формы их собственности (государственные, общинные, частные), а также возможности военного использования (А и В).

 

 

 

Метры, километры, параметры

 

В XIX веке вслед за теми прусскими провинциями, в которых уже были проложены шоссе с твёрдым покрытием, за основательную модернизацию дорог взялись и в Восточной Пруссии. Первым таким шоссе с булыжным покрытием стал участок от Кёнигсберга до Эльбинга (Эльблонга), к строительству которого приступили в 1818 году. Затем шоссе (названное позже «берлинкой») продлили до Мариенбурга (Мальборка), и дальше на запад (даже сейчас ещё на «берлинке» – нынешней дороге № 22 – есть участок в несколько километров длиной с брусчатым покрытием, находящийся немного западнее Мальборка. – admin). Это шоссе сформировало ось всей дорожной сети Восточной Пруссии. Сеть эта расширялась медленно (участок Кёнигсберг — Эльбинг строился 10 лет), во многом из-за высокой себестоимости строительства, превышавшей аналогичные затраты в тогдашней Западной Европе. В середине XIX века стоимость строительства 1 км шоссе на западе Германии составляла в среднем 5-6 тыс. марок, на особо сложных участках — 12 тыс. марок, в то время как аналогичные затраты в Восточной Пруссии в среднем составляли 15 тыс. марок.

gros-friedrichsdorf-chaussee-nach-heinrichswalde дорога и её окружение
Дорога Гросс-Фридрихсдорф — Хайнрихсвальде (Гастеллово — Славск). На переднем плане видна куча щебня, использовавшегося для текущего ремонта дороги. 1930-е годы.

Трудности были вызваны в том числе и природными причинами — заболоченностью местности и наличием под почвой большого количества песков и глин, в связи с чем шоссе зачастую прокладывались заново.
Долгие сроки строительства были характерны и для других восточнопрусских шоссе. Шоссе Эльбинг — Остероде (Оструда), начатое в 1829 году, было построено лишь к 1853 году. Шоссе Бартенштайн — Опаленитц/Опалениц (через Бишофсбург/Биштынек, Ортельсбург, Вилленберг/Вельбарк) также строилось очень долго, с 1835 по 1864 год. Исключением здесь является дорога Кёнигсберг — Тапиау (Гвардейск) — Тильзит (Советск), построенная по особому указанию короля всего за два года (1830-1831). Неблагоприятная ситуация складывалась вокруг Ангербурга (Венгожево), шоссе к которому от Гердауэна (Железнодорожного) было решено построить лишь особым распоряжением министра от 6 октября 1856 года после одобрения проекта самим королём.  Но, невзирая на трудности, дорожная сеть в Восточной Пруссии неуклонно расширялась. В 1826 году насчитывалось лишь 52,5 км шоссе, в 1838 году уже 413.5 км, в 1853 — 902.75 км, 1862 г. — 1197.75 км, а в 1874 году — 1535,17 км.  В большинстве случаев вдоль обочин дорог высаживались деревья.

Строившиеся шоссе не имели однородного покрытия. Рядом с центральным полотном, выложенного щебнем или брусчаткой (Fahrbahn), располагалось более узкое полотно без твёрдого покрытия — так называемая «летняя дорога» (Sommerweg). Иногда вдоль обочин дополнительно обустраивались специальные площадки, где складировались материалы для последующего текущего ремонта шоссе. Со временем эмпирическим путём был сделан вывод, что дорога не должна быть очень широкой. Оптимальная её ширина может быть от 4 до 6 м, при ширине твёрдого покрытия 2,5 м. Это позволило снизить затраты на строительство. Первые шоссе, строившиеся в XIX веке, имели покрытие из гравия, насыпанного на основу из битого камня, либо из нескольких слоёв битого камня. Большая часть дорог отсыпалась гравием, так как это сильно снижало затраты на строительство. Были и брусчатые дороги. После Первой мировой войны ежегодное содержание брусчатой дороги составляло 500 марок, в то время как гравийная обходилась в 300 марок.  В 1910 году на 100 квадратных километров территории Восточной Пруссии приходилось 20,5 км дорог с твёрдым покрытием. Ежегодно вводилось в строй 60-80 таких дорог. Перед Второй мировой войной в Восточной Пруссии стали в большом количестве появляться дороги с новейшим для того времени асфальтовым покрытием. Небольшие участки асфальтированных дорог начали здесь появляться ещё в 1920-е годы. На начало 1930-х годов насчитывалось 270 км дорог с асфальтовым покрытием.  Применение асфальта в дорожном строительстве в начале прошлого века было вызвано в немалой степени появлением автотранспорта, использование которого на дорогах, отсыпанных гравием, было проблематичным.

