Легенда о двух братьях-рыцарях и прусском пиве

Легенда о двух братьях-рыцарях и прусском пиве

Так или иначе пиво упоминается в нескольких прусских легендах. Но сегодня мы поговорим о, пожалуй, самой известной «пивной» легенде, повествующей о том, как ещё во времена Немецкого ордена появились названия сортов прусского пива.

Итак, в двухтомнике немецкого  собирателя легенд Иоганна-Георга-Теодора Грессе [1]  «Книга легенд Государства Пруссия» (Sagenbuch des preußischen Staats) вышедшем в Дрездене в 1866–1871 годах, в разделе «Западная и Восточная Пруссия» есть предание «О том, как пили пиво и какие названия имели сорта пива в Пруссии» (Vom Biertrinken und den Namen der Biere in Preußen):

 

В древности пруссы клали умершему в могилу меч и немного денег, чтобы он на пути в загробный мир мог, по крайней мере, купить себе хлеба и кувшин пива, чтобы не испытывать голод и жажду.

Привычка выпивать много пива способствовала появлению ещё в прошлом веке во многих трактирах закона о том, что тот, кто не допил положенную порцию до дна, должен был выпить столько же, для нарушителей был установлен штраф: 22 шиллинга, ломоть грудинки и шеффель[1] крингелей[2].

При хохмейстере Конраде фон Эрлингсхаузене[3]  (sic! — admin) два орденских брата-бездельника ездили по всей стране и давали каждому сорту пива особое название.

 

Далее приводится список прусских городов и названия, якобы данные братьями-рыцарями пиву, сваренному в этих городах. К этому списку, в котором 58 наименований, мы вернёмся чуть позже, а пока попробуем разобраться с тем, «откуда есть пошла» сия легенда.

Сам Грессе в качестве источника этой легенды приводит ссылку на Каспара Хенненбергера [4], умудрившись при этом ошибиться в имени последнего. Не указав конкретный труд Хенненбергера, а приведя лишь номер страницы — 475, Грессе (ну или его редактор или типографский наборщик) вместо буквы К или С (Kaspar или Caspar) указал начальную букву имени Хенненбергера как S.

У Хенненбергера и впрямь есть труд,  весьма затейливо озаглавленный, — «Пояснение к большим сборникам описаний земель или картам Пруссии.  С кратким обсуждением всех городов, замков, местечек, деревень, городков, рек, ручьёв и моря. Также наследие городов и замков, их разрушение и восстановление. Примеры многих прекрасных и чудесных историй…» (Ercleru[n]g der Preüssischen grössern Landtaffel oder Mappen. : Mit leicht erfindung aller Stedte, Schlösser, Flecken, Kirchdörffer, Orter, Ströme, Fliesser vnd See so darinnen begriffen. Auch die erbawunge der Stedte und Schlösser, ihre zerstörunge vnd widerbawunge. Sampt vielen schönen auch Wunderbarlichen Historien), вышедший в Кёнигсберге в 1595 году, в котором на странице 475 можно прочитать «прекрасную и чудесную историю» — «О пивоварах» (Von den Bier Scheppen; возможный перевод заголовка — «О тех, кто делал пиво»):

 

При хохмейстере Конраде фон Эрлингсхаузене (sic! — admin) два орденских брата-бездельника ездили по всей стране и каждому пиву давали особое название (Unter dem Hoemeister Conrado von Erlingshausen waren zwey Ordensbruder lose Buben im Lande herum her gezogen und einem jeglichen Bier cinen sonderlichen namen gegeben wie volget).

 

Далее приводится список городов и соответствующие им названия пива, который, с несколькими ошибками, и повторил Грессе. Заканчивается эта «история» так:

 

…und andere namen sonsten viel mehr sagt Albrecht Mörlins Chronica. Aber anno 1443 wurden solche Bierscheppen im Capittel fürgenommen und gefiel das Urtheil das man mit einem glüenden ehsen jeglichem ein Creuz fur die Stirn solle brenne und sie zum Lande auslagen wie denn auch geschach.

 

… и многие другие названия указаны в Хронике Альбрехта Мёрлина.  Но в 1443 году преступления  таких пивоваров были обсуждены на капитуле и был вынесен приговор — раскаленным железом выжечь крест на лбу и выслать из Орденских земель [очевидно, речь идёт о нелегальных пивоварах, при этом имеется в виду то, что их не сажали в тюрьму, а, наоборот, заклеймив, предписывали им покинуть пределы Ордена, чтобы при этом все могли видеть то, что с ними сделали.admin], что и произошло.

 

Фрагмент страницы книги Каспара Хенненбергера, изданной в 1595 году. Глава «О пивоварах».

 

Фрагмент страницы книги Каспара Хеннебергера со списком названий сортов пива.

 

В рукописи «Прусской хроники» (Тайный государственном архиве фонда Прусского культурного наследия (ТГА ПКН), единица хранения XX. HA, Msc, A Nr. 14, стр. 492: Mörlins Chronik — «Diese Preussche Chronica ist geschrieben aus des Alberti Morleins Buche»), написанной Альбрехтом Мёрлином (Albrecht Mörlin или Alberti Morleins) не раньше 1523 года (именно на 1523 году заканчиваются события, описанные в хронике), не только «других названий», но и вообще никаких названий сортов пива обнаружить не удалось.

Но всё же Хенненбергер  был не первым, кто привёл список прусских городов и названий варившегося в них пива. В «Прусской хронике» Симона Грюнау [4] (Simon Grunau’s preussische Chronik — ТГА ПКН, единица хранения XX. HA, Msc, A Nr. 6, стр. 117-118), которая была издана в Лейпциге в 1877 году под редакцией Макса Перлбаха, в главе «Названия [сортов] пива в государстве» (Namen der Bier im Lande) речь о братьях-рыцарях не идёт, зато имеется список городов и названий пива, и  насчитывает этот перечень 51 название.

 

Фрагмент рукописи «Прусской хроники» Симона Грюнау, хранящейся в ТГА ПКН. Глава «Названия сортов пива в государстве».

 

Фрагмент «Прусской хроники» Симона Грюнау со списком названий сортов пива (ТГА ПКН).

 

Фрагмент рукописи «Прусской хроники» Симона Грюнау. Глава «Названия сортов пива» (Namen der Biere). Куявско-Поморская цифровая библиотека, ед. хр. Rps 159/IV. Как видим, здесь имеется расхождение в названии главы с вариантом рукописи из ТГА ПКН.

 

Помимо рукописи Грюнау, написанной, как принято считать, между 1517 и 1521 годами, есть ещё, по меньшей мере, один манускрипт, предлагающий свою версию списка сортов пива и свой вариант легенды. Речь идёт о «Хронике Пруссии» (Cronica der Preussen), иллюстрированной рукописи, написанной Генрихом фон Реденом [5], и хранящейся в Берлинской государственной библиотеке. Две рукописные копии «Хроники», датированные 1620-ми годами, находятся в Польше, в библиотеке университета г. Торуня (ед. хранения Rps 60/III и Rps 61/III).

Фон Реден, повествуя о событиях, произошедших в 1443 году, в главе «Пивовары» (Die Bierscheppen) сообщает, что в это время в орденских землях появилось множество пивоварен, а рядом с ними трактиров. Многие молодые люди, которые жили без страха Божьего, вели себя неподобающим образом. Они никогда  не трезвели и вели себя противоестественно. Чтобы все могли их узнать, раскалённым железом им ставили клеймо на лбу.

 

Иллюстрация из «Хроники Пруссии» фон Редена, описывающая «противоестественное поведение» некоторых любителей пива. Комментарии, как говорится, излишни.

 

В «Хронике» фон Реден приводит также и список названий пива. При этом, в отличие от Грюнау и Хенненбергера, которые в левой колонке приводят название города, а в правой название пива, фон Реден чаще указывает не город, а «городское пиво», т.е. не «Данциг», а «данцигское», не «Эльбинг», а «эльбингское» и т.д. Кроме того, для мариенбургского пива у фон Редена есть два названия: для городского — Kuzagel, а для пива из замка Мариенбург — Kelber Zagel. Создаётся впечатление, что дальше по списку началась неразбериха, т.к. названия сортов пива не совпадают с названиями городов, приведёнными у Грюнау и у Хенненбергера.

 

Фрагмент копии рукописи «Хроники Пруссии» фон Редена со списком названий пива.

 

Определить, с чем это связано, затруднительно. (Здесь следует отметить, что мы говорим лишь о копии рукописи из фондов библиотеки Торуньского университета под номером Rps 60/III, оцифрованной и выложенной в свободный доступ. Возможно, что в оригинале манускрипта и второй торуньской копии есть отличия от указанной копии). Всего в списке фон Редена приведены названия 53 сортов пива.

Клеймение раскалённым железом. Иллюстрация из «Хроники Пруссии» фон Редена.

Почему случилось так, что и у Грюнау, и у фон Редена, список названий пива короче, чем у Хенненбергера, можно только предполагать. Так же не совсем понятно происхождение версий с выжиганием клейма на лбу то ли пивоваров, то ли любителей неумеренного потребления их продукции, как и о двух братьях-рыцарях. Возможно, Хенненбергер просто сочинил всю эту историю со странствием рыцарей по землям Ордена и (чего уж там мелочиться) дополнил список городов, которые они якобы посетили. А может быть и так, что названия у пива, сваренного в разных городах, и впрямь имелись, а Хенненбергер просто, говоря современным языком, актуализировал этот список на время составления своей книги. Ну а Грессе, в свою очередь, приправил эту «легенду» древними пруссами и кренделями, умудрившись, правда, при этом наделать массу нелепых ошибок.

Ну а теперь, собственно, приведём и сам, уже неоднократно упомянутый, список. Названия городов в этом списке даны в соответствии с Симоном Грюнау (с 1 до 51) и с Хенненбергером (с 52 по 58). Перевод на русский язык некоторых названий сортов пива оказался, увы, нам не под силу. Поэтому мы будем признательны нашим читателям за комментарии и помощь в переводе.

