Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны

Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны

Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны (Ludendorff-Spende für Kriegsbeschädigte) — некоммерческая организация, появившаяся в Германии в мае 1918 года. Основала его некая Эмма  Чеушнер (Emma Tscheuschner). Как явствует из названия фонда, целью его было помочь солдатам-инвалидам вернуться к обычной жизни. Ничего примечательного в этом фонде не было бы (во время Первой мировой войны появилось множество различных организаций, фондов и массовых движений — вспомним хотя бы «железных солдат«, — занимающихся благотворительностью), если бы его патроном не стал герой войны Эрих Людендорф (1865-1937),  занимавший должность начальника штаба у командующего Восточным фронтом фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга (кстати, в 1915 году был создан «Благотворительный фонд Гинденбурга» (Hindenburg-Spende), целью которого был как раз сбор средств на закупку тёплых вещей для солдат, воюющих на Восточном фронте), а с 1916 года ставший генерал-квартирмейстером германской армии. По воспоминаниям самого Людендорфа, за весьма короткое время фонду удалось собрать более 150 млн марок. Просуществовал Благотворительный фонд Людендорфа до ноября 1918 года, когда был переименован в Deutsche Volksspende — Немецкий народный благотворительный фонд, который, в свою очередь, действовал до 1923 года (видимо, гиперинфляция, захлестнувшая в то время Германию, показала бессмысленность каких бы то ни было пожертвований).

Но несмотря на свою короткую жизнь, Благотворительный фонд Людендорфа вошёл в историю филокартии и графического дизайна. Для наглядной агитации жертвователей и сбора дополнительных средств было выпущено несколько плакатов и серия почтовых открыток. Вот о них мы и поговорим.

Уже в июне 1918 года фондом были напечатаны плакаты, агитирующие жертвовать средства для помощи раненым немецким солдатам. Авторами плакатов, и, особенно, рисунков, использованных для издания почтовых открыток, стали известные немецкие графики, оказавшие существенное влияние на развитие плаката и графического дизайна в Германии и Европе в целом.

 

Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны. Помогите своим товарищам. Рекламный плакат. Авторы Ганс Анкер и Курт Рюшхофф. Май-июнь 1918 года.

 

Несколько агитационных плакатов принадлежат перу известного графика и дизайнера шрифтов Люциана (Люсьена) Бернхарда (Lucian Bernhard, 1883 — 1972).

 

Горячее сердце, щедрая рука для наших инвалидов войны! Пожертвование для Благотворительного фонда Людендорфа!

 

Пожертвуйте Благотворительному фонду Людендорфа для инвалидов войны! Они проливали кровь за вас!

 

Приёмный пункт пожертвований в Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны.

 

Было издано также несколько почтовых открыток, сборы от продажи которых шли в фонд. Две из них на лицевой стороне имели портреты Людендорфа и Гинденбурга с их изречениями.

 

Портрет Эриха Людендорфа. «Без жертвы нет победы! Без победы нет мира!». Почтовая открытка, 1918 год.

 

Фельдмаршал Пауль фон Гинденбург. «Никто не достоин большей любви, нежели тот, кто посвящает жизнь свою братьям» (это высказывание Гинденбурга практически повторяет стих 15:13 Евангелия от Иоанна). Почтовая открытка, 1918 год.

 

На оборотной стороне этих открыток коричневой краской был отпечатан логотип фонда и название издателя.

 

Оборотная сторона открыток. В левом верхнем углу отпечатан логотип фонда Людендорфа. В правом нижнем — издатель Rotophot AG, Берлин. Обращает на себя внимание даты на открытках: текст датируется 5 июня 1918 года, почту они прошли 6 июня 1918 года. При этом обе отправлены полевой почтой из местечка Дарница, сейчас являющегося частью Киева. Даже если предположить, что Благотворительный фонд Людендорфа был основан 1 мая 1918 года, уже через месяц изданные им почтовые открытки оказались в действующей армии на территории нынешней Украины.

 

Но самый примечательный, на мой взгляд, визуальный след,  оставленный фондом Людендорфа — это серия из шести цветных почтовых открыток, по своей выразительности сильно отличавшихся от всей патриотическо-пропагандистской продукции, выпускавшейся в то время в Германии (и не только в ней). Авторами рисунков, помещённых на лицевой стороне открыток были известные в Германии художники,  графики и карикатуристы. Думается, что привлечь маститых авторов к работе над открытками удалось во многом благодаря имени патрона фонда и благой цели, которую этот фонд преследовал.

Автором первой открытки в серии является сотрудник немецкого сатирического журнала «Симплициссимус»  и член Берлинского сецессиона карикатурист и иллюстратор Олаф Гульбранссон (Olaf Gulbransson, 1873 — 1958) — швед, родившийся в Норвегии,  но большую часть своей жизни проживший и умерший в Германии.

 

Безногий солдат держится за плуг, отдав свой костыль медицинской сестре. Как обычно, очень лаконичный и узнаваемый по стилю рисунок Гульбранссона. 1918 год.

 

Вторая открытка в серии принадлежит перу Людвига Хольвейна (Ludwig Hohlwein, 1874 — 1949), признанного мастера плаката, основной период творчества которого пришёлся на 1910-1920-е годы. Во времена Третьего рейха по эскизам Хольвейна было издано несколько почтовых марок.

 

Немецкий солдат держит в правой руке молоток и кусачки, опираясь левой на костыль.

 

Рисунок Адольфа Мюнцера (Adlof Münzer, 1870 1953), графика, художника и декоратора, побывавшего в 1915 году на фронте в качестве военного художника, появился на третьей открытке.

 

Мы все хотим помочь. Ангел за плечом солдата без одной руки указывает на лес поднятых рук.

 

Мюнхенский художник Франц Рейнхардт (Franz Reinhardt, 1881–1946), сам получивший ранение во время Первой мировой войны, стал автором четвёртой открытки.

 

Помогите всем с помощью фонда Людендорфа для инвалидов войны.

 

Ещё один сотрудник «Симплициссимуса» и член Берлинского сецессиона, график и карикатурист Вильгельм Шульц (Wilhelm Schulz, 1865 — 1952), является автором пятой открытки.

 

Два раненых солдата стоят возле женщины. На переднем плане рисунка изображен плуг. На заднем — переносная касса для сбора пожертвований, к которой стоит очередь из желающих поделиться деньгами с фондом Людендорфа.

 

Последнюю открытку в серии создал известный художник-баталист Фриц Гротемейер (Friedrich (Fritz) Grotemeyer, 1864 — 1947), который в качестве корреспондента лейпцигской газеты «Illustrirte Zeitung» 1914-1915 годах побывал на Западном фронте во Фландрии и на севере Франции. Гротемейер является также автором рисунков к серии почтовых открыток, посвящённых немецким колониальным войскам в Восточной Африке, которая была издана  Фондом колониальных войн (Kolonial-Krieger-Spende) также в 1918 году.

 

Солдат, засевающий пашню.

 

Все показанные выше открытки на оборотной стороне имеют логотип фонда Людендорфа, отпечатанный зелеными чернилами. Серия из шести цветных открыток выпущена мюнхенским издательством Фридриха Брукманна (F. Bruckmann AG), существующим, кстати, и по сей день.

 

Оборотная сторона открытки, созданной Фрицем Гротемейером. В левом верхнем углу имеется логотип фонда Людендорфа, в центре снизу вверх расположена надпись «Художественная почтовая открытка № 6 автор Фриц Гротемейер, Берлин». В правом нижнем углу расположена торговая марка издателя «Ф. Брукманн АГ».

 

Некоторые открытки из серии были были выпущены издательством  Германн Бузвиц (Hermann Buswitz Berlin S), либо вообще не имеют выходных данных.

 

Оборотная сторона открытки № 3. В правом нижнем углу указан издатель Hermann Buswitz.

 

Оборотная сторона открытки № 4. Какие-либо данные об издателе отсутствуют.

 

Рисунок Людвига Хольвейна был издан также и в виде плаката. Возможно, что и рисунки других художников, принявших участие в создании серии почтовых открыток, были изданы в виде плакатов, но нам они на глаза не попадались.

Тем, кто пожертвовал свои средства фонду Людендорфа выдавались специальные сертификаты или значки.

 

«Владелец этого сертификата пожертвовал в Благотворительный фонд Людендорфа для инвалидов войны 5 марок. Я благодарю жертвователя от имени всех его товарищей-инвалидов. Почетный глава фонда Людендорф»

 

Сертификат, подтверждающий пожертвование 1 марки.

 

 

 

 

 

Источники:

 

delcampe.net

ettlingenww1.blogspot.ru

 

 

 

Памятники природы Роминтской пущи

Памятники природы Роминтской пущи

В конце последнего валдайского оледенения отступающий ледник оставил немало следов на территории Роминтской пущи, да и всей Восточной Пруссии. Всего по примерным подсчётам на территории современной Калининградской области находилось 30 эрратических валунов (от erraticus (лат.) — блуждающий — так называются огромные необработанные каменные глыбы, отдалённые на большое расстояние (от нескольких сотен до тысяч километров) от источников своего образования). Валуны различного размера и формы, встречающиеся сейчас в Пуще — всё это обломки скальных пород, принесённые когда-то ледником с территории современной Скандинавии.

