Лесничество Варнен

Лесничество Варнен

Варнен (Warnen) — одно из двух старейших лесничество (лесных управлений) в Роминтской пуще. И одно из сохранившихся до наших дней.

Первое упоминание населённого пункта с названием Варнен относится к середине XVI века. Однако на картах оно появляется лишь к концу XVIII века.

C конца XVII века Варнен фигурирует как одно из мест дислокации лесных объездчиков. С начала 1700 годов оно становится одним из двух лесоучастков Пущи (второй — Нассавен). С 1739 года Варнен получает статус королевского лесничества — официальное название «Королевский Варненский лес». Вторым таким лесничеством было «Королевское Нассавенское лесничество». Весь массив Пущи был поделен между этими лесничествами, а с лета 1869 года произошло «разукрупнение» Пущи и было образовано ещё 2 лесничества.
В 1820 года было утверждено название «Королевское старшее лесничество Варнен», просуществовавшее до начала ХХ века.

С начала XIX века прослеживаются фамилии возглавлявших лесничество служащих — Райхел, Фосс, Уль, Юдтц.

В 1890 году лесничеству подчинялись пять участковых лесничеств и лесоучастков. Площадь входящих в лесничество лесов составляла около 5700 га. На территории лесничества расположено самое крупное озеро Пущи — Мариново/Северное.

В 1897 году было построено новое здание лесничества (существующее до сих пор). Главным лесничим в то время был Рихард Элерс.

 

лесничество Варнен
Лесничество Варнен. 1930-е гг.

 

Вот как описывает здание лесничий Отто Бернхарди (исполнявший обязанности лесничего после 1939 года):

 

«Здание было построено в 1897 году по типовому прусскому проекту из красного кирпича, непосредственно над водным источником, напоминающим артезианский колодец.

В здании находилось бюро (рабочее помещение лесничества) и жилые комнаты лесничего. Всего 8 отапливаемых комнат.

На 1939 год здание было оборудовано электричеством и канализацией. Имелись хорошие сухие подвальные помещения. Под зданием, в подвале была сооружена емкость, в которой ждали «своего часа» живые форели, лини и карпы. Все помещения были обустроены для встреч с представителями общественности, коллегами-лесничими и крупными землевладельцами. К зданию примыкало 12 га плодородных земельных угодий. Климатические условия по сравнению с другими лесничествами пущи были самыми мягкими. Как правило, весной в Варнен уже все было зеленое и начинало цвести, в то время как в Роминтен все еще лежал снег».

 

С 1935 по 1939 годы лесничество возглавлял Пауль Баркхаузен, погибший во время Польской кампании недалеко от Варшавы 19 сентября 1939 г. Останки Баркхаузена были перезахоронены в некогда подчинённом ему лесном массиве. А лесничество по распоряжению Германа Геринга, занимавшего, среди прочего, и пост Имперского лесничего, было переименовано в его честь.

 

лесничество варнен
Лесничество Варнен. 1930-е гг.

 

В настоящее время здание лесничества используется как гостевой дом.

 

лесничество варнен
Здание бывшего лесничества Варнен. 2019 г.

 

Фасад здания. 2019 г.

 

В 2014 году на территории гостевого дома был установлен памятный камень краеведу и знатоку Роминтской пущи Сергею Серебрякову.

 

 

 

 

Пивоварение в округе Хайлигенбайль

Пивоварение в округе Хайлигенбайль

Во втором томе «Полной географии» немецкого географа и историка Иоганна Гюбнера (1668-1731), описывающей Данию, Норвегию, Швецию, Пруссию, Польшу, Россию, Венгрию, Турцию, Азию, Африку, Америку и «другие неизвестные страны» (Vollständige Geographie, Von Dänemarck, Norwegen, Schweden, Preußen, Polen, Rußland, Ungarn, Türckey, Asia, Africa, America, und von den unbekannten Ländern), изданном в Гамбурге в 1736 году, в разделе «Бранденбургская Пруссия» в главе «Натангия» есть небольшая заметка, посвящённая «старинному городу» Хайлигенбайль, заканчивающаяся фразой: «[В городе] имеется хороший хлеб и хорошее пиво» (Es ist da gut Brodt und gut Bier). Думается, если даже в Гамбурге было известно о «хорошем пиве» из Хайлигенбайля, то напиток и впрямь был недурён.

Мы уже отмечали, что первое пиво на территории Восточной Пруссии варилось в замках Немецкого ордена. С появлением на отвоеванных рыцарями у пруссов землях городов стало появляться также и монастырское пиво, и пиво, сваренное бюргерами этих самых основанных орденом городов.

Таким образом, исторически первое пиво, сваренное на территории округа Хайлигенбайль (сам крайс Хайлигенбайль возник как административная единица только в 1819 году), было пивом из замка Бальга. Именно этот замок, основанный рыцарями на месте прусского укреплённого городища Хонеда в 1239 году, в дальнейшем стал опорной базой для завоевания Самбии, Вармии и Натангии. Замковая пивоварня, по всей видимости, находилась на первом этаже узкого двухэтажного флигеля, располагавшегося со стороны залива Фришес (сейчас Калининградский, или Вислинский залив). Именно комтуры замка Бальга, который начиная с 1250 являлся не только их резиденцией, но и местом заседания конвента, и выдавали поселениям немецких колонистов, прибывавших на прусские земли, городские права. Так было и в 1301 году, когда кульмское городское право получило селение Хайлигенштадт (Хайлигенбайлем город стал называться только в 1344 году), возникшее в 1272 году.

пивоварение в крайсе хайлигенбайль
Пивная пробка пивоварни Артура Бедарфа, Цинтен.