 

Название города Грюнау Хенненбергер Перевод
1 Danzke (Гданьск) Wehredich Wehre dich Защищайся!
2 Elbingk (Эльблонг) Schlichting Schlichting Простое/Дешёвое
3 Königspergk (Калининград) Sawrmeig Sawre maydt Кислая дева/Сердитая служанка
4 Thorn (Торунь) Laröll Roloch oder Loröl Лорелея/Роланд или Лорелея
5 Marienburgk (Мальборк) Kuzagel Kelber Zagel Хвост телёнка
6 Graudentz (Грудзёндз) Kranck Heinrich Kranck Heinrich Больной Генрих
7 Dirschau (Тчев) Freudenreich Freudenreich Царство радости/Радостный донельзя
8 Mewe (Гнев) O Jamer O Jamer О, горе!
9 Neuburg (Нове) Kirmesz Kyrmes Ярмарка
10 Stargart (Старогард Гданьски) Spule kanne Spülekanne Клистирная кружка
11 Culmen (Хелмно) Glatze Glatze Лысина
12 Newteich (Новы-Став) Schwente Schwente Швенте*
13 Strasburg (Бродница) Keyr wil Kirbel ???
14 New Mark (Нове Място Любавске) Trumpe Trumpe Козырь
15 Gerdawen (Железнодорожный) Mommon Mammon oder Mumme Мамона или Мумме**
16 Hiligenbeil (Мамоново) Gesaltzen Merten Gesaltzen Merten Солёный Мартин
17 Braunsbergk (Бранево) Stortze kerle Stürzen Kerlen Упившиеся детины
18 Tolkemit (Толкмицко) Rhorkater Rorkatter Орущий кот
19 Molhause (Млынары) Krebs Jauch Krebsjauche Навозный жук
20 Frawenburg (Фромборк) Singewol Singe wol Пой на здоровье
21 Czinten (Корнево) Lurley Lurley Лорелея
22 Fridland (Правдинск) Wolgemut Wolgemuth Бодрячок
23 Schippenbeil (Семпополь) Nasz wisch Nasewisch Носовой платок/Тряпка для носа
24 Welaw (Знаменск) Sole wurst Sollewurst oder Füllewurst Обычная колбаса или Толстая колбаса
25 Bartenstein (Бартошице) Khu maul Kühmaul Коровья пасть
26 Risenborgk (Кентшин) Kreisel Krewsel Волчок/Юла
27 Neidenburg (Нидзица) Krau mich Klaw mich Укради меня
28 Resel (Решель) Besser dich Besser dich Стань лучше
29 Allenborg*** (Дружба) Dheisel Dewsel oder Scheusel Чудовище
30 Wartenbergk (Барчево) Lachermunt  Lachermundt Смеющийся рот/Хохотун
31 Allenstein**** (Ольштын) Bogkonig Böckingk oder Borge nicht Не одалживай!
32 Gutstat (Добре Място) Liber Lorentz Liebe herr Lorenz Дорогой (господин) Лоренц
33 Heilsbergk (Лидзбарк Варминьски) Schreckengast Schreckengast Напугай гостей
34 Libstat (Милаково) Wuistas Wuistdas Где это?
35 Libemöl (Миломлын) Herlen mei Harlemay ???
36 Eylau (Багратионовск) Wa ist der maig beth Wo ist der Magt bet Где молилась служанка/Где кровать служанки
37 Hogenstein (Ольштынек) Ich halts Ich halte es Я это держу
38 Kreutzborgk (Славское) Mengs wol Menge es wol Этого достаточно
39 Passenheim (Пасым) Schlecke brey Schlickerei dicke brey oder Flickebier Густое пиво или Копчёное пиво
40 Marienwerder (Квидзын) Blerkatz Blerrkatze***** ???
41 Reden (Реда) Sause windt Sausewindt Непоседа/Ветреник
42 Melsack (Пененжно) Lertasche Leertasche Пустой карман
43 Wormith (Орнета) Kinast Kinast ???
44 Moringk (Моронг) One danck Ohne danck Не стоит благодарности
45 Stumb (Штум) Recken Zagel Reckenzagel****** Подол юбки
46 Risenborgk (Прабуты) Spey nit Spey nicht Не плюй
47 Colmensee (Хелмжа) Durant Durant oder Tarant ???
48 Vischhause (Приморск) Schlepenketel Schleppenkittel oder Salz es bes Старый халат или ???
49 Luben (Любава) Sturtzingk Strutzing oder Spülwasser Много о  себе возомнившее (пиво) или Помои
50 Holland (Пасленк) Fillwurst Fülle wurst Толстая колбаса
51 Osterode (Оструда) Dinne becke Dünnebacken Впалые щёки
52 Auff dem Schlos (???) Reckenzagels Mutter Подол материнской юбки
53 Rosenburg (Суш ?) Krause müntte Кудрявая мята
54 Lawenburg (Лемборк) Es wirdt nicht besser Лучше не станет
55 Stolpe (Слупск) Schmier nicht Не намазывай
56 Pautzke (Пуцк) Rennenkatter Убегающий кот
57 Hela (Хель) O Stockfisch О, вяленая рыба
58 Schönecke (Скаршавы) O Zetter ???

 

* Швенте — название реки, протекающей через город (польское название реки Швента); воды реки не отличались ни чистотой, ни прозрачностью.

**  возможно, название «Mumme» как-то связано с популярным, начиная с конца XIV века, пивом «Мумме» — тёмным, крепким и сладким элем, который варили в Брауншвейге.

***  у Грессе «Altenburg». Ни в Западной, ни в Восточной Пруссии никогда не было города с названием Альтенбург.

**** у Грессе снова город ошибочно назван «Altenburg»

***** у Грессе «Bierkatze»

****** у Грессе «Rockenzagel»

 

 

 

Примечания:

1.  Иоганн-Георг-Теодор Грессе (Johann Georg Theodor Grässe, 1814 — 1885) — немецкий литературовед и библиограф, автор нескольких книг по истории литературы, а также составитель сборников немецких легенд.

2. Конрад фон Эрлихсхаузен (Konrad von Erlichshausen или Konrad von Ellrichshausen, 1390 или 1395 — 1449) — 30-й Верховный магистр Тевтонского ордена с 1441 по 1449 год. Во некоторых источниках эта фамилия пишется также как Эрлингсхаузен.

3. Каспар Хенненбергер (Kaspar или Caspar Henne(n)berg(er), 1529 — 1600) — немецкий историк, картограф, окончивший университет в Кёнигсберге и, начиная с 1554 года, служивший лютеранским пастором в кирхах в Домнау (сейчас Домново Калининградской области), Георгенау (Рощино), Мюльхаузене (Гвардейское). С 1590 года был священником при лёбенихтском госпитале в Кёнигсберге.

4. Симон Грюнау (Simon Grunau, ок. 1470 — 1530 или 1537) — доминиканский монах и хронист, написавший «Прусскую хронику» и составивший  прусско-немецкий словарь. Современными исследователями достоверность многих сведений, изложенных в «Прусской хронике», подвергается сомнению.

5. Генрих фон Реден (Heinrich von Reden, 1510 — 1569) — уроженец Данцига, купец. В период между  1553 и 1556 года написал иллюстрированную «Хронику Пруссии». В «Хронике» имеется много ошибок как в датировках, так и в иллюстрациях, выполненных, вероятнее всего, не самим автором и отличающихся качеством исполнения в разных копиях.

 

 

Благодарим за помощь в переводе Наталью Раченкову, Евгения Дворецкого, Сильвию Летых, Манфреда Груна, Дануту Тиль-Мелерску.

 

 

 

Пивоварение в округе Хайлигенбайль

Пивоварение в округе Хайлигенбайль

Во втором томе «Полной географии» немецкого географа и историка Иоганна Гюбнера (1668-1731), описывающей Данию, Норвегию, Швецию, Пруссию, Польшу, Россию, Венгрию, Турцию, Азию, Африку, Америку и «другие неизвестные страны» (Vollständige Geographie, Von Dänemarck, Norwegen, Schweden, Preußen, Polen, Rußland, Ungarn, Türckey, Asia, Africa, America, und von den unbekannten Ländern), изданном в Гамбурге в 1736 году, в разделе «Бранденбургская Пруссия» в главе «Натангия» есть небольшая заметка, посвящённая «старинному городу» Хайлигенбайль, заканчивающаяся фразой: «[В городе] имеется хороший хлеб и хорошее пиво» (Es ist da gut Brodt und gut Bier). Думается, если даже в Гамбурге было известно о «хорошем пиве» из Хайлигенбайля, то напиток и впрямь был недурён.

Мы уже отмечали, что первое пиво на территории Восточной Пруссии варилось в замках Немецкого ордена. С появлением на отвоеванных рыцарями у пруссов землях городов стало появляться также и монастырское пиво, и пиво, сваренное бюргерами этих самых основанных орденом городов.

Таким образом, исторически первое пиво, сваренное на территории округа Хайлигенбайль (сам крайс Хайлигенбайль возник как административная единица только в 1819 году), было пивом из замка Бальга. Именно этот замок, основанный рыцарями на месте прусского укреплённого городища Хонеда в 1239 году, в дальнейшем стал опорной базой для завоевания Самбии, Вармии и Натангии. Замковая пивоварня, по всей видимости, находилась на первом этаже узкого двухэтажного флигеля, располагавшегося со стороны залива Фришес (сейчас Калининградский, или Вислинский залив). Именно комтуры замка Бальга, который начиная с 1250 являлся не только их резиденцией, но и местом заседания конвента, и выдавали поселениям немецких колонистов, прибывавших на прусские земли, городские права. Так было и в 1301 году, когда кульмское городское право получило селение Хайлигенштадт (Хайлигенбайлем город стал называться только в 1344 году), возникшее в 1272 году.

пивоварение в крайсе хайлигенбайль
Пивная пробка пивоварни Артура Бедарфа, Цинтен.

В 1313 году городом стало и селение Цинтен (сейчас Корнево). Поскольку пиво в средние века, без преувеличения, было для населения «и первым, и вторым, и компотом», любой горожанин и свободный крестьянин мог без специального на то разрешения варить так называемое «столовое пиво» (Tafelbier) — практически не содержавшее алкоголя легкое пиво — для собственных нужд в необходимых количествах. При этом продавать такое пиво было запрещено. Правом варить пиво, и не только столовое, а вполне себе даже хмельное, а затем и продавать его, имели, в порядке очереди, горожане, а также аристократы — владельцы имений и больших земельных наделов. Последние, правда, часто право варить пиво отдавали на откуп трактирщикам, либо строили трактиры и сдавали их в аренду вместе с правом варить и продавать пиво. Свои трактиры имел и Тевтонский орден. Орденскими трактирами также управляли арендаторы, обязанные за это уплачивать владельцу определённую плату (так называемый чинш) деньгами или произведённым продуктом.