Некоторые из таких валунов нанесены на немецкие карты как Erratische Blöcke. Особо крупные из по-прежнему находятся на своих местах. Всего на территории Роминтской пущи насчитывается восемь эрратических валунов. Отдельные валуны даже имеют собственные имена, к примеру, Teufelsstein (Чёртов камень), Breiter Stein (Широкий камень) или Annita (Аннита, вероятнее всего названый в честь сестры жены роминтского лесничего Витте, Анниты Лёве).

Об одном таком валуне сложилась легенда как о «чёртовом камне» или «камне дьявола».

“Однажды, когда в Тольмингкемене строилась церковь и фундамент уже стоял, к рабочим подлетел чёрт и спросил их, что они строят. Они побоялись рассказать ему правду, и объяснили, что строят трактир. Черт обрадовался этому и пообещал, что поможет в этом строительстве. Он усердно стаскивал к этому месту камни, но в один из дней, когда завершили строительство церковных окон, он понял, что был обманут.

Разозлившись, чёрт решил разрушить церковь, сбросив на неё огромный камень, который в этот момент нёс по воздуху. Но в тот момент, когда он уже приготовился к отпустить камень, он услышал, как в доме пастора три раза прокричал петух. Этого чёрт  терпеть не мог. Он задрожал и камень выпал из его когтей, да так с тех пор так и лежит в Пуще. Тот, кто его увидит, радуется, что и чёрт однажды был обманут.”

 

Чёртов камень. Фото К. Карчевского. Декабрь 2014 года.

 

Один из наиболее крупных эрратических валунов находится недалеко от горы Дозор. Его окружность около 19 метров, а высота более 2,5 метров.

 

памятники природы роминтской пущи
Эрратический валун на горе Дозор. Фото А. Казённова. Сентябрь 2016 года.

 

Некоторые валуны имеют следы обработки, так как материал, полученный из них, использовался в строительстве фундаментов домов и для изготовления жерновов для мельниц. Какие-то из них были приспособлены под памятные и квартальные камни. К примеру, сейчас на месте, отмеченном на немецкой довоенной топографической карте как ErrBlck, вместо эрратического валуна можно увидеть 6 напиленных из него указательных столбов. Похожую ситуацию можно наблюдать ещё в одном месте Пущи, где на месте камня лежит 3 столба.

 

Указательные камни, напиленные из эрратического валуна. Фото К. Карчевского. Октябрь 2016 года.

 

Отдельно следует упомянуть ещё один вид памятников природы Роминты —  вековые или редкие деревья (дубы, буки, грабы, ели, сосны), обозначавшиеся на немецких картах как Naturdenkmal (памятник природы).
Говоря об истории Роминтской пущи, мы упоминали, что когда-то лесами была покрыта огромная территория, носившая название Великой Пустоши, и включающая в себя части нынешних Калининградской области, Литвы, Польши и Белоруссии. Сейчас же разрозненными островками Великой Пустоши являются, помимо Роминтской, Борецкая пуща, Бебжанский лес и наиболее сохранившая свой первозданный вид – Беловежская пуща.

 

памятники природы роминтской пущи
Почтовая открытка «Привет из Шельдкемена» (Gruss aus Szeldkehmen). В центре открытки изображена одна из достопримечательностей Шельдкемена (с 1938 года — Шельден, сейчас — Сосновка) — императорская ель (Kaisertanne). 1901 г. (по почтовому штемпелю).

 

И хотя от того реликтового, девственного леса, что был первоначальной основой Пущи, практически ничего не сохранилось, в некоторых её местах ещё можно встретить вековые деревья высотой около 50 метров.
Особо крупные или выделяющиеся деревья (как и упоминавшиеся выше камни) получали имена собственные в честь германских императоров и их жён, видных государственных деятелей и военачальников. К примеру, есть в Роминтской пуще «императорская ель» и «императорский бук», названные так в честь кайзера Вильгельма II.

 

памятники природа роминтской пущи
Бук лесной возле пос. Лесистое (Катариненберг). Высота 34 м, диаметр ствола 1 м. Фото К. Карчевского. Март 2015 года.

 

В настоящее время сохранилось несколько участков с вековыми деревьями. К примеру, район горы Катариненберг (возле посёлка Лесистое) и участок на правом берегу реки Красной, недалеко от посёлка Сосновка. Там, обнесённые оградами с установленными рядом пояснительными табличками, вздымаются ввысь более чем столетние семенные сосны, грабы и ели.

Также к памятникам природы можно отнести некоторые растения, получившие название из-за дендрологических особенностей вида, к примеру сферическую ель, а также растения-интродуценты, такие как  кустарниковая берёза, природным ареалом обитания которой являются  Забайкалье и Восточная Азия. Интродуценты вводились в культуру леса в конце XIX века, когда шло восстановление Пущи после нашествия бабочки-монашенки.

 

памятники природы роминтской пущи
Эрратический валун, находящийся возле российско-польской границы. Фото К. Карчевского. Ноябрь 2015 года.

 

 

 

Источники:

Gautschi A. Rominten 1500 bis 1945: Ein alphabetisches Merkbuch. Nuemann-Neudamm Melsungen, 2009.

Hinze C. Ostpreussische Sagen: von Samland und der Kurische Nehrung bis zur Rominter Heide und den Masurischen Seen. Köln: Eugen Diederichs Verlag GmbH & Co. KG, 1983.

Rothe W. Dörfer der RominterHede. — Prussia-reihe, 2004.

Архив Виштынецкого эколого-исторического музея.

 

 

 

 

Рихард Фризе

Рихард Фризе

Рихард Фризе (Richard Friese) – художник-анималист, которому последний император Германии разрешал приезжать в его резиденцию и охотиться в Роминтской пуще. 15 декабря исполнилось 163 года со дня его рождения, поэтому хотелось бы рассказать, чем, собственно, этот художник заслужил особое расположение императора, и что из его произведений сохранилось в Калининградской области и в России.

 

 

 

Мог стать чиновником

Семья Рихарда Бернарда Луиса Фризе с искусством была не связана абсолютно никак. Мальчик появился на свет 15 декабря 1854 года в Гумбиннене (Gumbinnen, ныне Гусев), в семье правительственного чиновника Адольфа Леопольда и его супруги Августы Иоганны. Конечно, отец надеялся, что Рихард пойдет по его стопам и в будущем пополнит ряды чиновников, но сынок его разочаровал, начав вопреки его воле изучать литографию в Берлине, куда он вырвался из родительского гнезда в 1871 году. Уже через три года юноша поступает в художественную школу при Музее прикладного искусства, и тут в нем начинает просыпаться любовь к рисованию животных.

 

Рихард Фризе Richard Friese
Выписка о крещении Рихарда Фризе из церковной книги лютеранской кирхи Гумбиннена. 1874 год.

 

Дело в том, что в годы учебы Рихард часто посещает Берлинский зоологический сад, где пристально разглядывает тамошних питомцев, постепенно понимая, что они могут стать объектом изобразительного искусства. Так в 1874 году, с помощью художника Пауля Майерхайма, Фризе опубликовал свои первые фотографии животных Берлинского зоопарка. Правда, это только начало карьеры.

 

 

Знакомство с будущим императором

В феврале 1877 года Фризе поступает в Королевскую академию изобразительных искусств. Там он обучается у таких известных художников как П. Майерхайм, К. Штеффек, Л. Розенфельдер. Под их влиянием Фризе окончательно формируется как живописец, правда, обучение в Академии художник бросил, так как с помощью старшего брата Эмиля ему удается открыть свою первую студию-ателье в Берлине.

 

Рихард Фризе
Директор Берлинского зоопарка профессор Людвиг Хек и Рихард Фризе (стоит) в ателье последнего. После 1900 г.

 

Несмотря на видимые успех в столице, Фризе тянет в Восточную Пруссию, и осенью 1877 года он впервые приезжает на пленэр в заповедник «Эльхвальд» (Elchwald) на берегу Куршского залива. Периодически бывая там, в 1884 году в лесничестве Ибенхорст (граница сегодняшних Полесского и Славского районов Калининградской области) он знакомится с наследным принцем, будущим императором Германии Вильгельмом II, ставшим с того времени большим покровителем и другом Фризе.

Тем не менее, как художник с именем, Рихард зарекомендовал себя немного раньше знакомства с Вильгельмом — в 1881 году работа Фризе впервые представлена на художественной выставке Академии искусств. Этот момент можно считать началом его популярности. Правда, уже на следующий шаг к известности теоретически могло повлиять знакомство с августейшей особой — с 1893 и по 1917 годы его работы появляются на Большой Берлинской художественной выставке.