 

marienburg-chaussee-nach-marienwerder дорога и её окружение
Шоссе Мариенбург — Мариенвердер (Мальборк — Квидзын). Слева от мотоцикла видна «летняя дорога». 1930-е — начало 1940-х годов.

 

 

 

 

Примечания:

1. Джон Лаудон МакАдам (John Loudon McAdam, 1756 — 1836)  — шотландский инженер, разработавший технологию строительства дорог с твёрдым покрытием из щебня, которое позже  по имени изобретателя стали называть «макадам». Со временем эту технологию усовершенствовали за счёт применения гудрона, связывающего щебень. Такое покрытие стало именоваться «тармакадам» или сокращённо «тармак» (англ. tar — гудрон).

 

2. Пьер Трезаге (Pierre-Marie-Jérôme Trésaguet,  1716 – 1796) — французский инженер, пионер дорожного строительства. Предложенный им метод строительства дорог предполагал создание два слоя дороги: основы из крупных камней, на которую насыпался слой мелких камней.

 

3. Карл фон Лендорф (Karl Friedrich Ludwig von Lehndorff, 1770—1854) — граф, прусский генерал-лейтенант, герой наполеоновских войн. Владелец имения Штайнорт (Штынорт). В его честь назван один из фортов, входящих в фортификационный пояс Кёнигсберга.

 

 

 

Источники:

Бильдархив

оригинал статьи

 

 

Часть II. Придорожные аллеи

 

 

 

История почты. Прусская почта в XVI-XVII веках.

История почты. Прусская почта в XVI-XVII веках.

Почтовая служба в герцогстве Пруссия

 

В 1525 году последний Великий магистр Немецкого ордена Альбрехт Бранденбургский преобразовал Пруссию, бывшую религиозным католическим государством, в светское протестантское герцогство, став его первым правителем. Структура управления новым государством осталась при этом, по сути, прежней, орденской.

К этому времени административным и политическим центром Пруссии уже, без малого 80 лет, являлся Кёнигсберг. В Королевском замке находилось и управление почтовой службой Немецкого ордена. С превращением Пруссии в светское государство некоторые изменения произошли и с почтовой службой.

Во-первых, почтовая служба сменила названия с прежнего «Amtbryff» на «Ämterpost». Иными словами, почта стала называться собственно почтой. Замковое помещение, занимаемое почтовой службой, получило название «постштубе» (Poststube) — почтовая комната. Глава государственной почты стал называться Regierungsbotenmeister — руководитель правительственной почты. Нижние чины почтовой службы, имевшиеся в распоряжении у каждого районного руководителя почтовой службы, стали называться почтовыми слугами — посткнехтами (Postknechte). Во-вторых, кадровые решения в почтовом ведомстве стал принимать лично герцог.

Несмотря на эти новшества, основная обязанность за поддержание работоспособности почты легла на руководителей амтов — низовых административно-территориальных единиц Пруссии. Писарь, имевшийся в распоряжении у каждого такого руководителя, одновременно выполнял и функции руководителя районной почтовой службы, имея при этом годовое жалованье в 80 марок (на 1656 год), на которое он содержал и своего помощника. В его распоряжении имелся посткнехт с жалованьем в 14 марок. Следует добавить, что в это же время годовое жалование самого руководителя района (амтсхауптманна) составляло 150 марок.