Дефицит пива мог иногда приводить к весьма неожиданным последствиям: к примеру, во время Войны всадников (война Тевтонского ордена с Польшей 1519 — 1521 годов) гарнизон Бальги, состоявший из наёмников, чуть не поднял бунт из-за того, что имелись задержки с выдачей положенного количества пива. О недовольстве солдат командующий гарнизоном 17 августа 1520 года уведомил самого великого магистра ордена.

Но обычно пива всё же хватало. Более того, зачастую применялись административные меры для того, чтобы продавалось пиво, сваренное в пивоварнях, принадлежащих ордену или аристократу — трактирщиков просто обязывали приобретать пиво с этих пивоварен. И благо было, если оно было приличного качества.

Трактир в селении, расположенном рядом с замком Бальга, известен с 1447 года. Во время расцвета ордена процветал и трактир. В 1536 году, после нескольких десятилетий упадка, первым протестантским епископом Замланда Георгом фон Полентцем трактир был пожалован некоему чиновнику окружного суда Георгу Тило вместе с правом винокурения. Во избежание конкуренции в селении запрещалось открывать второй трактир. Владельцу трактира также жаловалось право свободного вылова рыбы для собственных нужд в заливе Фришес с помощью 15 садков. Трактир имел также право, помимо замкового пива, ежегодно продавать 12 бочек пива, купленного на стороне, уплатив при этом за каждую бочку налог в размере 2 шкотов*.

В прибрежном селении Кальхольц (сейчас не существует), на северо-северо-восток от Бальги, трактир известен с 1523 года. Трактирщику также давалось право на бесплатную рыбалку в заливе с помощью садков и сетей, заготовку дров и строевой древесины, а также передавался в пользование луг для сенокоса. Ежегодный чинш составлял 9 марок. Видимо, со временем рыбаки, желающие пропустить по кружечке пенного, поместиться в этом трактире уже не могли, поскольку в 1536 году некий Лоренц Симон получил право открыть в Кальхольце второй трактир. Как и первый трактирщик, он был обязан продавать 3 бочки государственного пива, а также исполнять обязанности по доставке официальной почты.

С 1431 года существовал трактир в селении Волитта к востоку от Бальги. В нём разрешалось торговать пивом и едой. За чинш в 5 марок трактирщик имел право ловить рыбу, держать 8 голов крупного рогатого скота и получал в пользование сенокос площадью 2 моргена**. При этом никакой другой трактир не мог быть открыт по дороге между Волиттой и Бальгой. Рыбакам из Фрауенбурга (сейчас Фромборк, Польша), ловившим рыбу в этих местах, предписывалось пить пиво лишь в этом трактире или в трактире Бальги.

Трактир Рензекруг (кстати, трактир по-немецки — круг, а трактирщик — крюгер, так что населённые пункты, оканчивающиеся на «-круг» свое название получили, скорее всего, от трактира, который когда-то находился на их месте, ну а фамилия Крюгер в германоязычных странах встречается довольно часто) возле имения Рензегут (сейчас не существует) в 1387 году сдавался за чинш в 4 марки и половину штейна***  воска «для изображений Богоматери в замке Бальга» (из воска делали свечи, которые должны были постоянно гореть возле статуй Богоматери в замковой церкви). Между этим трактиром и селением Феддерау (сейчас не существует) в одну сторону, а также не далее полумили от Хайлигенбайля в другую, не должно было быть никакого другого трактира.

В конце XVII века в районе Бальга имелось 24 государственных трактира (и это не считая трактиров, принадлежавших знати). Трактирам разрешалось варить пиво самостоятельно, приобретать его у городских пивоваров, но по-прежнему предписывалось реализовывать официальное пиво с замковых пивоварен Бальги и Бранденбурга (сейчас Ушаково). Помимо пива разрешалось торговать вином и медовухой.

Более или менее доходными являлись трактиры, стоявшие на оживлённых дорогах или в крупных деревнях. Но даже и здесь владельцам приходилось заниматься сельским хозяйством или рыбной ловлей, чтобы прокормиться. Трактиры, которые не справлялись с продажей обязательного объёма официального пива или с выплатой чинша, могли быть наказаны штрафом, либо даже отданы в управление иному арендатору.

В своих собственных интересах трактирщики заботились о том, чтобы не было нелегальной конкуренции. В 1686 году трактирщик в Шёнлинде (сейчас Краснолипье, Польша) жаловался на местного шульца (старосту) за то, что тот вместе с несколькими жителями деревни пил не его пиво, а привезённое из Хайлигенбайля, которое было лучше по качеству.

В 1712 году некий бауэр из Грунау (сейчас Гроново, Польша) был оштрафован на 12 марок за то, что вместе со своими работниками выпил бочку хайлигенбайльского пива. За похожий проступок аж на 100 марок были оштрафованы помощники рыбаков из Альт-Пассарге (сейчас Стара Пасленка, Польша) — они предпочли официальному пиву пиво из Хайлигенбайля.

Продажа «стороннего» пива разрешалась только, если посетители заказывали сначала пиво официальное, либо если трактир посетили знатные особы.

Помимо конкуренции между пивом, сваренным на государственных пивоварнях, и цеховым пивом, сваренным в городах, ожесточённая борьба за рынок сбыта шла и между самими городами. В XVI веке пивовары-цеховики из Хайлигенбайля, коих было больше 100 (напомним, что нужно различать цеха, имевшие отношение к производству пива: как правило в городе существовал цех пивоваров, в который входила городская знать, и которые имели право варить и продавать пиво,  но при этом сами его члены отношения к производству не имели, так как непосредственно пиво варили наёмные пивовары-мастера, у которых также мог быть свой цех), боролись с экспансией своих коллег из Браунсберга (сейчас Бранево, Польша), который с 1461 находился под польской короной. В обновлённых городских правах Хайлигенбайля от 10 сентября 1560 года даже имеется упоминание о «удушающей конкуренции соседнего Браунсберга».

Экономическая война между Хайлигенбайлем и Браунсбергом шла на протяжении всего XVI века. Часто крестьяне окрестных деревень контрабандой продавали выращенное ими зерно покупателям из Браунсберга, соответственно, создавался его дефицит в Пруссии, что приводило к недостатку сырья для местных пивоваров. Хайлигенбайльские цеховики жаловались на то, что владельцы многих трактиров предпочитали закупать пиво в Браунсберге, а не у них. В 1590 году пивовары жаловались на то, что в городе подпольно варят пиво даже ремесленники, не имеющие на это права. В итоге, в 1597 году новые городские права, подтверждённые в 1614 году, дали право варить пиво практически всем жителям Хайлигенбайля.

При всём при этом, хайлигенбайльское пиво всё же было отменного качества и пользовалось заслуженным спросом. Ещё в орденские времена келари нескольких окрестных замков покупали для нужд братии цеховое пиво из Хайлигенбайля. 21 декабря 1407 года за 11 марок были приобретены две бочки «Heyligenbylisch byers»  и за 8 шиллингов отправлены в Ковно (Каунас). В начале марта 1438 года в подвалах Кёнигсбергского замка хранились по три бочки данцигского и хайлигенбайльского пива, а также две бочки кёнигсбергского пива. В 1440 году замковые запасы составляли четыре бочки пива из Хайлигенбайля и шесть бочек пива из Кёнигсберга.

Есть предание, что великий магистр тевтонов Конрад фон Эрлихсхаузен (1441 — 1449) отправил двух братьев-рыцарей по орденским землям, наказав им пробовать в разных местах пиво, а потом доложить ему, где какое пиво варят. Посланцы ездили по разным, большим и малым городам Пруссии, пробуя хмельной напиток, а чтобы не запутаться, они давали пиву разные названия. Так, к примеру, кёнигсбергское пиво стали называть Saure Maidt — «Кислая дева». Браунсбергское пиво назвали Stürzen Kerlen — «Падающие детины». Хайлигенбайльское же пиво получило прозвище Gesalzen Merten — «Солёный Мертен». Возможно по той причине, что братья попробовали его в день Святого Мартина (11 ноября), а, возможно, и от того, что для варки местного пива использовался источник с солоноватой  водой, а Мартина-Мертена добавили для красного словца.

В 1690 году хайлигенбайльскими пивоварами было произведено 624 варки, принесшие городу неплохой доход. Около 1710 года в Хайлигенбайле насчитывалось около 150 домов, имевших право варить пиво, из которых треть пользовались этим правом каждые шесть недель. «Гезальцен Мертен» пили не только горожане и жители округи. Пиво отправляли в Данциг, Западную Пруссию, Померанию, эскортировали в Польшу.

 

пивоварение в округе хайлигенбайль
Полная коллекция пивных пробок пивоварен Хайлигенбайля (23 штуки) и Цинтена. Из собрания городского музея г. Мамоново.

 

Спустя век с небольшим, в 1819 году, когда Хайлигенбайль получил статус окружного центра, ситуация с пивоварением начала меняться. Несмотря на то, что некоторые бюргеры, невзирая  на в целом невысокие цены на пиво, продолжали его варить, они уже не были замкнутой группой, обладавшей этой привилегией. К тому моменту уже несколько лет как были отменены цеховые ограничения на производство и действовал закон, по которому любому желающему разрешалось заниматься любым видом предпринимательской деятельности после уплаты им определённого налога. Начался период постепенного упадка цехового пива. На смену ему пришло пиво заводское.

 

пивоварение в округе хайлигенбайль
Здание бывшей пивоварни Св. Георгия. Май 2020 г.

 

В начале второй половины XIX века в городе насчитывалось два пивных завода. Первый — Klosterbrauerei (Монастырская пивоварня) —  был основан в 1865 году выходцем из Мариенвердера меннонитом  Эдуардом Пеннером и получил своё название от монастыря августинцев, находившегося в Хайлигенбайле с 1372 по 1520 год недалеко от восточных городских ворот. Пивом из этой пивоварни угощали в ресторане отеля «Haus Wiens». Второй завод построил Вильгельм фон Заукен, пивовар из селения Клинш (округ Данциг). Он располагался на Бадерштрассе и носил название St. Georgsbrauerei (пивоварня Св. Георгия). В 1867 году пивоварня Св. Георгия перешла в руки Рудольфа Куосбарта.

 

Слева пробка Монастырской пивоварни (владелец Густав Эдуард Пеннера), справа — пробка пивоварни Св. Георгия (владелец Рудольф Куосбарт).

 

Но относительно небольшие пивоварни Хайлигенбайля и Цинтена не могли конкурировать с крупными кёнигсбергскими производствами «Понарт» и «Шёнбуш», принадлежавшими семейству Шиффердеккеров, и массово выпускавшими неплохое пиво по сравнительно низкой цене. Некоторое время они переходили из одних рук в другие, пока постепенно не обанкротились.