 

Рихард Фризе
Страница из каталога Большой художественной выставки в Берлине, 1911 г. 4-м пунктом указана скульптура Рихарда Фризе. Ошибочно указано про 18 отростков на рогах оленя.

 

 

 

Прославил Роминтскую пущу

Материал для выставок Фризе успел собрать во время своего грандиозного путешествия по России, Норвегии, Шотландии, побережью Северного моря, Сирии и Палестине, Канаде и другим странам, которое он совершил в конце 1880-х — самом начале 1890-х годов. Именно после этого тура Фризе уже можно назвать состоявшимся художником-анималистом.

Дальше карьера уроженца Гумбиннена идет в гору так стремительно, что заказать у него картину может уже не каждый богатей Германии. В 1892 году Фризе приглашают в качестве преподавателя в Берлинскую академию изобразительных искусств, а в 1896 году от прусского министра культуры фон Боссе он получает звание профессора. С 1891 года он становится частым гостем в охотничьем замке Вильгельма II в поселке Роминтен (Rominten, ныне погранзастава Радужное). Там он зарисовывал добытых императором благородных оленей и их рога. Многие полотна с изображением императорских трофеев украшали стены охотничьего замка. Репродукции этих работ помещались на почтовых открытках, печатались в охотничьих журналах. Сложно сказать, кто кого в итоге «раскрутил» сильнее, Фризе Роминтскую пущу или Роминтская пуща Фризе. Дело в том, что именно благодаря открыточным изображениям благородного оленя с этой территории лес стал известен по всему миру.

 

«Грюсс аус Роминтен». Привет из Роминты. Почтовая открытка с изображением скульптуры благородного оленя работы Рихарда Фризе. 1930-е.

 

В 1897 году Фризе удостаивается золотой медали на Большой Берлинской выставке искусств. В это же время он создает несколько известных пейзажных работ. Но и это не все: помимо картин Фризе набирает популярность еще и как скульптор. Совместно с Йозефом Палленбергом [1] им создаются четыре скульптуры благородных оленей, украсивших Олений мост возле императорского охотничьего замка. А позже им была создана скульптура особо крупного благородного оленя, установленная у капеллы Хуберта.

 

Рихард Фризе
Транспортировка скульптуры оленя в Роминтен, к месту установки у капеллы Хуберта, 1911 год.

 

Как уже упоминалось, часть скульптур с Оленьего моста сейчас находится в санатории в Подмосковье, а скульптура, стоявшая рядом с капеллой, после войны переехала в парк города Смоленска, где она стоит и сегодня.

 

 

Остались только открытки

В октябре 1909 года Фризе был удостоен особой благодарности от Вильгельма II — ему было дозволено добыть благородного оленя в Пуще. Им стал самец с рогами о 18-ти отростков.

 

Рихард Фризе
Рихард Фризе (сидит) и главный лесничий Пауль Вробель у добытых лосей. Лесничество Тавельнингкен, крайс Нидерунг, 1909 год.

 

В январе 1911 году Фризе совершает свою последнюю зарубежную поездку — совместно с лесничим из Роминтской пущи Элерсом он отправляется на медвежью охоту в Россию. На обратном пути он посещает Норвегию. С конца 1890-х годов художника часто мучают приступы ревматизма. С 1914 года у него случаются частые приступы мигрени. И хотя на здоровье он никому не жаловался, силы его начинают покидать. 19 июня 1918 года Рихард Фризе скончался. Похоронен живописец был в Берлине.

Уже в 1930 году его брат Эмиль издал книгу воспоминаний о художнике. Ныне большинство работ Фризе находится в частных коллекциях, а также в музеях Дрездена, Бремена, Берлина. К сожалению, после войны в нашей области ни одной работы художника не осталось. Тем не менее, о них напоминают старые открытки и фотографии.

 

Рихард Фризе
Рихард Фризе на скамейке в Берлинском зоопарке.

 

Рихард Фризе
Рихард Фризе (сидит) у только что установленного памятника оленю в Роминтен. Сентябрь 1911 года.

 

 

 

 

_________________________

 

 

 

Примечания

  1. Йозеф Палленберг (Josef Pallenberg, 1882 — 1946) — скульптор-анималист. Среди прочего создал скульптуры животных, украсивших вход в зоопарк Карла Хагенбека в Гамбурге.

 

 

 

(по материалам: Gautschi A., Siemens W., Vollmer-Verheyen H.G. Richard Friese — sein Leben, sein Kunst. Neumann-Neudamm Melsungen, 2013)

 

 

 

Кёнигсбергские клопсы

Кёнигсбергские клопсы

Если выбирать лишь одно блюдо, которое олицетворяет собой восточнопрусскую кухню, без всяких сомнений это будут клопсы! Если и есть сейчас в меню немецких ресторанов специалитеты из Восточной Пруссии, то в разделе «вторые блюда» это непременно будут они — кёнигсбергские  клопсы! Не за горами Новый год. Так почему бы  не украсить праздничный стол кёнигсбергскими клопсами?

Когда-то буквально у каждой хозяйки в Восточной Пруссии был свой рецепт приготовления этого блюда. Основной их ингредиент — фарш из свинины и говядины, оставался неизменным. А вот по поводу того, использовать сметану или сливки, лимон или уксус, добавлять каперсы или анчоусы или не добавлять — шли бесконечные споры.

Мы предлагаем ниже рецепт с набором продуктов, который можно приобрести в любом супермаркете.

Итак, чтобы приготовить кёнигсбергские клопсы, нам понадобится 2 — 2,5 часа.

 

 

Фарш

свинина — 0,5 кг

говядина — 0,5 кг

луковица средняя — 2 шт.

чёрствый белый хлеб  — 0,2 кг

яйцо — 2 шт

анчоусы — несколько шт.

зелень петрушки

перец чёрный

горчица 1 ст.л.

 

 

 

 

Хлеб замочить в холодной воде, через какое-то время хорошо его отжать. Прокрутить мясо через мясорубку, добавив хлеб, лук и анчоусы.  Добавить яйца и порубленную петрушку. Поперчить, добавить ложку горчицы. Важный момент: анчоусов может не быть в продаже,  поэтому вместо них вполне сгодится филе балтийской кильки, или же несколько кусочков филе сельди. С добавлением анчоусов важно не переборщить. Нужно, чтобы чувствовался лёгкий аромат рыбы, но при этом она не забивала вкус мяса. Солить фарш нужно с учётом того, что в него добавлена солёная рыба! Поговаривают, что и название «клопсы» произошло от слова klopfen — бить, стучать, колотить. Так что хорошенько отбейте фарш, от этого он станет нежнее.

Затем сформуйте сами клопсы. Размер их может варьироваться от куриного яйца до теннисного мяча (но это уже слишком крупно, на наш взгляд).

 

 

Далее нужно положить клопсы в кипящий мясной бульон (он должен лишь чуть прикрывать клопсы) и варить 10-15 минут (чем больше клопсы — тем дольше варить) на медленном огне. Затем вынуть их из бульона, который станет основой для соуса.

 

 

 

 

Соус

Мясной бульон — 2 стакана

Масло сливочное — 0,1 кг

Мука — 2 ст.л.

Сливки (15%) — 1 стакан

Каперсы

 

Растопить сливочное масло, обжарить в нём муку, добавить мясногй бульон. Варить минуты 3-4, добавить сливок, и ещё через 5 минут положить каперсы. Поскольку каперсы, как и анчоусы, имеют ярко выраженный вкус, добавлять их нужно без фанатизма. Лучше потом положить ещё несколько штук, чем сразу переборщить. Не забываем, что каперсы очень солёные, и отдадут свою соль не сразу. Поэтому солим соус уже в самом конце, минут через 10 после каперсов. Если кто-то любит соус с кислинкой — можно добавить по вкусу лимонный сок.

 

кёнигсбергские клопсы

 

В готовый соус складываем клопсы и варим их ещё 10-15 минут. Клопсы готовы!

На гарнир можно подать отварной картофель или картофельное пюре.

 

кёнигсбергские клопсы

 

 

Приятного аппетита!

 

 

Мосты Роминтской пущи

Мосты Роминтской пущи

 

По территории Роминтской пущи проходило несколько автомобильных и железных дорог. Из-за пересечённого рельефа и наличия многочисленных рек и ручьёв, в некоторых местах пришлось строить мосты. Помимо известного Оленьего моста (Hirschbrücke), через реку Роминте (Красную) и её притоки были построены множество мостов, больших и не очень. Ниже будет рассказ о некоторых из них.

 

 

 

Heydenbrücke (мост Хейдена)

Автомобильный мост  над рекой Роминте (Красная). Построен в 1905 году фирмой «Windschild & Langelott» из трамбованного бетона. Длина пролёта 25 м. Назван в честь Вильгельма фон Хейден-Кадов (Wilhelm von Heyden — Cadow, 1839 — 1920), который с 14 ноября 1890 года по 3 декабря 1894 года был  министром сельского и лесного хозяйства Пруссии.

Мост построен в 1905 году.

 

Мосты Роминтской пущи
Хейденбрюкке.

