Ганзейская почта в Восточной Пруссии

Ганзейская почта в Восточной Пруссии

ганзейская почта
Печать города Эльбинга, входившего в Ганзейский союз. 1367 г. На печати изображён ганзейский когг и ганзейский флаг Эльбинга.

Необходимость в обмене новостями и доставке писем в кругах деловых людей возникла довольно рано. Некоторые купцы для отправки своей корреспонденции держали собственных посыльных или использовали наёмных. Купеческие гильдии имели своих постоянных штатных почтовых курьеров. Собственную почтовую службу имели и некоторые города (одним из первых такой службой обзавёлся Гамбург). Свою почту в пору своего расцвета (конец XIV — конец XV веков) имело и крупнейшее торговое объединение Европы — Ганзейский союз.

Торговые связи северо-германского купечества, в первую очередь, любекского, с южным побережьем Балтики относятся ещё к доорденским временам. С приходом в Пруссию Немецкого ордена эти связи лишь упрочились. Несколько поселений, основанных орденом на завоеванных прусских землях, получили городские права в соответствии с любекским правом (Эльбинг/Эльблонг, Браунсберг/Бранево). В целом же за время существования Ганзы, её членами были несколько городов Немецкого ордена. Помимо уже упомянутых Эльбинга и Браунсберга, в состав Ганзейского союза входили также Кульм/Хелмно, Торн/Торунь, Кёнигсберг (а точнее все три входивших в его состав города: Альтштадт, Лёбенихт и Кнайпхоф), а также Мемель (сейчас Клайпеда).

ганзейская почта
Ганзейский флаг Кёнигсберга
ганзейская почта
Ганзейский флаг Эльбинга

 

Почтовые перевозки ганзейские купцы осуществляли на своих судах-коггах. Но уже в 1360 году Ганза открыла конный почтовый маршрут, соединявший Брюгге, где с 1252 года располагалась головная контора союза, и Ригу. Протяженность его составляла приблизительно 2000 км, а основными промежуточными пунктами являлись города Антверпен, Кёльн, Бремен, Гамбург, Любек, Грайфсвальд, Штеттин/Щецин, Кольберг/Колобжег, Штольп/Слупск, Олива, Данциг/Гданьск, Эльбинг, Кёнигсберг, Либава/Лиепая.

Тут следует отметить, что доставка почтовых отправлений в то время не носила регулярного характера (посыльный отправлялся в путь только после того, как набиралось достаточное количество корреспонденции), а поскольку работа почтальонов не была скоординирована, им зачастую приходилось ожидать своих коллег в промежуточных пунктах для обмена корреспонденцией. На территории Пруссии такими промежуточными пунктами на маршруте Брюгге — Рига были Данциг (там пункт обмена корреспонденцией располагался в Кёнигсбергер Келлер (Кёнигсбергском подвале) на Лангер Маркт (сейчас площадь Длуги Тарг) и Кёнигсберг. От этого маршрута имелось ответвление, связывающее Данциг с Кульмом и Торном.

В 1580 году Ганзейский союз издал так называемый Botenordnung — правила и меры ответственности для курьеров-почтальонов — первые из известных в своём роде.

Ганзейская почта существовала одновременно с почтой орденской. При этом соблюдалось определённое «разделение труда» между этими службами. Орденская почта доставляла, в основном, официальную государственную переписку, а купеческая занималась перепиской коммерческой и частной. При этом орденская почта действовала, по большей части, лишь на территории орденского государства.

 

ганзейская почта
Ганзейский союз и государство Немецкого ордена в XIV — XV вв. Фрагмент карты. Тёмным цветом выделены земли Немецкого ордена. Красным подчёркнуты названия городов, входящих в Ганзейский союз.

 

В конце XIX века в Германии недолгое время существовала частная почтовая служба, носившая название «Ганза» (Privat-Post „Hansa“), имевшая свои отделения во многих крупных городах, в том числе и в Кёнигсберге.

 

 

 

 

Источники:

Benkmann H.-G. Königsberg (Pr.) und seine Post. Ein Beitrag zur Geschichte der Post in Königsberg (Pr.) von der Ordenszeit bis 1945.  Schild-Verlag, München, 1981.

Brandtner G., Vogelsang E. Die Post in Ostpreussen. Ihre Geschichte von den Anfängen bis ins 20. Jahrhundert. — Verlag Nordostdeutsches Kulturwerk, Lüneburg, 2000.

 

Благодарим за помощь в переводе с немецкого Наталью Раченкову.

 

 

 

 

 

Святой Адальберт и Восточная Пруссия

Святой Адальберт и Восточная Пруссия

Завоевание Восточной Пруссии началось задолго до того, как рыцари под водительством чешского короля Оттокара II Пшемысла и магистра Тевтонского ордена Поппо фон Остерна, продвинувшись вдоль побережья залива Фришес-хаф, основали в нижнем течении реки Преголи укрепление, давшее начало Кёнигсбергу. И даже задолго до того, как в 1239 году тевтонами было сожжено прусское укрепление Хонеда, стоящее  на высоком холме, возвышающемся над этим самым заливом, а на его месте впоследствии возник замок Бальга. Ещё один чех, почти за два с половиной века до этого, уже пытался завоевать души пруссов, неся им слово божие и крест. Но, в отличие от его земляка-короля, эта миссия окончилась полным провалом. Этот первый чех происходил из княжеского рода Славниковичей и был наречён при рождении Войтехом (наиболее вероятной датой его рождения считается 955 год). Со временем, приняв монашеский сан и получив имя Адальберт, в 982 году он стал епископом Праги. Это служение оказалось для Войтеха-Адальбрета полным интриг и гонений со стороны конкурирующего за главенствующую роль над чешскими землями княжеского рода Пшемысловичей (из него-то, по иронии судьбы, и происходил Оттокар II) и не было успешным. Оставив епископскую кафедру, Адальберт в конце концов покинул и Прагу.  Спустя годы, в 996 году он оказался в столице первого польского государства Гнезно при дворе короля Болеслава Храброго. А весной следующего, 997 года, Адальберт на корабле с дружиной, приданной ему королём, отправился к северным соседям поляков — воинственным пруссам, надеясь обратить их в христианство и тем самым отвратить от постоянных набегов на польские земли. Спустившись по Висле до Гданьска, Адальберт отослал корабль и охрану обратно, а сам с несколькими спутниками, среди которых был его сводный брат Гауденций, направился на восток.

Смерть Адальберта от рук пруссов. Фрагмент входных дверей Гнезненского собора. Бронза, 1160-1180 г.г.

Как уже говорилось, миссия Адальберта была неудачной.  Он и его спутники были схвачены пруссами, в это время враждовавшими с поляками, и через несколько дней убиты. По легенде, 23 апреля 997 года Адальберт принял мученическую смерть от прусского жреца Сикко (или Зикко) и его помощников: его пронзили копьём  (по другим источникам, нанесли семь ран), а затем отрубили голову и надели её на шест. Тело же бросили в воду. Якобы уже сразу после кончины с телом Адальберта стали происходить чудеса: один источник сообщает, что расчленённое тело Адальберта срослось вновь, другой — что верёвки, опутывавшие мученика, разорвались и руки его сами собой сложились на груди в крест.

Болеслав Храбрый, узнав о гибели Адальберта, приказал, как говорят, заплатить пруссам за его останки золотом, равным им по весу. Останки привезли в Гнезно и захоронили  на горе Леха в базилике Пресвятой девы Марии. Уже через два года, в 999 году, Адальберт был причислен к лику святых. Позднее мощи Адальберта не раз перезахоранивали, пока, наконец, они не упокоились в кафедральном соборе в честь Святых Вита, Вацлава и Войтеха в Пражском Граде. Святой Адальберт считается покровителем Польши и Чехии. День его поминовения приходится на 23 апреля.

 

крест святого адальберта
Тенкиттен и место предполагаемой гибели Святого Адальберта. Фрагмент топографической карты. 1920-1930-е г.г.

 

О том, где же Адальберт был схвачен, а потом убит, историки спорят, весьма безуспешно, добрых полтора века. В качестве места его гибели называются локации, отстоящие друг от друга на десятки километров: прусское  городище Трусо на берегу озера Дружно в нескольких километрах юго-восточнее нынешнего Эльблонга, селение Швенты Гай к юго западу от этого же озера,  окрестности озера Дзежгонь, окрестности нынешнего Зеленоградска, и даже пределы нынешнего Калининграда. Наиболее, так сказать, канонической, считается версия, что погиб Адальберт неподалёку от селения Тенкиттен (Tenkitten, сейчас не существует) между Пиллау (Балтийск) и Фишхаузеном (Приморск).

Кирха в Тенкиттене. XVII в.

Согласно некоторым источникам первая часовня на месте гибели Адальберта в Тенкиттене появилась уже в начале XI века во времена правления Кнута Великого, короля Дании, Норвегии и Англии, побывавшего в этих краях, и считалась самой древней церковью Замланда. Другие источники относят её появление ко времени замландского епископа Иоганна I  фон Кларе (1320 — 1344). И уже абсолютно точно церковь в Тенкиттене существовала в начале  XVI века, поскольку в архиве Тевтонского ордена имеется распоряжение  от 1422 года о том, что штат священников кирхи Святого Адальберта должен был состоять из 4 человек, которым также придавались два певчих и звонарь. Со временем кирха стала популярным местом паломничества, но после Реформации постепенно стала ветшать, пока, наконец, после осенних штормов 1669 года совсем не развалилась от старости.

крест святого адальберта
Дубовый крест

В начале XIX века о кирхе Святого Адальберта напоминали лишь еле различимые руины одной из её стен, заросшие можжевельником. В 1806 году два уроженца Кёнигсберга — католический священник Фридрих Людвиг Захариас Вернер, а по совместительству поэт и драматург, и Эрнст-Теодор-Амадей Гофман, вдохновлённые деяниями Святого Адальберта, создали музыкальную трагедию «Крест над Балтийским морем» (Das Kreuz an der Ostsee).  А в 1822 году на частные пожертвования на месте бывшей кирхи был установлен настоящий дубовый крест высотой 25 футов (9,5 м), окруженный деревянной оградой, и с металлической табличкой-посвящением мученику. Этот крест вскоре также пострадал от штормовых ветров, и в 1834 году на пожертвования графини Эльжбеты Велёпольской был установлен металлический крест высотой около 9 м. В 1837 году крест был украшен дубовыми листьями. На кресте имелась надпись:

 

Bischof St. Adalbert
starb hier den Märtyrertod 997
für das Licht des Christentums.
Wielopolska 1831

 

(Епископ Святой Адальберт

принял здесь мученическую смерть в 997 году,

неся свет христианства.

Велёпольская 1831)

 

К 900-летию смерти Адальберта, в 1897 году, вокруг креста была установлена металлическая ограда, а сам крест отреставрирован. На кресте появилась ещё одна надпись:

 

Erneuert am 28 April 1897
durch die Evangelische Provinzialkirche
Ostpreußen

 

(Обновлён  28 апреля 1897 года

с помощью Евангелической церкви провинции

Восточная Пруссия)

 

Этот крест простоял до отступления немецких войск из Кёнигсберга в Пиллау в апреле 1945 года, и, вероятно, был разрушен во время боевых действий (есть версия, что его уничтожили сами немцы, чтобы он не служил ориентиром для советской артиллерии).

 

крест святого адальберта
Крест возле Тенкиттена был установлен на холме, высотой примерно 22-25 м, лишенном растительности. После реставрации креста в 1897 году вокруг него высадили деревья. Почтовая открытка. Начало 1900-х г.г.

 

Крест Святого Адальберта возле Тенкиттена — Фишхаузена. Почтовая открытка. Начало 1900-х — 1910-е г.г.

 

Со временем деревья выросли настолько, что уже окружили крест сплошными зарослями. Поэтому версия о том, что немцы взорвали его, дабы лишить ориентира советскую артиллерию, кажется нам малоубедительной, поскольку за деревьями его и так не было видно. Почтовая открытка. 1930-е г.г.

 

В октябре 1991 года на том месте, где стоял крест в честь Святого Адальберта,  по инициативе католической общины Калининграда установили сначала временный деревянный крест, который в 1997 году, в 1000-летнюю годовщину смерти святого, заменили на бетонный.

 

Крест Святого Адальберта
Крест Святого Адальберта. Декабрь 2018 г.

 

Крест Святого Адальберта
Крест Святого Адальберта. Декабрь 2018 г.

 

На кресте имеется таблица-посвящение. Декабрь 2018 г.

 

Крест Святого Адальберта не уникальное свидетельство фиаско христианских миссионеров на прусских землях. Судьбу бывшего епископа Праги десяток лет спустя повторил ещё  один посланец папского престола — Бруно из Кверфурта, современник и биограф Адальберта Пражского. Он погиб 9 марта 1009 года, пытаясь окрестить прусское племя ятвягов «на границе Пруссии, Руси и Литвы». На предполагаемом месте гибели Бруно Кверфуртского, в городе Лётцен (Гижицко), также был установлен крест, практически не отличающийся от креста Адальберта.

Выше уже говорилось о том, что Войтех-Адальберт является патроном Польши. Немудрено, что в этой стране в различных городах и деревнях, начиная от Эльблонга и до Кракова, и от Варшавы до Познани, великое множество костёлов посвящёны ему. Говорить о том, что вообще в Восточной Пруссии имя Адальберта, помимо кирх и капелл, носило множество улиц и даже отелей, смысла нет. Но не все знают, что и на территории Калининградской области крест в бывшем Тенкиттене — это не  единственное сооружение, связанное с этим святым.

Начнём с того, что символ Калининградской области — Кафедральный собор на острове Канта — построен в честь Богоматери и (внимание) Святого Адальберта. В настоящее время собор является светским учреждением. Но католики Калининграда проводят свои службы в освящённом в 2005 году костёле Святого Адальберта на ул. Александра Невского.

Ещё одним напоминанием о святом является бывшая кирха, построенная в его честь (сначала как капелла, в 1904 году, а позднее, в 1932 году, с пристроенным нефом, ставшая полноценным храмом) католической общиной Кёнигсберга в Амалиенау, на углу Лавскераллее и Кастаниеналлее (сейчас угол проспекта Победы и Каштановой аллеи). Частично сохранившееся здание много лет занимает научно-исследовательский  институт земного магнетизма РАН.

