Религиозные общины и культовые сооружения Гумбиннена

Религиозные общины и культовые сооружения Гумбиннена

О язычестве древних пруссов мы имеем, пусть малое, но представление, а вот о веровании их предшественников сведений нет. На территории крайса (района) Гумбиннен не осталось никаких религиозных объектов пруссов и даже их следов, за исключением, пожалуй, нескольких могильников.

В середине XIII века на землях пруссов появились рыцари Тевтонского ордена, огнём и мечом обращавшие язычников-пруссов в христианство. С орденом на земли пруссов пришло католичество, а вместе с ним и первые церкви. Но культовых построек орденских времён на территории района также нет.

В конце первой четверти XVI века последний магистр Ордена Альбрехт Бранденбургский упразднил рыцарско-монашеский орден и сам перешёл из католичества в лютеранство. Государственной религией в новом светском государстве, созданном на бывших землях Ордена, — герцогстве Пруссия — также стало лютеранство. И именно к концу XVI века относится упоминание о первой церкви в Гумбинненском районе.

В начале XVIII века на эти земли, опустошённые эпидемией чумы, приходят переселенцы из западной Европы: лютеране из Зальцбурга, кальвинисты-реформаты из Швейцарии, гугеноты из Франции. С их появлением начинается новый этап в религиозной истории Гумбиннена – появляются кирхи и капеллы, построенные приверженцами различных протестантских толков, здания религиозных общин и общинные кладбища. Помимо перечисленных, в последующие годы появились здесь и евреи, и православные, и меннониты с баптистами.

До 30-х годов ХХ века продолжалось мирное сосуществование религий. С приходом к власти нацистов в Гумбиннене, как и по всей Германии, начались гонения на евреев. После окончания Второй мировой войны и образования Калининградской области, религиозная жизнь в районе не возрождалась, многие культовые сооружения были снесены или переоборудованы под склады и клубы. Лишь в конце прошлого века началось возрождение религиозной жизни, восстановление кирх, строительство церквей и общинных зданий.

Рассмотрим основные религиозные постройки Гумбиннена.

 

Евангелическая лютеранская кирха Старого города (Altstädtische Kirche)
Старейшее религиозное сооружение города. Предположительно первая кирха была построена к 1570 году, поскольку на карте окрестностей Гумбиннена, составленной в 1585 году Кристофом Фойгтом, кирха отмечена на правом берегу реки Писса. В 1720 году здание кирхи было обновлено, повторно перестроено в 1809-1811 годах. К 1875 году кирха обзавелась высокой башней-колокольней и обрела знакомый открыточный вид. В 1920-е годы был произведён последний в истории кирхи ремонт.

 

Лютеранская кирха

 

Интерьер лютеранской кирхи. Почтовая открытка, 1920-1930-е г.г.

 

В октябре 1944-го здание кирхи пострадало во время воздушных налётов авиации союзников на город. Выгорели все деревянные конструкции. В декабре этого же года башня кирхи была взорвана немецкими сапёрами чтобы лишить возможного ориентира советскую артиллерию.

После войны руины кирхи были полностью разобраны. Долгое время на её месте был пустырь. В 2010 году на этом месте началось строительство православного храма Всех Святых памяти павших в годы Первой мировой войны. Новый храм был освящён в ноябре 2016-го.

Не сохранился и находившийся рядом с кирхой дом суперинтенданта, руководителя лютеранской общины и приходов Гумбинненского района.

Евангелическая лютеранская община крайса насчитывала 22000 прихожан и являлась первой и самой многочисленной общиной, активно способствовавшей развитию духовной и культурной жизни города и района.

 

Евангелическая реформатская кирха Нового города (Neustädtischen Kirche)
После того, как почти опустевшая после чумы восточная часть Пруссии по призыву короля Фридриха Вильгельма I стала заселяться новыми жителями, наряду с переселенцами из Зальцбурга сюда ехали швейцарцы, французы, жители Пфальца, Нассау и других немецких земель. В большинстве своём они были протестантами, но покидали места своего проживания не из-за религиозного преследования, а, скорее, по причинам экономического характера.

Уже в 1716 году в Гумбиннене была образована французско-швейцарская община. Так как община ещё не располагала зданием церкви, богослужения проводились в хозяйственных постройках и других подходящих помещениях, как на немецком, так и на французском языках. Постепенно эта община преобразовалась в евангелическую реформатскую общину. В 1939 году количество её членов составляло 3 600 человек.

Средства на строительство евангелической реформатской кирхи на Кёнигштрассе (сейчас ул. Победы) были, по просьбам эмигрантов, выделены прусским королём Фридрихом Вильгельмом I из государственной казны. Она была построена в период с  1736 по 1739 год. Колокольня кирхи закончена не была. Виной тому явилась высокая смета на строительство, раздражавшая прижимистого монарха. В таком незаконченном виде кирха простояла вплоть до конца Первой мировой войны.

 

Недостроенная колокольня Реформатской кирхи. До 1914 года.

 

Строительство башни было продолжено лишь в 1918 году. Но, из-за хронической нехватки денег после войны, башня снова не была закончена, и вместо предусмотренного проектом купола получила лишь временную крышу. В таком незаконченном виде она и осталась.

 

Реформатская кирха с колокольней. После 1918 года.

 

Интерьер реформатской кирхи.

 

После бомбёжки Гумбиннена в октябре 1944 года кирха полностью выгорела. На руинах её колокольни 21 января 1945 года воинами Красной Армии было вывешено знамя Победы.

Руины кирхи простояли до конца 1980-х, а затем были разобраны. Сегодня на её месте расположен жилой дом. Здание общины сохранилось в перестроенном виде.

 

Зальцбургская кирха
В 1732 году в Пруссию переселилось 16000 выходцев из Зальцбурга, 12000 из которых прибыли в Гумбиннен и его окрестности.  Фридрих Вильгельм I приветствовал вновь прибывших словами: «Мне новых сыновей, вам – доброе Отечество».

Большинство переселенцев расселялись сначала в Гумбиннене и в сельской местности вокруг города. Позднее они были расселены по всей восточной части Восточной Пруссии от Тильзита до Гольдапа.

Для вновь прибывших  в 1740 году в городе был основан госпиталь. В трёх госпитальных зданиях, насчитывающих 25 комнат, нуждавшиеся в уходе переселенцы получали бесплатный ночлег и уход. При госпитале имелась также небольшая деревянная кирха, возведённая в 1752-1754 годах. Возле неё располагалось и общинное кладбище.

В 1838 году обветшавшее здание кирхи было снесено, а 15 октября 1840 года в торжественной обстановке было открыто новое, уже каменное, здание Зальцбургской кирхи, построенное по проекту известнейшего берлинского архитектора Карла Фридриха Шинкеля (его авторству, среди прочего, также принадлежат ныне не сохранившаяся Альтштадтская кирха в Кёнигсберге и памятник, установленный на месте смерти героя Отечественной войны 1812 года фельдмаршала М. Б. Барклая-де-Толли в имении Штилитцен (Жиляйтшен, сейчас Нагорное), недалеко от Инстербурга (сейчас Черняховск) — admin).

 

Зальцбургская кирха. Начало 1900-х г.г.

 

Интерьер Зальцбургской кирхи.

 

Эта кирха выстояла в годы Второй мировой войны и в послевоенные времена использовалась под склад.
В 1993-1995 годах кирха была отреставрирована и снова открыта. Сегодня она принадлежит евангелической общине города Гусева.

 

Зальцбургская кирха. 2010 г.

 

О переселении жителей Зальцбурга в Восточную Пруссию напоминает не так давно отреставрированная фреска на стене актового зала здания бывшей Фридрихсшулле, созданная в 1912-1913 годах членом Кёнигсбергской академии искусств художником Отто Гайхертом (Otto Heichert).

 

Римско-католический костёл Святого Андреаса
Сейчас сложно точно сказать, являлись ли «ранние» католики, несогласные с догмами протестантизма во времена герцога Альбрехта, предками членов католической общины Гумбиннена, или же она была  основана позднее переселенцами–католиками из соседних Польши и Литвы. В 1939 году она насчитывала примерно 600 прихожан и вряд ли её влияние на религиозную и общественную жизнь города и района можно считать существенным.

 

Католический костёл.

 

Здание католического костёла в честь Святого Андреаса по улице Мольткештрассе (сейчас ул. Смирнова) было освящено 21 апреля 1901 года.

 

Интерьер католического костёла

 

Данная церковь находилась в ведении католического прихода Инстербурга.

Во время войны и после её окончания здание костёла разрушено не было и хорошо сохранилось. Сегодня оно находится на территории войсковой части и вместе с небольшой пристройкой используется как солдатский клуб.

 

Еврейская община
Выходец из Российской империи гравёр и шлифовщик камней Даниель Йоель получил в 1767 году королевскую защитную грамоту и прибыл в Гумбиннен. Он стал первым евреем, поселившимся в этом городе. Вскоре рядом со старым городским кладбищем на Меельбекштрассе (сейчас ул. Школьная), появилась молельная комната, а позднее был выделен участок и для захоронения иудеев.

Видимо, число жителей, исповедующих иудаизм, росло, поскольку в 1780 году в Гумбиннене уже появилась синагога. Предположительно она находилась на Инстербургерштрассе (сейчас пр. Ленина), на участке, принадлежавшем частной пивоварне Бласса, но общее число евреев, населяющих Гумбиннен, не превышало 50 человек.