В 1313 году городом стало и селение Цинтен (сейчас Корнево). Поскольку пиво в средние века, без преувеличения, было для населения «и первым, и вторым, и компотом», любой горожанин и свободный крестьянин мог без специального на то разрешения варить так называемое «столовое пиво» (Tafelbier) — практически не содержавшее алкоголя легкое пиво — для собственных нужд в необходимых количествах. При этом продавать такое пиво было запрещено. Правом варить пиво, и не только столовое, а вполне себе даже хмельное, а затем и продавать его, имели, в порядке очереди, горожане, а также аристократы — владельцы имений и больших земельных наделов. Последние, правда, часто право варить пиво отдавали на откуп трактирщикам, либо строили трактиры и сдавали их в аренду вместе с правом варить и продавать пиво. Свои трактиры имел и Тевтонский орден. Орденскими трактирами также управляли арендаторы, обязанные за это уплачивать владельцу определённую плату (так называемый чинш) деньгами или произведённым продуктом.

Дефицит пива мог иногда приводить к весьма неожиданным последствиям: к примеру, во время Войны всадников (война Тевтонского ордена с Польшей 1519 — 1521 годов) гарнизон Бальги, состоявший из наёмников, чуть не поднял бунт из-за того, что имелись задержки с выдачей положенного количества пива. О недовольстве солдат командующий гарнизоном 17 августа 1520 года уведомил самого великого магистра ордена.

Но обычно пива всё же хватало. Более того, зачастую применялись административные меры для того, чтобы продавалось пиво, сваренное в пивоварнях, принадлежащих ордену или аристократу — трактирщиков просто обязывали приобретать пиво с этих пивоварен. И благо было, если оно было приличного качества.

Трактир в селении, расположенном рядом с замком Бальга, известен с 1447 года. Во время расцвета ордена процветал и трактир. В 1536 году, после нескольких десятилетий упадка, первым протестантским епископом Замланда Георгом фон Полентцем трактир был пожалован некоему чиновнику окружного суда Георгу Тило вместе с правом винокурения. Во избежание конкуренции в селении запрещалось открывать второй трактир. Владельцу трактира также жаловалось право свободного вылова рыбы для собственных нужд в заливе Фришес с помощью 15 садков. Трактир имел также право, помимо замкового пива, ежегодно продавать 12 бочек пива, купленного на стороне, уплатив при этом за каждую бочку налог в размере 2 шкотов*.

В прибрежном селении Кальхольц (сейчас не существует), на северо-северо-восток от Бальги, трактир известен с 1523 года. Трактирщику также давалось право на бесплатную рыбалку в заливе с помощью садков и сетей, заготовку дров и строевой древесины, а также передавался в пользование луг для сенокоса. Ежегодный чинш составлял 9 марок. Видимо, со временем рыбаки, желающие пропустить по кружечке пенного, поместиться в этом трактире уже не могли, поскольку в 1536 году некий Лоренц Симон получил право открыть в Кальхольце второй трактир. Как и первый трактирщик, он был обязан продавать 3 бочки государственного пива, а также исполнять обязанности по доставке официальной почты.

С 1431 года существовал трактир в селении Волитта к востоку от Бальги. В нём разрешалось торговать пивом и едой. За чинш в 5 марок трактирщик имел право ловить рыбу, держать 8 голов крупного рогатого скота и получал в пользование сенокос площадью 2 моргена**. При этом никакой другой трактир не мог быть открыт по дороге между Волиттой и Бальгой. Рыбакам из Фрауенбурга (сейчас Фромборк, Польша), ловившим рыбу в этих местах, предписывалось пить пиво лишь в этом трактире или в трактире Бальги.

Трактир Рензекруг (кстати, трактир по-немецки — круг, а трактирщик — крюгер, так что населённые пункты, оканчивающиеся на «-круг» свое название получили, скорее всего, от трактира, который когда-то находился на их месте, ну а фамилия Крюгер в германоязычных странах встречается довольно часто) возле имения Рензегут (сейчас не существует) в 1387 году сдавался за чинш в 4 марки и половину штейна***  воска «для изображений Богоматери в замке Бальга» (из воска делали свечи, которые должны были постоянно гореть возле статуй Богоматери в замковой церкви). Между этим трактиром и селением Феддерау (сейчас не существует) в одну сторону, а также не далее полумили от Хайлигенбайля в другую, не должно было быть никакого другого трактира.

В конце XVII века в районе Бальга имелось 24 государственных трактира (и это не считая трактиров, принадлежавших знати). Трактирам разрешалось варить пиво самостоятельно, приобретать его у городских пивоваров, но по-прежнему предписывалось реализовывать официальное пиво с замковых пивоварен Бальги и Бранденбурга (сейчас Ушаково). Помимо пива разрешалось торговать вином и медовухой.

Более или менее доходными являлись трактиры, стоявшие на оживлённых дорогах или в крупных деревнях. Но даже и здесь владельцам приходилось заниматься сельским хозяйством или рыбной ловлей, чтобы прокормиться. Трактиры, которые не справлялись с продажей обязательного объёма официального пива или с выплатой чинша, могли быть наказаны штрафом, либо даже отданы в управление иному арендатору.

В своих собственных интересах трактирщики заботились о том, чтобы не было нелегальной конкуренции. В 1686 году трактирщик в Шёнлинде (сейчас Краснолипье, Польша) жаловался на местного шульца (старосту) за то, что тот вместе с несколькими жителями деревни пил не его пиво, а привезённое из Хайлигенбайля, которое было лучше по качеству.