В приказе о назначении нового сотрудника почтовой службы, подписанном в 1549 году самим герцогом Альбрехтом, в частности говорилось, что годовое жалование почтальона будет составлять 40 талеров, не считая компенсации затрат, понесённых во время доставки сообщений, и утери или повреждения лошади.

Post nach Koenigsberg 1582 история почты
Письмо в Кёнигсберг. 1582 год.

В Государственном музее почты во Франкфурте-на-Майне есть экземпляр письма от 1582 года, адресованного в Кёнигсберг. На конверте изображены розги, меч и виселица. Они должны были напоминать курьеру о том, что может ждать его в случае ненадлежащего исполнения им своих обязанностей, а также являться предупреждением для тех, кто вздумает посягнуть на государственную собственность, коей являлись почтовые отправления.

Помимо государственных почтовых служащих существовали так называемые «постбауэры», на которых возлагались обязанности по доставке почтовых сообщений, а в качестве поощрения им выделялись в пользование земельные наделы. Например, некоему постбаэру Мозеку из округа Тапиау выделялись три гуфа земли, за что он был обязан «доставлять почтовые сообщения в Кёнигсберг и иные места».

Староста (шульц) поселения Гросс-Херменау из округа Морунген (сейчас польская деревня Небжидово Вельке/Niebrzydowo Wielkie) в 1657 году получил земельный надел в 5 гуфов по кульмскому праву, за что был обязан доставлять письма и сообщения в селения Воркаллен (сейчас Варкалы/Warkały) и Георгенталь (сейчас Юрки/Jurki), а также в Кёнигсберг.

В те же времена существовали частные курьеры, доставлявшие почтовую корреспонденцию из Кёнигсберга через Эльбинг (сейчас Эльблонг) в Эрмланд, а также в Литву.

Как и в орденские времена, правительственная почта предназначалась в основном для отправления государственной корреспонденции. Частную переписку правительственные курьеры брали на свой страх и риск.

 

 

 

 

Почта Бранденбург-Пруссии в XVII веке

 

В 1618 году произошло объединение маркгарфства Бранденбург и герцогства Пруссия. Курфюрст Бранденбурга Иоганн Сигизмунд по праву наследования стал герцогом Пруссии. Сложившаяся к тому времени система почтовой службы Бранденбурга распространилась также и на Пруссию. Центром объединённого государства (и, соответственно, почтовой службы) оставался Берлин, Кёнигсбергу отводилась хотя и важная, но всё же второстепенная роль. Устав государственной почтовой службы Бранденбурга, ставший общим также и для Пруссии, подразумевал принятие почтовыми служащими клятвы в том, что они будут неукоснительно исполнять свой долг. Курьеры, помимо фиксированной оплаты, получали надбавки за ночную службу, за плохую погоду, за тяжелый груз и за перевозку денег. Для определённых расстояний имелись фиксированные расценки. К примеру, на маршруте Берлин — Кёнигсберг курьер получал 8 талеров и ежедневно 2 гроша на расходы. Если курьер запаздывал с доставкой почтового сообщения, минимальным наказанием был штраф в 4 гроша, но в особых случаях он мог угодить и в тюрьму.

В 1640-е годы, во времена Тридцатилетней войны, упоминается и особая «драгунская почта», имевшаяся в личном распоряжении курфюрста. В качестве курьеров использовались шведские драгуны, и для населения прозвище «постшведе» (Postschwede) — почтовый швед — являлось синонимом почтальона. «Почтовые шведы» курсировали не только между Германией и Швецией, развозя военные приказы и дипломатические сообщения, но и в пределах Бранденбурга и Пруссии. На всех почтовых станциях по основным почтовым маршрутам находилось по два драгуна, готовых незамедлительно отправиться в путь. Время доставки писем драгунской почтой, к примеру, между резиденцией великого курфюрста в Кёлльне-на-Шпрее (сейчас это территория Берлина) и Кёнигсбергом составляла всего 6-7 дней, в то время как обычной государственной почтой это же расстояние преодолевалось более чем за две недели. Во времена подписания Велауского договора (1657) для доставки дипломатических сообщений драгунская почта действовала между Кёнигсбергом и Варшавой. Дважды в неделю на регулярной основе осуществлялась доставка корреспонденции между Кёнигсбергом и Варшавой через Растенбург (сейчас Кентшин) и Ортельсбург (сейчас Щитно), для чего была задействована целая драгунская рота. Это расстояние, даже с учётом переправы через Вислу, драгуны, сменяя друг друга на почтовых станциях, преодолевали за 40-50 часов. «Почтовые шведы» не отказывались и от перевозки частной корреспонденции. Разумеется, за отдельную плату.