19 ноября 1842 года на Ланге Райештрассе (сейчас ул. Сапёрная) открылась новая синагога. Это было двухэтажное здание из красного кирпича, на первом этаже которого проживал раввин со своей семьёй, а на втором располагался просторный молельный зал.  В 1925 году, по данным переписи населения, в Гумбиннене проживало около 200 евреев.

 

Интерьер синагоги

 

В «хрустальную ночь» 10 ноября 1938 года городская синагога, как и многие другие в стране, была сожжена и разрушена нацистами. После 1940 года в городе не осталось ни одного еврея.

 

Другие религиозные общины Гумбиннена
Наряду с вышеупомянутыми крупными общинами, в городе имелись и различные малочисленные религиозные объединения.

К примеру, община баптистов насчитывала 120 человек. Баптистская капелла, построенная в 1924 году, находилась в восточной части города на Шиллерштрассе (сейчас ул. Зои Космодемьянской). В настоящее время здание используется под гараж детского дома.

 

Баптистская кирха. На заднем плане слева здание Кройц-кирхи.

 

Здание бывшей баптистской кирхи. 2010 г.

 

На этой же улице находилась и Кройц-кирха (кирха Креста), принадлежавшая евангелической общине. В 1934 году в ней насчитывалось  лишь 36 членов. Здание кирхи пережило войну и в 1990-е годы было передано русской православной церкви. Небольшое здание кирхи было существенно перестроено и сегодня является храмом Успения Пресвятой Богородицы.

 

Кройц-кирха

 

Новоапостольская община была основана в Гумбиннене  в 1907 году. Богослужения проводились сначала в различных частных домах и арендуемых помещениях, а с 1913 года появилось постоянное место в доме № 37 по Бисмаркштрассе (сейчас ул. Московская). Но даже для немногочисленной общины и это помещение оказалось слишком маленьким. Поэтому позднее было приобретено помещение на окраине города на Казерненштрассе (сейчас ул. Суворова), принадлежавшее ранее обанкротившейся фирме. После войны здание не сохранилось, сейчас на его месте пустырь.

 

Религиозные общины и культовые сооружения Гумбиннена
Молельный дом Новоапостольской общины

 

Городские кладбища
Религиозные общины располагали несколькими местами захоронений в городе. Следует отметить оба больших городских кладбища.
Открытое в 1808 кладбище Старого города (Alte Friedhof) находилось по Меельбекштрассе и состояло из нескольких участков: старого Норутчатченского кладбища (по названию ближайшего к городу посёлка Норутчатчен / Norutschatschen), места захоронения умерших прихожан евангелическо-лютеранской общины и кладбища реформатской общины. Как уже говорилось выше, на территории кладбища имелся участок и для захоронения иудеев.

 

Религиозные общины и культовые сооружения Гумбиннена
Старое кладбище Гумбиннена. Фрагмент топографической карты, 1903 г. В верхней части виден участок, где хоронили членов реформатской общины. Справа лютеранский участок, а ниже его — воинские захоронения. Слева — участок с могилами иудеев.

 

Сегодня это кладбище сравнено с землей и его территория является частью городского парка. Сохранилась кладбищенская капелла, которая используется русской православной церковью.

Территория старого кладбища была защищена дамбой от разливов Писсы. Перед входом на кладбище стоял домик сторожа. В тыльной части кладбища в 1813 году были захоронены французские солдаты, умершие в ходе похода Наполеона на Россию. А в 1914 году на кладбище появились и первые захоронения павших в Первой мировой войне.

Город развивался и места на старом кладбище стало не хватать. Для нового кладбища был выделен участок по Содайкерштрассе (сейчас ул. Красноармейская) возле стадиона. Там уже находились крупное захоронение русских и немецких солдат, погибших в Первую мировую войну. Сегодня на бывшей территории этого кладбища стоят жилые дома. Построенная в 1926 году кладбищенская капелла передана католическому приходу Гусева.

 

религиозные общины гумбиннена
Капелла бывшего Нового кладбища

 

Помимо этих двух городских кладбищ существовало ещё несколько небольших участков, использовавшихся для погребения.

Так большое количество немецких солдат, погибших в 1944-1945 годах в боевых действиях под Гумбинненом, было захоронено в лесу Фихтенвальде. Западнее Зальцбургской кирхи существовало общинное кладбище. Там же упокоились французы в 1813 году.

Самым старым местом захоронений в городе было так называемое «чумное кладбище», находившееся почти в центре города, севернее Фридрихсштрассе (пр. Ленина) и западнее Блюменштрассе (сейчас не существует), примерно там, где находится дом №7 по ул. Сапёрной. На этом кладбище, которое было закрыто ещё в 1808 году, также хоронили  умерших в 1813 году в Гумбиннене французских солдат.

Такова краткая история религиозных общин и зданий Гумбиннена. В следующей части будут рассмотрены религиозные постройки посёлков Гумбинненского района.

 

Религиозные общины и культовые сооружения Гумбиннена
Лютеранская кирха Гумбиннена. Почтовая открытка начала ХХ века.

 

 

 

(По материалам архива Гумбинненской землячества (Билефельд)

 

 

Первая мировая война в Роминтской пуще

Первая мировая война в Роминтской пуще

Боевые действия Первой мировой войны (1914-1918), проходившие в 1914-15 годах на территории Восточной Пруссии, не обошли стороной и Роминтскую пущу. С самого начала Восточно-Прусской операции в августе 1914 года и вплоть до отступления русских войск в феврале 1915-го, территория Пущи была ареной боевых столкновений и местом расположения войсковых соединений.

Так 17-19 августа 1914 года через Пущу и южнее Виштынецкого озера проходили войска 4 Армейского корпуса русской армии, вторгающиеся в Восточную Пруссию.

20 августа западная окраина Пущи (район посёлков Гросс Роминтен и Киаутен) была территорией, на которой происходил эпизоды Гумбиннен-Гольдапского сражения.

В сентябре 1914-го ударная группировка немцев уже выбила отступающие русские войска, и освободила от них населённые пункты и территорию Пущи.

В ноябре состоялось повторное наступление русских войск в Восточную Пруссию и на территории Пущи вновь, вплоть до января 1915 года, происходили сражения местного значения.

В феврале 1915-го через Пущу вновь проходили отступающие русские войска. К примеру, 29-я пехотная дивизия при отходе с линии фронта располагалась в Пуще, в том числе возле охотничьего замка в Роминтен1. 12 февраля 1915 года на линии между пос. Нассавен — озеро Виштынецкое состоялся бой, в котором приняли участие войска 27-й пехотной дивизии.

 

первая мировая война в Роминтской пуще
Схема боевых действий в восточной части Роминтской пущи осенью 1914 года.

 

Боевые действия принесли немало ущерба и горя на территорию Роминтской пущи. В августе 1914 года, по приказу командующего русской армией генерала фон Ренненкампфа были практически сожжены и разрушены все 250 построек посёлка Гросс Роминтен. Согласно «Объявлению всем жителям Восточной Пруссии», подписанном командующим российской армией, все селения, в которых оказывается сопротивление армии, немедленно сжигаются, как предупреждение для всего района:

«Императорские Российские войска вчера, 4 августа, перешли границу Пруссии и двигаются вперёд, сражаясь с войсками Германии.

Воля государя императора — миловать мирных жителей.

По предоставленной мне власти объявляю:

  1. Всякое сопротивление, оказываемое императорским войскам Российской армии иными жителями, — будет беспощадно караться, невзирая на пол и возраст населения.
  2. Селения, где будет проявлено хоть малейшее нападение или оказано мирными жителями сопротивление войскам или их распоряжениям, немедленно сжигаются до основания.

Если же со стороны жителей Восточной Пруссии не будет проявлено враждебных действий, то всякая малейшая оказанная ими Российским войскам услуга будет щедро оплачиваться и награждаться.

Селения же и имущества будут охраняться в полной неприкосновенности».2

 

первая мировая война в Роминтской пуще
Разрушенная улица в Гросс Роминтен. Немецкая пропагандистская почтовая открытка из серии «Wie die Russen in Ostpreussen hausten» (Как русские в Восточной Пруссии жили) берлинского издательства «Густав Лирш и Ко.» (1914-1915).

 

Ниже приведены упоминания Роминтской пущи в воспоминаниях, мемуарах и дневниковых записях непосредственных участников событий Великой войны. Цитируется в основном именно упоминание лесного массива, населённых пунктов и жителей, в то же время опускается непосредственное описание и характеристика боевых действий, проходивших на территории и в районе Роминтской пущи. Авторский текст снабжён небольшими комментариями и примечаниями.

Мемуары Василия Иосифовича Гурко/Ромейко-Гурко (1864-1936), генерал-лейтенанта, командующего 1-й армейской кавалерийской дивизией в составе 1-й Армии. В своих мемуарах Гурко неоднократно упоминает Роминтскую пущу, в которой войска под его командованием не раз принимали участие в боевых действиях.