 

Dobawisbrücke

Практически брат-близнец Хейденбрюкке, построенный той же самой строительной фирмой, только годом раньше. Находился на дороге, соединявшей Шитткемен (сейчас Житкеймы, Польша) и Императорский охотничий замок в Роминтен, в квартале 65. В настоящее время мост находится в запретной зоне, проходящей вдоль российско-польской границы.

 

Dobawisbrucke_Rominten Heide мосты роминтской пущи
Добависбрюкке. Построен в 1904 году.

 

Kaiserbrücke

 

Rominten Kaiserbruecke 1915 мосты роминтской пущи
Роминтен, (псевдо)Кайзербрюкке. Почтовая открытка. 1915 год (по почтовому штемпелю).

 

С этим мостом вышла интересная история. Во-первых, мостов с таким названием в Роминтской пуще было аж два. Один из них существовал на месте Хейденбрюкке. Был он деревянным, в норвежском стиле, и по центру арки украшен головой дракона. Построили его в 1890-е годы сапёры, когда в Пуще проходили масштабные работы по приведению её в божеский вид (прокладке дорог, мостов, расчистка леса и т.д.), чтобы кайзеру Вильгельму II было удобнее охотиться.

Ещё один мост с таким же названием можно увидеть на некоторых почтовых открытках (как, например, на той, что находится выше). Беда в том, что на этих открытках (по непонятной причине) изображен вовсе не Кайзербрюкке, а тот самый Олений мост, о котором упоминалось в самом начале заметки.

Судите сами: почтовая открытка ниже ясно говорит о том, что на ней изображён Олений мост. Если судить по растительности (хотя  по способу  печати открыток  нельзя утверждать, что они изданы в разное время), то выпущена она чуть раньше, чем открытка с псевдо-Кайзербрюкке, что находится выше.

 

мосты Роминтской пущи
Олений мост (Hirschbrücke). Почтовая открытка. Издатель Роберт Кнолль из Гольдапа. 1910-е.

 

Ещё одна открытка-обман:

 

мосты Роминтской пущи
Олений мост на этой почтовой открытке по ошибке назван Кайзеровским. Издатель Бруно Перлинг из Кёнигсберга. 1910-е.

 

мосты Роминтской пущи
И ещё одна открытка, на которой якобы изображён Кайзербрюкке. Датирована она 1922-м годом, хотя издана раньше.

 

Хотя были и другие варианты открыток с Оленьим мостом.

 

мосты Роминтской пущи
Роминтенская пуща. Роминтен. Мост. Почтовая открытка, изданная фирмой Штенгель и Ко. 1920-е. Открытка примечательна не только лишь тем, что Олений мост здесь назван просто «мостом», но и названием Пущи — «Роминтенская» (Romintener).

 

Олений мост в Роминтен. Почтовая открытка, изданная кёнигсбергским издателем Максом Киби (Max Kiby). 1920-е.

 

Повторимся, что причина этой неразберихи с названием Оленьего моста малопонятна. Как мы видим,  иногда местные, восточнопрусские издатели были точнее в названиях, чем их коллеги с запада. А иногда ошибались даже издатели из Гольдапа (из которого и в те неспешные времена до Пущи  было буквально рукой подать). Можно предположить, что некоторые издатели печатали открытки, используя уже имеющиеся фотографии и подписи к ним.  Сейчас определить издателя, первым допустившим ошибку в названии моста, вряд ли возможно. Пуща же для немцев была столь же далека, как сейчас для нас Камчатка, и мало кто мог эту ошибку выявить. К тому же на топографических картах (выпуски 1938 и 1941 годов) название «Хиршбрюкке» отсутствует.

 

Деревенский мост в Роминтен. Длина 21 м. Построен в 1905 году всё той же фирмой Виндшильд и Лангелотт. Почтовая открытка. 1910-е. На этой открытке Олений мост не имеет своего названия.

 

Настоящий же Кайзербрюкке располагался в полутора километрах юго-восточнее Хиршбрюкке и немного к юго-западу от Добависбрюкке, и был проложен также через Роминту. В одном из источников он назван «уродливой» конструкцией с простыми стальными перилами. Сейчас мост находится на польской стороне недалеко от границы и находится в разрушенном состоянии.

 

мосты роминтенской пущи
Мосты Роминтской пущи: 1. Хейденбрюкке; 2. Добависбрюкке; 3. Кайзербрюкке; 4. Хиршбрюкке (название на карте отсутствует). Фрагмент топокарты масштаба 1:25000. (1938 год).

 

В заключение добавим, что и  в отношении Добависбрюкке есть определённые сомнения. Как уже говорилось, находится он в запретной зоне и какие-либо фотографии его (кроме почтовой открытки выше) нам неизвестны. Кроме того, такое название — «Добавис» — имеется лишь на той самой почтовой открытке. В литературных источниках указано, что первоначально он назывался Добавербрюкке  (Dobawerbrücke), а в 1938 году переименован в Добауэрбрюкке (Dobauerbrücke).

Интриги в эту историю добавляет почтовая открытка, на которой изображён еще один мост фирмы «Виндшильд и Лангелотт».

 

Железобетонный мост через реку Шинкунер в Роминтен. Длина 12 м. Построен в крайсе Гольдап в 1908 году фирмой Windschild & Langelott. Почтовая открытка, 1910-е. Интересно, что на этой открытке указано, что у Windschild & Langelott имеется филиал в Вильне. Если открытка издана не ранее 1915 года, то, возможно, что Windschild & Langelott открыли филиал во время Первой мировой войны. В противном случае, фирма эта работала и на территории Российской империи, и не исключено, что  где-нибудь в Литве или Белоруссии до сих пор сохранились построенные ею объекты.

 

Есть основания полгать, что именно этот мост и есть Добавербрюкке. А под названием Добависбрюкке фигурирует Новый мост (Neuebrücke), расположенный в паре километров ниже по течению от Хейденбрюкке. Но эта версия требует проверки.

Надеемся, что эта заметка будет пополняться сведениями и о других мостах Роминтской пущи.

 

 

 

Олень из Роминты

Олень из Роминты

 

 

Мы уже вкратце рассказывали о судьбе оленей из Роминтской пуши. Появился повод вновь вспомнить о них, поскольку 15 сентября 2017 года исполнилось сто шесть лет скульптуре благородного оленя, ставшего символом Роминтской пущи.

Вернее, не самой скульптуре, а ее появлению у капеллы Хуберта в поселке Роминтен. Сейчас это существующий только на карте поселок Радужное: от населенного пункта, в котором до войны располагался охотничий замок последнего германского императора и короля Пруссии Вильгельма II, осталось только несколько фундаментов. Нет и самой часовни, а вот некогда красовавшийся здесь олень уцелел! Правда, полюбоваться на него можно, только купив билет до Смоленска…

 

Охотничий трофей, достойный памятника

 

Бронзовая скульптура в Роминтене, конечно, появилась не просто так: 3 октября 1910 года страстный охотник кайзер Вильгельм II подстрелил в окрестностях сегодняшнего польского поселка Юркишки крупного самца благородного оленя с рогами о 16 отростках. Придворный художник-анималист Рихард Фризе по традиции сделал несколько зарисовок добытого зверя и его ветвистых рогов, а на месте охотничьей победы чуть позже был установлен памятный камень. И хотя этот олень был уже девятнадцатым из добытых кайзером в ту осень, его мощные рога и их форма настолько впечатлили Вильгельма II, что он заказал Фризе изготовить их гипсовые слепки для отливки в бронзе.

Уже в конце января 1910 года Фризе, который, к слову, был уроженцем города Гумбиннен (сегодня – Гусев), закончил работу над уменьшенной гипсовой моделью оленя, и показал ее Вильгельму. В марте того же года кайзер одобрил изготовление скульптуры на основании презентованной модели. Правда, поставил одно условие — изваяние должно стать крупнее оригинала на четверть.

 

олень из роминты
Рихард Фризе возле гипсовой модели оленя.

 

Формы для отливки придворный художник изготовил уже к 10 ноября, причем самой отливкой, по мнению кайзера, также должны были заняться только проверенные специалисты. Ими стали мастера литейного предприятия «Gladenbeck und Sohn», располагавшегося в тогдашнем пригороде Берлина Фридрихсхаген. На тот момент из цехов этого завода уже вышло несколько скульптур, известных на всю Восточную Пруссию: например, памятник Канту работы Христиана Рауха или четыре оленя для Оленьего моста в том же Роминтене, созданные Рихардом Фризе совместно с Йозефом Палленбергом. Весной 1911 года под чутким руководством дотошного художника была отлита фигура царя зверей Роминтской пущи, и работа над скульптурой была окончательно завершена.