А в отлично сохранившейся лютеранской кирхе имени Святого Адальберта в Кранце (Зеленоградск), построенной в 1897 году, сейчас находится православный Спасо-Преображенский храм.

 

Пляжное кафе Тенкиттен, надо полагать, находилось у холма, на котором стоял крест Адальберта, возможно даже в том месте, где и сейчас находится подобное заведение. 1910-1930-е г.г.

 

Статуя Святого Адальберта из кирхи Фишхаузена и крест в Тенкиттене. Почтовая открытка. 1912 год (по почтовому штемпелю). Примечательно, что издателем открытки указан приход в Тенкиттене.

 

 

 

Источники:

Schlicht O. Das westliche Samland: Ein Heimatbuch des Kreises Fischhausen, Pillau vom Jahre 1725 bis zur Gegenwart. Bd. 1., — Verlag von Kolbe & Schlicht,  Dresden, 1922.

Voigt J.  Geschichte Preussens, von den ältesten Zeiten bis zum Untergange der Herrschaft des deutschen Ordens. Bd. 1., — Königsberg, 1827.

bildarchiv-ostpreussen.de

 

 

 

 

 

За лакомство поплатились

За лакомство поплатились

«Переехали русскую границу. Показался прусский орел, изображенный на щите, прибитом к столбу. Поезд подъехал к станционному зданию. Русские кондуктора в последний раз отворили двери вагонов. Послышалась немецкая речь. Стояли два откормленных немца в черных военных плащах с множеством пуговиц по правую и по левую стороны груди и в касках со штыками. «Ейдкунен!» — возгласил кто-то, проглатывая слова. Виднелись вывески со стрелами и с надписями: «Herren», «Damen».

Пассажиры стали снимать с полок ручной багаж и начали выходить из вагонов. В числе их был и молодой купец с женой, купеческое происхождение которого сказывалось в каждой складке, в каждом движении, хотя он и был одет по последней моде. Прежде всего он ударил себя ладонью по дну шляпы котелком и сказал жене:

– Ну-с, Глафира Семёновна, приехали в заграницу. Теперь следует нам свое образование доказывать. Сажайте иностранные слова! Сажайте без всяких стеснениев. Жарьте вовсю.

Молодая супруга, одетая тоже по последней моде, смутилась и покраснела.

– А какая это земля? – спросила она.

– Знамо дело – Неметчина. Немец всегда на границе стоит. Помимо немца ни в какую чужую землю не проедешь.»

Так начинается «юмо­рис­ти­чес­кое опи­сание по­ез­дки суп­ру­гов Ни­колая Ива­нови­ча и Гла­фиры Се­менов­ны Ива­новых в Па­риж и об­ратно» под незатейливым названием «Наши за границей». Эта сатирическая повесть Николая Лейкина, изданная в 1890 году, пользовалась бешеной популярностью у русского читателя, пережив до революции без малого три десятка изданий.

Упоминаемый в самом начале повествования «Ейдкунен» был первым немецким городом, в который попадали все путешествующие по суше из России (и последним для едущих в Россию) в Европу. Поэтому для кого-то он являлся первым знакомством с непривычным европейским, или же последним прощанием с привычным, после которого путешественника уже ждала чуть ли не варварская Скифия.

Именно в Эйдткунене помимо паспортного и таможенного контроля происходила пересадка пассажиров с поезда на поезд, поскольку ширина колеи российских железных дорог отличалась от ширины немецкой колеи. И именно здесь многие выезжающие из России путешественники начинали проявлять чудеса изобретательности, пытаясь обмануть, видимо, не сильно бдительных, немецких таможенников:

«– Ты, по крайней мере, поняла ли, что немец в таможне при допросе-то спрашивал?

– Да он только про чай да про табак с папиросами и спрашивал. Тээ, табак, папирос…

– Ну, это-то и я понял. А он ещё что-то спрашивал?

– Ничего не спрашивал. Спрашивал про чай и про папиросы, а я молчу и вся дрожу, – продолжала жена. – Думала, ну как полезет в платье щупать.

– А где у тебя чай с папиросами?

– В турнюре. Два фунта чаю и пятьсот штук папирос для тебя.

– Вот за это спасибо. Теперь, по крайности, мы и с чаем и с папиросами. А то Федор Кириллыч вернулся из-за границы, так сказывал, что папиросы ихние на манер как бы из капустного листа, а чай так брандахлыст какой-то. Вот пиво здесь – уму помраченье. Я сейчас пару кружек опрокинул – прелесть. Бутерброды с колбасой тоже должны быть хороши. Страна колбасная.»

Ивановым удалось объегорить немца и ввезти контрабандные чай и папиросы в Германию в турнюре. На всякий случай, если кто не в курсе, это такая подушечка, которую дамы подкладывали под платье э-э… ну, в общем, чуть ниже талии, с тылу, для придания, так сказать, объёмности определённой части своей фигуры. Но везло не всем. И примером тому почтовая открытка, во многих смыслах весьма примечательная, отправленная из Эйдткунена в Петербург на десяток лет позже описываемых Лейкиным событий (видимо, за это время служащие эйдткуненского Zollamt’а стали тщательнее проводить досмотр туристов или же не всё можно было запрятать в этот самый турнюр).

Итак, читаем открытку:

 

эйдткунен железнодорожный вокзал
Привет из Эйдткунена. Железнодорожный вокзал и Норд-Экспресс. Норд-Экспресс это скорый фирменный поезд, курсировавший с 1886 года между Парижем и Санкт-Петербургом.

 

«Дорогие Борис и Маргоша!

В 7 часов будем уже в Берлине. Не утомилась нисколько. За лакомство поплатились: пришлось заплатить при осмотре вещей 90 пф. за 3 коробки конфект. Жаль, что Маргоша не с нами, 90 пф. уцелели бы, она постаралась бы уничтожить всё сладкое до Эйдткунена.

Будьте, милые, здоровы и нас не забывайте.

Вас любящая <нрзб.>

Ольга Руцкая»

 

Госпоже Руцкой, в отличие от Глафиры Семёновны Ивановой, пришлось раскошелиться в пользу кайзеровской казны аж на 90 пфеннигов. С учётом того, что царский золотой рубль в 1899 году имел золотое обеспечение примерно в два раза большее, нежели немецкая марка, получается, что кошёлек русской туристки опустел примерно на 45 копеек. Дорого это или нет — судите сами. Для примера, одна поездка на конке или трамвае в Питере или Москве стоила в это время от 3 до 7 копеек, в зависимости от типа билета и наличия пересадок. Десяток открыток в Германии можно было приобрести за 80 пфеннигов. А немецкая почтовая марка, наклеенная на открытку, о которой идёт речь, имеет номинал в 10 пфеннигов.

Адресатами этой открытки были  некие Борис Вл. и Маргарита Вл. Таиловы. Адрес получателей прост до неприличия: Россия, Петербург, Русский Ллойд. Русский Ллойд (и тут ещё одна интересная деталь, так как Ольга Руцкая написала адрес именно так, как он пишется по-английски, и так как мы пишем сейчас: Ллойд, а в XIX веке общепринятым было написание Лойд) — это здание на Адмиралтейской набережной, буквально напротив Зимнего дворца и Кунсткамеры, построенное некоей Т.В. Макаровой в 1879-1880 годах как доходный дом. Позднее в здании расположилось страховое общество «Русский Ллойд», и в разное время проживали многие известные петербуржцы (к примеру, В.И. Немирович-Данченко).

 

Оборотная сторона открытки.

 

Ещё одна интересная деталь на открытке это даты её отправления и получения. Отправлена она из Эйдткунена 1 июля 1899 года, а в Петербург прибыла 20 июня того же года. Такой прыжок в прошлое, как многие уже догадались, связан с разными стилями (у нас отличались не только железнодорожные колеи) летоисчисления. Так что если перевести всё на новый стиль, то до Петербурга открытка дошла всего лишь за один день и оказалась на почтамте уже 2 июля.

И последнее, на что нельзя не обратить внимание, разглядывая этот небольшой кусочек картона, это штамп на оборотной стороне — «Собрание Н.С. Тагрина. Март 1929 года». Любому собирателю почтовых открыток знакомо имя Николая Спиридоновича Тагрина (1907-1981), выдающегося советского филокартиста и автора книг по филокартии, обладателя крупнейшей до настоящего времени коллекции (которую он завещал музею истории Ленинграда) открыток в России и одной из самых крупных в мире (690 тыс. экземпляров!!!), создателя и руководителя Ленинградского клуба филокартистов. К 1931 году коллекция открыток Тагрина превышала 65 тыс. штук. Каким образом эта открытка из его коллекции оказалась за границей, можно только догадываться. Но спустя какое-то время она вновь вернулась в Россию.

Заканчивая эту заметку, следует сказать, что человеку конца XIX — начала XX веков отправить почтовую открытку было сродни отправки  нынешней смс-ки или ммс-ски. Многие современные туристы посылают родным, друзьям, знакомым, или размещают в соцсетях, мегатонны различных фотографий из путешествий. И при этом они всего лишь продолжают делать то, что уже больше ста лет тому назад делали люди по всему миру: делились впечатлениями, поддерживали чувство собственного величия, ну или просто пускали пыль в глаза:

«–  А быть на выставке <имеется в виду Всемирная Парижская выставка 1889 года, к открытию которой инженером Густавом Эйфелем была построена башня, служившая входом на выставку и побывать на которой и стремились Ивановы. — admin> и не влезать на Эйфелеву башню, все равно, что быть в Риме и не видать папы. Помилуй, там на башне открытые письма к знакомым пишут и прямо с башни посылают. Иван Данилыч прислал нам с башни письмо, должны и мы послать. Да и другим знакомым… Я обещал.

–  Письмо можешь и внизу под башней написать.

–  Не тот фасон. На башне штемпель другой. На башне такой штемпель, что сама башня изображена на открытом письме, а ежели кто около башни напишет, не влезая на нее,–  ничего этого нет.

–  Да зачем тебе штемпель?

–  Чтобы знали, что я на башню влезал. А то иначе никто не поверит. Нет, уж ты как хочешь, а на башню взберемся и напишем оттуда нашим знакомым письма.

–  Да ведь она, говорят, шатается.

–  Так что-ж из этого? Шатается, да не падает. Ты ежели уж очень робеть будешь, то за меня держись.

–  Да ведь это все равно, ежели сверзится. Обоим нам тогда не жить.

–  Сколько времени стоит и не валится, и вдруг тут повалится! Что ты, матушка!

–  На грех мастера нет. А береженого Бог бережет.

–  Нет, уж ты, Глаша. пожалуйста… Ты понатужься как-нибудь, и влезем на башню. С башни непременно надо письма знакомым послать. Знай наших! Николай Иваныч и Глафира Семёновна на высоте Эйфелевой башни на манер туманов мотаются! Не пошлем писем с башни –  никто не поверит, что и на выставке были.»

Отправили или нет Ивановы открытки с Эйфелевой башни, а точнее, побывали они на башне или нет, — о том я вам не скажу, прочитаете сами.

 

 

 

Работа с текстом в школьных программах

Работа с текстом в школьных программах

Программы обучения в общеобразовательных школах, лицеях и среднеспециальных образовательных учреждениях имеют огромное количество отличий. Они различаются по типу преподнесения основ каждого предмета. Например, программу курса русского языка в старших классах разрабатывают с учетом особого внимания к тексту. Детальное обучение происходит через комплексную работу с текстом. Комплексная работа с текстом дает возможность выбора из многих заданий. Выбор осуществляется и учителем, и самим учеником. Выбирается то, что наиболее интересно, важно и полезно. Под комплексной работой с текстом понимается та работа, которая включает элементы филологического, лингвистического, речевого анализа, задания по фонетике, морфемике, лексике, морфологии, сочинение, несколько изложений.

Самый сложный момент в обучении детей — это творческая деятельность ученика. Учитель и преподаватель должны всячески оказывать старшекласснику помощь, помогая преодолевать, то что является самым трудным — обращение к дневникам, записная книжка. Письма писателей говорят о том, что очень многие писатели признаются, что при создании текста самое сложное — это найти удачное начало, труднее всего начало. Именно первая фраза, она как в музыке, дает тон всему произведению, и обыкновенно многие писатели пытаются найти такую фразу весьма долго. Обратим внимание в музыка на тон и интонацию, все очень схоже. Поэтому так важно, чтобы тексты звучали на уроках русского языка, чтобы интонация отрабатывала не на основе отдельного предложения, а на основе всего текста. Интонации текста осуществляют движение мысли от известного к новому. Важно помнить о том, как эта новая в начале следующего предложения становится известным, а затем происходит напряжение, и в конце предложения опять появляется что-то новое, и вот так осуществляется движение мысли. Нужно обращать внимание не только на начало, но и на то, как написать заключительную часть текста. Как пример всегда можно привести любое из произведений А.С. Пушкина. Одно из достоинств произведения Пушкина в том, что в них конец гармонирует с началом. Это замечательный пример работы с текстом публицистического стиля, и вот на основе этого замечательного отрывка, который мы рассматриваем как текст, можно показать особенности текста, рассуждения, особенности публицистических текстов, особенности зачина текста.

Далее следует закономерный вопрос, как вести диалог с текстом. Начало лежит в силе воли. Есть один из главнейших признаков гения, есть его мерка. Если спросить учеников, как вы думаете, о чём будет в этом тексте дальше, и школьники, как правило, говорят, наверное, конкретно о каком-то человеке, которого можно назвать гением. А кого в истории нашей культуры науки можно охарактеризовать с помощью этого высокого слова, тогда школьники называют имена Толстой, Достоевский, Ломоносов, Циолковский и так далее. Да, действительно, во втором предложении мы говорим об этом человеке, который будет назван будет назван. Но последнее слово этого предложения где будет это имя, пока оставим там. В этом и заключается построения правильного предложения и в совокупности теста, который совершенно свободно будут включаться в себя дистанционные конкурсы и олимпиады.