Так Гурко описывает Роминтскую пущу, называя ей «Роминтенским лесом»:

«В это время в Сувалках находился штаб 5-й стрелковой дивизии. Полки этой дивизии уже были придвинуты к нашей границе и занимали её участок от знаменитого Роминтенского леса и на шестьдесят километров в южном направлении. В этот самый Роминтенский лес император Вильгельм имел обыкновение приезжать каждый год в сопровождении ближайших друзей и членов семьи охотиться на оленей. Обыкновенно он приглашал к себе и представителей местных русских властей, среди которых очень часто оказывался губернатор Сувалкской губернии. Часто там бывал небезызвестный полковник Мясоедов, который тогда был начальником жандармского управления в пограничном городке Вержболово, расположенном напротив Эйдкунена приблизительно в ста километрах от Роминтена <здесь рассказчик явно ошибся — Вержболово (сейчас Вирбалис) находится менее чем в 25 км от северной окраины Роминтской пущи и примерно в 40 км от посёлка Гросс Роминтен, если генерал имел в виду его. — admin>. Мясоедова казнили в 1915 году после того, как было установлено, что он занимался шпионажем в пользу Германии».3

Далее упоминаются егеря, жившие на территории Пущи:

«В полосе наступления находился Роминтенский лес, который Ренненкампф намеревался миновать, обогнув с юга и севера, чтобы избежать лесных боев, поскольку у германских частей в этом районе имелось преимущество, обеспеченное помощью егерей и охотников, которых кайзер Вильгельм содержал в своих охотничьих угодьях».4

Лесники и егеря заслуживали особого внимания русских оккупационных властей, поскольку все они были по долгу службы вооружены, а также имели за плечами службу в егерских батальонах и иных частях кайзеровской армии.

Широкую известность получил случай, произошедший в августе 1914 года в оккупированном Инстербурге, когда по приказу русского командования был расстрелян задержанный лесничий Грэфф, служивший в Йоханнисбургской пуще5.

Также автор пишет про кайзеровский охотничий замок. Но, по всей видимости, ошибается или путает, поскольку охотничий замок Вильгельма II благополучно пережил Первую мировую войну, в то же время здание почты и одно из зданий лесничества были разрушены.

«В последующие дни леса вокруг Роминтена стали ареной самых ожесточенных боев. Охотничий замок императора Вильгельма, а вернее сказать – его развалины, неоднократно переходил из рук в руки. Бои, с переменным успехом продолжавшиеся несколько суток, велись на самой границе».6

Дневниковые записи Анатолия Николаевича Розеншильд фон Паулина (1860-1929), командовавшего в чине генерал-лейтенанта 29-й пехотной дивизией в составе 1-й русской армии. В них автор описывает военные события летнего и осеннего вторжений в Восточную Пруссию.

С некоторыми подробностями Роминтскую пущу и её населённые пункты он описывает в своих дневниковых записях:

«Дальнейшее наступление имело целью занятие Гольдапа и очищение Роминтенской пущи от неприятеля для установления связи с 53-й дивизией. Роминтенская пуща принадлежит императору Вильгельму. Она представляет дремучий бор, предназначенный для охоты на коз, зайцев, фазанов и другую пернатую дичь. Вся пуща окружена глубокими рвами и высокими проволочными заборами. Она пересекается р. Роминтой и многими хорошими дорогами. Кроме того, [пуща] вся изрезана на квадраты широкими чистыми просеками, которые могут служить и дорогами. Населённые пункты окружают пущу вплотную. Внутри же имеются охотничьи посёлки для многочисленного управления, егерей и рабочих. Главный из них это Роминтен, с охотничьим замком Вильгельма, в котором бывал и наш государь на охоте7. Замок большой, окружённый парком, и в нём теперь немало могил наших офицеров и солдат. Затем Ягдбуде, где была школа егерей и собак, и наконец, в ю[го]-з[ападной] части фермы, Тербуде, Кл[яйн] Иодуп, Мит[тлер] Иодуп и Гр[осс] Иодуп. Лес внутри упорно оборонялся, в особенности в направлении на замок и на Тербуде, где вела дорога на Гольдап. В обороне принимали участие и егеря, причём, когда лес был нами уже занят, то временами находили в нём жителей. У всех осталось убеждение, что внутри леса в глухих местах имелись землянки, в которых скрывались егеря и, пользуясь знанием местности, по временам пробирались к немецким войскам, чтобы сообщить им собранные сведения».8

Упоминаемые могилы солдат и офицеров вызывают некоторые сомнения, поскольку согласно данным исследователя Макса Денена9 в Роминтен было лишь одно воинское захоронение — на местном кладбище был захоронен ландштурман Гайер из батальона ландштурма «Гольдап».

Далее Розеншильд фон Паулин упоминает о живности, которой была богата Роминтская пуща. В действительности большое количество животных стали жертвами браконьеров, а также боевых действий в годы Первой мировой. Численность только гордости Пущи, благородных оленей, сократилась более чем на 600 особей.

«Во всей местности, где располагалась дивизия, было много зайцев и фазанов, а в Роминтенской пуще и коз. Охотников развелось много. <…> Роминтенская пуща была под охраной одной сотни казаков и двух рот, кроме того там стояли разные тыловые учреждения. Многие из этих частей, очевидно, занимались охотой, так как помню, что чины штаба дивизии раза два делали казакам заказ на козу и каждый раз получали вовремя; так, например, на Рождество».10

Зимнее отступление через Роминтскую пущи и арьергардные бои описывает в своих воспоминаниях Александр Арефьевич Успенский (1872 — после 1945). В районе Виштынецкого озера ему вместе с сослуживцами пришлось спасать полковое знамя, разделив его на части .11

Военный врач Василий Павлович Кравков (1859-1920) зимой 1914-1915 годов был помощником начальника санитарного отдела штаба 10-й армии. В своих дневниковых записях он упоминает Пущу в свете инспекторского смотра госпиталей в Шитткемен, Гольдапе и других близлежащих населённых пунктах в декабре 1914 года:

«Из Гольдапа на Шиткемен дорога, между прочим, пролегала по королевскому охотничьему лесу с обильно водящимися в нем оленями, кабанами, сернами и т. п. живностью».12

И далее Кравков описывает  госпиталь иоаннитов в Шитткемен, произведший на него превосходное впечатление.

В период русской оккупации императорский охотничий замок в Роминтен уцелел, но его внутреннее убранство было повреждено, предметы и инвентарь разграблены, мебель частично сожжена. Ещё в начале Первой мировой войны, с началом приграничных боевых действий, лесничий и смотритель Роминтена Карл Цайдлер покинул Роминтен, бросив вверенный ему императорский охотничий замок. По этой причине он попал в немилость к кайзеру Вильгельму II.

Предметы из Роминтен в последующем появляются в различных местах. Так на фотографии из «жилища» русского офицера в Сувалках имеется такой «трофей» из Роминтен — рога оленя, а помимо этого также портрет графа Дёнхофа из офицерского казино и цеховое знамя гильдии кузнецов из Гольдапа.

На выставке «Война и наши трофеи», открытой 24 июня 1915 года в Петрограде, среди военных трофеев там были выставлены пепельница и курительная трубка «из охотничьего домика Императора Вильгельма»13.

 

Комната русского офицера с трофеями. Сувалки, 1915.

 

Война затронула многие населённые пункты Пущи. Сильные разрушения были в основном в Гольдапе, Гросс Роминтен и Шитткемене. В посёлке Роминтен были разрушены и сгорели здание почты, несколько жилых домов, включая дом учителя, а также лесничество Теербуде.

И, конечно же, оставила война на территории Пущи воинские захоронения — молчаливые напоминания прошедших событий. От крупных сборных кладбищ (Гольдап, Шитткемен, Дубенингкен) до небольших захоронений несколько человек (Гросс Роминтен, Шельден, Грюнвальд) и одиночных могил (Варнен, Нассавен, Роминтен).

Образовывались захоронения преимущественно на уже имеющихся поселковых кладбищах, а также в местах непосредственных боевых столкновений, там где были найдены тела павших. Лишь пара захоронений отличаются своей необычностью — воинские захоронения в посёлках Киаутен и Шлоссбах, находящихся на окраинах Пущи. Там захоронения располагались на прусских городищах.

 

Воинское захоронение в Шитткемен. 1927 год.

 

Это же самое захоронение. Житкеймы, 2014 год.

 

Отдельного упоминания заслуживают памятники, посвящённые памяти Первой мировой войны, установленные в середине 1920-х годов в некоторых посёлках Роминтской пущи. Эти массивные памятники, сложенные из обработанных полевых камней, располагались в центре посёлков или возле поселковых кирх.  До настоящего времени в некоторых посёлках (Краснолесье, Житкеймы, Дубенинки)  эти памятники сохранились.

Восстановление посёлков и возобновление жизни в Пуще началось ещё в годы Первой мировой. Первой пришла на помощь императрица Августа Виктория. Она приказала послать из Кёнигсберга грузовики с продовольствием в количестве, достаточном для оставшегося населения. Постепенно стали восстанавливаться здания, чистился лес, лесники заботились о сохранении численности животных в лесу.

За весь период Первой мировой войны Вильгельм II  неоднократно, как и императрица, был в Восточной Пруссии. Но в охотничий домик заезжал лишь единожды — в сентябре 1917 года. Следуя в Гольдап проездом через Пущу, он посетил Роминтен и Шитткемен. Это был последний визит кайзера в свой охотничий дом в Роминтен.

 

 

___________________

 

 

1.  Розеншильд фон Паулин А.Н. Дневник. Воспоминания о кампании 1914-1915 годов. — М., 2014. — С. 240-241. Автор использует старое название этого н.п. «Тербуде».

2.  Восточно-прусская операция. Сборник документов. — М., 1939. — С. 252.

3.  Гурко В.И. Война и революция в России. — М., 2007. — С. 30.

4.  Гурко В.И. Указ. соч. — С. 45.

5.  Аккерман П.А. Месяц в штабе армии // Голос минувшего. — 1917. — №9-10. — С. 319.

6.  Гурко В.И. Указ. соч. — С. 91.