 

пивоварение в округе хайлигенбайль
Подвалы бывшей Монастырской пивоварни. Май 2020 г.

 

В Цинтене в 1930-е годы находился филиал (возможно, только дистрибуторский) пивоварни «Шёнбуш».

 

 

___________________

 

 

Примечания:

* Шкот (или скот) — денежная единица, равная 1/30 марки

** Морген — мера площади, равная примерно 0,56 га

*** Штейн — мера массы, равная примерно 15,2 кг

 

 

 

Источники:

Emil Johannes Guttzeit Balga (история селения Бальга на сайте balga.de)

ahnen-forscher.com/kirchspiel-balga

Carsten Fecker Das Bier im Kreis Heiligenbeil. — Heimatblatt des Kreises Heiligenbeil, #46, 2001.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Камбала на гербе

Камбала на гербе

Очередная глава из новой книги Евгения Дворецкого «Замланд. Кранц и Куршская коса в старых открытках», вышедшей в 2019 году. В Восточной Пруссии несколько городов имели на своём гербе изображение рыбы. Один из них — морской курорт Кранц. Главным символом Кранца была камбала. К слову, и сейчас на гербе Зеленоградска также изображена эта рыба.

 

__________________

 

Исторически сложилось, что важнейшим символом рыбацкого местечка Кранц стало изображение камбалы (нем. Flunder). И когда 15 мая 1937 года морской курорт Кранц получил право иметь герб, то был принят проект, который мы знаем, который видим на этой странице.

 

Герб Кранца. 1940.

 

Долгие годы автора заставлял задумываться факт: не встречалась ни одна открытка, на которой был бы герб города отдельной картинкой, крупно. Так же, например, как на открытках Пиллау. Много карточек с флагами вдоль променада, где есть герб на полотнище, но его изображение мелко, трудно увидеть. Кранцевский герб не включен ни в один гербовник Восточной Пруссии. Как же так — герб есть и в то же время его нет? Ответ оказался обоснованным: три крупных населённых пункта на побережье Замланда — Раушен, Кранц и Пальмникен — не имели статуса города, их официальная административная градация — морской курорт. Как и было сказано абзацем выше. Герб мог иметь город (Stadt), а каждое названное место — это поселение, населённый пункт (Ort). Кранцевский герб — знак курорта (Kur-Ort), а не города. Поэтому встречаем гербовые бланки местного курортного управления, поскольку документы представляют не населённый пункт, а предприятие в прибрежном городке. Для нашего с вами удобства, уважаемые кранчане и зеленоградцы, продолжим говорить «город» о поселении Кранц, поскольку… это действительно город, без кавычек. Неофициально о Cranz’e и вполне законно о Зеленоградске.

 

Кранц Cranz
Курортная карточка гостя, прибывшего на десять дней, заполненная частично — нет имени/фамилии, пропуск в графе о взимании куртаксы (Gezahlte Kurtaxe___RM). Видимо, холодным выдалось лето 1938 года — середина июня, а номер небольшой, № 721. Badewervaltung – управление курортом.

 

Кранц камбала на гербе
Da werden sich die Flundern wundern! — Пусть камбалы нас удивляют! Творческую находку надо признать удачной: дать виды местечка, знаменитого деликатесной копчёной камбалой, в рамках, изображающих эту рыбу. Вышло в свет несколько серий, почти все карточки с порядковыми номерами — можно иметь представление о количестве в выпуске. 1908 год (по штемпелю), издательство не указано.

 

камбала на гербе Кранц
Привлекающий внимание домик кафе Germania, больше известный под последующим названием Atlantik, ещё в 2013-м году стоял в трёх шагах от променада. Потомкам остались изображения. А тогда… получишь такую карточку — сначала будешь разглядывать, потом уже повернёшь текстовой стороной к себе. Заказ на её печать выполнил Johann Lukowski, Beuthen O.S. (Йоханн Луковский, Бойтен, Обершлезиен, ныне Бытом, Польша) в 1910 году, в том же году прошла почту в Кёнигсберге.

 

Кранц Зеленоградск
Прекрасно сохранившаяся карточка, изготовленная по методике глубокого тиснения (Prägedruck) в цехах издательства Reinicke & Rubin, Magdeburg (Райнике и Рубин, Магдебург). В серебряном прямоугольнике внизу — площадь Corso. 1901 год.

 

Кранц
А здесь безвестный мастер кисти и карандаша, выполнявший заказ издательства G.N. (возможно, Gustav Nöthe из Кранца), попробовал дать рыбу в её естественном виде, с несимпатичными пятнами на коже. Выпуск художественной типографии Й. Яндорфа в Оберурзеле (Druck Kunst Anstalt J.Jandorf Oberursel). В центре картинки здание с башенкой — отель «Замок у моря» (Schloss am Meer).

 

 

 

 

Здесь всё хуже и хуже…

Здесь всё хуже и хуже…

Сегодня минуло ровно семьдесят пять лет с того дня, как была написана эта открытка, выпущенная известным кёнигсбергским издателем Бруно Перлингом и, в общем-то,  ничем не примечательная: на лицевой стороне изображены рыбацкие лодки и развешенные для просушки сети на берегу Балтийского моря возле дюны Ципфельберг недалеко от деревушки Гросс-Курен (сейчас пос. Приморье). На обороте текст на польском языке. Судя по почтовому штемпелю, открытка принята к пересылке 19 января 1945 года, на следующий день после написания.

 

гросс-курен, гросс курен
Гросс-Курен. Рыбацкая гавань возле Ципфельберг. 1945 г.

 

Итак, читаем:

 

Herrn
Wladyslaw Schmagaj
Recklinghausen O.G. (?)
Ikerodtweg 7/8
(Westfalen)

 

18.1.45.

Kochany Wujaszku!
Kartę otrzymałam, za którą dziękuję. Wujo się dziwi ze ja nie odpisuję. Poprzednia karta Wuja to szła prawie dwa miesiące, nie wiem czy Wujo dostał mój list? Tutaj robi się coraz gorzej, chyba Wujo już słyszał. Serdeczne pozdrowienia. Jak długo będą listy chodziły jeszcze to niewiadomo.
Irka

 

гросс-курен, гросс курен приморье
Оборотная сторона открытки

 

 

Дорогой дядюшка!
Открытку получила, за которую благодарю. Дядя Вы удивляетесь, что я не пишу. Предыдущая Ваша открытка шла почти два месяца, не знаю, получили ли Вы моё письмо. Здесь становится всё хуже и хуже, наверно, Дядя уже слышал. Сердечные приветы. Как долго будут ходить письма еще неизвестно.
Ирка

 

Почти два месяца на то, чтобы открытка из Рекклингхаузена дошла до Гросс-Курена — это невероятно долгий срок… Еще недавно рейхспочта работала как часы и отправления доходили до адресатов за считанные дни. Теперь же чудо даже то, что открытку приняли к пересылке. 13 января, т.е. чуть меньше недели назад, началась Восточно-Прусская операция и советские войска, после многомесячной подготовки, перешли в наступление. Поначалу маховик операции раскручивался с трудом — на то, чтобы продвинуться вглубь немецкой территории хотя бы на несколько километров, уходили дни. Но к исходу 18 января 1945 года, как раз к дате написания открытки, наши войска уже прорвали оборону противника севернее Гумбиннена и продвинулись вглубь на 30 км. Ещё через несколько дней линия фронта проходила уже западнее Лабиау, Велау и Алленбурга. 29 января Кёнигсберг был обойдён с севера по побережью Балтийского моря, а несколькими днями раньше войска 2-го Белорусского фронта вышли к побережью Фришесхафф (Вислинский залив) севернее Эльбинга.

Судя по тексту открытки, местное население понимало, что до падения Восточной Пруссии оставались считанные дни…

Когда дошла открытка до Рекклингхаузена, не известно, поскольку второй почтовый штемпель отсутствует. На обороте есть дата, написанная от руки карандашом: 1/II 45. Возможно, что именно 1 февраля 1945-го, менее двух недель спустя, открытка поступила в местное почтовое отделение. Понятно, что ответить своей племяннице дядя уже не мог…

Примечательно, что в Рекклингхаузене до сих пор существует улица Ickerottweg, а под номером 7 на ней располагается какой-то производственный комплекс.

 

 

(благодарим за помощь в переводе с польского Ксению Краевску)

 

 

 

 

 

 

 

Эротика и юмор на старых открытках

Эротика и юмор на старых открытках

Мы уже касались темы пляжной моды на открытках.  Так или иначе близка к ней и тема одной из глав  новой книги «Замланд. Кранц и Куршская коса в старых открытках» нашего давнего друга и, по совместительству, коллекционера почтовых открыток (или в обратном порядке?) Евгения Дворецкого, с фрагментами которой мы хотим вас познакомить. Саму книгу можно приобрести в книжных магазинах Калининграда и области.

Итак, эротика и юмор на старых открытках…

 

__________________

 

Прекрасная половина человечества и море — тема «только дай» для дружеских шуток мастеров кисти и фотографическо­го аппарата. Не забудем при этом, что если дамы-художницы изредка встречались, то фотограф — профессия издавна сугу­бо мужская. Даже слова такого в женском роде долго не было в немецком языке. Вот и наследил наш брат… оставаясь, одна­ко, в рамках морали. А открыток, где мужчины представлены как объекты иронии, почти нет — своя рука владыка!

Даже в названиях уголков морского курорта Кранц есть на­мёк на лёгкость нравов, а то и флирт, например, Мост вздохов и Аллея обручённых в существующем и поныне — конечно, под другим именем — парке Плантаже, сразу за дамским пляжем. Да, Cranz — это евангелический Север католической страны, но ведь крест на кирхе св. Адальберта, что стояла и стоит в окружении Кирхенштрассе — Гогенцоллернштрассе — Лютерштрассе — Аугусташтрассе — высоко-высоко в небе, а мы, мужчины и жен­щины, ступаем по грешной земле… Как же тут без «протеста протестантизму», когда телесные устремления идут наперекор духовным канонам. Чёрная с позолотой Библия (обязательный атрибут провинциальной гостиницы) дремлет на комоде, а яр­кая фривольная открытка — вот она, как живая, в руках. Да ещё с напечатанным девизом «На память о… »… дальше вписывай или вспоминай что хочешь.