 

 

 

 

Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны

Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны

Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны (Ludendorff-Spende für Kriegsbeschädigte) — некоммерческая организация, появившаяся в Германии в мае 1918 года. Основала его некая Эмма  Чеушнер (Emma Tscheuschner). Как явствует из названия фонда, целью его было помочь солдатам-инвалидам вернуться к обычной жизни. Ничего примечательного в этом фонде не было бы (во время Первой мировой войны появилось множество различных организаций, фондов и массовых движений — вспомним хотя бы «железных солдат«, — занимающихся благотворительностью), если бы его патроном не стал герой войны Эрих Людендорф (1865-1937),  занимавший должность начальника штаба у командующего Восточным фронтом фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга (кстати, в 1915 году был создан «Благотворительный фонд Гинденбурга» (Hindenburg-Spende), целью которого был как раз сбор средств на закупку тёплых вещей для солдат, воюющих на Восточном фронте), а с 1916 года ставший генерал-квартирмейстером германской армии. По воспоминаниям самого Людендорфа, за весьма короткое время фонду удалось собрать более 150 млн марок. Просуществовал Благотворительный фонд Людендорфа до ноября 1918 года, когда был переименован в Deutsche Volksspende — Немецкий народный благотворительный фонд, который, в свою очередь, действовал до 1923 года (видимо, гиперинфляция, захлестнувшая в то время Германию, показала бессмысленность каких бы то ни было пожертвований).

Но несмотря на свою короткую жизнь, Благотворительный фонд Людендорфа вошёл в историю филокартии и графического дизайна. Для наглядной агитации жертвователей и сбора дополнительных средств было выпущено несколько плакатов и серия почтовых открыток. Вот о них мы и поговорим.

Уже в июне 1918 года фондом были напечатаны плакаты, агитирующие жертвовать средства для помощи раненым немецким солдатам. Авторами плакатов, и, особенно, рисунков, использованных для издания почтовых открыток, стали известные немецкие графики, оказавшие существенное влияние на развитие плаката и графического дизайна в Германии и Европе в целом.

 

Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны. Помогите своим товарищам. Рекламный плакат. Авторы Ганс Анкер и Курт Рюшхофф. Май-июнь 1918 года.

 

Несколько агитационных плакатов принадлежат перу известного графика и дизайнера шрифтов Люциана (Люсьена) Бернхарда (Lucian Bernhard, 1883 — 1972).

 

Горячее сердце, щедрая рука для наших инвалидов войны! Пожертвование для Благотворительного фонда Людендорфа!

 

Пожертвуйте Благотворительному фонду Людендорфа для инвалидов войны! Они проливали кровь за вас!

 

Приёмный пункт пожертвований в Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны.

 

Было издано также несколько почтовых открыток, сборы от продажи которых шли в фонд. Две из них на лицевой стороне имели портреты Людендорфа и Гинденбурга с их изречениями.

 

Портрет Эриха Людендорфа. «Без жертвы нет победы! Без победы нет мира!». Почтовая открытка, 1918 год.

 

Фельдмаршал Пауль фон Гинденбург. «Никто не достоин большей любви, нежели тот, кто посвящает жизнь свою братьям» (это высказывание Гинденбурга практически повторяет стих 15:13 Евангелия от Иоанна). Почтовая открытка, 1918 год.

 

На оборотной стороне этих открыток коричневой краской был отпечатан логотип фонда и название издателя.

 

Оборотная сторона открыток. В левом верхнем углу отпечатан логотип фонда Людендорфа. В правом нижнем — издатель Rotophot AG, Берлин. Обращает на себя внимание даты на открытках: текст датируется 5 июня 1918 года, почту они прошли 6 июня 1918 года. При этом обе отправлены полевой почтой из местечка Дарница, сейчас являющегося частью Киева. Даже если предположить, что Благотворительный фонд Людендорфа был основан 1 мая 1918 года, уже через месяц изданные им почтовые открытки оказались в действующей армии на территории нынешней Украины.

 

Но самый примечательный, на мой взгляд, визуальный след,  оставленный фондом Людендорфа — это серия из шести цветных почтовых открыток, по своей выразительности сильно отличавшихся от всей патриотическо-пропагандистской продукции, выпускавшейся в то время в Германии (и не только в ней). Авторами рисунков, помещённых на лицевой стороне открыток были известные в Германии художники,  графики и карикатуристы. Думается, что привлечь маститых авторов к работе над открытками удалось во многом благодаря имени патрона фонда и благой цели, которую этот фонд преследовал.

Автором первой открытки в серии является сотрудник немецкого сатирического журнала «Симплициссимус»  и член Берлинского сецессиона карикатурист и иллюстратор Олаф Гульбранссон (Olaf Gulbransson, 1873 — 1958) — швед, родившийся в Норвегии,  но большую часть своей жизни проживший и умерший в Германии.

 

Безногий солдат держится за плуг, отдав свой костыль медицинской сестре. Как обычно, очень лаконичный и узнаваемый по стилю рисунок Гульбранссона. 1918 год.

 

Вторая открытка в серии принадлежит перу Людвига Хольвейна (Ludwig Hohlwein, 1874 — 1949), признанного мастера плаката, основной период творчества которого пришёлся на 1910-1920-е годы. Во времена Третьего рейха по эскизам Хольвейна было издано несколько почтовых марок.

 

Немецкий солдат держит в правой руке молоток и кусачки, опираясь левой на костыль.

 

Рисунок Адольфа Мюнцера (Adlof Münzer, 1870 1953), графика, художника и декоратора, побывавшего в 1915 году на фронте в качестве военного художника, появился на третьей открытке.

 

Мы все хотим помочь. Ангел за плечом солдата без одной руки указывает на лес поднятых рук.

 

Мюнхенский художник Франц Рейнхардт (Franz Reinhardt, 1881–1946), сам получивший ранение во время Первой мировой войны, стал автором четвёртой открытки.

 

Помогите всем с помощью фонда Людендорфа для инвалидов войны.

 

Ещё один сотрудник «Симплициссимуса» и член Берлинского сецессиона, график и карикатурист Вильгельм Шульц (Wilhelm Schulz, 1865 — 1952), является автором пятой открытки.

 

Два раненых солдата стоят возле женщины. На переднем плане рисунка изображен плуг. На заднем — переносная касса для сбора пожертвований, к которой стоит очередь из желающих поделиться деньгами с фондом Людендорфа.

 

Последнюю открытку в серии создал известный художник-баталист Фриц Гротемейер (Friedrich (Fritz) Grotemeyer, 1864 — 1947), который в качестве корреспондента лейпцигской газеты «Illustrirte Zeitung» 1914-1915 годах побывал на Западном фронте во Фландрии и на севере Франции. Гротемейер является также автором рисунков к серии почтовых открыток, посвящённых немецким колониальным войскам в Восточной Африке, которая была издана  Фондом колониальных войн (Kolonial-Krieger-Spende) также в 1918 году.

 

Солдат, засевающий пашню.

 

Все показанные выше открытки на оборотной стороне имеют логотип фонда Людендорфа, отпечатанный зелеными чернилами. Серия из шести цветных открыток выпущена мюнхенским издательством Фридриха Брукманна (F. Bruckmann AG), существующим, кстати, и по сей день.

 

Оборотная сторона открытки, созданной Фрицем Гротемейером. В левом верхнем углу имеется логотип фонда Людендорфа, в центре снизу вверх расположена надпись «Художественная почтовая открытка № 6 автор Фриц Гротемейер, Берлин». В правом нижнем углу расположена торговая марка издателя «Ф. Брукманн АГ».

 

Некоторые открытки из серии были были выпущены издательством  Германн Бузвиц (Hermann Buswitz Berlin S), либо вообще не имеют выходных данных.

 

Оборотная сторона открытки № 3. В правом нижнем углу указан издатель Hermann Buswitz.

 

Оборотная сторона открытки № 4. Какие-либо данные об издателе отсутствуют.

 

Рисунок Людвига Хольвейна был издан также и в виде плаката. Возможно, что и рисунки других художников, принявших участие в создании серии почтовых открыток, были изданы в виде плакатов, но нам они на глаза не попадались.

Тем, кто пожертвовал свои средства фонду Людендорфа выдавались специальные сертификаты или значки.

 

«Владелец этого сертификата пожертвовал в Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны 5 марок. Я благодарю жертвователя от имени всех его товарищей-инвалидов. Почетный глава фонда Людендорф»

 

Сертификат, подтверждающий пожертвование 1 марки.

 

 

 

 

 

Источники:

 

delcampe.net

ettlingenww1.blogspot.ru

 

 

 

Кёнигсбергские клопсы

Кёнигсбергские клопсы

Если выбирать лишь одно блюдо, которое олицетворяет собой восточнопрусскую кухню, без всяких сомнений это будут клопсы! Если и есть сейчас в меню немецких ресторанов специалитеты из Восточной Пруссии, то в разделе «вторые блюда» это непременно будут они — кёнигсбергские  клопсы! Не за горами Новый год. Так почему бы  не украсить праздничный стол кёнигсбергскими клопсами?

Когда-то буквально у каждой хозяйки в Восточной Пруссии был свой рецепт приготовления этого блюда. Основной их ингредиент — фарш из свинины и говядины, оставался неизменным. А вот по поводу того, использовать сметану или сливки, лимон или уксус, добавлять каперсы или анчоусы или не добавлять — шли бесконечные споры.

Мы предлагаем ниже рецепт с набором продуктов, который можно приобрести в любом супермаркете.

Итак, чтобы приготовить кёнигсбергские клопсы, нам понадобится 2 — 2,5 часа.

 

 

Фарш

свинина — 0,5 кг

говядина — 0,5 кг

луковица средняя — 2 шт.

чёрствый белый хлеб  — 0,2 кг

яйцо — 2 шт

анчоусы — несколько шт.

зелень петрушки

перец чёрный

горчица 1 ст.л.

 

 

 

 

Хлеб замочить в холодной воде, через какое-то время хорошо его отжать. Прокрутить мясо через мясорубку, добавив хлеб, лук и анчоусы.  Добавить яйца и порубленную петрушку. Поперчить, добавить ложку горчицы. Важный момент: анчоусов может не быть в продаже,  поэтому вместо них вполне сгодится филе балтийской кильки, или же несколько кусочков филе сельди. С добавлением анчоусов важно не переборщить. Нужно, чтобы чувствовался лёгкий аромат рыбы, но при этом она не забивала вкус мяса. Солить фарш нужно с учётом того, что в него добавлена солёная рыба! Поговаривают, что и название «клопсы» произошло от слова klopfen — бить, стучать, колотить. Так что хорошенько отбейте фарш, от этого он станет нежнее.

Затем сформуйте сами клопсы. Размер их может варьироваться от куриного яйца до теннисного мяча (но это уже слишком крупно, на наш взгляд).

 

 

Далее нужно положить клопсы в кипящий мясной бульон (он должен лишь чуть прикрывать клопсы) и варить 10-15 минут (чем больше клопсы — тем дольше варить) на медленном огне. Затем вынуть их из бульона, который станет основой для соуса.

 

 

 

 

Соус

Мясной бульон — 2 стакана

Масло сливочное — 0,1 кг

Мука — 2 ст.л.

Сливки (15%) — 1 стакан

Каперсы

 

Растопить сливочное масло, обжарить в нём муку, добавить мясногй бульон. Варить минуты 3-4, добавить сливок, и ещё через 5 минут положить каперсы. Поскольку каперсы, как и анчоусы, имеют ярко выраженный вкус, добавлять их нужно без фанатизма. Лучше потом положить ещё несколько штук, чем сразу переборщить. Не забываем, что каперсы очень солёные, и отдадут свою соль не сразу. Поэтому солим соус уже в самом конце, минут через 10 после каперсов. Если кто-то любит соус с кислинкой — можно добавить по вкусу лимонный сок.

 

кёнигсбергские клопсы

 

В готовый соус складываем клопсы и варим их ещё 10-15 минут. Клопсы готовы!

На гарнир можно подать отварной картофель или картофельное пюре.

 

кёнигсбергские клопсы

 

 

Приятного аппетита!

 

 

Мосты Роминтской пущи

Мосты Роминтской пущи

 

По территории Роминтской пущи проходило несколько автомобильных и железных дорог. Из-за пересечённого рельефа и наличия многочисленных рек и ручьёв, в некоторых местах пришлось строить мосты. Помимо известного Оленьего моста (Hirschbrücke), через реку Роминте (Красную) и её притоки были построены множество мостов, больших и не очень. Ниже будет рассказ о некоторых из них.

 

 

 

Heydenbrücke (мост Хейдена)

Автомобильный мост  над рекой Роминте (Красная). Построен в 1905 году фирмой «Windschild & Langelott» из трамбованного бетона. Длина пролёта 25 м. Назван в честь Вильгельма фон Хейден-Кадов (Wilhelm von Heyden — Cadow, 1839 — 1920), который с 14 ноября 1890 года по 3 декабря 1894 года был  министром сельского и лесного хозяйства Пруссии.

Мост построен в 1905 году.

 

Мосты Роминтской пущи
Хейденбрюкке.

 

Dobawisbrücke

Практически брат-близнец Хейденбрюкке, построенный той же самой строительной фирмой, только годом раньше. Находился на дороге, соединявшей Шитткемен (сейчас Житкеймы, Польша) и Императорский охотничий замок в Роминтен, в квартале 65. В настоящее время мост находится в запретной зоне, проходящей вдоль российско-польской границы.

 

Dobawisbrucke_Rominten Heide мосты роминтской пущи
Добависбрюкке. Построен в 1904 году.

 

Kaiserbrücke

 

Rominten Kaiserbruecke 1915 мосты роминтской пущи
Роминтен, (псевдо)Кайзербрюкке. Почтовая открытка. 1915 год (по почтовому штемпелю).

 

С этим мостом вышла интересная история. Во-первых, мостов с таким названием в Роминтской пуще было аж два. Один из них существовал на месте Хейденбрюкке. Был он деревянным, в норвежском стиле, и по центру арки украшен головой дракона. Построили его в 1890-е годы сапёры, когда в Пуще проходили масштабные работы по приведению её в божеский вид (прокладке дорог, мостов, расчистка леса и т.д.), чтобы кайзеру Вильгельму II было удобнее охотиться.

Ещё один мост с таким же названием можно увидеть на некоторых почтовых открытках (как, например, на той, что находится выше). Беда в том, что на этих открытках (по непонятной причине) изображен вовсе не Кайзербрюкке, а тот самый Олений мост, о котором упоминалось в самом начале заметки.