 

Бронзовый зверь в 25 тысяч золотом

 

Готовому шедевру вовсе не предстояло томиться на складе, а потом тихо переехать в охотничью резиденцию! В конце апреля 1911 года скульптура была выставлена в Берлине на Большой художественной выставке. Правда, в каталоге была допущена досадная ошибка, которая до сих пор раздражает специалистов: оленю приписали два лишних отростка на рогах. Интересно, что на выставке бронзовое животное, изготовленное по заказу императора, соседствовало с еще одной известной фигурой — лосем работы Людвига Фордермайера, в 1912 году установленном в Гумбиннене. Оба шедевра некоторое время простояли в парке напротив Лертского вокзала (во время войны он был разрушен, сейчас на этом месте стоит вокзал Берлин Центральный).

 

благородный олень из Роминты
олень из Роминты некоторое время стоял в Берлине, в парке возле Лертского вокзала.

 

Наконец, 15 сентября 1911 года олень по железной дороге добрался до станции Гросс Роминтен (ныне поселок Краснолесье), а оттуда уже гужевым транспортом переехал в пущу. Под пьедестал был выбран большой гранитный камень светлого, почти белого цвета. Кайзер Вильгельм II, через неделю прибывший в пущу на ежегодную осеннюю охоту, уже мог любоваться установленной на холме у капеллы Хуберта великолепной скульптурой. Согласно экспертному отчету, подготовленному главным правительственным советником по строительству Эрихом Шонертом в 1941 году, ее изготовление обошлась императорской казне в 25 тысяч марок золотом, и это без учета стоимости постамента!

 

олень из роминты
Скульптуру оленя от станции Гросс-Роминтен везли на конной повозке. На заднем плане виден Олений мост — Хиршбрюкке.

 

олень из роминты
У въезда в Императорский охотничий замок.

 

Как бы то ни было, олень того стоил. В последующем он стал неофициальным символом Роминтен, часто появляясь на почтовых открытках, гравюрах и фотографиях.

 

олень из роминты
Gruss aus Rominten — Привет из Роминты. Олень из Роминты стал символом Пущи и излюбленным сюжетом почтовых открыток того времени.

 

 

«Подарок детям Смоленска»

 

А вот после окончания Великой Отечественной войны скульптура оказалась в Смоленске. С этим эпизодом в оленьей биографии связана следующая история.

В 1945 году в Смоленск прибыл ящик с надписью «Подарок из Восточной Пруссии детям Смоленска от гвардейцев N-ского корпуса». В нем и томился бронзовый роминтенский олень. А вот кто конкретно и каким транспортом привез этот ящик, не совсем понятно. По словам одних свидетелей, его доставили по железной дороге, если верить другим – груз прилетел в бомболюке самолета.

 

олень из роминты смоленск
Смоленск. Благородный олень из Роминты теперь находится в парке Блонье.

 

Сегодня знаменитая работа Рихарда Фризе украшает собой городской парк Блонье. За то время, пока олень там стоит, он трижды подвергался нападениям вандалов и трижды реставрировался. Последняя полная реставрация была проведена в 2010 году.

 

 

 

 

Николашка

Николашка

Мировая научная общественность (включая её передовой отряд в лице британских учёных) до сих пор не может внятно объяснить происхождение этого напитка. Очевидно, что у него русские корни. Также очевидно, что немецкие кулинары-историки с маниакальной настойчивостью включают его в список восточно-прусских специалитетов. Возможно, причина в том, что когда-то именно Восточная Пруссия непосредственно граничила с Российской империей. А, возможно, и в том, что император-самодержец Николай II, во время одной из совместных охот, пристрастил к этому напитку и своего кузена Вилли, а за ним уже и подданные его подтянулись. Ведь по одной из версий именно Николаю II, а точнее, его поварам, приписывается слава первооткрывателя Николашки. Правда, по другой версии, Николашка был изобретён прадедушкой последнего российского императора, тоже (вот ведь совпадение!) Николаем, но Первым.

Итак, рецепт Николашки прост донельзя:

 

  • рюмка коньяка
  • тонко нарезанный кружок лимона
  • немного сахарной пудры и молотого черного кофе.

 

Выпиваете коньяк, закусываете лимоном, посыпанным сахаром и кофе. Как утверждается в одной из книг, посвящённых истории кухни Восточной Пруссии, без ущерба для здоровья можно выпить аж (внимание!) целых три Николашки! Как тут не вспомнить, про поговорку, «что русскому хорошо, то… и т.д.».

 

Николашка
Николашка. Просто и вкусно!

 

Николашка при всей своей простоте имеет массу вариантов (что неудивительно, поскольку это действительно простая, но вкусная штука). Вместо коньяка можно использовать бренди, водку, кирш и даже, не побоюсь этого слова, хлебное вино (заменой коему сейчас является изделие домашних умельцев, в простонародье именуемое «сэм»). Лимон можно посыпать одной лишь сахарной пудрой, а также сахарной пудрой и шоколадной крошкой. Мой папа, кстати, тоже (вот совпадение-то!) Николай, предпочитал собственный вариант Николашки, закусывая водку лимоном, посыпанным солью. Ну и существует вариант, при котором сначала употребляют лимон, а потом уже промачивают горло.

Но всё же лишь Николашка, рецепт которого приведён выше, это тот самый, исконно-посконный напиток, так полюбившийся жителям Восточной Пруссии.

Ну и упомяну ещё один рецепт, называющийся Николашка Пиллькаллер. Здесь, в отличии от просто Николашки и просто Пиллькаллера, водку закусывают кружком салями с добавлением горчицы.

 

Будем здоровы!

 

николашка пиллькаллер
Николашка Пиллькаллер (Nikolaschka Pillkaller)

 

 

 

 

 

Пиллькаллер

Пиллькаллер

Отчего бы мне не заделаться кулинарным блогером, рассказывающем о кухне Восточной Пруссии? Знай себе описывай всякие вкусности и специалитеты. А если их ещё и готовить самому, то и удовольствие получишь двойное: от процесса и результата, который потом употребится по назначению. Никто не возражает? Тогда, пожалуй, приступим…

Поскольку особого желания готовить у меня пока нет, а желание  попробовать результат как раз очень даже присутствует, решил я начать с весьма простого, но приятного рецепта. Но в начале немного истории.

Жители Пиллькаллена (Pillkallen, с 1938 года Шлоссберг / Schlossberg, сейчас Добровольск) когда-то имели неважную репутацию и слыли драчунами и пьяницами. «Только счастливчик может выйти победителем в драке с пиллькалленцем».  «Человек не может выпить столько же, сколько лошадь. Но только не пиллькалленец». Такая вот  своеобразная слава была у местных жителей…

 

pillkallen_schnaps
Жители Пиллькаллена слыли пьяницами и драчунами.

 

Про них даже слагали стихи:

 

На стакане со шнапсом
Кружок ливерной колбасы,
А сверху горчица
Чтоб было поострее.

Гляжу на колбасу,
Вдыхаю её запах,
Чую дымок,
Майоран и перец.

Водка сверкает в стакане
Можжевеловая,
И уже после третьего тоста
Мне и море по колено.

После пятого мир прекрасен,
И я почти в раю.
А после двенадцатого, сидя на кровати,
Свою жену не узнаю.

 

Этот самый способ употребления шнапса с колбасой вошёл в историю под названием Пиллькаллер (с немецкого это можно перевести как «пиллькалленец»). В качестве напитка использовалась можжевеловая водка Pillkaller Machandel, производимая в Тапиау (сейчас Гвардейск) на винокурне Вержбицкого (Wiersbitzki), основанной в 1822 году. В наше время встречаются также варианты, в которых вместо можжевеловой водки используется джин или корн.

Итак, классический Пиллькаллер:

  • стаканчик (он, как водится, у каждого свой по объёму) можжевеловой водки, налитый до краёв
  • кружок ливерной колбасы
  • немного горчицы

 

Вариантов употребления Пиллькаллера было два: сначала съедалась колбаса с горчицей, а потом выпивался шнапс, или колбаса с горчицей употреблялась после того, как выпивалась водка. (Какой из них предпочтительнее решается эмпирическим путём. Мне больше по душе классический, когда выпитое закусывается, а не наоборот.). Пиллькаллер был своеобразной заменой ужину, особенно, когда выпивалась не одна порция, а колбаса нарезалась толстыми ломтями. Ну а за дорогу домой можно было не беспокоиться — лошадь знала её превосходно!

 

pillkaller
Можжевеловая водка была несколько лет назад привезена из Словении. Ливерная колбаса наша, местная. Горчица двух видов: обычная (слева) и дижонская (справа).

 

Пара замечаний напоследок.

В Пиллькаллене употребляли не только вышеописанный напиток. Среди местных жителей пользовался популярностью коктейль, называемый Молоко кобылиц из Пиллькаллена. В бокал для шампанского наливалась подогретая анисовая водка (арак), добавлялся кусочек сахара, а сверху всё это увенчивалось взбитыми сливками. Выпивался этот «кумыс» через соломинку.

 

bruno-wiersbitzki-tapiau-ostpr
Реклама предприятия Бруно Вержбицки из Тапиау. 1920-1930 годы. Источник: Бильдархив.