Был ли где-то на кранцевских улочках дом с красными фо­нарями? История, как говорится, умалчивает. Из десятков ты­сяч открыток Восточной Пруссии автору известна только одна, на которой изображён бордель (именно это слово, причём на литовском языке — viesnamis). Выпущена близ Мемельского края, в Тильзите (ныне Советск) — городе солдат и офицеров.

Ну, а наш Кранц — городок рыбаков и отдыхающих. Тепло, но не горячо.

 

эротика и юмор на старых открытках
Вот так изящно, с уважением к даме, на «Вы», изображал русалок художник и издатель Рудольф Штолле (Rud. Stolle). Его творчеству по­священы несколько абзацев в нашем издании. Neukuhren — ныне г. Пионерский.

 

эротика и юмор на старых открытках
Im Spiel der Wellen — в игре волн. Но наверняка совсем другую игру имел ввиду автор рисунка… не себя ли изобразил вверху слева? И опять на первом плане, гм… не лица. Кто издавал — неизвестно.

 

эротика и юмор на старых открытках
Ostseebad Cranz – Stilleben im Damenbadе – Курорт Балтийского моря Кранц — спокойствие на дамском пляже. Да уж, анонимному фотографу нельзя отказать в чувстве юмора, да и в смелости тоже: с громоздкой фототреногой да на женский пляж, куда кавалерам вход заказан! Отправлена из Кранца в Ригу в августе 1918 года.

 

эротика и юмор на старых открытках
Мало что изменилось за последние сто лет… И даже за 120: литография имеет на обороте штемпель с датой сентября 1900 года. Текст: Eine schöne Aussicht — прекрасный вид.

 

эротика и юмор на старых открытках
У кого повернётся язык сказать, что мадам вышла из раздевалки в спальных панталонах? Да она просто купаться собралась! Карточка отправлена в 1898 году из Кранца в Кёнигсберг, издательство M.F.K. (эта открытка собрала наибольшее количество откликов в книге отзывов выставки открыток Кранца из коллекции автора, проведённой в 1996 году в Калининградской художественной галерее.)

 

Кранц
Совсем другая история: сколько достоинства и благородства в фигуре таинственной незнакомки, скрывающей глаза под тенью соломенной шляпки… Подметил Густав Нёте (Gustav Nöthe) из Кранца, июль 1905 года.

 

эротика и юмор на старых открытках
И тут игра, но не шаловливой волны, а ветра-озорника… Выпуск издательства Й. Вольштайна (J. Wollstein), Берлин.

 

Ostseebad Cranz — Saisoneröffnung – Курорт Балтийского моря Кранц — открытие сезона. Всё, что естественно… говорят русские. Выходит, и немцы также мыслят.

 

А здесь игра слов: die kleinen Schiffer можно перевести как „маленький шкипер, лодочник», а можно, если не стесняться, как «маленький ссы…н» (schiffen – грубоватый синоним выражения «сходить по — маленькому»). Издательство S.S.B., почту не проходила.

 

параграф 11
Пепельница с изображением отеля «Замок на море» и концертной «раковины»: где на балтийском взморье видел обезьян безвестный ваятель этой вещицы? Явно ради прикола. А §11 — штука знакомая: в шутливом неофициальном своде правил поведения на отдыхе, в немецкоговорящих странах, сей параграф предписывает «можно пьянствовать дальше». Вот вам и подвыпившая шимпанзе.

 

 

 

 

 

Крамбамбули, крамбимбамбамбули, крамбам-бу-ли!

Крамбамбули, крамбимбамбамбули, крамбам-бу-ли!

Это смешное слово, напоминающее по звучанию барабанную дробь, сейчас знают немногие. А пару столетий назад без крамбамбули не обходилась ни одна студенческая вечеринка. Крамбамбули (krambambouli, krambambuli, krambambuly, crambambuli — ударение в этом слове падает на слог «бам») — это название алкогольного напитка, появившегося в Германии несколько столетий назад, и первоначально являвшегося можжевеловой водкой. Такое странное звучание этот шнапс получил от одного из названий можжевельника на средненемецком диалекте — Kranewitt, и слова Blamp, которое на жаргоне ротвельш [1], которым пользовались воры на юге Германии и в Швейцарии, собственно и означает «алкогольный напиток».

С 1598 года некий Амброзиус Вермёллен, эмигрировавший из Фландрии меннонит [2], производил в Данциге вишневый ликёр, который он почему-то назвал (внимание!) «крамбамбули». Сыновей у Амброзиуса не было, поэтому предприятие вскоре перешло под управление Исаака Ведлинга, женившегося на дочери Вермёллена (в дальнейшем оно ещё не раз меняло хозяев, переходя в качестве приданого по женской линии). Видимо, данцигский крамбамбули пользовался спросом, так как в 1704 году винокурня переехала на улицу Breitgasse, 52 (сейчас улица Szeroka), в дом, на фасаде которого был изображён лосось. Именно эта эмблема позже и дала название винокурне — Der Lachs (лосось). На бутылочных этикетках  фабрики Der Lachs были изображены лосось и шестиконечная звезда (которая являлась символом пивоваров и часто изображалась на вывесках средневековых таверн), а также надпись с именами первых владельцев ликёрной фабрики: Isaac Wed-Ling Wwe und Eydam Dirck Hekker.

Помимо крамбамбули, Der Lachs производил ещё один знаменитый крепкий ликёр Goldwasser (этот ликёр с добавлением хлопьев 22-каратного золота дожил до наших дней, и производится в Германии компанией Hardenberg-Wilthen AG). Винокурня Der Lachs  просуществовала до конца Второй мировой войны. А в том самом доме в старом городе Гданьска, где она когда-то располагалась,  уже больше 30 лет работает ресторан «Под лососем».

Как и когда крамбамбули из ликёра превратился совсем в другой напиток, сейчас сказать сложно. Но совершенно точно, что уже два с лишним столетия тому назад немецкие студенты готовили на своих пирушках крамбамбули по своему собственному рецепту, который, надо полагать, не отличался постоянством ингредиентов и представлял собой смесь вина (или пива) и крепкого алкоголя с добавлением специй, по сути своей мало отличаясь от всем известного пунша. Возможно, изначально для его приготовления студенты использовали как раз тот самый вишневый ликёр, произведённый «Лососем» в Данциге. Но, скорее всего, само это смешное слово «крамбамбули» как нельзя лучше подходило не только к названию того напитка, который студиозусы распивали, но вообще ко всей атмосфере студенческого застолья.

 

крамбамбули
Торговая марка фабрики Der Lachs.

 

Известности крамбамбули добавила поэма «Der Krambambulist. Ein Lobgedicht über die gebrannten Wasser im Lachs zu Dantzig» (Крамбабулист. Ода огненной воде от Данцигского лосося), которую в 1745 написал некий  Кресцентиус Коромандель. Под этим псевдонимом скрывался немецкий поэт Христоф Фридрих Ведекинд (1709 — 1777). Поэма, содержавшая более сотни строф, легла в основу застольной студенческой песни. Немецкие студиозусы, распивавшие по кнайпам любимый напиток, восхваляли его, чокаясь кружками и хором распевая в его честь песню, заканчивавшуюся такими строками:

Nun, Bürger von dem Weichselstrande,
Ihr Mennonisten habet Danck,
Es geh euch wohl zu Schif und Lande,
GOtt segne euren Necktartranck.
Leb, edles Dantzig, grün und blüh,
Tusch! Vivat dein Krambambuli.

(Что ж, жители берегов Вислы,
Меннониты, благодарю вас,
Да будет вам хорошо на суше и на море,
Пусть будет благословен божественный нектар.
Благородный Данциг — живи и процветай!
Туш! Виват крамбамбули!)

Эта песня стала настолько популярной в Германии, что русские студенты, обучавшиеся в тамошних университетах, привезли её на родину. В двадцатые годы XIX века обучавшийся в Дерптском университете поэт Николай Языков (1803 — 1846) перевёл песню на русский язык:

Крамбамбули, отцов наследство,
Питьё любимое у нас,
И утешительное средство,
Когда взгрустнётся нам подчас.
Тогда мы все: люли-люли!
Готовы пить Крамбамбули!
Крамбамбули, Крамбамбули!

И в России песня, что называется, «ушла в народ», и вскоре за столом её пели уже не только студенты, но и офицеры (называя при этом напиток ещё и «жжёнкой»). Текст Языкова был видоизменён и дополнен. Первоначальный вариант музыкального сопровождения в середине XIX века был заменён музыкой Александра Дюбюка (1812 — 1897/98).

Под названием «крамбамбула» в XVIII веке напиток был известен в Польше. Считался он отнюдь не дешёвым, и представлял собой некую наливку, поскольку перечислялся в списке известных в то время алкогольных напитков вместе с ратафиями: «…за полчетверти кватерки [3] [ратафии и крамбамбулы] платили по одному тынфу [4]».

Сейчас крамбамбули (и напиток, и песня) утратили свою популярность. Крепкий алкогольный напиток на основе мёда (!), называемый «крамбамбуля» выпускают в Белоруссии, позиционируя его ни много, ни мало как «национальный напиток белорусов со времён Великого княжества Литовского»!

 

крамбамбули
Как видим, для тех, кто забыл слова знаменитой песни про крамбамбули, их печатали даже на почтовых открытках. 1901 год.

 

Крамбамбули пьют в больших компаниях, поэтому для его приготовления прежде всего понадобится приличного объёма широкий сосуд — металлический, стеклянный или керамический. Ещё потребуется ковш для розлива и металлические щипцы для сахара (вот с этим девайсом могут возникнуть проблемы, поэтому можно заменить их на что-то жаропрочное, что можно положить поверх сосуда, например пару широких шампуров или металлическую решётку). Если всё вышеперечисленное у вас под рукой, можно переходить к процессу приготовления самого напитка.

 

крамбамбули
Почтовая открытка из серии «Студенческая жизнь». Художник Георг Мюлльберг создал несколько серий рисунков, описывающих студенческую жизнь отнюдь не идеализируя её. Открытки с его рисунками были весьма популярны в студенческой среде начала прошлого века.

 

Приведём несколько рецептов крамбамбули (напомним при этом, что когда-то так студенты называли любой употребляемый ими на пирушке напиток), не претендуя на достоверность пропорций и ингредиентов…

 

Крамбамбули на основе красного вина

Красное сухое вино  — 2 бутылки
Свежевыжатый апельсиновый сок — 100 мл
Лимонный сок — 1 ст.л.
Корица — 1 палочка
Сахарный песок — 8 ст. л.
Кусковой сахар — по потребности
Ром — 1 бутылка

Смешиваем вино, сок, сахар и корицу и нагреваем до температуры 70-80 градусов. Затем кладём поверх ёмкости  металлические щипцы с кусковым сахаром. Поливаем сахар ромом, а затем поджигаем. Сахар начнёт плавиться, а получающаяся при этом карамель капать в вино. Вуаля! Крамбамбули готов к употреблению.