В 1712 году некий бауэр из Грунау (сейчас Гроново, Польша) был оштрафован на 12 марок за то, что вместе со своими работниками выпил бочку хайлигенбайльского пива. За похожий проступок аж на 100 марок были оштрафованы помощники рыбаков из Альт-Пассарге (сейчас Стара Пасленка, Польша) — они предпочли официальному пиву пиво из Хайлигенбайля.

Продажа «стороннего» пива разрешалась только, если посетители заказывали сначала пиво официальное, либо если трактир посетили знатные особы.

Помимо конкуренции между пивом, сваренным на государственных пивоварнях, и цеховым пивом, сваренным в городах, ожесточённая борьба за рынок сбыта шла и между самими городами. В XVI веке пивовары-цеховики из Хайлигенбайля, коих было больше 100 (напомним, что нужно различать цеха, имевшие отношение к производству пива: как правило в городе существовал цех пивоваров, в который входила городская знать, и которые имели право варить и продавать пиво,  но при этом сами его члены отношения к производству не имели, так как непосредственно пиво варили наёмные пивовары-мастера, у которых также мог быть свой цех), боролись с экспансией своих коллег из Браунсберга (сейчас Бранево, Польша), который с 1461 находился под польской короной. В обновлённых городских правах Хайлигенбайля от 10 сентября 1560 года даже имеется упоминание о «удушающей конкуренции соседнего Браунсберга».

Экономическая война между Хайлигенбайлем и Браунсбергом шла на протяжении всего XVI века. Часто крестьяне окрестных деревень контрабандой продавали выращенное ими зерно покупателям из Браунсберга, соответственно, создавался его дефицит в Пруссии, что приводило к недостатку сырья для местных пивоваров. Хайлигенбайльские цеховики жаловались на то, что владельцы многих трактиров предпочитали закупать пиво в Браунсберге, а не у них. В 1590 году пивовары жаловались на то, что в городе подпольно варят пиво даже ремесленники, не имеющие на это права. В итоге, в 1597 году новые городские права, подтверждённые в 1614 году, дали право варить пиво практически всем жителям Хайлигенбайля.

При всём при этом, хайлигенбайльское пиво всё же было отменного качества и пользовалось заслуженным спросом. Ещё в орденские времена келари нескольких окрестных замков покупали для нужд братии цеховое пиво из Хайлигенбайля. 21 декабря 1407 года за 11 марок были приобретены две бочки «Heyligenbylisch byers»  и за 8 шиллингов отправлены в Ковно (Каунас). В начале марта 1438 года в подвалах Кёнигсбергского замка хранились по три бочки данцигского и хайлигенбайльского пива, а также две бочки кёнигсбергского пива. В 1440 году замковые запасы составляли четыре бочки пива из Хайлигенбайля и шесть бочек пива из Кёнигсберга.

Есть предание, что великий магистр тевтонов Конрад фон Эрлихсхаузен (1441 — 1449) отправил двух братьев-рыцарей по орденским землям, наказав им пробовать в разных местах пиво, а потом доложить ему, где какое пиво варят. Посланцы ездили по разным, большим и малым городам Пруссии, пробуя хмельной напиток, а чтобы не запутаться, они давали пиву разные названия. Так, к примеру, кёнигсбергское пиво стали называть Saure Maidt — «Кислая дева». Браунсбергское пиво назвали Stürzen Kerlen — «Падающие детины». Хайлигенбайльское же пиво получило прозвище Gesalzen Merten — «Солёный Мертен». Возможно по той причине, что братья попробовали его в день Святого Мартина (11 ноября), а, возможно, и от того, что для варки местного пива использовался источник с солоноватой  водой, а Мартина-Мертена добавили для красного словца.

В 1690 году хайлигенбайльскими пивоварами было произведено 624 варки, принесшие городу неплохой доход. Около 1710 года в Хайлигенбайле насчитывалось около 150 домов, имевших право варить пиво, из которых треть пользовались этим правом каждые шесть недель. «Гезальцен Мертен» пили не только горожане и жители округи. Пиво отправляли в Данциг, Западную Пруссию, Померанию, эскортировали в Польшу.

 

пивоварение в округе хайлигенбайль
Полная коллекция пивных пробок пивоварен Хайлигенбайля (23 штуки) и Цинтена. Из собрания городского музея г. Мамоново.

 

Спустя век с небольшим, в 1819 году, когда Хайлигенбайль получил статус окружного центра, ситуация с пивоварением начала меняться. Несмотря на то, что некоторые бюргеры, невзирая  на в целом невысокие цены на пиво, продолжали его варить, они уже не были замкнутой группой, обладавшей этой привилегией. К тому моменту уже несколько лет как были отменены цеховые ограничения на производство и действовал закон, по которому любому желающему разрешалось заниматься любым видом предпринимательской деятельности после уплаты им определённого налога. Начался период постепенного упадка цехового пива. На смену ему пришло пиво заводское.

 

пивоварение в округе хайлигенбайль
Здание бывшей пивоварни Св. Георгия. Май 2020 г.

 

В начале второй половины XIX века в городе насчитывалось два пивных завода. Первый — Klosterbrauerei (Монастырская пивоварня) —  был основан в 1865 году выходцем из Мариенвердера меннонитом  Эдуардом Пеннером и получил своё название от монастыря августинцев, находившегося в Хайлигенбайле с 1372 по 1520 год недалеко от восточных городских ворот. Пивом из этой пивоварни угощали в ресторане отеля «Haus Wiens». Второй завод построил Вильгельм фон Заукен, пивовар из селения Клинш (округ Данциг). Он располагался на Бадерштрассе и носил название St. Georgsbrauerei (пивоварня Св. Георгия). В 1867 году пивоварня Св. Георгия перешла в руки Рудольфа Куосбарта.

 

Слева пробка Монастырской пивоварни (владелец Густав Эдуард Пеннера), справа — пробка пивоварни Св. Георгия (владелец Рудольф Куосбарт).