 

Винокурня Вержбицкого из Тапиау, на которой когда-то разливали можжевеловый шнапс для Пилллькаллера, после Второй мировой войны переместилась в городок Ахаузен (Ahausen) в Нижней Саксонии, и до сих пор продолжает радовать любителей огненной воды изделиями, приготовленными по восточно-прусским рецептам.

 

Будем здоровы!

 

 

 

Охотничий дом Паит

Охотничий дом Паит

На восточном побережье Куршского залива, в бывшем округе Эльхнидерунг (Лосиная долина, сейчас Славский район Калининградской области), находится охотничий дом, ставший известным во времена кайзера Вильгельма II. Сейчас это труднодоступное место мало кому известно, но о нём нельзя не упомянуть, говоря об истории охоты  в Восточной Пруссии.

Лесничество Паит (Pait) впервые упоминается в 1886 году, но вполне вероятно, что охотничья сторожка располагалась в этих местах значительно раньше. Известно, что здесь находилось небольшое поселение на ручье Паит, давшее затем название и лесничеству, и охотничьему дому. Это селение в последующем приобрело Управление лесного хозяйства в обмен на земельный участок в другом районе, так что, в конце концов, эти земли получили статус лесных охотничьих угодий. И в 1886 году в лесничество начали завозить лосей и возрождать здесь их поголовье.

 

forsterei-pait охотничий дом паит
Охотничий дом Паит. 1910 год. Императорский штандарт поднят, кайзер здесь.

 

В 1904 году (18-20 сентября) в надлесничество Тавелльнингкен (Tawellningken)  впервые на охоту приезжает император Вильгельм II. Результатом его охоты стала добыча двух так называемых лосей «второго класса» с 14-тью и 12-тью отростками на рогах, т.е. без крупных лопатообразных рогов. Тогда же, после кайзеровской охоты, между 1904 и 1905 годами, на месте старого лесничества было построено одно крыло охотничьего дома Паит. Чуть позже было добавлено второе крыло, поскольку не хватало места для всего персонала. Лесничий и егерь по надзору за лосями переехали в новое здание лесничества.

С 12 по 14 сентября 1910 года кайзер вновь охотился на лосей в этих местах и  останавливался в уже отстроенном охотничьем доме. Тогда же ему удалось добыть крупного лося, с рогами на 18 отростков. Всего Вильгельмом тогда было добыто  четыре лося (из них два с лопатообразными рогами) и один козёл (самец косули). Кайзер прибыл на охоту по воде, на правительственном теплоходе «Андерсон», по Куршскому заливу и каналу через Зеккенбург (Seckenburg, сейчас пос. Заповедное) до Инзе (Inse, сейчас  пос. Причалы), а оттуда автотранспортом в Паит.

 

seckenburger-kanal-1910-kaiser-wilhelm-ii
Завтрак императора Вильгельма II на судне «Андерсон» по дороге в охотничий дом Паит. 1910 год.

 

Распространено мнение, что кайзер трижды был на лосиной охоте в Тавелльнингкен, второй раз в 1907 году. Но в расписании кайзеровских охот с 1894 по 1916 год  отметки об охоте в тот год в округе Эльхнидерунг нет. Вызвана эта ошибка неверной подписью к этому фото.

 

pait-kaiser-wilhelm-ii-1907
Кайзер в 1907 уложил на тропе у Паита этого сохатого. На фоне стоят лесники и егеря, 2-й слева лесничий Майер, 3-й слева лесничий Вробель.

 

«Der von Kaiser Wilhelm II. im Jahre 1907 erlegte Schaufler auf der Strecke vor dem Jagdhaus Pait; dahinter Forstbeamte. 2. v.l. Oberförster Meyer, 3. v. I. Landforstmeister Wrobel»

Но согласно расписанию охоты в местности Эльхнидерунг в период с 1905 по 1909 год добыча лосей с рогами не проходила.

Кайзер считал лосей хоть и не очень интересной, но в тоже время достойной добычей. Всего им за 40-летний охотничий опыт было добыто 12 лосей.

В этой местности не раз бывал художник-анималист Рихард Фризе, ради зарисовок крупных лосей, а также скульптор Людвиг Фордемайер, который лепил с натуры будущего «гумбинненского лося».

 

oberforsterei-tawellningken-september-1909
Рихард Фризе (сидит на убитом лосе) в надлесничестве Тавелльнингкен. 1909 год.

 

richard-friese-in-pait
Художник-анималист Рихард Фризе за работой. Лесничество Паит.

 

С начала века работы по увеличению численности лосей велись работниками лесного хозяйства постоянно, и, в конечном счете, к 1914 году лесничество Тавелльнингкен стало ведущей «лосиной областью» в провинции Восточная Пруссия. Поголовье лосей здесь насчитывало около 500 голов.

16 сентября 1912 года тогдашним министром сельского и лесного хозяйства Пруссии бароном Клеменсом фон Шорлемером был добыт крупный лось с 22-конечными лопатообразными рогами. Они были признаны самим крупным трофеем на охотничьей выставке в Дюссельдорфе и стали гордостью восточно-прусской «лосиной долины». Затем копия этих рогов висела в зале охотничьего дома Паит, служа предметом восхищения и зависти многих охотников.

4 октября 1913 года в этой местности князь цу Фюрстенберг также добыл лося с 22-конечными рогами.

 

jagdschloss-pait охотничий дом паит
Охотничий дом Паит. Коллекция рогов. Почтовая открытка, 1920-е годы.

 

jagdschloss-pait-interier охотничий дом паит
Охотничий дом Паит. Интерьер. Почтовая открытка. 1920-е годы.

 

В охотничьем доме Паит хранились сброшенные ветки рогов и лопат, по которым можно было проследить развитие и рост. Собирать их начал лесничий Мейер, а продолжил эту традицию лесничий Орловски.

Лесничество Тавелльнингкен, к которому принадлежал охотничий дом Паит, с 1904 по 1914 год возглавлял лесничий Мейер, прозванный «охотником-философом». Он служил в Гвардейском батальоне егерей, а затем был переведён в Восточную Пруссию из провинции Бранденбург. Благодаря его заботам и участию и было увеличено поголовье лосей, мощных быков с ветвистыми лопатами рогов. Его заслуги были отмечены во время высочайшего визита кайзера. Мейером была создана прекрасная охотничья инфраструктура на всей территории лесничества, высокие вышки, высажены ивы и акации, а также проложены широкие дороги и наведены мостки.

Непосредственно самим охотничьим домом в 1897 – 1909 годах заведовали лесничие Баршат и Кнофельсен.

После окончания Первой мировой войны в Эльхнидерунг увеличились случаи браконьерства, что сильно отразилось на численности лосей. Первым правительственным охотником в «лосиной долине» после войны был премьер-министр Отто Браун. Он стал новым покровителем «лосиной долины». Неоднократно он приезжал в охотничий дом Паит на лосиную охоту, в одну из которых добыл мощного лося с 20-конечными лопатообразными рогами. Но, к сожалению, плоды его забот о популяции лосей были собраны другими.

Возглавлял лесничество в то время лесничий Орловски, который продолжил дело лесничего Мейера по увеличению численности лосей и поддержанию порядка в вверенной ему «лосиной долине».

Осенью 1933 года в «лосиную долину» впервые приехал на охоту Герман Геринг. В первую же охоту ему удалось взять трёх мощных лосей с лопатообразными рогами. А осенью 1934 года он добыл ещё трёх лосей, рога одного из которых были крупнее трофея барона Шорлемера – 24 отростка, получившие название «Großmächtige von Gilge» (Гигант из Гильге).

 

goering-pait-1934
Герман Геринг возле убитого им лося. Надлесничество Тавелльнингкен. 1934 год.

 

Тогда же в 1934 году распоряжению Германа Геринга были начаты работы по восстановлению и расширению охотничьего дома, а также строительству новых зданий.

В годы перед началом Второй мировой войны лесничество возглавлял лесничий Брейер, сменивший попавшего в опалу у Геринга лесничего Орловского, который был переведён в Померанию.

Последним лесничим и смотрителем охотничьего дома Паит был Генрих Вебер, который вместе со смотрителем за лосями Крамером покинул «лосиную долину» в 1945 году.

С приходом советских войск закончилась немецкая история охотничьего дома Паит.

В послевоенные годы численность лосей из-за браконьерства вновь сократилась. Охотничий дом использовался в различных целях, и долгое время стоял заброшенный.

Был создан фонд «Исторический охотничий домик Паит», который пытался заняться реставрацией и восстановлением старого охотничьего домика, в целях создания базы для охоты и экотуризма.

В середине 2000-х охотничий дом всё-таки стал функционировать как база отдыха и охоты, но в настоящее время комплекс построек выставлен на продажу.

 

 

 

Источники:

Gautschi A. Wilhelm II. und das Waidwerk: Jagen und Jagden des letzten deutschen Kaisers. Nimrod, 2000.

Gautschi A., Rothe W. Wald-, Jagd- und Kriegserinnerungen ostpreußischer Forstleute 1925-1945. Neumann-Neudamm Melsungen, 2012.