 

Чайный крамбамбули

Чёрный листовой чай — несколько столовых ложек
Вода  — 1 л
Красное сухое вино — 1 бут.
Свежевыжатый апельсиновый сок — 200 мл
Лимонный сок от одного лимона
Ром — 1 бут.
Кусковой сахар

Вскипятить воду с чайной заваркой, слегка остудить и добавить вино и сок. Далее всё как в предыдущем рецепте.

 

крамбамбули
Главное в процессе приготовления крамбамбули — это жжёный сахар, капающий в подогретую смесь вина и сока.

 

Последним приведём рецепт жжёнки, так любимой когда-то гусарами (и не только ими):

 

жжонка крамбамбули
Рецепт жжонки из книги «Денщик за повара», изданной в Петербурге в 1914 году.

 

В Мюнхене есть ресторан, называющийся «Крамбамбули». Но название своё он получил не от старинного напитка, а в честь собаки, ставшей главным героем рассказа австрийской писательницы Марии фон Эбнер-Эшенбах (1830 — 1916). Правда, кличку свою собака получила как раз в честь того самого данцигского вишнёвого ликёра, за 12 бутылок которого хозяин продал её проезжающему мимо охотнику.

Те, кто дочитал это текст до конца и успел за это время приготовить крамбамбули, может присоединиться к студентам того самого Дерптского (ныне Тартуского) университета, и вместе с ними спеть русский вариант песни «Крамбамбули»:

 

 

 

Примечания:

 

1. Ротвельш — позднесредневековый жаргон воров, нищих и бродяг, возникший на основе  немецкого языка с использованием заимствований из идиша, цыганского, голландского и французского языков. лежит в основе современного немецкоязычного тюремного жаргона.

2. Меннониты — члены протестантской секты, возникшей в Нидерландах в 1530-е годы. Основателем секты был бывший католический священник голландец Менно Симонс (1496 — 1561). Среди прочего секта проповедовала пацифизм из-за чего долгое время меннониты подвергались гонениям. Поэтому часть из них в XVI веке эмигрировали из Нидерландов в Западную и Восточную Пруссию, а позже даже в Российскую империю.

3. Кватерка — польская мера объёма, равная 0,2356 л. Четыре кватерки составляют кварту — 0,9422 л.

4. Тынф — иначе тымф или тинф (от tynf или tymf), польская мелкая серебряная монета, чеканившаяся в Речи Посполитой в шестидесятых годах XVII века.

 

 

Источники:

Raczyński Edward Obraz Polaków i Polski w XVIII wieku, czyli zbiór pamiętników, dyaryuszów, korrespondencyi publicznych i listów prywatnych, podróży i opisów zdarzeń szczegółowych, slużących do wyjaśnienia stanu Polski w wieku wspomnionym, wydany z rękopismów, —Poznań, 1841.

www.brotwein.net

www.trademarkia.com

www.arctica.lv

 

 

Ганзейская почта в Восточной Пруссии

Ганзейская почта в Восточной Пруссии

ганзейская почта
Печать города Эльбинга, входившего в Ганзейский союз. 1367 г. На печати изображён ганзейский когг и ганзейский флаг Эльбинга.

Необходимость в обмене новостями и доставке писем в кругах деловых людей возникла довольно рано. Некоторые купцы для отправки своей корреспонденции держали собственных посыльных или использовали наёмных. Купеческие гильдии имели своих постоянных штатных почтовых курьеров. Собственную почтовую службу имели и некоторые города (одним из первых такой службой обзавёлся Гамбург). Свою почту в пору своего расцвета (конец XIV — конец XV веков) имело и крупнейшее торговое объединение Европы — Ганзейский союз.

Торговые связи северо-германского купечества, в первую очередь, любекского, с южным побережьем Балтики относятся ещё к доорденским временам. С приходом в Пруссию Немецкого ордена эти связи лишь упрочились. Несколько поселений, основанных орденом на завоеванных прусских землях, получили городские права в соответствии с любекским правом (Эльбинг/Эльблонг, Браунсберг/Бранево). В целом же за время существования Ганзы, её членами были несколько городов Немецкого ордена. Помимо уже упомянутых Эльбинга и Браунсберга, в состав Ганзейского союза входили также Кульм/Хелмно, Торн/Торунь, Кёнигсберг (а точнее все три входивших в его состав города: Альтштадт, Лёбенихт и Кнайпхоф), а также Мемель (сейчас Клайпеда).

ганзейская почта
Ганзейский флаг Кёнигсберга
ганзейская почта
Ганзейский флаг Эльбинга

 

Почтовые перевозки ганзейские купцы осуществляли на своих судах-коггах. Но уже в 1360 году Ганза открыла конный почтовый маршрут, соединявший Брюгге, где с 1252 года располагалась головная контора союза, и Ригу. Протяженность его составляла приблизительно 2000 км, а основными промежуточными пунктами являлись города Антверпен, Кёльн, Бремен, Гамбург, Любек, Грайфсвальд, Штеттин/Щецин, Кольберг/Колобжег, Штольп/Слупск, Олива, Данциг/Гданьск, Эльбинг, Кёнигсберг, Либава/Лиепая.

Тут следует отметить, что доставка почтовых отправлений в то время не носила регулярного характера (посыльный отправлялся в путь только после того, как набиралось достаточное количество корреспонденции), а поскольку работа почтальонов не была скоординирована, им зачастую приходилось ожидать своих коллег в промежуточных пунктах для обмена корреспонденцией. На территории Пруссии такими промежуточными пунктами на маршруте Брюгге — Рига были Данциг (там пункт обмена корреспонденцией располагался в Кёнигсбергер Келлер (Кёнигсбергском подвале) на Лангер Маркт (сейчас площадь Длуги Тарг) и Кёнигсберг. От этого маршрута имелось ответвление, связывающее Данциг с Кульмом и Торном.

В 1580 году Ганзейский союз издал так называемый Botenordnung — правила и меры ответственности для курьеров-почтальонов — первые из известных в своём роде.

Ганзейская почта существовала одновременно с почтой орденской. При этом соблюдалось определённое «разделение труда» между этими службами. Орденская почта доставляла, в основном, официальную государственную переписку, а купеческая занималась перепиской коммерческой и частной. При этом орденская почта действовала, по большей части, лишь на территории орденского государства.

 

ганзейская почта
Ганзейский союз и государство Немецкого ордена в XIV — XV вв. Фрагмент карты. Тёмным цветом выделены земли Немецкого ордена. Красным подчёркнуты названия городов, входящих в Ганзейский союз.

 

В конце XIX века в Германии недолгое время существовала частная почтовая служба, носившая название «Ганза» (Privat-Post „Hansa“), имевшая свои отделения во многих крупных городах, в том числе и в Кёнигсберге.

 

 

 

 

Источники:

Benkmann H.-G. Königsberg (Pr.) und seine Post. Ein Beitrag zur Geschichte der Post in Königsberg (Pr.) von der Ordenszeit bis 1945.  Schild-Verlag, München, 1981.

Brandtner G., Vogelsang E. Die Post in Ostpreussen. Ihre Geschichte von den Anfängen bis ins 20. Jahrhundert. — Verlag Nordostdeutsches Kulturwerk, Lüneburg, 2000.

 

Благодарим за помощь в переводе с немецкого Наталью Раченкову.

 

 

 

 

 

Святой Адальберт и Восточная Пруссия

Святой Адальберт и Восточная Пруссия

Завоевание Восточной Пруссии началось задолго до того, как рыцари под водительством чешского короля Оттокара II Пшемысла и магистра Тевтонского ордена Поппо фон Остерна, продвинувшись вдоль побережья залива Фришес-хаф, основали в нижнем течении реки Преголи укрепление, давшее начало Кёнигсбергу. И даже задолго до того, как в 1239 году тевтонами было сожжено прусское укрепление Хонеда, стоящее  на высоком холме, возвышающемся над этим самым заливом, а на его месте впоследствии возник замок Бальга. Ещё один чех, почти за два с половиной века до этого, уже пытался завоевать души пруссов, неся им слово божие и крест. Но, в отличие от его земляка-короля, эта миссия окончилась полным провалом. Этот первый чех происходил из княжеского рода Славниковичей и был наречён при рождении Войтехом (наиболее вероятной датой его рождения считается 955 год). Со временем, приняв монашеский сан и получив имя Адальберт, в 982 году он стал епископом Праги. Это служение оказалось для Войтеха-Адальбрета полным интриг и гонений со стороны конкурирующего за главенствующую роль над чешскими землями княжеского рода Пшемысловичей (из него-то, по иронии судьбы, и происходил Оттокар II) и не было успешным. Оставив епископскую кафедру, Адальберт в конце концов покинул и Прагу.  Спустя годы, в 996 году он оказался в столице первого польского государства Гнезно при дворе короля Болеслава Храброго. А весной следующего, 997 года, Адальберт на корабле с дружиной, приданной ему королём, отправился к северным соседям поляков — воинственным пруссам, надеясь обратить их в христианство и тем самым отвратить от постоянных набегов на польские земли. Спустившись по Висле до Гданьска, Адальберт отослал корабль и охрану обратно, а сам с несколькими спутниками, среди которых был его сводный брат Гауденций, направился на восток.

Смерть Адальберта от рук пруссов. Фрагмент входных дверей Гнезненского собора. Бронза, 1160-1180 г.г.

Как уже говорилось, миссия Адальберта была неудачной.  Он и его спутники были схвачены пруссами, в это время враждовавшими с поляками, и через несколько дней убиты. По легенде, 23 апреля 997 года Адальберт принял мученическую смерть от прусского жреца Сикко (или Зикко) и его помощников: его пронзили копьём  (по другим источникам, нанесли семь ран), а затем отрубили голову и надели её на шест. Тело же бросили в воду. Якобы уже сразу после кончины с телом Адальберта стали происходить чудеса: один источник сообщает, что расчленённое тело Адальберта срослось вновь, другой — что верёвки, опутывавшие мученика, разорвались и руки его сами собой сложились на груди в крест.