 

Но относительно небольшие пивоварни Хайлигенбайля и Цинтена не могли конкурировать с крупными кёнигсбергскими производствами «Понарт» и «Шёнбуш», принадлежавшими семейству Шиффердеккеров, и массово выпускавшими неплохое пиво по сравнительно низкой цене. Некоторое время они переходили из одних рук в другие, пока постепенно не обанкротились.

 

пивоварение в округе хайлигенбайль
Подвалы бывшей Монастырской пивоварни. Май 2020 г.

 

В Цинтене в 1930-е годы находился филиал (возможно, только дистрибуторский) пивоварни «Шёнбуш».

 

 

___________________

 

 

Примечания:

* Шкот (или скот) — денежная единица, равная 1/30 марки

** Морген — мера площади, равная примерно 0,56 га

*** Штейн — мера массы, равная примерно 15,2 кг

 

 

 

Источники:

Emil Johannes Guttzeit Balga (история селения Бальга на сайте balga.de)

ahnen-forscher.com/kirchspiel-balga

Carsten Fecker Das Bier im Kreis Heiligenbeil. — Heimatblatt des Kreises Heiligenbeil, #46, 2001.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии

 

Предыстория

С давних времён основными внутренними путями сообщения на севере Восточной Пруссии были реки, озёра и заливы. Но мелководье и извилистость рек затрудняли судоходство и требовали принятия действенных мер по улучшению фарватеров. Первый практический шаг по обустройству речной судоходной сети был предпринят ещё в Средневековье, когда в 1395 г. по распоряжению великого магистра Тевтонского ордена Конрада фон Юнгингена начались работы по спрямлению и расширению русла реки Дайме (ныне — Дейма, Калининградская обл.) В дальнейшем Дайме фактически стала глубоким судоходным каналом от Тапиау (Гвардейск) до Лабиау (Полесск). Затем в течение четырёх столетий шаг за шагом здесь были спрямлены и углублены другие реки, построены большие и малые судоходные каналы. Особое внимание уделялось обустройству реки Прегель (Преголя), главной воднотранспортной артерии, связывающей крупнейшие города на севере провинции – Кёнигсберг (Калининград) и Инстербург (Черняховск). С XVIII в. активно укрепляли берега Прегеля, спрямляли русло реки, проводили дноуглубительные работы. Ещё в начале 1720-х гг. на Прегеле у п. Гросс Бубайнен (Бережковское) были построены деревянные мельничная плотина и небольшой судоходный шлюз. Однако это ненамного улучшило судоходные условия Прегеля на 10-километровом участке от Инстербурга до Гросс Бубайнена. В дальнейшем мельница и шлюз неоднократно перестраивались, а после пожара в середине 1880-х гг. их разобрали [1].

Таким образом, к началу ХХ в. из-за мелководья верховьев Прегеля до Инстербурга могли пройти суда водоизмещением* не более 100 т и только в период сезонного подъёма уровня воды. В то же время глубина фарватера в низовьях Прегеля позволяла проходить судам водоизмещением до 250 т от Кёнигсберга до Велау (Знаменск). Такое положение сдерживало экономическое развитие Инстербурга и требовало улучшения судоходных условий в верховьях Прегеля. В 1890-е гг. предпринимались неоднократные попытки углубить русло реки на этом участке, но они не принесли ожидаемых результатов. В начале 1900-х гг. по заданию Прусского министерства общественных работ был проработан проект увеличения судоходных глубин в верховьях Прегеля путём возведения на реке каскада гидроузлов (ГУ), состоящих из подпорных плотин и обходных каналов со шлюзами. Такой способ увеличения судоходных глубин называется шлюзованием реки. При этом река разбивается подпорными плотинами гидроузлов на отдельные бьефы *, в пределах которых обеспечивается необходимая судоходная глубина в период самого низкого уровня воды середины лета (межень) [2].

Однако вскоре этот проект был пересмотрен в связи с принятием в 1907 г. другого масштабного проекта – строительства Мазурского канала, который должен был соединить Мазурские озёра с Балтийским морем через реки Алле (Лава) и Прегель. Параметры канала соответствовали стандартам внутренних водных путей Германии для судов класса Finowmaß*.

Очевидно, этим же стандартам должны были соответствовать и судоходные параметры Алле и Прегеля. В результате был разработан «Общий предварительный проект развития верховьев Прегеля на участке между Инстербургом и Велау с 1911 года» [3]. Но и этот проект был отложен в связи с затянувшимся согласованием проекта строительства Мазурского канала, а затем и начавшейся Первой мировой войной.

Наконец, в 1920 г. правительство Пруссии приняло дорогостоящий проект шлюзования Алле и Прегеля, по которому предлагалось увеличить судоходные глубины этих рек и тем самым расширить судоходство до Инстербурга по Прегелю и до Фридланда (Правдинск) по Алле для судов водоизмещением до 170 т. Таким образом, этот проект стал составной частью общего плана масштабных преобразований судоходной речной сети на севере Восточной Пруссии.

 

 

Проект

Проект шлюзования Алле включал в себя строительство двух гидроузлов – ГУ №1 в Пиннау (городской район Велау) и ГУ №2 — в Гросс Вонсдорфе (Курортное). В Пиннау планировалось построить бетонно-деревянную подпорную плотину и обходной канал со шлюзом. В качестве ГУ №2 было решено использовать плотину планируемой к постройке ГЭС в Гросс Вонсдорфе и судоходный шлюз в её створе. Таким образом, необходимая судоходная глубина Алле вплоть до Фридланда создавалась плотиной ГЭС, а до нижнего бьефа этой плотины и устья Мазурского канала в Алленбурге (Дружба) — плотиной Пиннау.