Gautschi A., Siemers W., Vollmer-Verheyen H. Richard Friese — sein Leben ? seine Kunst. Neumann-Neudamm Melsungen, 2013.

Knopf V. Neumärker U. Görings Revier: Jagd und Politik in der Rominter Heide. Ch. Links Verlag: Auflage. 2007.

Бильдархив

 

 

 

Придорожные аллеи

Придорожные аллеи

Считается, что сажать деревья вдоль дорог европейцы стали после возвращения из Китая Марко Поло. Калининградская область разительно отличается от остальной части России не только крышами из красной черепицы. Все, кто посещает нашу область, в первую очередь обращают внимание на дороги, по обочинам которых растут деревья.

Предлагаем перевод второй части статьи Адама Плоского о дорогах и придорожных аллеях Восточной Пруссии  «Дорога и её окружение, свидетельства исторических перемен на Вармии и Мазурах» (Adam Płoski Droga i jej otoczenie, świadectwa przemian historycznych na Warmii i Mazurach). Статья публикуется с небольшими сокращениями.

 

 

 

 

Придорожные аллеи — особенность региона

 

Ещё в XIII веке тогдашний правитель Китая приказал высаживать деревья по обеим сторонам дорог на расстоянии двух шагов от обочины. За вред, причинённый придорожным посадкам, грозило наказание вплоть до смертной казни. Конечно, не все китайские изобретения были взяты на вооружение европейцами, но придорожные деревья в Европе прижились. Итальянский архитектор Андреа Палладио [1] в своём труде «Четыре книги об архитектуре» (I Quattro Libri dell’Architettura, 1570) среди прочих общих архитектурных принципов рекомендовал высаживать вдоль обочин дорог деревья, поскольку они дают тень, украшают окрестности и дают наслаждение душе.

Проблемы регулярных насаждений вдоль обочин дорог первоначально не были предметом особого внимания в Пруссии. Ещё в XVII веке деревья использовались лишь как обозначения границ между церковными приходами или деревнями. Позднее локальные дороги, коих к те времена было большинство, стали обсаживать по обочинам вербами. Толчком к этому послужил указ Фридриха Вильгельма I (1713-1740), который первым из прусских королей обратил внимание на проблему высадки деревьев вдоль дорог. Но наиболее полные инструкции о правилах высадки деревьев (этому вопросу был посвящён отдельный параграф) содержал указ Фридриха Великого (1740-1780) от 24 июня 1764 года, в соответствие с которым надлежало высаживать вербы или иные деревья вдоль обочин дорог местного значения, почтовых маршрутов и дорог государственного значения, включая военные.

 

aus-russland-zuruckgeholtes-vieh-auf-der-mikieten-tilsiter-chaussee
Немецкие войска гонят с территории России скот по шоссе Микитен — Тильзит (Микитай — Советск). Почтовая открытка. 1915 год.

 

С тех пор большинство дорог с посаженными вдоль них деревьями стали называть французским словом «аллея». За уничтожение придорожных деревьев грозило наказание. Годом позже был издан указ о высадке лесов, в котором также уделялось внимание и придорожным деревьям. В соответствии с ним, выбор видов деревьев для посадки относился к прерогативе местной администрации, которой предоставлялась возможность сделать выбор из нескольких пород: дуб, липа, береза, верба и тополь. Ширина дороги определялась в 20-30 футов (6-9 м). По обеим её сторонам надлежало иметь канавы. Инструкции от 1814 и 1834 годов определяют расстояние между деревьями вдоль обочин. В первой говорится о 18 футах (ок. 5,5 м), во второй — о 10-35 футах (ок. 3-11 м). Предписывалось также устанавливать вдоль дорог каменные отбойники, дабы телеги и повозки не причиняли вред деревьям.

 

придорожные аллеи
Профиль дорожного полотна. В левой части изображена «летняя дорога», в правой — дорога с твёрдым покрытием. 1914 год.

 

Многочисленные циркуляры местного значения, издававшиеся в разные годы, определяли требования к содержанию дорог (1850, 1853), а также предписывали, среди прочего, собственникам дорог составлять ежегодные планы их ремонта и устанавливать степень наказания за уничтожение придорожных насаждений.

 

deutsch-eylau-kreuzchchaussee-nach-freystadt-rosenberg
Развилка шоссейных дорог в крайсе Дойч Эйлау (сейчас Илава). Слева видны камни, установленные для защиты деревьев. 1920-е годы.

 

Вопросы, связанные с придорожными деревьями, затрагивались также и в уставах и распоряжениях ведомств, напрямую с ними не связанными. Например, закон о телеграфных линиях (Telegrafenwegegesetz) от 18 декабря 1899 года, регулирующий их строительство, предписывал тщательнейшим образом относиться к придорожным посадкам, а в случае нанесения им вреда, государство обязывалось возместить нанесенный ущерб владельцу земельного участка, на котором были высажены деревья. В 1911 году вышел в свет указ, касающийся дорог провинции Восточная Пруссия (Wegeordnung für die Provinz Ostpreussen), в котором определялись требования, в том числе, и к высадке деревьев вдоль дорог. Контролирующие функции за выполнением этого указа возлагались на дорожную полицию.

 

Allenstain Stadt Plan
Фрагмент плана города Алленштайн (Ольштын). В правой части видны дороги, обсаженные деревьями, ведущие в город. 1808 год.

 

Особое внимание уделялось вопросам меры ответственности за причинение вреда придорожным деревьям. В соответствии с приказом Фридриха Вильгельма I (1731), для тех, кто причинил умышленный вред деревьям, предусматривалось наказание в виде принудительных земляных работ по возведению фортификационных сооружений. Позже, в 1797 году, за порчу придорожного дерева предусматривался денежный штраф (тому же, кто донёс на злоумышленника, наоборот, полагалось вознаграждение), виновного заключали в колодки и обязывали возместить нанесённый ущерб работой. В особых случаях виновного привязывали к позорному столбу (с 10 до 16 часов), а на шею ему вешали табличку на немецком и польском языках с надписью «вредитель деревьев». Также виновник был обязан посадить точно такое же дерево. Позднее, наказанием стал лишь денежный штраф в размере 5 талеров за каждое повреждённое дерево (1840).

 

Cadinen Kadyny придорожные аллеи
Берёзовая аллея в Кадинен (Кадыны). Почтовая открытка. Начало 1910-х годов.

 

Деревья вдоль дорог высаживались, прежде всего, по практическим соображениям, чтобы путешественники в тёмное время суток не сбивались с пути, а войска, перемещавшиеся по дорогам, имели тень. Кшиштоф Целестин Мронговиуш [2] в 1835 году в своём стихотворении писал следующее: «… Без деревьев голо / Невесело / На дороге солнце слепит очи…» (Bez drzew goło, / Niewesoło, / W drodze słońce bije w czoło). Зимой деревья защищали дороги от занесения снегом. Они уменьшали «монотонность» пути, тем самым снижая усталость. Это, в первую очередь относилось к пешим путникам.

 

Loetzen Gizycko
Дорожная сеть в районе Лётцена (Гижицко). XIX век. Пунктиром обозначены старые дороги. Сплошной линией — новые шоссе. Масштаб 1:300000.

 

Придорожные насаждения на так называемых картах Шрёттера [3], созданных в 1796-1802 годах, уже отмечены вдоль почтовых трактов и основных дорог. Выполненные на основе детальных полевых  измерений, проведённых командой картографов, они считаются самыми точными картами севера Пруссии и Польши начала XIX века, и служат неоценимым источником информации о состоянии и густоте дорожной сети того времени на территории Вармии и Мазур. На картах отмечены многие объекты, так или иначе формирующие дорожную инфраструктуру — придорожные трактиры, постоялые дворы, мосты и т.д.

 

schroetter-map придорожные аллеи
Фрагмент карты, изданной в 1802 году под руководством Шрёттера. Масштаб 1:50000.

 

Аллеи в определённой мере формировали и защищали естественным образом придорожный ландшафт. В 1822 году в Пруссии был основан Союз развития садоводства, ставивший своей целью облагораживание ландшафта, в том числе и обустройством аллей.

В середине XIX века во Франции была начата работа по селекции пород деревьев, наилучшим образом подходивших для формирования аллей. В Берлине появился первый частный питомник с деревьями для высадки аллей. Деревья стали важной составляющей ландшафта и среды обитания человека не только в Восточной Пруссии. К примеру, в разрешении на строительство дома в Жабно (территория Польши, входившая когда-то в состав Австро-Венгрии), помимо типовых требований включалось предписание как можно плотнее высадить вокруг дома деревья.

Посадка тутовых деревьев (шелковицы), саженцы которых были завезены из Китая, поощрялась в Пруссии на уровне государства. Но в Восточной Пруссии какого-либо значительного эффекта это не дало (хотя до сих пор в Калининграде кое-где можно встретить старые шелковичные деревья. — admin). Не помог даже специальный указ от 1742 года, в соответствии с которым полагалась многолетняя дотация тем, кто создаст шелковичный питомник или начнёт их выращивать. Кроме того, были разработаны инструкции, регулирующие высадку деревьев в деревнях, и, среди прочего, предписывающие для домовладельцев разбивку садов и высадку поблизости от домов верб и ив. Также предписывалось обсаживать деревьями границы владений (Dorf Ordnung, 1723).