Болеслав Храбрый, узнав о гибели Адальберта, приказал, как говорят, заплатить пруссам за его останки золотом, равным им по весу. Останки привезли в Гнезно и захоронили  на горе Леха в базилике Пресвятой девы Марии. Уже через два года, в 999 году, Адальберт был причислен к лику святых. Позднее мощи Адальберта не раз перезахоранивали, пока, наконец, они не упокоились в кафедральном соборе в честь Святых Вита, Вацлава и Войтеха в Пражском Граде. Святой Адальберт считается покровителем Польши и Чехии. День его поминовения приходится на 23 апреля.

 

крест святого адальберта
Тенкиттен и место предполагаемой гибели Святого Адальберта. Фрагмент топографической карты. 1920-1930-е г.г.

 

О том, где же Адальберт был схвачен, а потом убит, историки спорят, весьма безуспешно, добрых полтора века. В качестве места его гибели называются локации, отстоящие друг от друга на десятки километров: прусское  городище Трусо на берегу озера Дружно в нескольких километрах юго-восточнее нынешнего Эльблонга, селение Швенты Гай к юго западу от этого же озера,  окрестности озера Дзежгонь, окрестности нынешнего Зеленоградска, и даже пределы нынешнего Калининграда. Наиболее, так сказать, канонической, считается версия, что погиб Адальберт неподалёку от селения Тенкиттен (Tenkitten, сейчас не существует) между Пиллау (Балтийск) и Фишхаузеном (Приморск).

Кирха в Тенкиттене. XVII в.

Согласно некоторым источникам первая часовня на месте гибели Адальберта в Тенкиттене появилась уже в начале XI века во времена правления Кнута Великого, короля Дании, Норвегии и Англии, побывавшего в этих краях, и считалась самой древней церковью Замланда. Другие источники относят её появление ко времени замландского епископа Иоганна I  фон Кларе (1320 — 1344). И уже абсолютно точно церковь в Тенкиттене существовала в начале  XVI века, поскольку в архиве Тевтонского ордена имеется распоряжение  от 1422 года о том, что штат священников кирхи Святого Адальберта должен был состоять из 4 человек, которым также придавались два певчих и звонарь. Со временем кирха стала популярным местом паломничества, но после Реформации постепенно стала ветшать, пока, наконец, после осенних штормов 1669 года совсем не развалилась от старости.

крест святого адальберта
Дубовый крест

В начале XIX века о кирхе Святого Адальберта напоминали лишь еле различимые руины одной из её стен, заросшие можжевельником. В 1806 году два уроженца Кёнигсберга — католический священник Фридрих Людвиг Захариас Вернер, а по совместительству поэт и драматург, и Эрнст-Теодор-Амадей Гофман, вдохновлённые деяниями Святого Адальберта, создали музыкальную трагедию «Крест над Балтийским морем» (Das Kreuz an der Ostsee).  А в 1822 году на частные пожертвования на месте бывшей кирхи был установлен настоящий дубовый крест высотой 25 футов (9,5 м), окруженный деревянной оградой, и с металлической табличкой-посвящением мученику. Этот крест вскоре также пострадал от штормовых ветров, и в 1834 году на пожертвования графини Эльжбеты Велёпольской был установлен металлический крест высотой около 9 м. В 1837 году крест был украшен дубовыми листьями. На кресте имелась надпись:

 

Bischof St. Adalbert
starb hier den Märtyrertod 997
für das Licht des Christentums.
Wielopolska 1831

 

(Епископ Святой Адальберт

принял здесь мученическую смерть в 997 году,

неся свет христианства.

Велёпольская 1831)

 

К 900-летию смерти Адальберта, в 1897 году, вокруг креста была установлена металлическая ограда, а сам крест отреставрирован. На кресте появилась ещё одна надпись:

 

Erneuert am 28 April 1897
durch die Evangelische Provinzialkirche
Ostpreußen

 

(Обновлён  28 апреля 1897 года

с помощью Евангелической церкви провинции

Восточная Пруссия)

 

Этот крест простоял до отступления немецких войск из Кёнигсберга в Пиллау в апреле 1945 года, и, вероятно, был разрушен во время боевых действий (есть версия, что его уничтожили сами немцы, чтобы он не служил ориентиром для советской артиллерии).

 

крест святого адальберта
Крест возле Тенкиттена был установлен на холме, высотой примерно 22-25 м, лишенном растительности. После реставрации креста в 1897 году вокруг него высадили деревья. Почтовая открытка. Начало 1900-х г.г.

 

Крест Святого Адальберта возле Тенкиттена — Фишхаузена. Почтовая открытка. Начало 1900-х — 1910-е г.г.

 

Со временем деревья выросли настолько, что уже окружили крест сплошными зарослями. Поэтому версия о том, что немцы взорвали его, дабы лишить ориентира советскую артиллерию, кажется нам малоубедительной, поскольку за деревьями его и так не было видно. Почтовая открытка. 1930-е г.г.

 

В октябре 1991 года на том месте, где стоял крест в честь Святого Адальберта,  по инициативе католической общины Калининграда установили сначала временный деревянный крест, который в 1997 году, в 1000-летнюю годовщину смерти святого, заменили на бетонный.

 

Крест Святого Адальберта
Крест Святого Адальберта. Декабрь 2018 г.

 

Крест Святого Адальберта
Крест Святого Адальберта. Декабрь 2018 г.

 

На кресте имеется таблица-посвящение. Декабрь 2018 г.

 

Крест Святого Адальберта не уникальное свидетельство фиаско христианских миссионеров на прусских землях. Судьбу бывшего епископа Праги десяток лет спустя повторил ещё  один посланец папского престола — Бруно из Кверфурта, современник и биограф Адальберта Пражского. Он погиб 9 марта 1009 года, пытаясь окрестить прусское племя ятвягов «на границе Пруссии, Руси и Литвы». На предполагаемом месте гибели Бруно Кверфуртского, в городе Лётцен (Гижицко), также был установлен крест, практически не отличающийся от креста Адальберта.

Выше уже говорилось о том, что Войтех-Адальберт является патроном Польши. Немудрено, что в этой стране в различных городах и деревнях, начиная от Эльблонга и до Кракова, и от Варшавы до Познани, великое множество костёлов посвящёны ему. Говорить о том, что вообще в Восточной Пруссии имя Адальберта, помимо кирх и капелл, носило множество улиц и даже отелей, смысла нет. Но не все знают, что и на территории Калининградской области крест в бывшем Тенкиттене — это не  единственное сооружение, связанное с этим святым.

Начнём с того, что символ Калининградской области — Кафедральный собор на острове Канта — построен в честь Богоматери и (внимание) Святого Адальберта. В настоящее время собор является светским учреждением. Но католики Калининграда проводят свои службы в освящённом в 2005 году костёле Святого Адальберта на ул. Александра Невского.

Ещё одним напоминанием о святом является бывшая кирха, построенная в его честь (сначала как капелла, в 1904 году, а позднее, в 1932 году, с пристроенным нефом, ставшая полноценным храмом) католической общиной Кёнигсберга в Амалиенау, на углу Лавскераллее и Кастаниеналлее (сейчас угол проспекта Победы и Каштановой аллеи). Частично сохранившееся здание много лет занимает научно-исследовательский  институт земного магнетизма РАН.

А в отлично сохранившейся лютеранской кирхе имени Святого Адальберта в Кранце (Зеленоградск), построенной в 1897 году, сейчас находится православный Спасо-Преображенский храм.

 

Пляжное кафе Тенкиттен, надо полагать, находилось у холма, на котором стоял крест Адальберта, возможно даже в том месте, где и сейчас находится подобное заведение. 1910-1930-е г.г.

 

Статуя Святого Адальберта из кирхи Фишхаузена и крест в Тенкиттене. Почтовая открытка. 1912 год (по почтовому штемпелю). Примечательно, что издателем открытки указан приход в Тенкиттене.

 

 

 

Источники:

Schlicht O. Das westliche Samland: Ein Heimatbuch des Kreises Fischhausen, Pillau vom Jahre 1725 bis zur Gegenwart. Bd. 1., — Verlag von Kolbe & Schlicht,  Dresden, 1922.

Voigt J.  Geschichte Preussens, von den ältesten Zeiten bis zum Untergange der Herrschaft des deutschen Ordens. Bd. 1., — Königsberg, 1827.

bildarchiv-ostpreussen.de

 

 

 

 

 

За лакомство поплатились

За лакомство поплатились

«Переехали русскую границу. Показался прусский орел, изображенный на щите, прибитом к столбу. Поезд подъехал к станционному зданию. Русские кондуктора в последний раз отворили двери вагонов. Послышалась немецкая речь. Стояли два откормленных немца в черных военных плащах с множеством пуговиц по правую и по левую стороны груди и в касках со штыками. «Ейдкунен!» — возгласил кто-то, проглатывая слова. Виднелись вывески со стрелами и с надписями: «Herren», «Damen».

Пассажиры стали снимать с полок ручной багаж и начали выходить из вагонов. В числе их был и молодой купец с женой, купеческое происхождение которого сказывалось в каждой складке, в каждом движении, хотя он и был одет по последней моде. Прежде всего он ударил себя ладонью по дну шляпы котелком и сказал жене:

– Ну-с, Глафира Семёновна, приехали в заграницу. Теперь следует нам свое образование доказывать. Сажайте иностранные слова! Сажайте без всяких стеснениев. Жарьте вовсю.

Молодая супруга, одетая тоже по последней моде, смутилась и покраснела.

– А какая это земля? – спросила она.

– Знамо дело – Неметчина. Немец всегда на границе стоит. Помимо немца ни в какую чужую землю не проедешь.»

Так начинается «юмо­рис­ти­чес­кое опи­сание по­ез­дки суп­ру­гов Ни­колая Ива­нови­ча и Гла­фиры Се­менов­ны Ива­новых в Па­риж и об­ратно» под незатейливым названием «Наши за границей». Эта сатирическая повесть Николая Лейкина, изданная в 1890 году, пользовалась бешеной популярностью у русского читателя, пережив до революции без малого три десятка изданий.

Упоминаемый в самом начале повествования «Ейдкунен» был первым немецким городом, в который попадали все путешествующие по суше из России (и последним для едущих в Россию) в Европу. Поэтому для кого-то он являлся первым знакомством с непривычным европейским, или же последним прощанием с привычным, после которого путешественника уже ждала чуть ли не варварская Скифия.

Именно в Эйдткунене помимо паспортного и таможенного контроля происходила пересадка пассажиров с поезда на поезд, поскольку ширина колеи российских железных дорог отличалась от ширины немецкой колеи. И именно здесь многие выезжающие из России путешественники начинали проявлять чудеса изобретательности, пытаясь обмануть, видимо, не сильно бдительных, немецких таможенников:

«– Ты, по крайней мере, поняла ли, что немец в таможне при допросе-то спрашивал?