7.  О пребывании Государя в Роминтен ошибочно указывается, т.к. он там никогда не бывал.

8.  Розеншильд фон Паулин А.Н. Указ. соч. — С. 180.

9.  Dehnen M. Die Kriegsgräber in Ostpreussen von 1914/15. — Würzburg, 1966. — S. 127.

10.  Розеншильд фон Паулин А.Н. Указ. соч. — С. 208.

11.  Успенский А.А. На войне. В плену: Воспоминания. — СПб., 2015. — С. 152.

12.  Российский М.А. 10-я Армия в Восточной Пруссии. Зимнии операции 1914-1915 гг. в дневниковых записях В.П. Кравкова // Известия Лаборатории древних технологий. — 2014. — № 4 (13). — С. 50-51.

13.  Война и наши трофеи / М.К. Соколовский, И.Н. Божерянов, Л.Е. Дмитриев-Кавказский и др. — Петроград, 1915. — С. 26-27.

 

 

 

 

Памятники природы Роминтской пущи

Памятники природы Роминтской пущи

В конце последнего валдайского оледенения отступающий ледник оставил немало следов на территории Роминтской пущи, да и всей Восточной Пруссии. Всего по примерным подсчётам на территории современной Калининградской области находилось 30 эрратических валунов (от erraticus (лат.) — блуждающий — так называются огромные необработанные каменные глыбы, отдалённые на большое расстояние (от нескольких сотен до тысяч километров) от источников своего образования). Валуны различного размера и формы, встречающиеся сейчас в Пуще — всё это обломки скальных пород, принесённые когда-то ледником с территории современной Скандинавии.

Некоторые из таких валунов нанесены на немецкие карты как Erratische Blöcke. Особо крупные из по-прежнему находятся на своих местах. Всего на территории Роминтской пущи насчитывается восемь эрратических валунов. Отдельные валуны даже имеют собственные имена, к примеру, Teufelsstein (Чёртов камень), Breiter Stein (Широкий камень) или Annita (Аннита, вероятнее всего названый в честь сестры жены роминтского лесничего Витте, Анниты Лёве).

Об одном таком валуне сложилась легенда как о «чёртовом камне» или «камне дьявола».

“Однажды, когда в Тольмингкемене строилась церковь и фундамент уже стоял, к рабочим подлетел чёрт и спросил их, что они строят. Они побоялись рассказать ему правду, и объяснили, что строят трактир. Черт обрадовался этому и пообещал, что поможет в этом строительстве. Он усердно стаскивал к этому месту камни, но в один из дней, когда завершили строительство церковных окон, он понял, что был обманут.

Разозлившись, чёрт решил разрушить церковь, сбросив на неё огромный камень, который в этот момент нёс по воздуху. Но в тот момент, когда он уже приготовился к отпустить камень, он услышал, как в доме пастора три раза прокричал петух. Этого чёрт  терпеть не мог. Он задрожал и камень выпал из его когтей, да так с тех пор так и лежит в Пуще. Тот, кто его увидит, радуется, что и чёрт однажды был обманут.”

 

Чёртов камень. Фото К. Карчевского. Декабрь 2014 года.

 

Один из наиболее крупных эрратических валунов находится недалеко от горы Дозор. Его окружность около 19 метров, а высота более 2,5 метров.

 

памятники природы роминтской пущи
Эрратический валун на горе Дозор. Фото А. Казённова. Сентябрь 2016 года.

 

Некоторые валуны имеют следы обработки, так как материал, полученный из них, использовался в строительстве фундаментов домов и для изготовления жерновов для мельниц. Какие-то из них были приспособлены под памятные и квартальные камни. К примеру, сейчас на месте, отмеченном на немецкой довоенной топографической карте как ErrBlck, вместо эрратического валуна можно увидеть 6 напиленных из него указательных столбов. Похожую ситуацию можно наблюдать ещё в одном месте Пущи, где на месте камня лежит 3 столба.

 

Указательные камни, напиленные из эрратического валуна. Фото К. Карчевского. Октябрь 2016 года.

 

Отдельно следует упомянуть ещё один вид памятников природы Роминты —  вековые или редкие деревья (дубы, буки, грабы, ели, сосны), обозначавшиеся на немецких картах как Naturdenkmal (памятник природы).
Говоря об истории Роминтской пущи, мы упоминали, что когда-то лесами была покрыта огромная территория, носившая название Великой Пустоши, и включающая в себя части нынешних Калининградской области, Литвы, Польши и Белоруссии. Сейчас же разрозненными островками Великой Пустоши являются, помимо Роминтской, Борецкая пуща, Бебжанский лес и наиболее сохранившая свой первозданный вид – Беловежская пуща.

 

памятники природы роминтской пущи
Почтовая открытка «Привет из Шельдкемена» (Gruss aus Szeldkehmen). В центре открытки изображена одна из достопримечательностей Шельдкемена (с 1938 года — Шельден, сейчас — Сосновка) — императорская ель (Kaisertanne). 1901 г. (по почтовому штемпелю).

 

И хотя от того реликтового, девственного леса, что был первоначальной основой Пущи, практически ничего не сохранилось, в некоторых её местах ещё можно встретить вековые деревья высотой около 50 метров.
Особо крупные или выделяющиеся деревья (как и упоминавшиеся выше камни) получали имена собственные в честь германских императоров и их жён, видных государственных деятелей и военачальников. К примеру, есть в Роминтской пуще «императорская ель» и «императорский бук», названные так в честь кайзера Вильгельма II.

 

памятники природа роминтской пущи
Бук лесной возле пос. Лесистое (Катариненберг). Высота 34 м, диаметр ствола 1 м. Фото К. Карчевского. Март 2015 года.

 

В настоящее время сохранилось несколько участков с вековыми деревьями. К примеру, район горы Катариненберг (возле посёлка Лесистое) и участок на правом берегу реки Красной, недалеко от посёлка Сосновка. Там, обнесённые оградами с установленными рядом пояснительными табличками, вздымаются ввысь более чем столетние семенные сосны, грабы и ели.

Также к памятникам природы можно отнести некоторые растения, получившие название из-за дендрологических особенностей вида, к примеру сферическую ель, а также растения-интродуценты, такие как  кустарниковая берёза, природным ареалом обитания которой являются  Забайкалье и Восточная Азия. Интродуценты вводились в культуру леса в конце XIX века, когда шло восстановление Пущи после нашествия бабочки-монашенки.

 

памятники природы роминтской пущи
Эрратический валун, находящийся возле российско-польской границы. Фото К. Карчевского. Ноябрь 2015 года.

 

 

 

Источники:

Gautschi A. Rominten 1500 bis 1945: Ein alphabetisches Merkbuch. Nuemann-Neudamm Melsungen, 2009.

Hinze C. Ostpreussische Sagen: von Samland und der Kurische Nehrung bis zur Rominter Heide und den Masurischen Seen. Köln: Eugen Diederichs Verlag GmbH & Co. KG, 1983.

Rothe W. Dörfer der RominterHede. — Prussia-reihe, 2004.

Архив Виштынецкого эколого-исторического музея.

 

 

 

 

Рихард Фризе

Рихард Фризе

Рихард Фризе (Richard Friese) – художник-анималист, которому последний император Германии разрешал приезжать в его резиденцию и охотиться в Роминтской пуще. 15 декабря исполнилось 163 года со дня его рождения, поэтому хотелось бы рассказать, чем, собственно, этот художник заслужил особое расположение императора, и что из его произведений сохранилось в Калининградской области и в России.

 

 

 

Мог стать чиновником

Семья Рихарда Бернарда Луиса Фризе с искусством была не связана абсолютно никак. Мальчик появился на свет 15 декабря 1854 года в Гумбиннене (Gumbinnen, ныне Гусев), в семье правительственного чиновника Адольфа Леопольда и его супруги Августы Иоганны. Конечно, отец надеялся, что Рихард пойдет по его стопам и в будущем пополнит ряды чиновников, но сынок его разочаровал, начав вопреки его воле изучать литографию в Берлине, куда он вырвался из родительского гнезда в 1871 году. Уже через три года юноша поступает в художественную школу при Музее прикладного искусства, и тут в нем начинает просыпаться любовь к рисованию животных.

 

Рихард Фризе Richard Friese
Выписка о крещении Рихарда Фризе из церковной книги лютеранской кирхи Гумбиннена. 1874 год.

 

Дело в том, что в годы учебы Рихард часто посещает Берлинский зоологический сад, где пристально разглядывает тамошних питомцев, постепенно понимая, что они могут стать объектом изобразительного искусства. Так в 1874 году, с помощью художника Пауля Майерхайма, Фризе опубликовал свои первые фотографии животных Берлинского зоопарка. Правда, это только начало карьеры.

 

 

Знакомство с будущим императором

В феврале 1877 года Фризе поступает в Королевскую академию изобразительных искусств. Там он обучается у таких известных художников как П. Майерхайм, К. Штеффек, Л. Розенфельдер. Под их влиянием Фризе окончательно формируется как живописец, правда, обучение в Академии художник бросил, так как с помощью старшего брата Эмиля ему удается открыть свою первую студию-ателье в Берлине.

 

Рихард Фризе
Директор Берлинского зоопарка профессор Людвиг Хек и Рихард Фризе (стоит) в ателье последнего. После 1900 г.