Почти все построенные в XIX веке новые дороги обсаживались деревьями. По существующим положениям, собственник земли, по которой проходила дорога, был обязан постоянно содержать в надлежащем состоянии придорожные канавы, высаживать деревья и устанавливать вдоль обочин камни для защиты деревьев от повреждения. В соответствии с указам Фридриха Вильгельма IV от 16 февраля 1841 года, реконструкция старых дорог должна была осуществляться, по возможности, с минимальным ущербом для придорожных деревьев. Предписывалось избегать вырубки деревьев. Для новых насаждений предлагалось использовать липу, дуб, каштан, берёзу, тополь и др. При этом тополя полагалось высаживать на некотором удалении от обочины из-за их неглубокой корневой системы, которая могла повредить дорожному полотну. В те времена эти деревья были очень популярны, и высаживались не только вдоль дорог.

Специалист в дорожном строительстве профессор Политехнического института во Львове Артур Кюнель (Artur Kühnel) писал, что тополя выделяются на фоне окружающего пейзажа и очень хорошо маркируют дороги. Вид их ещё издали обещает путнику кров и приюти указывает к ним дорогу. Необходимо сохранять самые здоровые и красивые экземпляры деревьев в память об истории. (Тут можно обратить внимание на то, что выдвигается положение о необходимости защиты деревьев из уважения к их прошлому и традиции.)

 

balga-luftbild придорожные аллеи
Бальга. Аэрофотоснимок 1930-е годы. Прекрасно видна аллея, ведущая к посёлку.

 

На основании указа от 14 октября 1854 года было разрешено обустраивать аллеи из фруктовых деревьев. В Пруссии плодовые деревья вдоль дорог предлагалось высаживать ещё в 1752 году. Особенно часто плодовые деревья высаживались по обочинам дорог в непосредственной близости от поселений. Часто владельцы дорог сдавали в аренду обочины для высадки вдоль них плодовых деревьев, тем самым перекладывая на плечи арендатора заботы о состоянии аллей. Очевидно, что плодовые деревья могли приносить их пользователям материальную выгоду. В местной прессе тех лет нередки объявления о сдаче в аренду плодовых аллей. К примеру, в газете «Allensteiner Kreisblatt» в 1878 году было размещено объявление о сдаче в аренду властями крайса Алленштайн (Ольштын) аллеи из вишнёвых деревьев возле деревни Никельсдорф (Никельково). Встречаются также и объявления о сдаче в аренду придорожных рвов, на склонах которых можно было косить траву. Не совсем типичной для Восточной Пруссии была дорога вдоль Куршской косы, по обочинам которой для защиты от песка были высажены специально завезённые из Испании сосны.

 

hohenstein-luftbild
Придорожная аллея возле города Хоэнштайн (Ольштынек). 1930-е годы.

 

В XIX веке конкуренцию дорогам стала создавать быстро расширяющаяся сеть железных дорог. Вместе с тем, строились и новые подъездные пути к железным дорогам, что приводило к расширению и дорожной сети. И, в соответствие с традициями и нормативными актами, вдоль обочин этих подъездных путей также высаживались деревья.

Придорожные аллеи находись под защитой государства. В местной прессе публиковались объявления, призывающие за денежное вознаграждение доносить на тех, кто целенаправленно наносит ущерб деревьям. Районные управления публиковали сборники приказов и инструкций для конкретных должностных лиц в части содержания дорог. В них часто встречаются положения, касающиеся аллей. Дорожным службам, в ведении которых находились мосты, дороги и придорожные насаждения, вменялся в обязанность уход за аллеями.

В 20-е годы прошлого столетия аллеи, как бы парадоксально это не выглядело с нынешней точки зрения, выполняли функцию безопасности дорожного движения. Стволы придорожных деревьев и защитные камни окрашивались в белый цвет на уровне светового луча автомобильных фар. Широкое использование автомобилей стало причиной для расширения и модернизации дорог. К этому времени вопросы организации придорожных насаждений имели под собой солидную теоретическую базу. Издавалась специализированная литература по дорожному строительству. Исследователями в области придорожных аллей рекомендовалось высаживать следующие породы деревьев: вяз — первоклассное дерево для формирования аллей с прямым стволом и широкой густой кроной, берёза, тоже великолепно подходившая для этих целей, а также дуб, липа и ясень. На территории Восточной Пруссии нередко устраивались акции по высадке деревьев школьниками. Использовались одно- и двухлетние саженцы, выращиваемые в специальных школках. Стоимость посадки одного такого саженца составляла 2,64 марки, стоимость же саженцев (например, липы серебряной) доходила до 4,5 марок. Таким образом, стоимость высадки одного саженца самых распространённых пород до Первой мировой войны составляла от 4 до 8 марок. Содержание каждого высаженного дерева (полив, обрезка, внесение удобрений) обходилось ежегодно в 25 пфеннигов. По сравнению с другими, подобные затраты не выглядели слишком высокими. Разрешение на высадку деревьев выдавал чиновник, отвечающий за состояние аллей. В его обязанности входило проведение ежегодной (в августе) ревизии всех придорожных насаждений, а также контроль за ними осенью и ранней весной. В это же время производилась высадка новых аллей.

Строительство государственных дорог в Восточной Пруссии обуславливалось, прежде всего, военными и экономическими причинами, при этом уделялось внимание и удовлетворению потребностей в новых дорогах со стороны почты, а также жителей территорий. Прокладка новых дорог сопровождалась появлением новых аллей и обновлением старых. Это продолжалось до 1930-х годов. Подобные мероприятия проводили и частные землевладельцы, прокладывающие частные аллеи к своим дворцам, имениям, фольваркам и железнодорожным станциям.

 

gross-trakehnen-luftbild
Тракенен (Ясная Поляна). Аэрофотосъёмка 1930- х годов. Видны аллеи, ведущие к отдельным фольваркам. Также деревьями обозначены границы земельных участков.

 

Как отмечал некий путешественник, побывавший на Мазурах в 1896 году, «… все дороги без исключения здесь обсажены деревьями. Чувство уважения к деревьям здесь прививают со школы, и на каждом шагу встречаются прибитые к стволам таблички с напоминанием, что человек добрый не навредит дереву.»

 

 

 

Дороги Вармии и Мазур после 1945 года

 

После присоединения части Восточной Пруссии к Польше в дорожной сети произошли изменения. Часть дорожной инфраструктуры была разрушена, так как войска вермахта при отступлении уничтожали за собой мосты, часть дорог сменила своё значение. Новые жители Вармии и Мазур, однако, осознали важность придорожных аллей для ландшафта, поняли, что почтенного возраста липы, клёны, берёзы, растущие вдоль дорог, придают местности неповторимое очарование и разительно отличаются от унылого пейзажа плоских равнин, лишенных древесной растительности. Помогали этому также и законодательные нормы, сформулировавшие постулат о том, что целью высадки придорожных деревьев есть культивация красоты в дорожном строительстве. Дорога может стать как деструктивным фактором окружающего пейзажа, так и творческим. Правильно высаженная аллея — это украшение пейзажа, создающее переход от природного ландшафта к правильной архитектуре.

В различное время на Вармии и Мазурах в рамках программы по залесению территории было высажено более 100 миллионов саженцев деревьев и 60 миллионов кустарников. Участие в этих мероприятиях, помимо специальных служб, принимали харцеры [4], учащиеся школ, работники колхозов и совхозов. Помимо этого, все новые дороги в Польше в обязательном порядке обсаживались по обочинам деревьями.

 

 

 

 

Примечания:

1. Андреа Палладио (Andrea Palladio, настоящее имя Андреа ди Пьетро, 1508 — 1580) — выдающийся итальянский архитектор, основоположник классицизма, автор трудов по архитектуре. Работал, в основном, в Венеции и Виченце.

2. Кшиштоф Целестин Мронговиуш (Krzysztof Celestyn Mrongowiusz, 1764-1855) — польский филолог, переводчик, лютеранский пастор.

3. Фридрих Леопольд фон Шрёттер (Friedrich Leopold Reichsfreiherr von Schrötter, 1743 — 1815) — прусский министр, обер-президент провинций Западная и Восточная Пруссия. По руководством Шрёттера в 1796-1802 года были составлены и изданы карты Восточной и Западной Пруссии в масштабе 1:50000 (Karte von Ost-Preussen nebst Preussisch Litthauen und West-Preussen nebst Netzedistrict 1796-1802).

4. Харцеры — Союз польских харцеров (Związek Harcerstwa Polskiego, ZHP) — молодёжная скаутская организация, с перерывами существующая с 1910 года по настоящее время.

 

 

 

 

 

Источники:

Бильдархив

оригинал статьи