Судите сами: почтовая открытка ниже ясно говорит о том, что на ней изображён Олений мост. Если судить по растительности (хотя  по способу  печати открыток  нельзя утверждать, что они изданы в разное время), то выпущена она чуть раньше, чем открытка с псевдо-Кайзербрюкке, что находится выше.

 

мосты Роминтской пущи
Олений мост (Hirschbrücke). Почтовая открытка. Издатель Роберт Кнолль из Гольдапа. 1910-е.

 

Ещё одна открытка-обман:

 

мосты Роминтской пущи
Олений мост на этой почтовой открытке по ошибке назван Кайзеровским. Издатель Бруно Перлинг из Кёнигсберга. 1910-е.

 

мосты Роминтской пущи
И ещё одна открытка, на которой якобы изображён Кайзербрюкке. Датирована она 1922-м годом, хотя издана раньше.

 

Хотя были и другие варианты открыток с Оленьим мостом.

 

мосты Роминтской пущи
Роминтенская пуща. Роминтен. Мост. Почтовая открытка, изданная фирмой Штенгель и Ко. 1920-е. Открытка примечательна не только лишь тем, что Олений мост здесь назван просто «мостом», но и названием Пущи — «Роминтенская» (Romintener).

 

Олений мост в Роминтен. Почтовая открытка, изданная кёнигсбергским издателем Максом Киби (Max Kiby). 1920-е.

 

Повторимся, что причина этой неразберихи с названием Оленьего моста малопонятна. Как мы видим,  иногда местные, восточнопрусские издатели были точнее в названиях, чем их коллеги с запада. А иногда ошибались даже издатели из Гольдапа (из которого и в те неспешные времена до Пущи  было буквально рукой подать). Можно предположить, что некоторые издатели печатали открытки, используя уже имеющиеся фотографии и подписи к ним.  Сейчас определить издателя, первым допустившим ошибку в названии моста, вряд ли возможно. Пуща же для немцев была столь же далека, как сейчас для нас Камчатка, и мало кто мог эту ошибку выявить. К тому же на топографических картах (выпуски 1938 и 1941 годов) название «Хиршбрюкке» отсутствует.

 

Деревенский мост в Роминтен. Длина 21 м. Построен в 1905 году всё той же фирмой Виндшильд и Лангелотт. Почтовая открытка. 1910-е. На этой открытке Олений мост не имеет своего названия.

 

Настоящий же Кайзербрюкке располагался в полутора километрах юго-восточнее Хиршбрюкке и немного к юго-западу от Добависбрюкке, и был проложен также через Роминту. В одном из источников он назван «уродливой» конструкцией с простыми стальными перилами. Сейчас мост находится на польской стороне недалеко от границы и находится в разрушенном состоянии.

 

мосты роминтенской пущи
Мосты Роминтской пущи: 1. Хейденбрюкке; 2. Добависбрюкке; 3. Кайзербрюкке; 4. Хиршбрюкке (название на карте отсутствует). Фрагмент топокарты масштаба 1:25000. (1938 год).

 

В заключение добавим, что и  в отношении Добависбрюкке есть определённые сомнения. Как уже говорилось, находится он в запретной зоне и какие-либо фотографии его (кроме почтовой открытки выше) нам неизвестны. Кроме того, такое название — «Добавис» — имеется лишь на той самой почтовой открытке. В литературных источниках указано, что первоначально он назывался Добавербрюкке  (Dobawerbrücke), а в 1938 году переименован в Добауэрбрюкке (Dobauerbrücke).

Интриги в эту историю добавляет почтовая открытка, на которой изображён еще один мост фирмы «Виндшильд и Лангелотт».

 

Железобетонный мост через реку Шинкунер в Роминтен. Длина 12 м. Построен в крайсе Гольдап в 1908 году фирмой Windschild & Langelott. Почтовая открытка, 1910-е. Интересно, что на этой открытке указано, что у Windschild & Langelott имеется филиал в Вильне. Если открытка издана не ранее 1915 года, то, возможно, что Windschild & Langelott открыли филиал во время Первой мировой войны. В противном случае, фирма эта работала и на территории Российской империи, и не исключено, что  где-нибудь в Литве или Белоруссии до сих пор сохранились построенные ею объекты.

 

Есть основания полгать, что именно этот мост и есть Добавербрюкке. А под названием Добависбрюкке фигурирует Новый мост (Neuebrücke), расположенный в паре километров ниже по течению от Хейденбрюкке. Но эта версия требует проверки.

Надеемся, что эта заметка будет пополняться сведениями и о других мостах Роминтской пущи.

 

 

 

Колониальная политика Германии

Колониальная политика Германии

Немцев иногда называют нацией колонистов. Достаточно вспомнить о немецких деревнях на юге Малороссии, в Поволжье или на Урале. Если заглянуть совсем уж в далёкое прошлое, то и Пруссия, и Силезия, и Богемия, и даже часть Трансильвании были заселены немцами, переселившимися в средние века из различных немецких княжеств. А чего стоит, к примеру, торговая экспансия Ганзейского союза, простиравшаяся от Новгорода до Венеции? Но при всём при этом, вспоминается, что когда-то в школе нам объясняли, что одной из причин начала Первой мировой войны было желание Германии перекроить тогдашнюю карту мира из-за отсутствия у неё колоний. Справедливости ради нужно сказать, что колонии у Германии перед Первой мировой войной всё же были. Правда, немногочисленные и весьма проблемные.
Об истории немецких колоний и колониальной деятельности Германии мы и поговорим в нескольких заметках. И помогут нам в этом почтовые открытки, одна из которых, случайно оказавшись в моей коллекции, и явилась поводом для написания этого цикла.

В силу того, что Германия вплоть до конца второй трети XIX века представляла собой лоскутное одеяло из княжеств, королевств, курфюрств и прочих маркграфств, централизованные европейские государства времени даром не теряли и прибрали к своим рукам практически все территории в Вест-Индии, а также в Латинской и Северной Америках, и после многочисленных войн за независимость к моменту объединения Германии успели с большинством из них распрощаться. Немцам же в тамошних краях ничего не перепало. История о том, как банкирский дом Вельзеров из Аугсбурга получил от императора Священной Римской империи Карла V Габсбурга за долги Венесуэлу, не в счёт — управляли Вельзеры этой колонией настолько же недолго (с 1528 по 1546 год), насколько и неуспешно.

 

колониальная политика германии
Форт «Гросс-Фридрихсбург» на побережье Гвинейского залива. Великий курфюрст в правом верхнем углу картинки, как и фон дер Грёбен в левом нижнем, неодобрительно смотрят на тот факт, что полноценной колонией эти земли так и не стали.

 

В период активного развития работорговли Великий курфюрст Бранденбурга Фридрих Вильгельм I (1620 — 1688) проявлял интерес к колониям в Африке. И здесь немаловажную роль сыграл Отто Фридрих фон дер Грёбен (Otto Friedrich von der Gröben, 1657 — 1728), уроженец Восточной Пруссии, родившийся неподалёку от Хайльсберга (сейчас Лидзбарк Варминьски). Морская экспедиция в составе двух фрегатов бранденбургского флота под руководством Грёбена в мае 1681 года достигла берегов нынешней Ганы. После подписания договора с местными вождями об установлении над этой местностью протектората Бранденбурга, Грёбен заложил на берегу Гвинейского залива колонию Гросс-Фридрихсбург. Но и здесь у немцев дела шли неважно. Продвинуться вглубь материка им мешала Голландская Вест-Индская компания. В конце концов, спустя всего лишь 30 лет после своего основания, в 1721 году колония была продана Голландии. Спустя почти 300 лет, старые прусские пушки из форта Гросс-Фридрихсбург были вывезены и установлены возле памятника Великому курфюрсту-колонизатору в Пиллау.

 

колонии бранденбурга в африке
Карта африканских земель, над которыми был установлен протекторат Бранденбурга.

 

Более или менее ситуация начала меняться уже после объединения Германии. Хотя даже спустя десятилетие после этого события, в начале 1880-х годов, Отто фон Бисмарк, являвшийся сторонником активной внешней политики Германии в Европе, относился к идее приобретения заморских территорий скептически, говоря: «Вся эта история с колониями просто надувательство, но она нужна нам для выборов». Ранее, после окончания войны за Шлезвиг и Гольштейн в 1864 году Пруссия отказалась от предложенных в обмен на отказ от Шлезвига датских колоний в Вест-Индии. Также отказ последовал и на предложение Франции после окончания франко-прусской войны в 1870 году передать Пруссии Кохинхину — южную часть нынешнего Вьетнама. Правда, при этом Пруссия в качестве победителя прибрала к рукам Эльзас и Лотарингию. Предложения о переходе под протекторат Пруссии поступали и от некоторых туземных правителей. Например, султан архипелага Сулу (нынешние Филиппины) дважды (в 1866 и 1876 годах) предлагал взять его острова под прусскую защиту. В 1867 году султан небольшого султаната Виту (территория нынешней Кении) предлагал принять протекторат Пруссии. Все эти просьбы были оставлены без внимания. Иными словами, в то время на повестке дня стояло решение «немецкого вопроса», да и слабый флот Пруссии, рассчитанный максимум на защиту собственных морских границ, не сильно способствовал заморским притязаниям немцев, о чём также говорил Бисмарк: «Наш военно-морской флот недостаточно развит, чтобы решить задачу надёжной защиты отдалённых территорий».

колонии германии
Маршалловы острова стали немецкой колонией лишь в 1885 году. Ландесгауптманом (аналог губернатора) их в 1893-1897 годах был Георг Ирмер. В 1907 году Маршалловы острова вошли в состав Немецкой Новой Гвинеи. Основными видами экономической деятельности на островах было производство копры, ловля жемчуга и сбор гуано. Почтовая открытка. Конец 1890-х годов.

Но, несмотря на слабый флот, кое-какие шаги всё же делались. В 1877-1879 годах трехмачтовый корвет кайзерлихмарине «Ариадна» под командованием корветтенкапитана Бартоломеуса фон Вернера (Karl Bartholomäus von Werner, 1842-1924) совершил путешествие из Вильгельмсхафена через Рио-де-Жанейро, Магелланов пролив, Чили, Панаму и Никарагуа по Южным морям (Маркизовы острова, Таити, острова Общества, архипелаг Бисмарка, Новая Зеландия, Тонга) и обратно. За время этого похода фон Вернер подписал договор о дружбе и сотрудничестве Германии с королём Тонга и приобрёл две гавани на островах Макадо и Миоко, входящих в состав архипелага Герцога Йоркского.

В 1878-1880 года фрегат-корвет «Бисмарк» под командованием Карла Дайнхарда (Karl August Deinhard, 1842-1892) побывал на островах Самоа (там он сменил фрегат «Ариадна»), где был также подписан договор о дружбе и торговле с вождём острова Хуахине, по которому немецким судам предоставлялось право пользования островными гаванями. В 1879 году немецкий консул на Самоа вместе с американским и британским консулами взял на себя управление городом Апиа на острове Утолу.

колониальная политика Германии
Новый кринолин. Карикатура на Бисмарка, 1885 год. Бисмарк примеряет юбку на барышню, олицетворяющую Африку. Слева на заднем плане в образе гувернантки изображён главный оппонент Бисмарка в то время, лидер католической Партии Центра Людвиг Виндтхорст.

Все эти действия, однако, практически никак не отражались на государственной колониальной политике Германии, так как Бисмарк не видел необходимости тратить на это средства из государственной казны.

Но то, против чего выступал «железный канцлер», находило живейший отклик среди его соотечественников. Буквально сразу же за появлением Германской империи стали появляться различные общества, подпитывающие колониальные интересы рейха. Первым из них стало образованное в 1873 году «Африканское общество в Германии» (Afrikanische Gesellschaft in Deutschland), обозначившее своей задачей географические исследования в Африке. В 1881 году появилась «Западно-немецкая ассоциация колонизации и экспорта» (Westdeutschen Vereins für Colonisation und Export), целью которой стало «приобретение земледельческих и торговых колоний для немецкого рейха». Ещё через год возникло «Немецкое колониальное общество» (Deutsche Kolonialverein), занимавшееся лоббированием и пропагандой колониальных устремлений. В марте 1884 года Карлом Петерсом (Carl Peters, 1856 — 1918) было основано «Общество за Германскую колонизацию» (Gesellschaft für Deutsche Kolonisation, GfDK), ставящее перед собой задачи практического осуществления колониальной политики. Поначалу будучи конкурентами, в 1887 году DKV и GfDK объединились в «Немецкое колониальное общество» (Deutschen Kolonialgesellschaft).

В качестве обоснования колониальной политики приводились следующие доводы:

  • появятся дополнительные рынки сбыта для немецких товаров;
  • собственные колонии позволят предотвратить отток немцев в англоязычные колонии и страны Нового Света;
  • на приобретённых территориях будет распространяться немецкая культура;
  • сплочённость немцев усилится за счёт появления национальной идеи.

К 1884 году количество территорий, принадлежавших частным лицам и немецким компаниям в различных частях земного шара достигло некоей критической массы, на которую Бисмарк уже не мог не обращать внимания. Вопросы колонизации заморских территорий широко обсуждались в обществе. К тому же приближались выборы в Рейхстаг, а Национал-либеральная партия, на поддержку которой рассчитывал «железный канцлер» придерживалась политики развития колоний. Ну и общая ситуация в мире говорила сама за себя: Франция и Британия активно прирастали колониями, и Германии также следовало последовать их примеру и ввязаться в «драку за Африку» ради сохранения баланса.

На международной конференции по Конго, созванной по инициативе Португалии и прошедшей в Берлине с ноября 1884 по февраль 1885 года, было принято решение узаконить колониальные приобретения европейских держав в Африке.

 

Карта Африки с колониями европейских государств. 1870 год.
Карта Африки с колониями европейских государств. 1900 год.
Карта Африки с колониями европейских государств. 1914 год.