Более сложный и капиталоёмкий проект шлюзования Прегеля предусматривал строительство пяти гидроузлов на Прегеле и одного распределённого гидроузла с подпорной плотиной на реке Ангерапп (Анграпа), обходным каналом в Инстербурге (Инстербургский канал) и шлюзом на Прегеле в Гайтцунене (Новая деревня, сейчас территория Черняховска). Кроме этого, планировалось построить речной порт в Инстербурге, а также на некоторых участках спрямить и углубить русло Прегеля.

Количество гидроузлов на Прегеле и расстояния между ними были выбраны в зависимости от уклона реки с таким расчётом, чтобы уровни образуемых ими подпорных бьефов обеспечивали необходимую судоходную глубину, но при этом вода не выходила за пределы основного русла, и пойма реки не затапливалась. Для обхода подпорных плотин служат обходные каналы со шлюзами на верхних бьефах плотин. Особенность проекта состояла в том, что подпорные плотины на Прегеле разборные. Их устанавливают только в межень и демонтируют по окончании навигации на зиму. Затем в следующую навигацию с наступлением межени плотины устанавливают вновь. Таким образом, в период весенних половодий и «высокой воды», когда глубина фарватера превышает 1,7 м, судоходство осуществляется по реке, а в межень – через обходные каналы и шлюзы. В отличие от подпорных плотин на Прегеле подпорная плотина на Ангерапп неразборная бетонная. Её верхний бьеф сообщается с обходным (Инстербургским) каналом подземным водоводом и поддерживает в канале практически постоянный уровень воды. Такая схема шлюзования Прегеля должна была обеспечить регулярное грузовое и пассажирское судоходство в его верховьях от Велау до Инстербурга в течение всего периода навигации — с марта по ноябрь [2].

Проект шлюзования Прегеля включал в себя строительство шести гидроузлов:

Велау (Знаменск), №1;
Таплакен (Талпаки), №2;
Войнотен (Шлюзное), №3;
Норкиттен (Междуречье), №4;
Швегерау (Заовражное), №5;
Гайтцунен (Новая Деревня) и Инстербург, №6.

Шлюзы на Прегеле и Алле относятся к классу низконапорных. Напор* шлюзов составляет от 1,3 до 2,2 м [2].

Шлюзы всех гидроузлов, как и шлюзы Мазурского канала, имеют стандартные по длине и ширине полезные размеры камер* (45,0 х 7,5) м.

Длина шлюзованного участка Прегеля от Велау до Инстербурга составляла около 55 км, расстояния между гидроузлами – от 5 до 13 км [2].

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Расположение гидроузлов на реках Алле и Прегель. Схема автора.

 

 

Строительство

В 1920 г. по распоряжению Прусского министерством общественных работ в Инстербурге было создано Управление по строительству на Прегеле, на которое возложили руководство строительством и управление инвестициями [3].

Строительство гидроузлов на Алле и Прегеле началось в 1921 г. Однако велось оно с длительными задержками, связанными со сложной экономической ситуацией в Германии, вызвавшей перебои в финансировании, поставках строительных материалов и оборудования. Уже в 1922 г. финансирование работ было резко сокращено из-за тяжелейшего экономического кризиса и гиперинфляции, разразившихся в Германии. Работы возобновились только в 1924 г., когда стране удалось добиться определенной экономической стабильности. В 1921-1924 гг. построены оба гидроузла на Алле. В это же время было спрямлено русло Прегеля на наиболее извилистом и сложном для судоходства участке Велау – Швегерау.

В 1921 г. началось строительство гидроузла №6 в Инстербурге — подпорной плотины на Ангерапп, речного порта, обходного канала (Инстербургский) и судоходного шлюза в Гайтцунене, а также ГУ №5 в Швегерау.

Инстербургский канал длиной 3,6 км соединил гавань порта с Прегелем через шлюз Гайтцунен. Канал проложен в пойме Прегеля и на большей его длине обвалован дамбами. Поскольку русло канала и гавань порта находятся выше Прегеля, то для их наполнения используется вода подпорного бьефа плотины на Ангерапп, который сообщается с гаванью и каналом подземным водоводом длиной 300 м. Параметры Инстербургского канала соответствуют стандартам канала Мазурского: ширина по зеркалу воды составляет 23 м, по дну — 13 м, наибольшая глубина — 2 м. Портовая гавань длиной 300 м и шириной 32 м оборудована двумя причалами и включает в себя также зимнюю гавань в плане треугольной формы, характерной для Мазурского канала. Она служила для стоянки транзитных и вспомогательных судов в период зимнего перерыва в навигации, а также для разворота судов. В порту были построены башня диспетчерского пункта, склады, погрузочно-разгрузочные площадки, служебные и административные помещения, подведены железнодорожные ветки – с нормальной колеёй (1435 мм) и узкоколейная (750мм) [4].

Через Инстербургский канал возведены стальные мосты на фермах Пратта длиной 30 м — совмещённый авто-, железнодорожный в 0,7 км от порта и автодорожный — в 1,7 км.

Открытие гидроузла № 6 и речного порта в Инстербурге состоялось в сентябре 1926 г. [3; 4].

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Речной порт Инстербург. Ок. 1934 г. [4].
Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Шлюз Гайтцунен. Нижняя голова и автодорожный мост.  Ок. 1927 г.

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Шлюз Швегерау. Нижняя голова и автодорожный мост. Ок. 1928 г.