Существовавшая в Кёнигсберге, параллельно орденской почтовой службе, не менее хорошо организованная почтовая служба Ганзейского союза, после его распада в конце XVI века не исчезла. Она трансформировалась в своеобразную городскую «купеческую почту», ставшую альтернативой правительственной почтовой службе, и удовлетворявшую запросы купцов, духовенства и обычных бюргеров, практически не имевших возможности пользоваться услугами государственной почты. Три бывших ганзейских города — Альтштадт, Лёбенихт и Кнайпхоф — специально для доставки почтовых сообщений в Мемель и Данциг выделяли по одному горожанину. Со временем появился и особый чиновник, управляющий «купеческой почтой» — городской почтмейстер (Stadtpostmeister).

Нечто подобное кёнигсбергской почтовой службе имелось также  в Берлине,  в Данциге, и в других крупных городах Пруссии и Бранденбурга, других немецких княжеств, а также Польского королевства.

Danziger Postzeitung 1619 история почты
Титульный лист первого данцигского почтового вестника. 1619 год.

Существование тех или иных почтовых маршрутов между различными городами зависело от потребностей местного купечества и разумения городских почтмейстеров. Оплата за доставку почтовых сообщений определялась магистратами и была фиксированной на постоянных почтовых маршрутах.

Почтовый маршрут из Берлина в Кёнигсберг проходил через Данциг. Ещё в 1616 году по распоряжению берлинского почтмейстера Христофа Фришманна (1575–1618), много сделавшего для развития правительственной и городской почтовых служб и являвшегося издателем первого берлинского еженедельника, этот маршрут стал проходить по косе Фрише Нерунг (сейчас Балтийская или Вислинская коса), и далее через Пиллау и Фишхаузен. Сообщается, что это был самый образцовый почтовый маршрут в Бранденбург-Пруссии. Как и в орденские времена, на этом маршруте имелись почтовые станции для смены лошадей практически в каждом населённом пункте вдоль всего маршрута.

В Данциге уже в 1598 году упоминается некий Гердт ван Эйкерен, приведённый к присяге городской почтовый курьер. В соответствии с почтовым уставом Данцига от 1604 года количество городских почтовых курьеров увеличилось до трёх. Стоимость доставки простых писем в Бреслау (Вроцлав), Торн (Торунь) или Позен (Познань) составляла 3 польских гроша. Средняя скорость доставки была примерно 50 км в день. В 1628 году стоимость доставки письма из Данцига в Гамбург выросла до 8 польских грошей, а средняя скорость была примерно 60 км в день.

В 1624 году в Кнайпхофе у Зелёного моста появилась первая биржа. Вероятно в это же время возле неё возникло и первое «почтовое отделение» (Postbude), ставшее центром выдачи и приёма торговой и частной почтовой корреспонденции для всего Кёнигсберга, и работавшее с 10 утра до 5 вечера.

Со временем относительно низкие тарифы на услуги городской почты Кёнигсберга (5 грошей за письмо в Данциг или Мемель) привели к тому, что  и правительственные чиновники нередко стали пользоваться её услугами. Между руководителями правительственной и городской почтовых служб периодически возникали конфликты, так как, по устоявшейся практике, оплата за услуги почтовых курьеров осуществлялась по истечении квартала, а из-за скудости государственной казны накопившийся за три месяца долг перед городской почтой оплачивать зачастую было нечем.

postcurier история почты
Почтальон в сопровождении собаки. XVII век.