Бисмарк наконец заявил, что государство берёт под свою защиту заморские владения частных немецких компаний. Но поначалу канцлер хотел обойтись малой кровью, оставив все вопросы финансирования и управления колониями на местах в руках частных компаний. Вначале управление приобретёнными территориями осуществляли от имени Германского рейха Deutsch-Ostafrikanische Gesellschaft (DOAG; 1885–1890), Deutsche Witu-Gesellschaft (1887–1890), Deutsche Neuguinea-Kompagnie (DNK, 1885–1899) и действующая на Маршалловых островах Jaluit-Gesellschaft (1888–1906). Таким же образом Бисмарк стремился организовать и управление немецкими колониями в Юго-Западной и Западной Африке, но ни Deutsche Kolonialgesellschaft für Südwestafrika, ни Syndikat für Westafrika не проявили к этому желания, либо у них не было финансовых возможностей для этого. Через несколько лет стало понятно, что такая стратегия малоэффективна. Местное население в немецких колониях в Восточной и Юго-Западной Африке восставало против «белых господ», а пограничные споры в Камеруне и Того с Британией грозили перерасти в межгосударственный конфликт. В конечном итоге, государству пришлось взять управление колониями полностью в свои руки.

К середине 1885 года под защитой рейха находились следующие территории:

в апреле 1884 года — земли, приобретённые бременским торговцем Адольфом Людерицем (Franz Adolf Eduard Lüderitz, 1834 — 1886) на территории нынешней Намибии, образовавшие впоследствии Германскую Юго-Западную Африку;

в июле 1884 года — Тоголенд (территория нынешнего Того) и земли, принадлежавшие гамбургской торговой компании Адольфа Вёрмана (Adolph Woermann, 1847 — 1911), ставшие затем Германским Камеруном (сейчас территория Камеруна и часть территорий Конго, Чада, ЦАР, Габона и Нигерии);

в феврале 1885 года — земли, принадлежавшие Карлу Петерсу и GfDK, получившие затем название Германская Восточная Африка (территория Танзании, Руанды и Бурунди);

в мае 1885 года — Витуленд, небольшой участок земли (ок. 1600 кв. км.), приобретённый у султана Виту братьями Денхардтами (Clemens, 1852 — 1929,и Gustav Denhardt, 1856 — 1917), исследователями Африки;

в мае 1885 года — северо-восточная часть Новой Гвинеи, получившая название Земля кайзера Вильгельма, а также архипелаг Бисмарка и несколько из Маршалловых и Соломоновых островов.

В апреле 1888 года Германия аннексировала остров Науру, и на этом первая фаза колониальной политики Германского рейха завершилась, хотя Бисмарк так и не стал реальным сторонником этой самой политик, а предпочитал использовать немецкие колонии как разменную монету в переговорах с мировыми державами. В частности, в 1890 году между Германией и Британией было подписано так называемое Гельголандско-Занзибарское соглашение, в соответствие с которым в Юго-Западной Африке Германия получала «полосу Каприви» (узкую полосу территории в нынешней северо-восточной части Намибии, доходящую до реки Замбези) и остров Гельголанд, принадлежащий Британии. Англичанам же взамен передавался Витуленд. Кроме того, определялись границы немецких и британских владений в Африке и соответственно разграничивались сферы влияния двух империй.

При Вильгельме II, ставшим германским императором 15 июня 1888 года, особыми колониальными успехами рейх не блистал. Занявший в 1900 году пост рейхсканцлера Бернгард фон Бюллюв ещё до вступления в эту должность считал, что для Германии пришло время занять достойное «место под солнцем» и призывал к отстаиванию немецких интересов в том числе и в Южной Азии, давнишней вотчине Британии. Но несмотря на отход от прагматичной колониальной политики «железного канцлера», новая колониальная политика ощутимых результатов не дала.  В 1897 году немцы вынудили Китай подписать договор аренды военной базы в Циндао, в 1899 году приобрели у Испании Каролинские и Марианские острова, а в 1900 году установили протекторат над Западным Самоа. Последним немецким приобретением в 1911 году стал так называемый «Новый Камерун» — часть Французского Конго, полученная Германией от Франции в качестве компенсации за оккупацию последней Марокко. В общем-то, этот этап колониальной истории Германии начался летом 1888 года восстанием местного населения в Германской Восточной Африке, продолжился восстаниями племён гереро и нама (1903-1907) в Германской Юго-Западной Африке и войной Маджи-Маджи в той же Восточной Африке (1905-1907), и закончился оккупацией всех немецких колоний войсками союзников в 1914-1916 годах, о чём мы поговорим позже. Стоит отметить, что в своих колониях немцы занимались не только геноцидом местного населения, но и строили школы, больницы, церкви, автомобильные и железные дороги (только в Юго-Западной Африке к началу Первой мировой войны было построено  2372 км железных дорог), порты и маяки, занимались сельским хозяйством и добычей полезных ископаемых (само собой, извлекая из этого выгоду исключительно для себя и эксплуатируя местную рабочую силу). И были они в этом не одиноки, поскольку ровно таким же образом действовали и другие колониальные державы. Можно отметить, что десятилетие перед началом Первой мировой войны характеризовалось экономическим ростом на всех заморских территориях рейха. В 1914 году субсидии из государственной казны получали лишь Немецкая Новая Гвинея и Циндао. Но положительный экспортно-импортный баланс имелся лишь в небольших по территории колониях в Того и на Самоа. При этом в общей структуре внешней торговли рейха на колонии приходилось менее 2,5 % оборота. Доля импорта из немецких колоний не превышала 0,5% от общего импорта империи.

 

колонии германии
Германская Юго-Западная Африка. Железнодорожный состав, нагруженный китовым усом. 1910-е.

 

Версальский договор 1919 года, подведший итоги Первой мировой войны, лишил Германию не только всех её колоний, но и части территории самой метрополии.

Во времена Веймарской республики поползновений со стороны государства в плане возврата утерянных колоний не было. В колониях остались многие немцы, владевшие там землями . За период с 1887 по 1906 год в колонии переселилось около 80000 человек (для сравнения за этот же период в США эмигрировало более миллиона немцев). К примеру, в  1934 году немецкое население в бывших колониях насчитывало немногим более 16000 человек, из которых 12000 проживало в бывшей Германской Юго-Западной Африке. Одновременно в метрополию вернулись солдаты и офицеры, служившие и воевавшие там, а также государственные колониальные служащие (в Юго-Западной Африке солдатам из воинского контингента, посланного туда для подавления восстания гереро и нама, было предложено остаться в колонии; несмотря на обещанную финансовую субсидию, предложение приняли лишь 5% военнослужащих). В том числе благодаря им, а также отдельным политикам, на неофициальном уровне вопрос возврата колоний начал подниматься уже в начале 1920-х годов. В частности, будущий канцлер ФРГ Конрад Аденауэр, во времена своей бытности обер-бургомистром Кёльна, занимал в 1931-1933 годах одновременно и пост заместителя «Немецкого колониального общества». Государство выдавало кредиты оставшимся на территории бывших немецких колоний предприятиям с участием немецкого капитала. В 1926 году, в ожидании возврата колоний, на государственные средства была открыта женская колониальная школа в Рендсбурге (земля Шлезвиг — Гольштейн), на берегу Кильского канала, учащихся которой подготавливали к выполнению домашних и сельскохозяйственных работ в африканских колониях. В частности, девушек обучали домоводству, сыроделию, приготовлению колбас, управлению фермой и похожим дисциплинам, но при этом обучали также и английскому, испанскому, а также языку гереро, езде на лошади и даже стрельбе. В 1931 году при Академии лесного хозяйства в Тарандте возле Дрездена был открыт институт подготовки специалистов для работы в колониях.

 

Проект «Центральная Африка» начинал разрабатываться ещё при Вильгельме II. В середине 1930-х годов к нему вернулись нацисты.

 

С приходом к власти нацистов в 1933 году отношение Гитлера к колониальным владениям отчасти чем-то напоминало подход к ним Бисмарка. Гитлер не возражал против возврата утраченных после Первой мировой войны заморских территорий, но считал, что это совсем не первоочередная задача. Хотя уже в 1934 году в НСДАП было создано Управление по колониальной политике (Kolonialpolitisches Amt, KPA) , которое возглавил рейхсляйтер Франц фон Эпп (Franz Xaver Ritter von Epp, 1868-1946). Управление это ничем особенным не отметилось, разве что в его недрах была продолжена разработка плана создания так называемой «Центральной Африки», которая включала бы в себя все бывшие немецкие колонии, вместе с территориями, лежащими между ними, а также Мадагаскар (на него нацисты планировали переселить всех евреев), и о которой немцы грезили ещё перед началом Первой мировой. В феврале 1943 года КРА, вместе с ещё одной организацией, руководимой Эппом — Имперским колониальным союзом (Reichskolonialbund), вобравшим в себя несколько колониально-ориентированных объединений, было распущено.

 

колониальная политика германии
«Новая Швабия» на немецкой карте 1941 года.

 

Из практических шагов (кроме попытки завоевать весь мир) нацисты отметились лишь экспедицией в Антарктиду (1938 — 1939), во время которой заявили свои права на часть  Земли королевы Мод, назвав её «Новой Швабией» (правда, ещё в 1938 году вся Земля королевы Мод была провозглашена Норвегией своей зависимой территорией), да открытием в октябре 1940 года Академии тропической медицины, в которой готовили врачей для работы в африканских тропиках.

 

колонии германии
Германская Юго-Западная Африка, Бухта Людерица. Одно из первых приобретений Германии в качестве заморских территорий. Поселение в этом месте было основано в 1883 году, в 1886 году было названо в честь Адольфа Людерица. Почтовая открытка, 1910-е годы.

 

колонии Германии
Свакопмунд основан в 1892 году, статус города получил в 1909 году. Стал самым крупным портом в Юго-Западной Африке. В 1902 году было открыто железнодорожное сообщение с Виндхуком. Французская почтовая открытка, начало 1900-х.

 

колонии германии в африке
Маяк в Свакопмунде. Построен в 1902 году, в 1910 году был достроен и его высота увеличилась с 11 до 28 м. Почтовая открытка, 1910 год (по почтовому штемпелю).

 

колонии германии
Германская Юго-Западная Африка. На дальнем плане изображена крепость Виндхук, на переднем — женщина племени гереро и готтентотская хижина. Рекламная открытка  из серии «Немецкие колонии» производителя плиточного шоколада фирмы Хартвиг и Фогель. 1910-е.

 

колонии германии
Виндхук, Кайзерштрассе. 1939 год. До сих пор в Намибии проживает около 35000 этнических немцев, которые сохранили свой язык и культуру.

 

немецкие колонии
Ломе (Того). Административный центр Тоголенда. В 1904 году здесь был построен первый причал, в 1905 году вокзал железной дороги. Почтовая открытка, 1904 г. (по почтовому штемпелю).

 

колонии германии в африке
Того. Школа для туземных детей. Тоголенд считалась «образцовой» колонией. Здесь больше чем в любой другой немецкой колонии уделялось внимание вопросам образования и здравоохранения среди местного населения. Кроме этого, начиная с 1900 года колония находилась на «самоокупаемости» (правда, за счёт сбора различных налогов с местного населения). Почтовая открытка, 1910-е годы.

 

колонии германии
Деревня в Камеруне; Ломе (Того); женщина из Восточной Африки; житель Камеруна. Рекламная открытка из серии «Колонии европейских держав» производителя мясных концентратов британской фирмы Liebig’s Extract of Meat Company (LEMCO), выпущенная для бельгийского рынка.

 

 

Экономика германских колоний

 

Основу экономики немецких колоний в Африке составляло сельское хозяйство и продукты его переработки. На плантациях в Тоголенде, Камеруне и Восточной Африке выращивали кокосы, бананы, какао, кофе, хлопчатник, сизаль, каучуковые деревья, табак. Выращенное сырьё и продукты его переработки, а также древесина, копра, слоновая кость, китовый ус, пальмовое масло составляли основу местного экспорта. В Юго-Западной Африке развивалось животноводство, а также добыча меди и алмазов.

В Тихоокеанских колониях Германии основу экспорта составляли копра, каучук и фосфаты, месторождение которых было открыто на  острове Науру.

Для работы на плантациях на начальном этапе колонизации частично использовался  подневольный труд. Местное население на первых порах отказывалось от работы, поскольку в силу своеобразного менталитета не понимало, для чего работать каждый день, если заработанного за день, с их точки зрения, хватало им на несколько дней. Выходом из этой ситуации стало привлечение для работы на плантациях китайцев, малайцев и индийцев, а также введение в колониях налогов, оплатить которые туземцы могли лишь наличными деньгами. Деньги же эти они могли получить лишь работая на белых.

 

немецкие колонии
Камерун. Погрузка бананов. 1910-е годы.

 

колонии германии
Камерун. Предприятие по производству пальмового масла. 1910-е годы.

 

Реклама камерунского какао: Гарантированно немецкий колониальный продукт. Продаётся во всех крупнейших городах Германии.

 

колонии Германии в Африке
Камерун. Немецкие офицеры. 1910-е годы.

 

немецкие колонии в африке
Камерун. Сушильня для какао-бобов. Почтовая открытка, 1910-е годы.

 

башня Бисмарка, колонии Германии
Германский Камерун, Виктория (сейчас Лимбе). Башня Бисмарка  в виде готического замка была построена на мысе Нахтигаль (примерно в 25 км южнее Лимбе)  в 1903 году. Высота ее составила 10 м, затраты на строительство 7367 марок. Возможно, сразу же после открытия, на башне появился маяк, который использовался до 1965 года. Сейчас башня цела, но видна лишь со стороны океана. Доступ к ней затруднён, т.к. неподалеку находится военная база. 1904(?).

 

Германский Камерун. Башня Бисмарка. 1903 (?).

 

колонии германии
Германская Восточная Африка, Танга. Здесь находился гарнизон германских колониальных войск. В правом нижнем углу изображён исследователь Африки майор Герман фон Виссман. В 1889-1890 годах он был назначен рейхскомиссаром Германской Восточной Африки и жестоко подавил арабское восстание под руководством Абушири, за что впоследствии подвергался критике. В 1895-1896 годах был губернатором Восточной Африки. Войска, собранные Виссманом для подавления восстания, названные Wissmanntruppe  в дальнейшем составили ядро колониальных войск в Восточной Африке.  Почтовая открытка, конец 1890-х.

 

немецкие колонии в африке
Немецкая Африка. Рекламная открытка производителя шоколада фирмы «Senez-Sturbelle» из Брюсселя.