– Да он только про чай да про табак с папиросами и спрашивал. Тээ, табак, папирос…

– Ну, это-то и я понял. А он ещё что-то спрашивал?

– Ничего не спрашивал. Спрашивал про чай и про папиросы, а я молчу и вся дрожу, – продолжала жена. – Думала, ну как полезет в платье щупать.

– А где у тебя чай с папиросами?

– В турнюре. Два фунта чаю и пятьсот штук папирос для тебя.

– Вот за это спасибо. Теперь, по крайности, мы и с чаем и с папиросами. А то Федор Кириллыч вернулся из-за границы, так сказывал, что папиросы ихние на манер как бы из капустного листа, а чай так брандахлыст какой-то. Вот пиво здесь – уму помраченье. Я сейчас пару кружек опрокинул – прелесть. Бутерброды с колбасой тоже должны быть хороши. Страна колбасная.»

Ивановым удалось объегорить немца и ввезти контрабандные чай и папиросы в Германию в турнюре. На всякий случай, если кто не в курсе, это такая подушечка, которую дамы подкладывали под платье э-э… ну, в общем, чуть ниже талии, с тылу, для придания, так сказать, объёмности определённой части своей фигуры. Но везло не всем. И примером тому почтовая открытка, во многих смыслах весьма примечательная, отправленная из Эйдткунена в Петербург на десяток лет позже описываемых Лейкиным событий (видимо, за это время служащие эйдткуненского Zollamt’а стали тщательнее проводить досмотр туристов или же не всё можно было запрятать в этот самый турнюр).

Итак, читаем открытку:

 

эйдткунен железнодорожный вокзал
Привет из Эйдткунена. Железнодорожный вокзал и Норд-Экспресс. Норд-Экспресс это скорый фирменный поезд, курсировавший с 1886 года между Парижем и Санкт-Петербургом.

 

«Дорогие Борис и Маргоша!

В 7 часов будем уже в Берлине. Не утомилась нисколько. За лакомство поплатились: пришлось заплатить при осмотре вещей 90 пф. за 3 коробки конфект. Жаль, что Маргоша не с нами, 90 пф. уцелели бы, она постаралась бы уничтожить всё сладкое до Эйдткунена.

Будьте, милые, здоровы и нас не забывайте.

Вас любящая <нрзб.>

Ольга Руцкая»

 

Госпоже Руцкой, в отличие от Глафиры Семёновны Ивановой, пришлось раскошелиться в пользу кайзеровской казны аж на 90 пфеннигов. С учётом того, что царский золотой рубль в 1899 году имел золотое обеспечение примерно в два раза большее, нежели немецкая марка, получается, что кошёлек русской туристки опустел примерно на 45 копеек. Дорого это или нет — судите сами. Для примера, одна поездка на конке или трамвае в Питере или Москве стоила в это время от 3 до 7 копеек, в зависимости от типа билета и наличия пересадок. Десяток открыток в Германии можно было приобрести за 80 пфеннигов. А немецкая почтовая марка, наклеенная на открытку, о которой идёт речь, имеет номинал в 10 пфеннигов.

Адресатами этой открытки были  некие Борис Вл. и Маргарита Вл. Таиловы. Адрес получателей прост до неприличия: Россия, Петербург, Русский Ллойд. Русский Ллойд (и тут ещё одна интересная деталь, так как Ольга Руцкая написала адрес именно так, как он пишется по-английски, и так как мы пишем сейчас: Ллойд, а в XIX веке общепринятым было написание Лойд) — это здание на Адмиралтейской набережной, буквально напротив Зимнего дворца и Кунсткамеры, построенное некоей Т.В. Макаровой в 1879-1880 годах как доходный дом. Позднее в здании расположилось страховое общество «Русский Ллойд», и в разное время проживали многие известные петербуржцы (к примеру, В.И. Немирович-Данченко).

 

Оборотная сторона открытки.

 

Ещё одна интересная деталь на открытке это даты её отправления и получения. Отправлена она из Эйдткунена 1 июля 1899 года, а в Петербург прибыла 20 июня того же года. Такой прыжок в прошлое, как многие уже догадались, связан с разными стилями (у нас отличались не только железнодорожные колеи) летоисчисления. Так что если перевести всё на новый стиль, то до Петербурга открытка дошла всего лишь за один день и оказалась на почтамте уже 2 июля.

И последнее, на что нельзя не обратить внимание, разглядывая этот небольшой кусочек картона, это штамп на оборотной стороне — «Собрание Н.С. Тагрина. Март 1929 года». Любому собирателю почтовых открыток знакомо имя Николая Спиридоновича Тагрина (1907-1981), выдающегося советского филокартиста и автора книг по филокартии, обладателя крупнейшей до настоящего времени коллекции (которую он завещал музею истории Ленинграда) открыток в России и одной из самых крупных в мире (690 тыс. экземпляров!!!), создателя и руководителя Ленинградского клуба филокартистов. К 1931 году коллекция открыток Тагрина превышала 65 тыс. штук. Каким образом эта открытка из его коллекции оказалась за границей, можно только догадываться. Но спустя какое-то время она вновь вернулась в Россию.

Заканчивая эту заметку, следует сказать, что человеку конца XIX — начала XX веков отправить почтовую открытку было сродни отправки  нынешней смс-ки или ммс-ски. Многие современные туристы посылают родным, друзьям, знакомым, или размещают в соцсетях, мегатонны различных фотографий из путешествий. И при этом они всего лишь продолжают делать то, что уже больше ста лет тому назад делали люди по всему миру: делились впечатлениями, поддерживали чувство собственного величия, ну или просто пускали пыль в глаза:

«–  А быть на выставке <имеется в виду Всемирная Парижская выставка 1889 года, к открытию которой инженером Густавом Эйфелем была построена башня, служившая входом на выставку и побывать на которой и стремились Ивановы. — admin> и не влезать на Эйфелеву башню, все равно, что быть в Риме и не видать папы. Помилуй, там на башне открытые письма к знакомым пишут и прямо с башни посылают. Иван Данилыч прислал нам с башни письмо, должны и мы послать. Да и другим знакомым… Я обещал.

–  Письмо можешь и внизу под башней написать.

–  Не тот фасон. На башне штемпель другой. На башне такой штемпель, что сама башня изображена на открытом письме, а ежели кто около башни напишет, не влезая на нее,–  ничего этого нет.

–  Да зачем тебе штемпель?

–  Чтобы знали, что я на башню влезал. А то иначе никто не поверит. Нет, уж ты как хочешь, а на башню взберемся и напишем оттуда нашим знакомым письма.

–  Да ведь она, говорят, шатается.

–  Так что-ж из этого? Шатается, да не падает. Ты ежели уж очень робеть будешь, то за меня держись.

–  Да ведь это все равно, ежели сверзится. Обоим нам тогда не жить.

–  Сколько времени стоит и не валится, и вдруг тут повалится! Что ты, матушка!

–  На грех мастера нет. А береженого Бог бережет.

–  Нет, уж ты, Глаша. пожалуйста… Ты понатужься как-нибудь, и влезем на башню. С башни непременно надо письма знакомым послать. Знай наших! Николай Иваныч и Глафира Семёновна на высоте Эйфелевой башни на манер туманов мотаются! Не пошлем писем с башни –  никто не поверит, что и на выставке были.»

Отправили или нет Ивановы открытки с Эйфелевой башни, а точнее, побывали они на башне или нет, — о том я вам не скажу, прочитаете сами.

 

 

 

Работа с текстом в школьных программах

Работа с текстом в школьных программах

Программы обучения в общеобразовательных школах, лицеях и среднеспециальных образовательных учреждениях имеют огромное количество отличий. Они различаются по типу преподнесения основ каждого предмета. Например, программу курса русского языка в старших классах разрабатывают с учетом особого внимания к тексту. Детальное обучение происходит через комплексную работу с текстом. Комплексная работа с текстом дает возможность выбора из многих заданий. Выбор осуществляется и учителем, и самим учеником. Выбирается то, что наиболее интересно, важно и полезно. Под комплексной работой с текстом понимается та работа, которая включает элементы филологического, лингвистического, речевого анализа, задания по фонетике, морфемике, лексике, морфологии, сочинение, несколько изложений.

Самый сложный момент в обучении детей — это творческая деятельность ученика. Учитель и преподаватель должны всячески оказывать старшекласснику помощь, помогая преодолевать, то что является самым трудным — обращение к дневникам, записная книжка. Письма писателей говорят о том, что очень многие писатели признаются, что при создании текста самое сложное — это найти удачное начало, труднее всего начало. Именно первая фраза, она как в музыке, дает тон всему произведению, и обыкновенно многие писатели пытаются найти такую фразу весьма долго. Обратим внимание в музыка на тон и интонацию, все очень схоже. Поэтому так важно, чтобы тексты звучали на уроках русского языка, чтобы интонация отрабатывала не на основе отдельного предложения, а на основе всего текста. Интонации текста осуществляют движение мысли от известного к новому. Важно помнить о том, как эта новая в начале следующего предложения становится известным, а затем происходит напряжение, и в конце предложения опять появляется что-то новое, и вот так осуществляется движение мысли. Нужно обращать внимание не только на начало, но и на то, как написать заключительную часть текста. Как пример всегда можно привести любое из произведений А.С. Пушкина. Одно из достоинств произведения Пушкина в том, что в них конец гармонирует с началом. Это замечательный пример работы с текстом публицистического стиля, и вот на основе этого замечательного отрывка, который мы рассматриваем как текст, можно показать особенности текста, рассуждения, особенности публицистических текстов, особенности зачина текста.

Далее следует закономерный вопрос, как вести диалог с текстом. Начало лежит в силе воли. Есть один из главнейших признаков гения, есть его мерка. Если спросить учеников, как вы думаете, о чём будет в этом тексте дальше, и школьники, как правило, говорят, наверное, конкретно о каком-то человеке, которого можно назвать гением. А кого в истории нашей культуры науки можно охарактеризовать с помощью этого высокого слова, тогда школьники называют имена Толстой, Достоевский, Ломоносов, Циолковский и так далее. Да, действительно, во втором предложении мы говорим об этом человеке, который будет назван будет назван. Но последнее слово этого предложения где будет это имя, пока оставим там. В этом и заключается построения правильного предложения и в совокупности теста, который совершенно свободно будут включаться в себя дистанционные конкурсы и олимпиады.