 

Несмотря на видимые успех в столице, Фризе тянет в Восточную Пруссию, и осенью 1877 года он впервые приезжает на пленэр в заповедник «Эльхвальд» (Elchwald) на берегу Куршского залива. Периодически бывая там, в 1884 году в лесничестве Ибенхорст (граница сегодняшних Полесского и Славского районов Калининградской области) он знакомится с наследным принцем, будущим императором Германии Вильгельмом II, ставшим с того времени большим покровителем и другом Фризе.

Тем не менее, как художник с именем, Рихард зарекомендовал себя немного раньше знакомства с Вильгельмом — в 1881 году работа Фризе впервые представлена на художественной выставке Академии искусств. Этот момент можно считать началом его популярности. Правда, уже на следующий шаг к известности теоретически могло повлиять знакомство с августейшей особой — с 1893 и по 1917 годы его работы появляются на Большой Берлинской художественной выставке.

 

Рихард Фризе
Страница из каталога Большой художественной выставки в Берлине, 1911 г. 4-м пунктом указана скульптура Рихарда Фризе. Ошибочно указано про 18 отростков на рогах оленя.

 

 

 

Прославил Роминтскую пущу

Материал для выставок Фризе успел собрать во время своего грандиозного путешествия по России, Норвегии, Шотландии, побережью Северного моря, Сирии и Палестине, Канаде и другим странам, которое он совершил в конце 1880-х — самом начале 1890-х годов. Именно после этого тура Фризе уже можно назвать состоявшимся художником-анималистом.

Дальше карьера уроженца Гумбиннена идет в гору так стремительно, что заказать у него картину может уже не каждый богатей Германии. В 1892 году Фризе приглашают в качестве преподавателя в Берлинскую академию изобразительных искусств, а в 1896 году от прусского министра культуры фон Боссе он получает звание профессора. С 1891 года он становится частым гостем в охотничьем замке Вильгельма II в поселке Роминтен (Rominten, ныне погранзастава Радужное). Там он зарисовывал добытых императором благородных оленей и их рога. Многие полотна с изображением императорских трофеев украшали стены охотничьего замка. Репродукции этих работ помещались на почтовых открытках, печатались в охотничьих журналах. Сложно сказать, кто кого в итоге «раскрутил» сильнее, Фризе Роминтскую пущу или Роминтская пуща Фризе. Дело в том, что именно благодаря открыточным изображениям благородного оленя с этой территории лес стал известен по всему миру.

 

«Грюсс аус Роминтен». Привет из Роминты. Почтовая открытка с изображением скульптуры благородного оленя работы Рихарда Фризе. 1930-е.

 

В 1897 году Фризе удостаивается золотой медали на Большой Берлинской выставке искусств. В это же время он создает несколько известных пейзажных работ. Но и это не все: помимо картин Фризе набирает популярность еще и как скульптор. Совместно с Йозефом Палленбергом [1] им создаются четыре скульптуры благородных оленей, украсивших Олений мост возле императорского охотничьего замка. А позже им была создана скульптура особо крупного благородного оленя, установленная у капеллы Хуберта.

 

Рихард Фризе
Транспортировка скульптуры оленя в Роминтен, к месту установки у капеллы Хуберта, 1911 год.

 

Как уже упоминалось, часть скульптур с Оленьего моста сейчас находится в санатории в Подмосковье, а скульптура, стоявшая рядом с капеллой, после войны переехала в парк города Смоленска, где она стоит и сегодня.

 

 

Остались только открытки

В октябре 1909 года Фризе был удостоен особой благодарности от Вильгельма II — ему было дозволено добыть благородного оленя в Пуще. Им стал самец с рогами о 18-ти отростков.

 

Рихард Фризе
Рихард Фризе (сидит) и главный лесничий Пауль Вробель у добытых лосей. Лесничество Тавельнингкен, крайс Нидерунг, 1909 год.

 

В январе 1911 году Фризе совершает свою последнюю зарубежную поездку — совместно с лесничим из Роминтской пущи Элерсом он отправляется на медвежью охоту в Россию. На обратном пути он посещает Норвегию. С конца 1890-х годов художника часто мучают приступы ревматизма. С 1914 года у него случаются частые приступы мигрени. И хотя на здоровье он никому не жаловался, силы его начинают покидать. 19 июня 1918 года Рихард Фризе скончался. Похоронен живописец был в Берлине.

Уже в 1930 году его брат Эмиль издал книгу воспоминаний о художнике. Ныне большинство работ Фризе находится в частных коллекциях, а также в музеях Дрездена, Бремена, Берлина. К сожалению, после войны в нашей области ни одной работы художника не осталось. Тем не менее, о них напоминают старые открытки и фотографии.

 

Рихард Фризе
Рихард Фризе на скамейке в Берлинском зоопарке.

 

Рихард Фризе
Рихард Фризе (сидит) у только что установленного памятника оленю в Роминтен. Сентябрь 1911 года.

 

 

 

 

_________________________

 

 

 

Примечания

  1. Йозеф Палленберг (Josef Pallenberg, 1882 — 1946) — скульптор-анималист. Среди прочего создал скульптуры животных, украсивших вход в зоопарк Карла Хагенбека в Гамбурге.

 

 

 

(по материалам: Gautschi A., Siemens W., Vollmer-Verheyen H.G. Richard Friese — sein Leben, sein Kunst. Neumann-Neudamm Melsungen, 2013)

 

 

 

Башни Бисмарка в Восточной Пруссии. Часть I.

Башни Бисмарка в Восточной Пруссии. Часть I.

Не обошло стороной возведение башен Бисмарка и Восточную Пруссию. Всего в этой  германской провинции было построено восемь башен, которые после раздела Восточной Пруссии по итогам Второй мировой войны, оказались по разные стороны границы: четыре башни на территории Польши и четыре на территории Калининградской области. Вот о них и пойдёт рассказ.

Все восточнопрусские башни были сооружены примерно в одно и тоже время, в начале ХХ века, и находились на возвышенностях, расположенных, в основном, в окрестностях крупных городов. Из восьми построенных башен на территории Калининградской области лишь две сохранились до наших дней. На польской территории бывшей Восточной Пруссии сохранились все четыре башни. Находятся они в пределах Варминьско-Мазурского воеводства (помимо этих башен, на территории Польши были построены ещё несколько башен, некоторые из которых сохранились до наших дней).

 

башни бисмарка в восточной пруссии
Башни Бисмарка, построенные на нынешней территории Калининградской области.

 

 

 

Башня Бисмарка под Гумбинненом

 

Bismarckturm Kallner Hohen Gumbinnen
Башня Бисмарка под Гумбинненом . 1930-е гг.

 

Первоначальные планы по возведению башни  были озвучены в Гумбиннене (сейчас Гусев) в 1899 году, тогда же был сформирован комитет по её строительству под председательством администратора района. Местом для строительства была выбрана высота Калльнера (Kallner Höhen) – 115 метров над уровнем моря. Проект башни был разработан архитектором Гумбинненского округа Менцелем. Стоимость работ по строительству башни составила 15 тысяч марок, собранных за счёт добровольных пожертвований.

 

Kallnen map башня бисмарка
Высота 115,5 м возле селения Калльнен. Фрагмент карты масштаба 1:25000. 1930-е гг.

 

Основание башни было заложено 1 апреля 1902 года. Надзором за строительством занимался районный строительный инспектор Гисслинг. В качестве строительного материала использовались гранитные блоки, которые доставляли с Мазур. Высота башни составляла 12 метров. В её верхней части была установлена табличка с фамильным гербом и надписью BISMARCK, а на открытой верхней площадке – чаша для разведения огня.

 

Gumbinnen Bismarckturm postcard
Башня Бисмарка на высоте Калльнер возле Гумбиннена. Почтовая открытка. 1900-е гг.

 

Торжественное открытие башни при большом стечении зрителей состоялось 14 июня 1903 года.
Башня стала одной из значимых достопримечательностей округа и излюбленным местом отдыха местных жителей и приезжих. Добираться до неё удобней всего было на автомобиле по дороге, которая подходила практически к самой башне. Любителям пеших прогулок приходилось часть пути преодолевать по железной дороге (в сторону Даркемена, ныне Озёрска) до платформы Balbern, а уже оттуда пешком по холмистой гряде идти к башне.

 

Bismarck Turm Kallner Hohen
Башня Бисмарка на горе Калльнер была популярным местом отдыха жителей Гумбиннена. Почтовая открытка. 1910-е гг

 

Простояла башня до 20 января 1945 года, когда при наступлении советских войск была взорвана немецкими сапёрами, дабы лишить ориентира артиллеристов противника.

В настоящее время на месте башни остались гранитные блоки основания, а вплотную к месту, где она стояла, подступает песчаный карьер.

 

Башня Бисмарка под Кёнигсбергом

 

Башня Бисмарка под Кёнигсбергом
Башня Бисмарка возле Гальтгарбена под Кёнигсбергом. Почтовая открытка. 1920-е гг.

 

Идея воздвигнуть башню Бисмарка под Кёнигсбергом появилась ещё в 1898 году. Был сформирован комитет по строительству башни под председательством государственного советника Карла Увре (Karl Ouvrier), который был одновременно председателем местного отделения Пангерманского союза (Alldeutscher Verband) Кёнигсберга.

Но лишь 1 мая 1902 года был инициирован конкурс среди архитекторов на проектирование. Победителем  стал проект  кёнигсбергского архитектора Рихарда  Детлефсена [1] из Кёнигсберга.

Общая стоимость затрат на строительство башни составляла 28 тысяч марок, но к началу работ было собрано лишь 11 тысяч. Отсутствие средств в дальнейшем неоднократно задерживало строительство и чуть было не привело к закрытию проекта.