 

С 1927 г. приступили к постройке ГУ №№ 4-1 последовательно от Норкиттена до Велау. Работы на этом участке значительно осложнялись гидрогеологическими условиями поймы Прегеля. Обходные каналы и котлованы для камер шлюзов приходилось рыть в тяжёлых моренных грунтах, насыщенных скоплениями огромных валунов и гальки. Это значительно затрудняло и забивку шпунтовых свай. Для защиты строительных площадок от затопления во время весенних разливов Прегеля потребовалось также возводить временные земляные дамбы и ограждения из свай Ларсена. Кроме того, вблизи ГУ Велау, Таплакен и Войнотен было решено построить земляные дамбы и насосные станции для осушения польдеров и их хозяйственного использования. В связи с этим увеличился объём работ, потребовались дополнительные капиталовложения и вспомогательное оборудование. Часто происходившие в 1928 г. разливы Прегеля приводили к задержке строительства.

В 1927 г. земляными дамбами обваловали площадки строительства подпорной плотины и шлюза Норкиттен. Затем был вырыт котлован для камеры шлюза, и в марте 1928 г. приступили к забивке свай для стенок камеры. Аналогично проходило строительство и ГУ Войнотен.

В 1929 г. разразился мировой экономический кризис, который привёл к резкому падению производства, банкротству многих предприятий и неудержимому росту безработицы. Строительство на Прегеле возобновилось только в конце 1930 г., и уже в 1931 г. ГУ Норкиттен и Войнотен всё же были построены [5; 6]. После окончания мирового экономического кризиса в 1933 г. к власти в Германии пришли национал-социалисты, которые провозгласили программу активизации экономики Восточной Пруссии, борьбы с безработицей и создания рабочих мест. В 1934 г. работы на Прегеле, как и на Мазурском канале, были возобновлены в полном объёме. Благодаря бесперебойному финансированию и предоставлению льготных кредитов по программе создания рабочих мест, уже летом 1934 г. в Таплакене были построены обходной канал со шлюзом, железобетонный автодорожный мост через шлюз, подпорная плотина, а также электрическая подстанция, насосная станция и дренажные каналы вблизи гидроузла.

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Подпорная плотина в Таплакене. Ок. 1937 г.

 

И, наконец, в 1936 г. был сдан в эксплуатацию последний ГУ №1 Велау [6]. Здесь также построили электрическую подстанцию, две насосных станции и дренажные каналы [5].

Таким образом, проект шлюзования Алле и Прегеля был претворён в жизнь, и с 1936 г. открылось регулярное грузовое и пассажирское сообщение между Кёнигсбергом, Инстербургом и Фридландом в течение всего периода навигации с марта по ноябрь для судов водоизмещением до 170 т.

Следует отметить, что в строительстве гидроузлов на Прегеле и Алле, поставках специального оборудования и строительных материалов участвовали компании и банки из многих городов Германии и Восточной Пруссии.

Строительство вели консорциумы:

Philipp Holzmann AG и Hermann Klammt, Wolf & Dörling и Wayss & Freytag — земляные работы, строительство гидротехнических сооружений и каналов;

Dyckerhoff & Widmann AG (Karlsruhe / Berlin), Beton & Monierbau AG и Julius Berger AG — строительство шлюзов и подпорных плотин.

Поставки специального оборудования и строительных материалов среди многих других обеспечивали:

Uniongießierei (Königsberg), Schichau G.m.b.H. (Elbing) — стальные конструкции и шлюзовые ворота;
Vereinigte Stahlwerke AG (Dortmund) — шпунтовые сваи Ларсена;
Cementvertriebsgesellschaft (Königsberg) — цемент;
Steinfurt AG (Königsberg) – спицы* для подпорных плотин [4; 5; 6; 7].

Летом 1936 г. пароходная компания из Инстербурга пригласила журналистов на борт своего теплохода «Инстербург» для экскурсии по Прегелю до Велау. Это была первая поездка с пассажирами. Перед шлюзом Норкиттен им встретился правительственный пароход «Твихауз», шедший из Тапиау. На буксире у него плыл экскаватор. «Куда?» — крикнули из «Инстербурга». «На земляные работы у Швегерау» — ответил капитан «Твихауза». Так описывал эту встречу один из журналистов, путешествующих в тот день на «Инстербурге» [4].

Об интенсивности судоходства и грузообороте в направлении Инстербурга и Фридланда известно, что самоходные баржи класса Finоwmaß доставляли в Инстербург стройматериалы, уголь, строительную технику и песок из карьеров Норкиттена. С 1933 по 1936 г. грузооборот по Алле между Велау до Фридландом вырос с 18,2 до 27,8 тыс. т. Два раза в неделю между Кёнигсбергом и  Фридландом курсировал грузопассажирский мотобот «Рут». Его также арендовали для перевозки небольших партий грузов и проведения речных экскурсий [8].

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
«Твихауз» на нижнем бьефе шлюза Пиннау. 1935-1939 гг.

 

Итак, была создана важная часть уникальной воднотранспортной системы Восточной Пруссии, к которой осталось подключить только одно недостающее звено – Мазурский канал. Его строительство планировали закончить в 1941 г. Судоходство до Инстербурга и Фридланда продолжалось, вероятно, до конца 1944 г. Пережив Вторую мировую войну, судоходная система на Прегеле исправно проработала ещё полстолетия и послужила другой стране – Советскому Союзу.

 

 

Послевоенная история

После окончания Второй мировой войны на территории бывшей Восточной Пруссии, отошедшей к СССР, 9 июля 1945 г. был образован Особый военный округ (ОсобВО). Только через год с образованием Кёнигсбергской/Калининградской области здесь начала создаваться гражданская администрация и стали прибывать первые советские переселенцы. В июле 1946 г. в г. Тапиау (с сентября 1946 г. – Гвардейск) был создан Калининградский технический участок пути Министерства речного флота СССР, и в его ведение передали реки Прегель, Алле и Мазурский канал со всей их инфраструктурой [8].