С непромокаемой сумкой, деревянной бочкой или металлической банкой, набитой письмами и пакетами,  пешком или верхом на лошади, иногда в сопровождении собаки для защиты от разбойников, вооружённые копьём или мечом, в любую погоду, во время военных действий и в мирное время, зачастую с риском для собственной жизни исполняли свои обязанности  почтальоны, воплощая собой власть правителя и вызывая зависть у обывателя.

В январе 1643 года курфюрст Фридрих-Вильгельм I (прозванный  «великим курфюрстом»), находясь в Королевском замке Кёнигсберга, стал свидетелем очередного конфликта между правительственным и городским почтмейстерами по поводу долга перед городскими почтальонами за уже доставленную корреспонденцию. Городской почтмейстер в ультимативной форме требовал погасить задолженность, угрожая совсем отказаться от доставки правительственной корреспонденции.

Вспыливший курфюрст поначалу хотел своей монаршей волей обязать городских курьеров перевозить его корреспонденцию вовсе без оплаты, но до этого дело всё же не дошло. Разобравшись в сложившейся ситуации и выяснив, что курьеры, работающие на городскую почту, не так уж и бедны, как они хотят представить, Фридрих-Вильгельм решил, что дополнительные доходы казне от оказания его подданным почтовых услуг совсем не будут лишними. Взять под свой контроль городскую почту Кёнигсберга (да и других городов) — чем не способ прибрать к рукам те доходы, которые сейчас идут мимо государственной казны. До сих пор курфюрст лишь давал согласие на то, чтобы избранные магистратами почтальоны получали право заниматься доставкой корреспонденции между различными городами.

После смерти очередного городского почтмейстера, великий курфюрст в феврале 1643 года утвердил в этой должности некоего купца Ханса Бюнзинга, подтвердив его полномочия по доставке почты между Кёнигсбергом, Ригой и Данцигом. Несмотря на то, что кёнигсбергский почтмейстер по-прежнему подчинялся распоряжению городских советов трёх городов — Альтштадта, Лёбенихта и Кнайпхофа, — курфюрст был намерен оказывать влияние на его деятельность.

Курфюрст Фридрих-Вильгельм постепенно значительно расширил сеть почтовых маршрутов правительственной почты. Именно при его правлении, в 1646 году, появился первый регулярный конный почтовый маршрут до России. Теперь письма из России могли доходить аж до Западной Европы. Также появился регулярный маршрут между Кёнигсбергом и Варшавой.

Здесь огромную роль сыграл главный правительственный почтмейстер Мартин Нойманн. Под его началом, несмотря на сопротивление городских советов всех трёх городов Кёнигсберга и самого Бюнзинга, не оправдавшего надежды курфюрста, осенью 1646 года Фридриху-Вильгельму удалось объединить и правительственную почту, и городскую почту. Теперь правительственная почта стала обслуживать почтовые маршруты не только до Данцига и Риги, но и в Торн, Вильно и Варшаву. Все почтмейстеры и почтовые курьеры, находившиеся под началом Нойманна, теперь давали присягу на верность курфюрсту. Правда, весь почтовый сбор с обслуживаемых ведомством Нойманна маршрутов оказывался в распоряжении последнего. За это Нойманн был обязан нести все издержки по содержанию правительственной почты и бесплатно доставлять всю государственную корреспонденцию. К слову, почтовые сборы лишь с одного почтового маршрута Кёнигсберг — Мемель составляли около 2000 талеров в год.

Годовые расходы же на этом маршруте выглядели следующим образом:

  • жалованье 2 почтальонов — 132 талера;
  • зерно на корм для 6 лошадей — 240 талеров;
  • сено и солома — 34 талера;
  • содержание конюшни — 34 талера;
  • подковы, обслуживание саней, другой инвентарь — 25 талеров.