Местом для будущей башни была выбрана самая высокая точка Замланда – гора Гальтгарбен, 111,4 метров над уровнем моря, расположенная примерно в 20 км на северо-запад о Кёнигсберга. Здесь уже имелась деревянная смотровая башня, которую любили посещать отдыхающие изстолицы Восточной Пруссии. Торжественная церемония закладки фундамента башни Бисмарка состоялась 20 августа 1902 года. В качестве строительного материала использовались гранитные блоки, добытые на Замланде, недалеко от места строительства, а также привозные камни, пожертвованные меценатами. Но уже к концу 1902 года из-за сокращающегося финансирования строительство остановилось.

 

Galtgarben map башни бисмарка
Высота Гальтгарбен. Фрагмент карты масштаба 1:25000. 1930-е гг.

 

В начале 1903 года был создан Комитет по обеспечению финансирования строительства башни. 20 февраля 1903 года организован благотворительный вечер, а 26 и 27 февраля показан балет «Золушка» в театре «Louisenhöhe», сборы от которого пошли в фонд строительства. Благотворительные вечера были проведены и в 1904 году, организовано музыкальное выступление в гостевом доме Drugehnen, неподалёку от места строительства, на котором удалось собрать 760 марок. Округа Кёнигсберг и Фишхаузен (Приморск) неоднократно оказывали помощь в сборе средств для возобновления строительства башни. В конечном итоге строительные работы были возобновлены лишь весной 1905 года, а закончено строительство было в середине 1906 года.

Высота квадратной в сечении башни составляла 22,58 метра. Наверху по традиции была установлена чаша для огня. Над входом располагался герб фон Бисмарка.

 

Galtgarben Bismarck Turm 1912
Над входом в башню было выполнено изображение герба Бисмарка. Почтовая открытка. 1912 год (по почтовому штемпелю).

 

Торжественное открытие башни состоялось 23 сентября 1906 года. Все последующие годы это было популярное место отдыха и проведения различных мероприятий и митингов. С этой целью в начале 1914 года перед входом в башню с южной стороны была создана открытая площадка (Festhalle). Зимой башня и гора были популярны у любителей активного отдыха — здесь был построен трамплин для прыжков и проложено несколько лыжных трасс.

 

башня Бисмарка в Гальтгарбене
Гора Гальтгарбен с башней Бисмарка и лыжным трамплином. Почтовая открытка. 1930-е гг.

 

Galtgarben Bismarcktuerm
Гора Гальтгарбен. Почтовая открытка. 1930-е гг.

 

Кроме того, на самой горе у башни и на южном склоне находились монументы в память участников наполеоновских войн. Ещё в 1818 году по инициативе военного советника Иоганна Георга Шеффнера[2] на горе был установлен крест на гранитных блоках в честь павших в освободительной войне против Наполеона. На литых чугунных плитах перечислялись сражения той войны, а на гранитном блоке была высечена надпись «27 сентября 1818 года». В 1888 году памятник был отреставрирован. На южном склоне горы стоял ещё один памятник с изображением меча и факела, надпись на нём гласила: «Тысячам, погибшим за Отечество, заслужившим хвалу и благодарность. 1818». Там же на вершине горы в 1820 году был похоронен и сам Шеффнер, «двигатель духовных сил», как прозвали его кёнигсбержцы.

 

Galtgarben Bismarckturm mit Denkmal
Гора Гальтгарбен. Башня Бисмарка и памятник павшим в войне с Наполеоном. 1930-е гг.

 

Гальтгарбен
Смотровая вышка и памятник погибшим в войне с Наполеоном на горе Гальтгарбен. Почтовая открытка. До 1902 г.

 

Galtgarben Bismarck Turm Stolle Collection
Башня Бисмарка на горе Гальтгарбен (в стадии строительства). Почтовая открытка. Серия «Замланд» из коллекции Рудольфа Штолле. До 1905 г.

 

Простояла башня до 1945 года. В ночь на 1 марта она была подорвана советскими войсками во время ожесточённых боёв на Замланде:

 

«К исходу февраля наш полк, в стрелковых ротах которого осталось менее четверти состава, занял оборону у подножия высоты 111,4, мимо которой мы прошли тремя неделями раньше. Потеря этой исключительно важной высоты вынудила бы наши войска отойти на восток еще на 20–30 километров, ослабив угрозу Кенигсбергу, над которым войска фронта нависли с трех направлений. Нам было строго наказано дальше не отступать, да и самим очень уж не хотелось, а немцев, конечно, манила близость господствующей высоты.

До войны здесь была прекрасная лыжная трасса с трамплином, а плоскую вершину высоты венчало сооружение, напоминавшее средневековую крепостную башню (позже узнали, что башня была названа в честь Бисмарка — Bismarckturm). На случай отступления наши саперы башню заминировали, основательно начинив ее взрывчаткой, и рядом установили дежурство. Метров на тридцать ниже вершины, во рву разместился КП полка с автоматчиками и два командира полковых батарей со связными, всего человек тридцать. В течение дня немецкая пехота дважды пыталась атаковать подступы к высоте, но была отбита. К ночи стрельба совсем утихла, и после ужина со «ста граммами» нас одолел сон.

Среди ночи все проснулись от негромкого хлопка сигнальной ракеты, выпущенной с вершины высоты. Отчетливо слышались голоса каким-то образом забравшихся туда немцев. Взлетела еще одна ракета. Наши телефоны безмолвствовали, видно, «ночные гости» по пути перерезали линии связи. <…>

В это время на вершине раздался огромной силы взрыв, высоту встряхнуло, послышался грохот падающих обломков, застонали раненые. Уверенные в том, что после взрыва башни запросто разделаемся с остатками этой группы, мы, крича «ура!», попытались взобраться на вершину, но, встреченные разрывами ручных гранат и плотным огнем автоматов, залегли, а затем сползли в свой ров. Послали за подкреплением, и через полчаса вместе с прибывшими остатками роты (их было человек пятнадцать) мы с двух направлений атаковали вершину. И на этот раз безуспешно.

В поисках выхода из очень опасного положения я вспомнил о своей переносной УКВ-рации и доложил Рубцову: могу связаться с тылом батареи, расположенным недалеко от штаба дивизии. Передал по радио его просьбу нанести артиллерийский удар по вершине высоты. Минут через двадцать мы услыхали знакомый скрежет двух «катюш», а затем, грозно прошуршав над нашими головами, на вершине стали рваться десятки реактивных снарядов. Как только стих оглушающий грохот, мы поднялись в третью атаку. Теперь немцы не устояли перед нашим «ура!» и побежали вниз. Почти всех беглецов удалось поймать. <…>

Так мы в ночь на первое марта отстояли эту на всю жизнь запомнившуюся высоту.»

(Кобылянский И. Г. Прямой наводкой по врагу. — М.: Яуза, Эксмо, 2005.)

 

В настоящее время на горе расположена воинская часть, а на месте памятника стоит обелиск в память павших воинов с текстом: «Воин! Будь достоин памяти павших в боях за освобождение высоты».

 

Башня Бисмарка под Рагнитом

 

Башня Бисмарка под Рагнитом. 1930-е гг.
Башня Бисмарка в Обер-Эйссельне под Рагнитом . Почтовая открытка. 1930е гг.

Идея строительства башни на берегу Мемеля (Неман) принадлежала главе крайса Рагнит графу Георгу фон Ламбсдорфу[3]. Он планировал начать строительство ещё в середине 1899 года. Но всё вновь упёрлось в финансирование. В начале 1910 года в фонде строительства башни имелось лишь 8 тысяч марок, в то время как общая стоимость работ составляла 17 тысяч.

Местом для строительства выбрали Сигнальную гору (Signalberg) в местечке Обер-Эйссельн (Ober-Eißeln, сейчас посёлок Гарино или Горино) – 67,8 метров над уровнем моря. Эта холмистая местность на левом берегу Мемеля называлась Литовской Швейцарией и было популярным местом отдыха у жителей не только Рагнита, но и Тильзита.  Первый камень в фундамент башни был заложен в 1911 году. Осуществляла работы строительная фирма Эвермана из Рагнита. Саму башню выложили из кирпича, а затем облицевали гранитными плитами.

 

Ober-Eisseln map
Сигнальная гора. Фрагмент карты масштаба 1:25000. 1930-е гг.

 

Квадратная в сечении башня имела ширину 6 м, высоту 19,7 м. Наверх, где была установлена чаша для огня,  вела четырёхпролётная лестница. Над входом в башню была укреплена табличка из грубоотёсанного камня с надписью BISMARCK.

 

Bismarckturm in Ober-Eisseln
Обер-Эйссельн. башня Бисмарка. Почтовая открытка. 1910-1920-е гг.

 

Торжественное открытие сооружения состоялось 17 августа 1912 года. С речью и поздравлениями от инициатора проекта графа фон Ламсбдорфа выступил глава крайса Ганс фон Требра.

Расположенная в лесопарковом массиве башня была популярна у жителей и гостей округа. Рядом с башней было расположено придорожное кафе, а к водам Немана от него шла прогулочная лестница.

 

Ober-Eisseln 1906
От подножия башни к берегу Мемеля вела каменная лестница, осаженная по сторонам туями. Почтовая открытка. 1906 г. (по почтовому штемпелю).

 

Ober-Eisseln Kurhaus 1904
Курхаус в Обер-Эйссельн (Литовская Швейцария). Почтовая открытка. 1901 г.