В первые послевоенные годы существовала острая потребность в стройматериалах для восстановления разрушенных городов бывшей Восточной Пруссии и Советского Союза. В условиях послевоенной разрухи и нарушенных транспортных связей наиболее эффективным средством доставки массовых грузов являлся речной транспорт, флот и инфраструктура которого пострадала в войне меньше, чем у автомобильного и железнодорожного транспорта. В связи с этим Калининградский технический участок безотлагательно приступил к восстановлению судоходства по Прегелю до Инстербурга, переименованных в 1947 г. в Преголю и Черняховск. Надо полагать, осуществлялось оно с помощью немецких специалистов, остававшихся до этого времени в области. Позже их заменил советский технический персонал, который осуществлял монтаж, настройку подпорных плотин и шлюзование на Преголе самостоятельно. Уже 1 мая 1948 г. был введён в строй Черняховский (бывший Инстербургский) речной порт, и открылась весенняя навигация по Черняховскому (бывш. Инстергбургский) каналу до Преголи и далее до Знаменска (бывш. Велау) и Калининграда. А 27 мая по «высокой воде» в Черняховский порт из Калининграда прибыл первый пароход – «Красная Звезда» [9]. Но полное восстановление работы шлюзов и подпорных плотин завершилось только в сентябре, поэтому регулярное судоходство в течение всего периода навигации с марта по ноябрь было открыто на следующий год. Здесь шлюзовались трофейные сухогрузные баржи водоизмещением до 170 т, перевозившие песок из карьеров Междуречья (бывш. Норкиттен) в Черняховск, ходили пассажирские и транспортные суда. Регулярно проводилось техническое обслуживание шлюзов, подпорных плотин и русла реки водолазами. С помощью драг фарватер очищался от наносов песка и углублялся. Во второй половине 1980-х гг. на шлюзах начали устанавливать силовое электрооборудование приводов шлюзовых ворот советского производства и электрические навигационные огни. Однако модернизацию шлюзов завершить не удалось из-за начавшегося в конце 1980-х гг. экономического кризиса и последовавшего за ним распада Советского Союза. Электрическое оборудование успели установить только на трёх шлюзах – в Новой Деревне (бывш. Гайтцунен), Заовражном (бывш. Швегерау) и Знаменске на Преголе.

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Самоходная речная баржа  «Оскол» в речном порту Черняховска. 1950-е гг. [9].

 

Система гидроузлов на Прегеле и Алле в Восточной Пруссии
Черняховский канал. Буксировка баржи. 1950-е гг. [9].

 

Иная ситуация с судоходством сложилась на Лаве (бывш. Алле). В 1920-х гг. гидроузел на Алле в Пиннау/Велау строился главным образом с целью обеспечить через него сообщение Мазурского канала с Прегелем.  Но поскольку до конца 1950-х гг. перспективы завершения строительства Мазурского канала были ещё не ясны, то восстановлению судоходства на Лаве, вероятно, не придавалось первостепенного значения. А после того, как в июле 1958 г. на варшавской конференции представителей Министерства водных путей и судоходства Польши и Министерства водных путей СССР восстановление Мазурского канала признали нецелесообразным [10], вопрос судоходства по Лаве был снят с повестки дня Калининградского технического участка пути (в январе 1959 г. переименован в Гвардейский район водных путей и судоходства  (ГРВПиС)). В итоге в середине 1970-х гг. Лава и Мазурский канал были исключены из Перечня внутренних водный путей СССР и остались без технического обслуживания и финансирования на своё содержание, хотя шлюз в Знаменске (бывш. Пиннау) остался на балансе ГРВПиС [8]. Не изменился их статус и до настоящего времени, они по-прежнему не являются водными путями Российской Федерации.

С распадом в 1991 г. Советского Союза и последовавшим за ним общим экономическим упадком в России интенсивность грузовых и пассажирских перевозок от Знаменска до Черняховска резко снизилась. Регламентные работы по содержанию водных путей в это время практически не проводились, вследствие чего судоходные условия на Преголе и Лаве значительно ухудшились, а безопасность судоходства резко снизилась. В результате это привело к полному прекращению судоходства и шлюзований в верховьях Преголи уже в 1995 г.

Во второй половине 1990-х годов из-за временного бездействия местных властей и охраны гидросооружений началось хищническое разграбление металлического оборудования шлюзов Мазурского канал. Снимали многотонные шлюзовые ворота, затворы и прочее оборудование, всё вплоть до ограждений. Этот разрушительный процесс затронул, хотя и в меньшей степени, также шлюзы на Преголе и Лаве. Здесь были частично демонтированы механическое и электрическое оборудование  приводов ворот некоторых шлюзов. В начале 2000-х гг. шлюзы всё же были взяты под охрану ГРВПиС и законсервированы. В этой ситуации возводить подпорные плотины не имело смысла, т.к. шлюзы не работали. Это привело к общему снижению уровня воды в верховьях Преголи и верхних бьефах обходных каналов всех шлюзов. Проход крупнотоннажных судов стал возможным только по реке в период «высокой воды». В результате обходные каналы (кроме Черняховского) обмелели и заросли тростником и кустарником, оборудование подпорных плотин утрачено, а инфраструктура гидроузлов фактически разрушена.

Таким образом, воднотранспортная система, которая была создана в верховьях Прегеля в 1921-1936 гг. и обеспечивала грузовые и пассажирские перевозки на судах водоизмещением до 170 т и осадкой 1,4 м, спустя 50 лет перестала существовать.