 

колонии Германии
Дар-эс-Салам. С 1891 года административный центр Германской Восточной Африки и крупнейший морской порт. Перед самым началом Первой мировой войны было закончено строительство железной дороги от Дар-эс-Салама до озера Танганьика. Новогодняя открытка. 1910-е годы.

 

немецкие колонии в африке
Дар-эс-Салам. Гавань и дворец губернатора. Слева портрет фон Виссмана, справа — Эдуард фон Либерт, губернатор Восточной Африки в 1897-1901 годах. Почтовая открытка из серии «Грюсс аус…«, 1898 г. (по почтовому штемпелю).

 

Германская Восточная африка
Дар-эс-Салам, Германская Восточная Африка. В правом нижнем углу портрет губернатора фон Либерта. Почтовая открытка. 1902 год (по почтовому штемпелю)

 

африканские колонии германии
Мванза, Германская Восточная Африка. Поселение было основано на южном берегу озера Виктория в 1892 году. Одной из достопримечательностей Мванзы являлась Скала Бисмарка — вертикально стоящий камень в озере недалеко от берега. Почтовая открытка. 1900-е годы.

 

колонии Германии в Восточной Африке
Памятник Бисмарку в Мванзе. Почтовая открытка, 1910-е годы.

 

колонии германии
Первой железной дорогой в Германской Восточной Африке была так называемая линия Усамбара (или Северная дорога). Строительство дороги началось в 1893 году. Северная дорога должна была соединить порт Танга на берегу Индийского океана и озеро Виктория. Официальное открытие движения на участке Танга — Моши у подножия Килиманджаро (примерно 350 км) состоялось в 1912 году. Полностью осуществить планы по строительству этой железной дороги помешала Первая мировая война.

 

Германская Восточная Африка. Табора. Железнодорожный вокзал. После прокладки в 1912 году железной дороги из Дар-эс-Салама в Таборе появилось больше 20 немецких торговых предприятий, пара отелей, аптека, вокруг города немцы стали разбивать плантации. Здесь квартировалась рота колониальных войск и колониальная полиция. Почтовая открытка, 1910-е годы.

 

Германская Восточная Африка. Микиндани. Набережная и таможня. Небольшой город и порт на юге нынешней Танзании, недалеко от границы с Мозамбиком, бывшей колонией Португалии. Именно этот факт и определил наличие последнего учреждения. Почтовая открытка, 1910- годы.

 

Германская Восточная Африка. Усамбара. Столярное производство. 1910-е годы.

 

Страница с рекламными объявлениями в газете Usambara Post, 26 ноября 1910 года.

 

Германская Восточная Африка. Ещё одна башня Бисмарка была построена в 1901 году неподалёку от городка Килва, примерно в трёх километрах от побережья Индийского океана. Башня состояла из квадратного каменного цоколя, на котором были установлены две усечённые пирамиды. Венчала конструкцию металлическая тренога с чашей для огня. Общая высота башни 10 м, затраты на строительство составили 2000 марок.

 

колонии Германии в Африке
Привет из Восточной Африки. Форт Ламу, Витуланд. Витуланд недолго являлся немецкой колонией, так как был обменян в 1890 году на остров Гельголанд. Почтовая открытка, конец 1890-х — начало 1900-х годов.

 

Практически сразу же за появлением в Африке немецких колоний потребовалось организовать сообщение между ними и метрополией. Первой судоходной компанией, осуществлявшей пассажирские и грузовые перевозки из Германии в, прежде всего, Западную Африку, была Woermann-Linie (WL), основанная в июне 1885 года Адольфом Вёрманом. Морское сообщение с Восточной Африкой в то время было в руках англичан, поэтому правительство Германии одобрило план Вёрмана, по которому у немцев должна была появиться собственная судоходная компания. В итоге, в июле 1890 года, имея флот из двух кораблей, возникла компания Deutsche Ost-Afrika Linie (DOAL), связавшая Германию с её колониями в Восточной Африке.

 

Рекламный плакат DOAL. Конец 1890-х (?).

 

На этом плакате перечислены все судоходные компании, осуществлявшие перевозки в Африку. 1910-е (?).

 

Карта Африки. 1914 год.

 

Циндао. Дворец губернатора. 1910-е годы. Циндао (нем. Tsingtau) был административным центром колонии Цзяочжоу (нем. Kiautschou) на полуострове Шаньдун, переданной Китаем под протекторат Германии после «боксёрского восстания». Два немецких миссионера были убиты восставшими, и немцы, выслав туда свою эскадру, вынудили китайское правительство, под предлогом защиты христиан, подписать договор о передачи этой территории в аренду на 99 лет.  Существовала эта колония очень недолго, с 1897 по 1914 год. За это время немцы успели построить в Циндао целый квартал европейской застройки, но в экономическом смысле колония была настоящим «пылесосом» для государственных денег. В отличие от остальных колоний, Цзяочжоу подчинялось не Колониальному управлению (Reichskolonialamt), а Военно-морскому управлению (Reichsmarineamt), поскольку основной целью приобретения этой колонии была организация здесь  базы кригсмарине для Восточной-Азиатской эскадры крейсеров (Ostasiatische Kreuzergeschwader).

 

Колония в Циндао
Циндао. Отель «Принц Генрих». 1912.

 

Маяк на острове Аркона (Xiao Qingdao) в бухте Циндао. Почтовая открытка,  1910-е годы.

 

Циндао, торговый порт. Начало 1910-х годов.

 

Циндао. Здание морской таможни. 1900-е годы. В 1903 году была основана пивоварня «Germania» (до сих пор её правопреемник китайская компания «Циндао» занимает 12-15% доли рынка пива в Китае) , в 1906 году было открыто предприятие по производству натурального шёлка. Основой же экономики колонии Цзяочжоу была поставка немецких товаров в Китай, и экспорт китайских товаров в метрополию. Почтовая открытка, Начало 1910-х годов.

 

Циндао. Школа для мальчиков. Начало 1910-х годов.

 

Остров Миоко (группа островов Герцога Йоркского в архипелаге Бисмарка). Подъём флага Германской империи. 1884 год.

 

Германская Новая Гвинея. Почтовая открытка, середина 1890-х годов (?).

 

Привет из Стефансорта. Земля кайзера Вильгельма. Почтовая открытка, Конец 1890-х годов.

 

Привет из Германского Самоа. Апиа. Почтовая открытка, конец 1890-х годов.

 

Рекламная открытка производителя какао из серии «Колонии Германии». Новая Гвинея, архипелаг Бисмарка, Самоа, Соломоновы острова. Конец 1890- годов (?).

 

Привет с острова Яп. Каролинские острова. Почтовая открытка, начало 1900-х годов.

 

Метрополия также не забывала о том, что где-то далеко, за морями-океанам, у рейха есть земли. В разных городах Германии регулярно устраивались выставки «достижений колониального хозяйства», на которых добропорядочным бюргерам демонстрировали жизнь туземцев и предлагались заморские товары.

 

Почтовая открытка, посвящённая выставке «Германские колонии», прошедшей в Берлине в 1896 году.

 

Как уже говорилось, и в Веймарской республике, и в Третьем рейхе поддерживались ревизионистские настроения по поводу колониального прошлого. Народу напоминали, что когда-то у Германии было место под солнцем не только в Европе. Для этого издавались книги, снимались фильмы, воздавались почести первооткрывателям заморских земель и устанавливались памятники павшим в колониях солдатам. Но самое главное — практически в каждой богом забытой деревне имелась лавка «колониальных товаров».

 

Пропагандистский коллаж, отражающий перипетии военных действия в Германской Восточной Африке в годы Первой мировой войны: генерал фон Леттов (левый верхний угол), затопленный крейсер «Кёнигсберг» и солдат-аскари (правый нижний угол). Конец 1930-х годов.

 

Ганновер. Открытие памятника Карлу Петерсу. 1935 год. На переднем плане виден так называемый «флаг Петерса» (Petersflagge) — официальный флаг DOAG, представляющий собой прямоугольное белое поле, разделённое чёрным крестом. В левом верхнем углу на красном фоне изображены 5 пятиконечных звёзд, символизирующие созвездие Южного креста. Флаг Петерса, начиная с 1919 года, использовался   ревизионистскими и военно-патриотическими клубами и организациями в качестве символа утраченных колоний и использовался во время различных шествий и мероприятий. Во времена Третьего рейха дополненный свастикой «Петерсфлаг» стал флагом Имперского колониального союза. Правда, при этом пятиконечные звёзды, по понятным причинам, были заменены на четырёхконечные.

 

Постер к фильму «Карл Петерс» (1941).

 

Обложка журнала Film-Kurier с постером к ещё одному фильму, посвящённому бывшим немецким колониям — Die Reiter von Deutsch-Ostafrika (Всадники Немецкой Восточной Африки, 1934). Этот фильм чуть менее пропагандистский, нежели предыдущий.

 

«Здесь тоже наша территория!» Пропагандистский плакат, на котором приведены слова Гитлера, сказанные им в 1933 году: «Что касается наших заморских колоний, то мы ни в коем случае не отказались от колониальных устремлений. Эта проблема также должна быть решена справедливо. Есть много вещей, которые Германия должна получить из колоний, и нам нужны колонии, как и любой другой стране.»

 

Магазин колониальных и скобяных товаров братьев Янковских в Заальфельде (сейчас Залево/Zalewo, Польша). 1920-е — 1930-е. Подобные «супермаркеты», продавашие наряду с чаем, кофе, бананами и топоры, лопаты и примусы, были буквально в каждом городке и более  или менее крупной деревне по всей Германии.

 

Реклама торговца колониальными товарами Франца Фишера из Велау (сейчас Знаменск). Крепкие напитки, вино, табак, сигареты. Опт и розница. 1920-е — 1930-е.

 

Фриц Вольгемут. Тильзит (сейчас Советск), Райтбанштрассе, 4, угол Ландверштрассе. Колониальные товары. Деликатесы. Южные фрукты. Повидло, шоколад, какао, чай, печенье. 1920-е .

 

«Африканский» зал питейного заведения Г. Шусслера. Тильзит. 1920-1930-е. Уверен, что многие посетители этого заведения, как и магазинов колониальных товаров, вовсе не испытывали душевных мук из-за потери их страной колоний.

 

 

 

 

Денежная система германских колоний

 

Коротко поговорим о том, как была организована система денежного обращения в немецких колониях. Нужно понимать, что к моменту установления протектората Германии над определёнными территориями, на них уже имели хождения различные деньги. В Тоголенде и Камеруне в ходу были английские фунты, французские франки и талеры Марии Терезии (так называемые «конвенционные талеры»). В Юго-Западной Африке имел хождение английский фунт, на Тихоокеанских островах для расчётов использовали фунт и доллар. В Восточной Африке денежной единицей выступали конвенционный талер и индийская рупия. Денежная единица Германской империи — золотая марка — введённая в 1871 году, в колониях также использовалась. На первых порах в Западной и Юго-Западной Африке, а также на Самоа, был введён обменный курс марки к фунту, талеру и доллару, и эти деньги имели совместное хождение. Постепенно в Тоголенде, Камеруне, в Юго-Западной Африке и на Самоа в обращении осталась лишь марка.

В Германской Новой Гвинее золотая марка использовалась  с самого начала установления германского протектората, но в 1894 году в обращение была введена марка Новой Гвинеи, эквивалентная золотой. Выпускала её, очень недолго и в небольших количествах, Deutsche Neuguinea-Kompagnie. На реверсе новогвинейских монет номиналом 10 пфеннигов, 1/2,  1, 2, 5, 10 и 20 марок была изображена райская птица. С введением в оборот новогвинейской марки, хождение иностранных денег было запрещено. Чеканка новогвинейской марки была прекращена в 1899 году, а в 1911 году она была демонетизирована.

 

монеты Германской Новой Гвинеи
Монеты Германской Новой Гвинеи, 1894 год. Слева — 2 пфеннига. На аверсе изображены две скрещенные пальмовые ветви. Справа — 10 пфеннигов. На аверсе изображена райская птица.

 

В Германской Восточной Африке, начиная с 1890 года, начала хождения восточно-африканская рупия, право на чеканку которой получило DOAG. Первоначально восточно-африканская рупия была равна индийской, и составляла половину талера и доллара. С 1896 года хождение талера было запрещено. В 1904 году было отменено хождение и индийской рупии (хотя по факту ещё какое-то время её продолжали использовать).  Одновременно с этим восточно-африканская рупия стала равняться 100 геллерам (до этого она, как и индийская рупия, была равна 64 пезам). Кроме того, на монетах вместо надписи Deutsch-Ostafrikanische Gesellschaft появилась надпись Deutsch Ostafrika.  Германская рупия имела хождение до 1916 года, а в Танганьике — до 1920 года. Расположенный в Дар-эс-Саламе Германский Восточно-Африканский банк (Deutsch-Ostafrikanische Bank) начиная с 1905 года получил право на выпуск банкнот номиналом 5, 10, 50 и 100 рупий, а с 1912 года — 500 рупий.

 

Серебряная рупия Германской Восточной Африки. Слева 1 рупия выпуска 1892 года. Справа — 1 рупия выпуска 1910 года. На обеих монетах изображён Вильгельм II (Gulielmus II). На обратной стороне ранней монеты изображен герб DOAG (вписанный в щит лев под пальмой и год выпуска), вокруг герба надпись Deutsch-Ostafrikanische Geseschaft и номинал. На более поздней монете имеется надпись Deutsch Ostafrika, венок из пальмовых листьев, номинал и год выпуска.

 

Медные монеты Германской Восточной Африки. Слева 1 пеза 1890 года, отчеканенная DOAG. Справа 5 геллеров 1909 года.

 

Банкнота достоинством 100 рупий, выпущенная в 1905 году Немецким Восточно-Африканским банком.

 

В Цзяочжоу, из которой предполагалось создать своего рода витрину, сквозь которую на Германию  будет смотреть огромный Китай, также иимелись собственные деньги. Но монеты двух номиналов — 5 и 10 центов — никакого влияния ни местную на экономику, ни на отношение самих китайцев к немецким деньгам не сыграли.

 

Цзяочжоу. Монеты, номиналом 10 пфеннигом (слева) и 5 пфеннигов (справа).