 

В Первую мировую войну башня была повреждена во время обстрела русской артиллерией, а 12 июля 1914 года от осколочного ранения погиб немецкий наблюдатель Карл Вендт, впоследствии с воинскими почестями погребённый у башни. В 1933 году у северной стороны башни был похоронен по его же просьбе глава округа доктор Бенхард Пеннер, погибший из-за несчастного случая на охоте.

 

Bismarckturm Ober Eisseln 1927
Башня Бисмарка в Обер-Эйссельн. Почтовая открытка. 1927 г. (по почтовому штемпелю).

 

В настоящее время башня находится в весьма удручающем состоянии. Гранитная облицовка осыпалась. Верхняя часть башни разрушена, лестница частично тоже и подъём наверх опасен для жизни. Захоронения у башни разграблены и утрачены.

 

Bismarckturm Gorino 2011
Башня Бисмарка в Горино. 2011 г.

 

Bismarckturm Gorino - 2011
Башня Бисмарка в Горино. 2011.

 

Bismarckturm Garino 2011
Горино. 2011 г.

 

 

 

Башня Бисмарка под Инстербургом

 

Башня Бисмарка под Инстербургом. 1930е гг.
Башня Бисмарка под Инстербургом . Почтовая открытка. 1930-е гг.

 

Инициатором строительства башни под Инстербургом (Черняховск) выступил помещик Вагнер в 1908 году.  Как обычно, был основан комитет, который занялся сбором средств. Общая сумма, необходимая для осуществления работ, в размере 15 тысяч марок была собрана за счёт добровольных взносов и пожертвований.
Местом под строительство был выбран холм с отметкой 33 м возле селения Георгенбургкелен недалеко от места слияния рек Инстер (Инструч) и Ангерапп (Анграпа), где берет свое начало Прегель (ныне Преголя).

 

Georgenbugkehlen map
Георгенбургкелен. Фрагмент карты. 1930-е гг.

 

Проект башни был разработан местным архитектором Шлихтингом. В июне 1913 года на заседании комитета он объявил, что все необходимые строительные материалы уже находятся на площадке и можно приступать непосредственно к строительству. Работы были поручены подрядчику Эмилю Кадерайту. Надзор за ходом работ осуществлял правительственный архитектор Боде цу Кройцнах.
Инстербургская башня, как и предыдущая, была сложена из кирпича и облицована диким камнем. При ширине в 6 м высота её достигала 15 м.

На открытии, состоявшемся 7 сентября 1903 года,  с торжественной речью выступил президент Правительства Гумбинненского округа доктор Грамш. Графине фон Бисмарк была отправлена телеграмма с сообщением, что башня в честь её мужа открыта и освящена при большом стечении народа. В ответ получена телеграмма со словами благодарности.

Популярная среди местных жителей и гостей округа башня простояла до конца Второй мировой войны. В настоящее время она находится в аварийном состоянии. Частично разрушены лестница и верхняя площадка, частично утрачена облицовка из полевых камней. Башня стоит прямо над автомобильной дорогой Маёвка — Глушково, её видно издалека, а вид на Черняховск, открывающийся от её подножия, мало кого оставит равнодушным.

 

Bismarckturm Insterburg 2010
Башня Бисмарка возле пос. Маёвка. 2010 г.

 

В 2011 году в рамках проекта «ИнстерГОД» были проведены обмеры башни, фотофиксация и разработан эскизный проект реставрации башни.

Такова краткая история башен Бисмарка, располагавшихся на территории современной Калининградской области. Сохранившиеся руины (а иначе и не назовёшь) пользуются популярностью у местных и приезжих туристов, однако аварийное состояние объектов вызывает опасение, что в скором будущем мы можем лишиться и этих достопримечательностей.

 

 

 

 

Примечания:

1. Рихард  Детлефсен (Richard Jepsen Dethlefsen, 1864 — 1944) — немецкий архитектор и консерватор памятников. С 1902 по 1936 годы занимал пост главного консерватора памятников провинции Восточная Пруссия. Основал в 1912 году в Кёнигсбергском зоопарке музей малых сельских архитектурных форм, который в 1938 году переместился в Хоэнштайн (сейчас Ольштынек), где существует и по сей день. Скончался в Хайнрихсвальде.

2. Иоганн Георг Шеффнер (Johann Georg Scheffner, 1736-1820) — прусский писатель, мыслитель, переводчик, уроженец Кёнигсберга, приятель Иммануила Канта.

3. Георг фон Ламбсдорф (Georg Franz Wilhelm Freiherr von der Wenge Graf von Lambsdorff, 1863-1935) — прусский юрист, с 1895 по 1905 год был главой района Тильзит — Рагнит,  в 1915 — 1919 годы занимал должность Президента округа Гумбиннен.

 

 

 

Источники:

Бильдархив

www.bismarcktuerme.de

Википедия

 

 

Башни Бисмарка — прошлое и настоящее

Башни Бисмарка в Восточной Пруссии. Часть II.

 

Захоронения и памятники Первой мировой войны

Захоронения и памятники Первой мировой войны

«Кто путешествовал между обеими мировыми войнами по Восточной Пруссии, тот находил на кладбищах, а также в чистом поле, на улицах и даже в частных садах, могилы, которые надписями и железными крестами свидетельствуют, что в них покоятся солдаты, напоминание о тяжёлой борьбе 1914-15 годов» – такими словами начинается труд Макса Денена «Воинские захоронения в Восточной Пруссии 1914/15».

Как появились захоронения

Действительно, в 1914-15 годах Восточная Пруссия стала местом ожесточённых столкновений, с августа 1914-го по март 1915-го шли на её территории бои и сражения: Шталлупёненское столкновение, Гумбиннен-Гольдапское сражение, Танненбергское сражение, битва на Мазурских озёрах, битва в Августовских лесах и другие, менее крупные события. Немым напоминание о них стали многочисленные воинские захоронения, раскиданные по всей территории региона.

 

Воинские захоронения первой мировой войны
Воинское захоронение в Гумбиннене (Гусев). 1914-15 годы.

 

После каждого сражения специальные команды войсковых подразделений, зачастую совместно с местными жителями, обходили поле боя и организовывали захоронения своих и чужих павших воинов. Если близко было кладбище, то погибших солдат хоронили на нём, но чаще приходилось это делать непосредственно на поле сражения, там, где они и нашли свою смерть.

 

захоронения первой мировой войны
Похороны погибших под Усдау (Уздово, Польша). Конец августа 1914 г.

 

Немцы хоронили и своих и чужих, в данном случае – русских воинов. Но и русские войска не оставляли тела врагов на поле боя. Вот, к примеру, воспоминания кавалериста Георгия Гоштовта, описанные им в книге «Кирасиры Его Величества в Великую войну» (1938):

«В деревне Гросс Лаут были подобраны и похоронены тела убитых немецких кирасир маршевого эскадрона 3-го полка».

 

воинские захоронения первой мировой войны
Воинское захоронение в Гольдапе,  1914/15.

 

Некоторая планомерность солдатских захоронений была в городах, которые располагали гарнизонными кладбищами или в которых резервным лазаретам отводилась часть городского кладбища. В ряде городов удавалось даже хоронить на кладбищах по религиозным конфессиям – евангелическим, католическим, еврейским. Павшие предавались земле с воинскими почестями, был ли это немецкий или русский солдат  —  не имело значения. Могилы русских солдат, как и все захоронения на кладбищах, в которых погибшие нашли свой последний покой, содержались и приводились в порядок силами общин.

После Первой мировой войны повсюду, где были могилы немецких солдат, начались перезахоронения на крупные военные кладбища. Эти мероприятия проводились в соответствии с Женевской конвенцией о праве погибших на захоронение. Для Восточной Пруссии и захоронений на её территории это имело малое значение, поскольку здешнее население было «близко привязано» к павшим. В большинстве случаев жители отказывались от перенесения могил на общие военные кладбища, а иногда даже перезахоранивали своих близких, павших на других фронтах, на местных кладбищах.

Объяснялась такая привязанность тем, что в 1914-15 годах эту территорию защищали местные, восточнопрусские и западнопрусские полки. На могильных плитах написаны фамилии, которые встречались в большинстве городов и деревень Восточной Пруссии.

Многочисленные солдатские могилы порой значительно препятствовали обработке полей, но ни один землевладелец не настаивал на перезахоронении, наоборот, он гордился тем, что на своей земле может ухаживать за воинским захоронением. Общины и частные собственники-землевладельцы соревновались в уходе за могилами, летом они утопали в цветах и зелени, при этом и захоронения русских солдат не были забыты. Поскольку родственники погибших русских воинов практически не имели возможности посещать их могилы, во многих случаях немецкие церковные общины и молодёжные группы брали на себя заботу по уходу за такими захоронениями.

 

Воинские захоронения первой мировой войны
Воинское захоронение на «Лесном кладбище» Тильзита (Советск). 1914.

 

 

 

Основные захоронения Первой мировой войны на территории Восточной Пруссии

На 1939 год в Восточной Пруссии было около 2200 воинских захоронений, от крупных кладбищ до одиночных  могил, в которых покоилось более 61 тысячи человек. Помимо погребённых немцев и русских были представители и других стран – австрийцы, англичане, бельгийцы, румыны, французы, оказавшиеся на территории Восточной Пруссии в качестве военнопленных.

Все захоронения можно условно разделить по количеству погребённых:

– кладбища с небольшим количеством захороненных от 1 до 20 человек – примерно 4/5 от общего числа кладбищ (более 1750 кладбищ);

– с количеством захороненных в 500 человек и более – примерно 10 кладбищ;

– с количеством захороненных от 1000 и более человек – примерно 5 кладбищ;

– остальные – кладбища с количеством захороненных  от 20 до 500 человек – их более 400.