Всего 465 талеров. Ещё 150 талеров выделялось на покупку 6 лошадей (каждая по 25 талеров). Как видим, ежегодный доход лишь с одного почтового маршрута составлял почти 1400 талеров — немалая по тем временам сумма.

В своих планах развивать государственную почту Фридрих-Вильгельм I должен был действовать осторожно, так как формально оказание почтовых услуг являлось императорской регалией, и для организации собственной почты требовалось получить согласие императора Священной Римской империи. Ещё с конца XV века почтовая регалия была пожалована императором дворянскому семейству Турн-и-Таксис, вскоре создавшему почтовую сеть от Амстердама до Неаполя и от Лиона до Вены, покрывшему почтовыми маршрутами буквально всю Западную Европу. Поэтому великий курфюрст свою правительственную почту именовал «дворцовой» (Hofpost), для которой не требовалось получать согласие императора. Почтовые начальники, дабы не привлекать излишнего внимания, именовались просто «почтмейстерами», без всяких пышных приставок.

Для доставки почтовых отправлений стали использовать небольшие конные коляски, в которых перевозились письма, различные пакеты, деньги и даже имелось два пассажирских места. Перевозка денежных средств осуществлялась в тайне и с большой осторожностью из-за опасений грабежа на дорогах. Все почтовые отправления фиксировались в специальных «почтовых книгах», а отправитель, в качестве подтверждения об отправке, получал на руки «почтовую карту» (Postkarten). Образцовый порядок, присущий почтовому документообороту уже в те времена, стал в дальнейшем отличительной чертой всей немецкой почты. Но вот пунктуальностью тогдашняя почта похвастать не могла. Задержка в доставке в 2-3 дня была обычным явлением. Среди прочего причиной этому являлось то, что к перевозке в качестве «писем» и «посылок» принималось буквально всё: мешки, бочки, коробки, ящики и прочие негабаритные предметы. К концу XVII века размер почтовых колясок увеличился, у них появился верх из навощённой ткани, защищавший пассажиров и часть багажа от дождя, снега и грязи.

Даже несмотря на случающиеся иногда задержки, скорость доставки почтовой корреспонденции почтовой службой Бранденбурга и Пруссии в середине XVII века впечатляет и сейчас. Из Берлина в Кёнигсберг в нормальном режиме почта доходила за 4 дня, из Амстердама — за 12.

Великий курфюрст постепенно стал охладевать к своему ставленнику. Он практически перестал бывать в Кёнигсберге, да и доходы, получаемые Нойманном от организованной им почтовой службы, начали казаться Фридриху-Вильгельму слишком привлекательными, чтобы упускать их. 8 сентября 1654 года курфюрст издал указ о том, что в крупных городах Бранденбурга и Пруссии имелось по два почтмейстера. В пару к Нойманну почтмейстером был назначен некий Бальтазар Штурм. Вскоре под управлением Нойманна осталось лишь два почтовых маршрута — в Варшаву и Вильно. До 1659 года он оставался руководителем правительственной почты и начальником канцелярии курфюрста в Кёнигсберге, а в 1660 году на посту почтмейстера его сменил Иоганн Конрад (Johann Conrad).

Несмотря на то, что почтальоны носили одежду синего цвета и имели серебряный герб курфюрста на груди (этот герб часто воровали, проигрывали в карты или пропивали) , а также почтовый рожок (он до сих пор является символом немецкой почты), всё же униформы как таковой у них не было, и одевались они кто во что горазд.

В 1680 году в Кёнигсберге вышел указ о том, что должно вывешиваться специальное уведомление, чтобы получатели, ожидающие почту, могли своевременно узнать о её прибытии.

В последней четверти XVII века, во время правления курфюрста Фридриха III (1657 — 1713), ежегодное жалованье кёнигсбергского почтмейстера составляло 200 талеров плюс 1/20 всех почтовых сборов. Под его началом находились также трое писарей (Postschreiber) с жалованьем 150 талеров.