 

Начавшаяся Первая мировая война внесла ощутимую сумятицу в немецких колониях. Где-то (например, в Тихом океане) всё закончилось довольно быстро, и еще в 1914 году рейх потерял всё, что было нажито непосильным трудом. В Африке немцы побарахтались какое-то время. И в это время (нужно понимать, что союзники — англичане в первую очередь — помимо наступления по суше сумели устроить и морскую блокаду всех африканских колоний Германии) у немцев появились денежные проблемы. Деньги стали обесцениваться, но это полбеды: их стало банально не хватать. Тогда местные администрации в Германском Камеруне и Восточной Африке приняли решение начать выпуск денег прямо в колониях (до этого все деньги выпускались на монетных дворах в метрополии).

В Камеруне наладили выпуск так называемых «камерунских марок» — банкнот разного цвета номиналом 5, 50 и 100 марок. В Германской Юго-Западной Африке уже в августе 1914 также начали печатать бумажные деньги номиналом 5, 10, 20, 50 и 100 марок.

 

50 камерунских марок. Отпечатаны в августе 1914 года.
Обратная сторона банкноты достоинством 50 камерунских марок 1914 года.

 

50 марок, выпущенных в августе 1914 года в Виндхуке, Германская Юго-Западная Африка.
10 марок, выпущенных в августе 1914 года в Виндхуке, Германская Юго-Западная Африка.

 

В Германской Восточной Африке после начала войны колониальная администрация перебазировалась из Дар-эс-Салама в Табору, второй по величине город колони — подальше от корабельных пушек англичан. В 1916 году в Таборе появился и свой монетный двор. Как говорят, губернатор вызвал к себе местного инженера Фридриха Шумахера и объявил ему: «Нам нужны золотые монеты. Серебра у нас нет, зато много золота.» Затем, взяв со стола толстый том энциклопедии, добавил: «Здесь есть все знания, которые нужны, чтобы чеканить деньги». Итогом этого стало появление золотых монет номиналом 15 рупий.

 

Деньги, отчеканенные монетным двором в Таборе, Германская Восточная Африка, 1916 год. 20 геллеров (слева) и золотые 15 рупий (справа).

 

Ну и последнее, что можно добавить, говоря о деньгах немецких колоний: даже после того, как колонии были захвачены противником, оккупационные власти какое-то время использовали марку в качестве платёжной единицы, и даже сами организовывали её выпуск.

Далее мы поговорим о немецких колониальных войсках и том, как была организована колониальная почта.

 

 

 

 

Источники:

 

W. H. Sandler “Colonizers Are Born, Not Made”: Creating a Colonialist Identity in Nazi Germany, 1933-1945. — Dissertation for PD degree. Duke University, 2012.

Википедия

www.bundesarchiv.de

www.bildarchiv-ostpreussen.de

www.pinterest.com

www.coinsweekly.com

www.bismarcktuerme.de

 

 

 

 

 

Доктор Тренклер и Ко. (Dr. Trenkler & Co.)

Доктор Тренклер и Ко. (Dr. Trenkler & Co.)

 

 

 

Доктор Тренклер и Ко. (Д-р Тренклер и Ко./Dr. Trenkler & Co.) — компания из Лейпцига, в 1900-е годы занимавшая одно из лидирующих мест в мире в области печати почтовых открыток.

 

 

 

 

Ранние годы

Компания была основана 1 апреля 1894 года под названием «Фототехнический институт доктора Тренклера и Ко.» (Phototechnisches Institut Dr. Drenkler & Co.) . Заявленные сферы деятельности: печать способом коллотипия, высокая печать, печатные машины для литографской печати изображений; специализация: художественные открытки. Производство находилось по адресу Лейпциг, Доротеенштрассе, 54. (Dorotheenstr. 54, Leipzig-Th.)  Владельцами компании были  доктор Бруно Тренклер (Bruno Trenkler), аптекарь, и Карл Густав Яриг (Karl Gustaw Jarig), который, вероятно, был деловым партнером с самого основания компании.

Бруно Тренклер родился в 1863 году и изучал химию в университете Вюрцбурга, который окончил в 1887 году. Осознав большой коммерческий потенциал почтовых открыток, Тренклер и Яриг начали с небольшой типографии, занимавшей несколько комнат, в которых трудились пятеро рабочих. Коммерческие вопросы лежали на Яриге, а Тренклер занимался производством и совершенствованием печатных процессов.

 

Доктор Тренклер
Молодожёны фройляйн Фрида Кикельхайн и доктор Бруно Тренклер. Дрезден, 1 ноября 1898 года. Фотография из семейного альбома.

 

Типографский бизнес по производству открыток Доктор Тренклер и Ко. настолько процветал, что вскоре появилась необходимость расширить производственные мощности. В 1901 году был приобретён земельный участок  в предместье Лейпцига под названием Штоттериц, ул. Айхштадтштрассе, 11, на котором в 1904 году появилось огромное здание фабрики, где были совмещены производство и продажа печатной продукции.

 

доктор тренклер и ко. Dr Trenkler & Co 
Дрезден. Производственные здания компании Доктор Тренклер занимали площадь в несколько гектаров. 1909 г.

 

 

Спор по поводу «Автохрома» между «Д-р Тренклер и Ко.» и  Луи Глазером

Печатные процессы постоянно совершенствовались,  инновации сразу же внедрялись в производство почтовых открыток. К полутоновой растровой иллюстрации или фотографии (в черной краске на прессе высокой печати) добавилось 3-5 цветов на офсетном станке.   Обычно использовались красная, синяя или желтая типографские краски (ярко-красная, красная или темно-красная, ярко-синяя, и так далее), в зависимости от необходимого конечного цветового оттиска.

Наиболее крупные немецкие издатели почтовых открыток имели собственные зарегистрированные фирменные названия для процесса, основанного на процессе «Автохром», но с использованием своих маленьких секретов и хитростей для подготовки и окрашивания печатных форм. Находчивый Луи Глазер (Louis Glaser) из Лейпцига стал первым, кто зарегистрировал свою цветовую палитру, используя термин «Автохром» в своем логотипе в 1899 году. Спустя некоторое время Глазеру даже удалось зарегистрировать данное слово исключительно для своего бизнеса, хотя термин был общепринятым в типографском деле.

Компания «Доктор Тренклер и Ко.» использовала термин «Автохром» в своих прайс-листах и рекламных объявлениях в издании “Der Photograph” в 1900-1901 годах. Луи Глазер попросил сотрудников компании «Доктор Тренклер» больше не использовать этот специальный термин, или же описывать предлагаемое качество как аналогичное процессу «Автохрома» Луи Глазера. Само собой разумеется, компания «Доктор Тренклер и Ко.» отказалась поступать таким образом, поскольку имела конкурентное преимущество на многих рынках по всему миру. И это спустя годы сослужило им дорогую службу.

В 1902 году Густав Яриг, управляющий директор «Доктора Тренклера», попытался получить права на термин «Автохром», но это ему не удалось. Луи Глазер подал в суд на  Ярига. Между тем, компания «Доктор Тренклер» вместо этого использовала слова «Автохромотипия», а также «Авто-хр.». 23 января 1906 года с  Ярига были сняты обвинения. Но ненадолго, и суд следующей инстанции отменил оправдательный вердикт. История продолжалась. Второй судебный процесс состоялся 7 января 1907 года,  Яриг был признан виновным по факту незаконного использования торговой марки в рекламе, но не за использование в прайс-листах. На него был наложен штраф в 400 марок, и 500 марок — на Луи Глазера. Обе стороны подали апелляции. Финальное решение от 13 февраля 1908 года гласит, что  Яриг признан виновным, обязан уплатить вышеуказанные суммы, и дополнительно сумму в 1000 марок в пользу Глазера, для гарантии, что последний не будет подавать исков против компании «Доктор Тренклер и Ко.» в будущем. Плюс судебные издержки и расходы на три объявления в полстраницы с публикацией данного приговора в трех основных коммерческих периодических печатных изданиях по продаже почтовых открыток, в том числе собственном издании Ярига «Die Postkarte» компании «Доктор Тренклер и Ко.».

Помимо проигранного судебного процесса на деятельности компании негативно сказалась забастовка рабочих-печатников, начавшаяся в Лейпциге в июне 1906 года. Компании удалось достичь компромисса с профсоюзом печатников лишь в конце августа. Таким образом почти 11 недель печатные прессы «Доктора Тренклера» простаивали без работы.

В начале декабря 1909 года «Доктор Тренклер и Ко.» объявил  о продаже всего своего бизнеса по печати почтовых открыток. Весь бизнес компании «Тренклер» по печати почтовых открыток перешел к  компании «Тринкс и Ко.» («Trinks & Co.») из Лейпцига. А летом следующего года прекратил деловое партнёрство с компанией «Тренклер» и Густав Яриг.

В справочнике 1913 года компания характеризуется как специализирующаяся на печати художественных почтовых карточек, каталогов, плакатов, фирменных бланков. Штат сотрудников компании составлял около 500 человек. В принадлежащей компании типографии имелось 26 прессов для высокой печати, 14 для фототипии и 24 литографских печатных станка. И около 70 других устройств для разных целей. Учитывая, что указанные печатные станки были предназначены для печати среднего и большого формата,  можно себе представить те внушительные объемы художественных почтовых карточек, которые могла производить компания «Тренклер» при достаточном количестве имеющихся заказов.

 

доктор тренклер и ко.
Рекламное объявление компании Доктор Тренклер. 1907.

 

Об объёме производства открыток «Д-р Тренклер и Ко.» говорят следующие цифры: компания производила 1,5 миллиона черно-белых и еще 1,5 миллиона цветных (комбинированный процесс печати) почтовых карточек в неделю. Возможно, в некоторые годы наибольшей популярности почтовых карточек объёмы недельного производства открыток могли превышать и 3 млн. штук!

Определенно понятно одно: вы найдёте почтовые карточки, напечатанные компанией «Доктор Тренклер и Ко», практически везде в мире! При этом большинство открыток компании «Тренклер» были хорошего и отличного качества. За своё качество печатная продукция  «Доктора Тренклера» не раз удостаивалось наград (золотая медаль на Дрезденской фотографической выставке, 1909;   почётные дипломы Мировой выставки в Брюсселе, 1910; Королевскую премия Саксонии на Дрезденской выставке гигиены, 1911 и др.)

 

доктор тренклер и ко
Бреслау (сейчас Вроцлав). Ресторан «Францисканер Лейстброй». Хромолитография. Открытка прошла почту 21.09.1912 года.

 

На компанию работали 8-10 фотографов, постоянно путешествующих по Германии и остальному миру, и снимающие виды для будущих открыток.  Компания печатала почтовые карточки для Нидерландов,  Бельгии, США (до того как вступили в действие защитные пошлины) и Великобритании. Компания владела монополией на продажу открыток с видами Греции, полученной от греческого правительства, . На британском рынке «Доктор Тренклер» появился в 1902 году, открыв свое представительство в Лондоне, на Фаррингтон стрит, 45. Торговым агентом компании стал издатель Фредерик Хартманн (Frederick Hartmann)  По производственному коду компании «Тренклер», где указан год, можно видеть, что они продолжали экспортировать большое количество почтовых карточек в Великобританию и после 1910 года, составляя конкуренцию британским печатникам, например таким, как компания «Валентайнз и сыновья» (“Valentine’s & Sons”) . А «Тренклер и Ко.» была всего лишь одной из нескольких крупнейших немецких типографий, которая «охотилась» за клиентами в Великобритании, когда популярность почтовых карточек пошла на спад.

 

Палермо.  Морской порт и вид на гору Монте-Пеллегрино. Хромолитография.

 

 

После ухода Густава Ярига

После того, как Густав Яриг покинул компанию, владельцами стали доктор Бруно Тренклер и Май Хоффманн. Еще одним членом правления компании был доктор права Е.Х.В. Ростоски (возможно, зять Г. Тренклера). Известны несколько единичных почтовых карточек 1911-1913 годов, где компания «Тренклер» указана не только как типография, но и снова как издательство.

Затем пришла война, и «Доктор Тренклер» извлекал выгоду из огромного спроса на почтовые карточки, как и многие другие производители открыток. Но в дальнейшем, пока шла война, нехватка бумаги и химических препаратов, а также отправка все большего и большего числа сотрудников на фронт привели к возникновению сложной ситуации.

В справочнике 1921 года, изданном компанией «Климш», за компанией «Тренклер и Ко.» числятся те же производственные мощности и виды деятельности (добавилась лишь художественная репродукция) как и в 1913, но со штатом лишь 400 человек. Доктор Ростоски сейчас уже имел трех коллег («помощников директора»): Ф.Х. Бейера, Вильгельма А. Дорманна, Густава Адольфа Фере. Они старались, чтобы бизнес продолжал работать, хотя времена были совсем не легкие. Были внедрены новые производственные процессы печати (офсетная печать и гравюра), и заменены старые литографские и фототипийные печатные станки.

В справочнике же 1925 года внесена та же запись о деятельности «Доктора Тренклера», но на то время это было уже «Aktiengesellschaft (AG)» — акционерное общество с капиталом в 800 000 рейхсмарок. 10 сентября 1926 года умер основатель компании Бруно Тренклер. С позиций современности можно сказать, что это стало концом когда-то крупной компании, хотя бизнес продолжал работать еще около двух лет. Компанией «Тренклер и Ко АГ» сейчас управляли директора Ф. Хуго Бейер, Вильг. А. Дорманн и Густав А. Фере.

К 31 марта 1928 года (конец финансового года компании «Тренклер АГ») финансовые потери составили 368 056 рейхсмарок. 31 марта 1929 года они достигли 499 688 рейхсмарок, что означало потерю более половины капитала компании и привело к банкротству компании «Тренклер АГ». Большую часть огромного завода компании «Тренклер» позднее заняла фирма с названием «Доктор Дитц и Риттер», которая производила и продавала радиооборудование.

 

 

«Новый» бизнес Тренклера

Доктор Тренклер Ферлаг. Надпись на оборотной стороне открытки.

28 марта 1928 года была основана фирма с названием «Доктор Тренклер-Ферлаг ГмбХ» (нем. ”Dr. Trenkler-Verlag GmbH”) и адресом: Лейпциг, район С 1, Виттенбергерштрассе, 15. Управляющим директором был бывший директор компании «Тренклер и Ко. АГ» Густав Фере. Данное предприятие описано как книгоиздательство. Адрес показывает, кто стоял за созданием этой новой фирмы: «Е. Пинкау и Ко. АГ» (нем. “E. Pinkau & Co. AG”) — бывший конкурент, который забрал все ценное и нужное для работы своей собственной компании. Дела компании «Пинкау», согласно отчету об их деятельности, опубликованному  5 ноября 1929 года, шли удовлетворительно, и акционеры получали дивиденды в размере 10%.