Самым крупным кладбищем было лазаретное кладбище в Кёнигсберге (Калининград), называлось оно Новое Военное кладбище (Neuer Militärfriedhof). На этом кладбище обрели покой 2904 воина, из которых 2624 немецких, 263 русских, а также австрийцы, англичане, румыны, американец, итальянец и француз.

Вторым крупным захоронением было воинское кладбище в Хайльсберге (Лидзбарк Варминьский, Польша). На нём было погребено 2761 человек: 2081 русских, 506 румын, 53 француза, 49 англичан, 45 бельгийцев, 19 итальянцев и 8 сербов. Большинство из них были военнопленными лагеря, находившегося возле города, умершими во время эпидемии тифа.

На кладбище в Орлау (Орлово, Польша) в результате тяжелых боёв в период Танненбергского сражения, проходящих неподалёку от этого города, были захоронены 1427 воинов.

Захоронение в Маттишкемен (Совхозное, Нестеровский район Калининградской области) образовано непосредственно на поле Гумбиннен-Гольдапского сражения, в этом месте проходило одно из ожесточённых столкновений русских и немецких войск. Здесь похоронено 1084 солдата.

 

воинские захоронения первой мировой войны в восточной пруссии
Воинское захоронение в Маттишкемен (Совхозное). Ок. 1929 г.

 

На Лесном кладбище в Тильзите (Советск) захоронено 1000 воинов. Изначально там хоронили погибших в лазарете солдат, а впоследствии и военнопленных.

Из крупных воинских захоронений, находящихся на территории Калининградской области, также выделяются ещё два захоронения. Первое – в Гёриттен (Пушкино, Нестеровский район), где в общей сложности покоится 797 человек, из которых 601 русские воины. Второе – захоронение в Гавайтен (Гаврилово, Озёрский район), на котором похоронены 734 воина.

 

Памятник погибшим русским воинам в первую мировую войну
Памятник русским военнопленным на воинском захоронении в Хайльсберге (Лидзбарк Варминьский, Польша).

 

 

 

 

Благоустройство воинских захоронений в первой половине ХХ века

В целом все захоронения, будь то крупные кладбища в городах или одиночные могилы в лесу, поддерживались в надлежащем состоянии, и на каждой могиле были установлены кресты или плиты. Первоначально же все воинские захоронения выглядели одинаково – земляные холмы с простыми деревянными крестами.

Нужно отметить, что сразу после того, как боевые действия на территории Восточной Пруссии завершились и павшие воины были преданы земле, изображения  воинских кладбищ и захоронений стали популярными мотивами немецких почтовых открыток. И позже памятники павшим на полях сражений в Восточной Пруссии регулярно появлялись на почтовых открытках в качестве достопримечательности многих восточнопрусских городов и посёлков.

 

Allenburg Kriegsgraeber im 1. Weltkrieg памятники солдатам первой мировой войны
Алленбург, крайс Велау (Дружба, Правдинского района Калининградской области). Могилы воинов II гвардейского резервного полка, погибших в сражении у Шаллена 9 сентября 1914 года.

 

Allenburg Heldengrab im 1 Weltkrieg
Почтовая открытка с изображением одиночной могилы погибшего в сентябре 1914 года воина 93-го пехотного полка. Алленбург.

 

Ещё гремели сражения Первой мировой, а в России и Германии уже проводились конкурсы по благоустройству воинских захоронений и проектов памятных знаков для них.

Так, к примеру, известен проект надгробного памятника павшим воинам Первой мировой войны, разработанный российским архитектором Иосифом Лангбардом и удостоенный первой премии Императорского общества архитекторов-художников (ОАХ). Конкурс проводился по поручению Главного Совета Всероссийского общества увековечивания памяти павших воинов (1916 г.).

В Германии также проводились конкурсы, в которых участвовали известные архитекторы. К примеру, известно несколько проектов воинских захоронений работы архитектора Фридриха Ларса, опубликованных в специальном выпуске ежегодника Немецкого производственного союза (Deutscher Werkbund).

 

памятники первой мировой войны
Проект благоустройства воинского захоронения в Ваплице (Ваплёво, Польша).

 

В Кёнигсберге в 1917 году в парке Луизенваль (сегодня это «Центральный парк культуры и отдыха» Калининграда) проходила выставка малых архитектурных форм, на которой экспонировались проекты надгробных крестов и плит, которые планировалось устанавливать на воинских захоронениях.

В архитектурных журналах печатались статьи с проектами по благоустройству воинских захоронений, выпускались специальные каталоги и сборники.

В проектах были предложения по высаживанию «героических рощ» (Heldenhain). И, в конечном счете, такие рощи появились в Гервен (пос. Приозёрное Гусевского района) и Мемеле (Клайпеда, Литва).

 

памятники павшим в первую мировую войну
Проекты «героических рощ» в округе Инстербург, 1916.

 

В итоге к десятилетней годовщине событий 1914 года на многих захоронениях были проведены работы по благоустройству. Устанавливались бетонные кресты и плиты, возводились памятники и мемориалы. В каждом крайсе (районе) работали определённые строительные фирмы, занимающиеся благоустройством захоронений, и вскоре в журналах и газетах можно было видеть соответствующую рекламу.

 

памятники первой мировой войны
Открытие военного мемориала в Эйдткунен (Чернышевское). 1925 г.

 

Надгробные кресты не выделялись особыми архитектурными изысками, они были небольшие, с изображением Железного креста и краткой надписью: фамилия, полковая принадлежность и дата гибели воинов. На русских же крестах и плитах преимущественно изображался православный крест и ставилась лаконичная надпись c указанием количества захороненных, к примеру «Hier ruhen 6 unbekannte russische krieger» («Здесь покоятся 6 неизвестных русских воинов»).

 

 

Памятники погибшим в Первую мировую войну

В канун десятилетней годовщины начала Первой мировой войны в Германии началась установка памятников в честь погибших на разных фронтах местных жителей. Почти в каждом населённом пункте Восточной Пруссии были установлены различные памятники и памятные знаки жителям города или церковного прихода (Kirchspiel). По большей части эти памятники стояли возле кирх, выложенные из обработанных камней, с мраморными плитами, на которых были перечислены фамилии жителей церковного прихода. Или же это были огромные валуны, с изображением Железного креста или немецкой каски и лаконичной надписью, например:

 «Den Helden die Heimat» («Родина – Героям»);

«Treue um Treue» («Верным за верность»);

«Unseren gefallenen Helden» («Наши павшим Героям»).

 

Памятник павшим в превую мировую войну
Памятник павшим в Первую мировую у кирхи в пос. Бладиау (Пятидорожное, Багратионовский район). 1930-е.

 

Но некоторые памятники представляли собой довольно величественные монументы. К таковым относился, в частности, памятник возле города Алленбург (Дружба), возведённый 7 сентября 1924 года в честь воинов I и II гвардейских резервных дивизий, погибших 9 сентября 1914 года при попытке прорваться к удерживаемому отступающими русскими войсками городу. На открытии этого памятника присутствовал фельдмаршал Пауль фон Гинденбург.

 

Grabmal der 1. G.R.D. bei Schallen-Allenburg
Памятник на захоронении воинов, павших в бою у Шаллена возле Алленбурга. 1924 год.

 

Ehrenmal in Schallen bei Allenburg
Несколько лет спустя над памятником возле Алленбурга была установлена скульптура орла. Ок. 1932 года.

 

Также в гарнизонных городах Восточной Пруссии устанавливались памятники в честь павших в сражениях Первой мировой полковых товарищей. Преимущественно их ставили у казарм или в парковых зонах.

В кирхах различных конфессий появлялись мемориальные таблички с перечислением фамилий прихожан, погибших в боях. Такие таблички устанавливались и в общественных зданиях. Например,  были установлены таблички в честь павших работников в Городском театре в Тильзите, памяти учителей и учеников Фридрихсшуле в Гумбиннене, павшим служащим почтамта в Инстербурге, погибшим выпускникам Кнайпхофской гимназии Кёнигберга и многие другие.

 

Мемориальная (памятная) табличка в кирхе Гавайтен/Гаврилово, Озёрский район, 1930-е гг.
Мемориальная табличка в кирхе Гавайтен (Гаврилово). 1930-е гг.

 

Несколько необычными памятниками Первой мировой были так называемые «железные солдаты». «Воин в железе», «железный солдат» или «человек из гвоздей» – символ немецкой пропаганды  времён Первой мировой войны. По сути это была благотворительная акция, направленная на сбор средств для нужд фронта, лечения раненых или помощь семьям погибших.

К началу Второй мировой войны в Восточной Пруссии насчитывалось свыше 2200 воинских захоронений 1914-15 годов, а также свыше 150 различных памятников, посвященных событиям Первой мировой войны. Все они сохранялись в отличном состоянии и служили молчаливым напоминанием  о тех событиях.

 

Источники:

Dehnen M. Die Kriegsgräber in Ostpreussen von 1914/15. Wurzburg, 1966

Dehnen M., Raschdorff W. Heldenfriedhöfe in Ostpreussen. Königsberg, 1939.

«Kriegergräber im Felde und Daheim» Jahrbuch des Deutschen Werkbunde 1916/17. München, 1917.

«Kriegergräber. Beiträge zu der Frage: wie stellen wir unsere Kriegergräber wurdig erhalten»

Бильдархив