В конце века действовали несколько почтовых маршрутов, связывающих Кёнигсберг с Бранденбургом и другими государствами. К примеру, в 1694 году дважды в неделю из Кёнигсберга через Фишхаузен, Пиллау и Штуттхоф отправлялась почта в Данциг, в 1697 году также дважды в неделю через Тапиау и Рагнит уходила почта в Вильно, а с 1699 года с такой же периодичностью действовал маршрут до Мариенвердера через Хайлигенбайль и Пройссиш Холланд. Время доставки на последнем маршруте составляло 31 час. Корреспонденция в Тильзит через Тапиау, Велау и Инстербург доставлялась из Кёнигсберга за 24 часа.

 

 

 

Источники:

Википедия

www.danzig.org

Benkmann H.-G. Königsberg (Pr.) und seine Post. Ein Beitrag zur Geschichte der Post in Königsberg (Pr.) von der Ordenszeit bis 1945.  Schild-Verlag, München, 1981.

 

 

Почтовая служба Немецкого ордена

 

История почты. Почтовая служба Немецкого ордена.

История почты. Почтовая служба Немецкого ордена.

Созданная Немецким орденом на захваченных прусских землях сеть замков и городов требовала определённых шагов по созданию системы управления подконтрольными территориями. В этом смысле первостепенную важность имела организация обмена сообщениями между всеми звеньями образующейся сети укреплений и поселений. Для этой цели в короткий срок ордену удалось создать особую почтовую службу (первые упоминания о ней относятся к 1276 году), центром которой с 1309 года была резиденция Великого магистра в Мариенбурге. Во время Тринадцатилетней войны, в 1457 году резиденция была перенесена в Кёнигсберг, ставший, соответственно, и административным, и почтовым центром Тевтонского ордена. В этой заметке будет рассмотрена история почты на землях Немецкого ордена.
Briefbote im 15 Jahrhundert почта Немецкого ордена
Почтовый курьер XV века. Немецкая почтовая марка. 1989.

Руководство почтовой службой — амтбриффом (Amtbryff) — орден возложил на главного конюшенного — шталмейстера (Stallmeister). Ежегодный бюджет службы составлял 200 прусских марок. Много это или мало, можно судить по тому, что корова стоила в то время одну марку, а ездовая лошадь — пять. На замковых форбургах имелись специальные помещения — прообразы нынешних почтовых отделений, именовавшиеся «почтовыми конюшнями» (Bryffstall), на которых сдавались и выдавались письма, ставились специальные отметки, отдыхали почтальоны и менялись курьерские лошади. «Почтовая конюшня» в Мариенбурге уже существовала не позже 1287 года. Для почтовой службы использовались лошади особой породы «свейкен» (sweyken). Курьерами-почтальонами — называвшимися bryffjongen (почтовые юноши) — служили свободные пруссы, возможно носившие особую форму синего цвета, и имевшие для писем особую непромокаемую сумку из навощённого полотна (bryffsack). Обычно орденские письмоносцы передвигались пешком. Конные курьеры использовались лишь для срочных и особо важных сообщений.

 

Bryffstall in Deutsch-Ordensburg Почта Немецкого ордена
«Почтовая конюшня» Немецкого ордена. Гравюра XIX века.

 

Письма и пакеты имели специальные пометки, например «день и ночь», «очень важно», и даже целые инструкции-указания: «мы просим всех наших братьев, духовных и светских, где бы они ни были, в Пруссии или Курляндии, с усердной поспешностью отправить этот пакет с письмами, написанными нашему почтенному магистру, в любое время дня и ночи с верховыми курьерами».
Скорость, с какой доставлялись письма, например, в начале XV века, поражает даже сейчас. Письмо, отправленное из Кёнигсберга, через три часа уже был в замке Бранденбург (сейчас Ушаково), через шесть – в замке Бальга, а через четырнадцать прибыло в Эльбинг. Таким образом, расстояние более чем в 110 км гонцы преодолели со средней скоростью около 8 км в час.