Вторая «фирма-последователь» компании «Тренклер и Ко АГ» была обнаружена в адресной книге Лейпцига 1929 года в разделе «Типографии, печатающие почтовые карточки»: «Доктор Тренклер Посткарте ГмбХ» с адресом: Дессауерштрассе, 13, что совсем рядом с бизнесом «Пинкау». Адресная книга 1931/32 годов все еще упоминает «Тренклер Посткарте ГмбХ» (нем. “Trenkler-Postkarte GmbH”) как типографию, выпускающую изобразительные издания, и художественное издательство. Говорят, что этой немного таинственной фирмой управляла тоже компания «Пинкау», и позднее она без публичного оповещения объединилась с этой компанией. Говорят, что в компании «Тренклер-Посткарте ГмбХ» работал персонал бывшей компании «Доктор Тренклер и Ко. АГ» на ее оборудовании. Однако, достоверных данных по этой фирме и справочных сведений еще не обнаружено.

 

 

Компания «Доктор Тренклер-Ферлаг ГмбХ»

Густав Фере продолжил работать на компанию «Пинкау» не только как управляющий директор вышеназванной фирмы, но позднее он стал также директором второго издательского бизнеса, названного «Дойче Кирхенвельт» (нем. “Deutsche Kirchenwelt”) (религиозное издание). Название «Доктор Тренклер-Ферлаг ГмбХ», Лейпциг, чаще первые буквы «Д.Т.Ф.Л.» или «Д.Т.Ф.» найдены только на нескольких почтовых карточках, выпущенных после 1945 года. Иногда они были внутри поля для почтовых штампов и поэтому спрятаны под почтовым штампом. «Торговля Лейпцига» (нем. “Leipziger Handel”) была первой книгой, напечатанной после окончания Второй мировой войны, по торговой деятельности Лейпцига. Она распространялась в 1946 году, и в ней не разрешалось указывать типографию, а только издательство. Здесь мы снова находим упоминание о «Д.Т.Ф» по адресу: Виттенбергерштрассе, 15. Данное предприятие описано как художественное издательство общей направленности, печатающее карты и книги с картинками.

Издание 1949 года адресной книги Лейпцига (опубликованной незадолго до того, как была официально провозглашена Германская Демократическая Республика) упоминает «Доктор Тренклер-Ферлагс ГмбХ» по адресу компании «Пинкау и Ко АГ». Возможно,  Йоханнес Пинкау использовал «Д.Т.Ф.Л.» как издательство, а то, что осталось от его разрушенного войной дела, как типографию (фототипная печать, печать на бромистой фотобумаге). Й. Пинкау умер в 1958 году, названия его компаний, которыми он так долго управлял, исчезли к концу 1972 года, когда компания «Пинкау» вместе с «Д.Т.Ф.Л.» стали частью Народного предприятия «ФЕБ Бромсилбердрук» (нем. “VEB Bromsilberdruck”).

 

 

Маркировка почтовых карточек компанией «Доктор Тренклер»

К.Г. Рёдер (C.G. Röder) из Лейпцига предпочитал зеленые чернила для надписей на оборотной стороне открытки (хотя и не всегда).  «Доктор Тренклер и Ко.» часто использовали красные чернила для печати оборотной стороны, а также для подписи под изображением на лицевой стороне почтовой карточки до 1914 года.

 

доктор Тренклер и ко
Кёнигсберг. Кафедральный собор на острове Кнайпхоф. Открытка прошла почту в июле 1913 .

 

Оборотная сторона этой же открытки. В левом углу вдоль обреза изображёна торговая марка компании Доктор Тренклер, год выпуска открытки (1907) и номер серии Kbg. 64. В правом нижнем углу в круглых скобках напечатан производственный пятизначный код (24391). Как не сложно заметить, для печати и на лицевой, и на оборотной стороне данной открытки использована красная краска.

 

Обычно мы находим логотип компании «Доктор Тренклер» с ее названием или без него и номером почтовой карточки (иногда также год) на лицевой стороне почтовой карточки в то время, когда оборотная сторона открытки ещё не была разделена на адресное поле и поле для сообщения. Затем эта информация или только коды были перенесены на оборотную сторону. Часто они занимают «традиционное» положение в нижнем правом углу. На их собственных сюжетных почтовых карточках (и сериях, посвященных определённому городу/региону) информация/логотип обычно расположены в нижнем левом углу.

 

доктор тренклер и ко
Кёнигсберг. Городской театр. 1900 (по почтовому штемпелю). На лицевой стороне открытки в правом нижнем углу присутствует надпись Dr. Trenkler & Co., Leipzig и цифровой код 965, выполненные синей краской. Логотип компании отсутствует.

 

Оборотная сторона открытки ещё не разделена на адресное поле и поле для сообщения. Кроме надписи Postkarte на обороте ничего не напечатано.

 

Кёнигсберг. Вид на Замковый пруд. Открытка прошла почту 27.03.1906 года.

 

Оборотная сторона открытки уже поделена на два поля. Вдоль левого нижнего обреза красной краской отпечатана торговая марка компании Доктор Тренклер, указан год выпуска открытки (1906) и указан номер серии Kbg. 7. Производственный код на открытке отсутствует.

 

С карточками, напечатанными для иностранных клиентов, немного сложнее. Некоторые заказчики просили, чтобы номер карточки компании «Тренклер» был помещен в поле для почтовых штампов. Поэтому иногда проблематично определить, напечатаны ли открытки  компанией «Тренклер». После 1920 года коды иногда располагаются в поле для почтовых штампов, а также в нижнем левом углу, но чаще в нижнем правом углу.

«Д-р Тренклер и Ко.» использовала также несколько специально разработанных вариантов написания слова «Postkarte» (почтовая карточка), которые хорошо различимы.

 

доктор тренклер и ко
«Фирменный» вариант написания слова Postkarte, использовавшийся компанией Доктор Тренклер на немецких почтовых открытках.
Dr Trenkler & Co postkarte
Ещё один вариант написания слова Postkarte «от Доктора Тренклера», использовавшийся на раннем этапе существования компании.

 

 

 

 

 

 

В начальные годы своего существования «Д-р Тренклер и Ко.», видимо, нумеровали свои открытки в последовательной нумерации, при этом, период нумерации был, скорее всего, длиннее нежели календарный год. В период взрывного роста популярности открыток появилась необходимость более совершенной системы учёта заказов и тиражей. В 1902-1906 годах появляется последовательная нумерация тиражей для каждого календарного года, при этом существует отдельная нумерация для некоторых стран и, возможно, для некоторых крупных заказчиков.

Производственный цифровой код. Две первых цифры указывают на год.

В 1907-1920 годы производственные коды стали более упорядоченными. Два знака (год) печатались жирным шрифтом, затем, обычным шрифтом, печатались цифры уже непосредственно печатного выпуска. Подобные печатные коды можно встретить для видовых открыток буквально по всему миру. Для серий, посвящённым отдельным городам и для невидовых открыток, использовались иные коды.

Производственные коды, использовавшиеся компанией «Тренклер АГ», отличаются от предыдущих. Смена кодов произошла, скорее всего, в 1922 году, с преобразованием компании в акционерное общество (Aktiengesellschaft)

Новый код составлен во многом так же, как и предыдущий. Вместо двух цифр, обозначающих год и напечатанных жирным шрифтом, мы видим одну маленькую букву перед номером почтовой карточки. Встречаются буквы u/c/s/e/r/t/i . Цифры, следующие далее, варьируются от 3 000 до 70 000. Существует открытка с буквой t и очень большим числом 94 328. Пока нет ясности, обозначает ли каждая маленькая буква отдельный год и использовались ли эти буквы в алфавитном порядке.

 

Торговые марки компании Доктор Тренклер. Левый логотип компания начала использовать, скорее всего, с начала 1900 года. Логотип в виде подковы был официально зарегистрирован в качестве торговой марки компании в марте 1909 года, но открыток, на которых бы он использовался, пока не обнаружено. Так что, возможно, его зарегистрировали «про запас», либо использовали для другой печатной продукции. Правый логотип представляет собой слегка изменённый вариант первого, основного, логотипа, и использовался на некоторых открытках в 1920-е годы, хотя из-за своих малых размеров разница между этими двумя вариантами была почти неразличима.

 

Варианты маркировки открыток, издаваемых компанией Доктор Тренклер. Для печати использовалась краска различных цветов (красная, серая, коричневая, чёрная), но практически всегда единый шрифт.

 

Иногда в Dr. Trenkler & Co. использовали и такие варианты для обозначения своей печатной продукции. В основном, для высокохудожественных открыток, выполненных цветной полутоновой печатью. Под правым импринтом указан тип бумаги — Bromogold.

 

Издательский комплекс Dr. Trenkler & Co. Лейпциг, 1909 г.

 

Доктор Тренклер. Лейпциг, 1923 г.

 

Цех печати. 1909.

 

Цех ручной раскраски почтовых открыток. 1909 г.

 

Несколько образцов печатной продукции Доктор Тренклер и Ко.

 

Балтийский курорт Вестерплатте. 1904 г.

 

Зилк возле Фридрихсруэ. 1906. Башня Бисмарка, построенная в 1901-1903 году по проекту архитектора Вильгельма Крайса. Сейчас находится к северо-западу от пригорода Гамбурга городка Райнбек.

 

За Новый год! Открытка с видом на Кёльн и Рейн. 1900 г (по почтовому штемпелю).

 

Воздушный шар. Открытка из серии «Немецкая армия», напечатанная на двух языках — немецком и французском. 1907 г. (по почтовому штемпелю).

 

Оборотная сторона этой же открытки. В левом нижнем углу напечатан логотип компании Доктор Тренклер, номер серии, и номер открытки в серии.

 

Кранц (сейчас Зеленоградск). Рыбацкая деревня. 1901 г. (по дате написания сообщения). В левом нижнем углу вдоль обреза имеется надпись Dr. Trenkler Co., Leipzig, номер серии (или производственный код) 8277, отпечатанные серой краской, но отсутствует логотип компании.

 

«Историческая политика». Хромолитография. 1901 г. (по почтовому штемпелю). В левом нижнем углу красной краской напечатан логотип компании и номер серии А2. В правом нижнем углу черной краской указан издатель Dr. Trenkler & Co., Leipzig. В нижней части открытки изображены портреты шести «реальных политиков»: Наполеона, фельдмаршала Блюхера, неизвестного, Вильгельма I, Бисмарка и Вильгельма II.

 

Художественная открытка из серии «Коррида». № 6 — работа бандерильи. Художник и год издания неизвестны.

 

На оборотной стороне этой же открытки в левом нижнем углу напечатан логотип, номер серии (Series 1059) и номер открытки в серии — 6. В правом нижнем углу есть пятизначный производственный код — 72741.

 

Велау (сейчас Знаменск). Шанце. 1906.

 

На оборотной стороне открытки в левом нижнем углу красной краской отпечатан логотип, название компании, год выпуска открытки и серия Weh 8. Интересно, что открытка прошла почту в 1906 году, будучи отправлена из штата Вермонт адресату в Вермонте же.

 

Кёнигсберг. Хабербергская кирха. 1906.

 

На оборотной стороне, помимо логотипа и названия издателя, указан год (1906) и номер серии (Kbg. 21). Открытка примечательна ещё и тем, что марки наклеены на стороне с изображением, а на обороте есть две надписи, сделанные отправителем: в поле для наклеивания марки — Marke umseitig, и над зачёркнутым словом Postkarte — Drucksache. Почтовый служащий синим карандашом подчеркнул факт наклеивания марки на лицевой стороне. Отправителем, по всей видимости, являлся некий Макс Глогау, проживавший по адресу Hippelstrasse (сейчас ул. Омская), 9/II. В адресной книге Кёнигсберга за 1935 год по этому адресу числился Макс Глогау, торговец.

 

Кёнигсберг. Штайндамм. 1904 г. (по почтовому штемпелю)

 

Как и «американская» открытка, показанная ранее, эта была отправлена из Франции во Францию. Интересно, каковы были мотивы отправителей при выборе открыток для написания?

 

Разрушенный 4-й форт крепости Oсовец.

 

На оборотной стороне есть надпись Kriegs-Erinnerungs-Karte (Открытка в память о войне). В поле для марки имеется надпись Behördlich genehmigt (Утверждено властями). В правом нижнем углу есть цифровой производственный код, по которому можно определить, что открытка была издана в 1916 году.

 

Непочтовые марки, отпечатанные компанией Доктор Тренклер к Международной строительной выставке в Лейпциге. 1913 г. Слева марка с изображением памятника Битве народов. В центре — марка с изображением цеха литографии компании Доктор Тренклер. Справа — марка с изображением цеха печати. Всего было выпущено по меньшей мере 40 различных марок.

 

 

 

_______________________

 

 

Источники:

The Postcard Album, #23

www.drtrenkler.pl

www.veikkos-archiv.com

 

 

 

 

Любит! Не любит!

Любит! Не любит!

 

 

 

Симпатичная открытка, изданная «Общиной Святой Евгении», о которой я всё никак не соберусь написать. На лицевой стороне рисунок известнейшей художницы Елизаветы Меркурьевны Бём (1843 — 1914) , о творчестве которой  здесь также обязательно будет материал.

 

А пока…

 

 

Елизавета Бём издание общины Святой Евгении
Любит! Не любит!

 

«Так и я гадала сегодня в поле, когда косили сено.

 

7 августа Привольное

 

Радость моя! пишу тебе несколько слов — нет время. перевязка заняла больше трех час., а днем собирали ягоды, варили варенье, убирали сено, снимались — видишь, сколько дела! Я огорчаюсь, тоскую, так мало получая от тебя писем — отчего ты всё молчишь? Или еще не доехал? Разлапушка, пиши чаще, только очень осторожно. Будь здоров, храни тебя Бог. Яковлев тебе кланяется, а я целую тебя крепко. Твоя Морена»

 

Оборотная сторона открытки