 

Brief Swantopolks II an den Deutschen Ritterorden
Письмо князя Померании Свентополка (Святополка) II Немецкому ордену. XIII век.

 

Ordensbrief 28-2-1421 nach Marienburg история почты Почтовая служба Немецкого ордена
Письмо, отправленное почтовой службой Немецкого ордена из Риги в Мариенбург 28 февраля 1421 года. Побывав в Мемеле, Кёнигсберге, Бранденбурге письмо прибыло в резиденцию Верховного магистра 8 марта 1241 года.

 

Письмо, отправленное в 10 утра 12 августа 1409 года из Лабиау (сейчас Полесск), на следующий день в 22 часа было уже в Мариенбурге. За 36 часов оно покрыло расстояние более чем 180 км. Но это примеры срочной доставки (в нынешней терминологии — экспресс-почты), когда один конный курьер сменял другого, а доставка осуществлялась в режиме «днём и ночью». Средняя же скорость для обычных депеш составляла примерно 41 км в сутки, что, согласитесь, для тех времён и тех дорог также немало.
Ordensbote история почты Почтовая служба Немецкого ордена
Гонец-письмоносец Немецкого ордена. Неизвестный автор. Новое время.

Орденская почта доставляла письма, скажем так, официальные. Личная корреспонденция братии могла быть отправлена с помощью орденской почты лишь по исключительному разрешению вышестоящего начальства. Свободные пруссы (не говоря уже о подневольных) в подавляющем большинстве были неграмотны. Немецкие поселенцы, даже если они были обучены грамоте, использовали для почтовых нужд Ганзейскую почту. Кроме того, орденская почта действовала лишь на территориях, подконтрольных ордену. Отправка корреспонденции за пределы орденских земель была сопряжена с теми же сложностями и с теми же почтовыми расходами, что и для всех остальных жителей Европы того времени (например, стоимость пересылки письма с нарочным из Мариенбурга в Рим в орденские времена составляла 10 марок серебром).

Следует добавить также несколько слов об уже упомянутой Ганзейской почтовой службе — доставки письменных сообщений с помощью купцов Ганзейского союза, в который входили и несколько городов, находившихся в Пруссии на землях Тевтонского ордена (в частности, в разное время в Ганзу входили Эльбинг, три города Кёнигсберга — Альтштадт, Лёбенихт и Кнайпхоф, Данциг, Торн, Кульм). Почтовая служба Ганзейского союза довольно долгое время не являлась таковой в полном смысле этого слова. Письма перевозились нерегулярно, способы перевозки также могли меняться, стоимость пересылки каждый раз оговаривалась между отправителем и перевозчиком, и доставка корреспонденции осуществлялась только по определённым маршрутам. К примеру, Данциг и Кёнигсберг были основными промежуточными почтовыми пунктами в Пруссии на ганзейском маршруте из Антверпена до Риги. Более или менее упорядоченную систему Ганзейский союз создал лишь в период своего расцвета в XIV-XV веках. В 1580 году Ганзейский союз издал так называемый Botenordnung — правила и меры ответственности для курьеров-почтальонов — первые из известных в своём роде.

 

Botenposten der Hanse und des Deutschen Ritterordens история почты Почтовая служба Немецкого ордена
Почтовые пути Ганзейского союза и Немецкого ордена.

 

Почтовая служба Немецкого ордена, вероятно, прекратила своё существование в 1525 году, с образованием герцогства Пруссия, либо недолгое время спустя.

 

Siegel Elbing 1367
Печать Эльбинга, орденского города, входившего в Ганзейский союз. 1367.

 

 

 

 

Источники:

Википедия

www.danzig.org

www.baltictimes.com

Benkmann H.-G. Königsberg (Pr.) und seine Post. Ein Beitrag zur Geschichte der Post in Königsberg (Pr.) von der Ordenszeit bis 1945.  Schild-Verlag, München, 1981.

 

 

 

 

 

Прусская почта в XVI-XVII веках.