Возрождение же её в ближайшей перспективе представляется весьма сомнительным из-за практически полного отсутствия транспортного и пассажирского речного флота, а также необходимых финансовых и технических средств для поддержания в верховьях Преголи необходимых судоходных условий и воднотранспортной инфраструктуры. Кроме того, остаётся неопределённой востребованность и экономическая эффективность грузопассажирских перевозок в бассейне Преголи-Лавы. Так по данным на 2006 г. роль водного транспорта Калининградской области во внутренних региональных грузовых перевозках была незначительна, а грузопоток существенно сократился — с 1 млн. т в 1995 г. до 0,2  млн. т в 2006 г. При этом внутриобластные пассажирские водные перевозки вообще не осуществлялись [11]. Надо полагать, в связи с начавшимся в 2008 г. экономическим спадом в России и сокращением финансирования ситуация с внутренним водным транспортом в Калининградской области к настоящему времени только ухудшилась.

Вместе с тем ещё с конца  1990-х гг. на польской части Мазурского канала стал развиваться пеший, вело, авто и байдарочный туризм. На волне интереса к Мазурскому каналу, как уникальному техническому памятнику и туристическому объекту, возникли общественные объединения, которые активно пропагандировали идею трансграничного водного туризма по Мазурскому каналу и рекам Калининградской области. В 2003 — 2011 гг. по их инициативе был проведён ряд региональных конференций и симпозиумов с участием представителей администраций Варминьско-Мазурского воеводства Польши и Правдинского района Калининградской области. На них обнародовали совместную декларацию о намерениях, а также концептуальные документы по развитию водного туризма и его инфраструктуры на реках Калининградской области, включая Преголю, Лаву и Мазурский канал [8; 12]. Эти документы были внесены в повестку дня польско-российского Совета по сотрудничеству Калининградской области и северных регионов Польши, а затем направлены на рассмотрение экспертов двух стран. Однако в 2010 г. все проекты были приостановлены до решения российской стороной вопросов пересечения российской границы в акваториях и использования внутренних водных путей Российской федерации для судоходства под иностранным флагом.

Потребовались многолетние совместные усилия российских и польских властей всех уровней, чтобы ситуация изменилась. В мае 2012 г. внутренние водные пути РФ были открыты для иностранных парусных и прогулочных судов. России предложили подключиться к международному сотрудничеству в вопросе продолжения трансъевропейского водного пути Е70 через территорию Калининградской области по Мазурскому каналу, Лаве и Преголе. В связи с этим 31.08.2015 г. вышло Постановление № 517 Правительства Калининградской области, в котором на период 2020-2030 гг. намечено восстановление водного пути по Лаве и Мазурскому каналу до границы с республикой Польша, а также речного порта и канала в Черняховске [13].

Что касается реальных действий по восстановлению системы гидроузлов и судоходной инфраструктуры на Лаве и Преголе, а также Мазурского канала, как части  трансъевропейского водного пути Е70, то эти вопросы являются компетенцией Федерального агентства морского и речного транспорта Министерства транспорта Российской Федерации и Государственного управления по водным ресурсам «Воды Польские» Польши. Для их решения нужны, прежде всего, политическая воля правительств России и Польши, а также огромные инвестиции. Хочется верить, что в будущем такая воля будет проявлена…

 

Шлюз Велау в Знаменске. 2018 г. Фото автора.

 

Правый устой подпорной плотины гидроузла Велау в Знаменске. 2018 г. Фото автора.

 

Шлюз Таплакен в Талпаках. 2018 г. Фото автора.

 

Шлюз Войнотен в Шлюзовом. 2019 г. Фото Бернда Гёльца.

 

Шлюз Норкиттен в Междуречье. 2018 г. Фото автора.

 

Шлюз Швегерау в Заовражном. 2018 г. Фото автора.

 

Шлюз Гайтцунен в Новой Деревне (Черняховске). 2018 г. Фото автора.

 

Гавань речного порта в Черняховске. 2018 г. Фото автора.

 

Шлюз Пиннау в Знаменске. 2017 г. Фото автора.

 

Шлюз Гросс Вонсдорф в Курортном. 2016 г. Фото автора.

 

 

От автора

Выражаю сердечную благодарность за предоставленную информацию и техническое содействие Владимиру Гусеву, Галине Каштановой-Ерофеевой и Игорю Ерофееву, Людмиле Сафроновой, Елене Павловой, Бернду Гёльцу, Томасу Лоову, Константину Карчевскому и Николаю Трегубу.

Словарь специальных терминов

  1.  Бьефы верхний и нижний – участки судоходного канала/реки с разным уровнем воды, примыкающие к шлюзу/подпорной плотине.
  2. Finowmaß – тип судна по классификации внутренних водных путей Германии 1845 г. с характеристиками: длина – 40,2 м, ширина – 4,6 м, осадка – 1,4 м, водоизмещение – 170 т.
  3. Напор – величина перепада высот между нижним и верхним бьефами, примыкающими к шлюзу или подпорной плотине.
  4. Камера шлюза – герметичная камера шахтного типа для размещения судна при шлюзовании. Герметизируется от бьефов верхними и нижними воротами, а также затворами системы питания шлюза.
  5. Спицы — деревянные вертикальные  шандоры прямоугольного сечения, из которых набирается стенка подпорной плотины.

 

 

Список источников и литературы

  1. Гросс Бубайнен (Бережковское): большая история маленького посёлка // Берега Анграпы: худож.-публицист. альманах. Калининград, ИП Мишуткина И.В. 2006. Вып. 2: Дело Геннадия Разумного: спецвыпуск / Ред.-сост. И.В. Ерофеев, Г.В. Каштанова-Ерофеева; авт. вст. ст. А.О. Виноградов. С. 201-204.
  2. Breuer O. Die Kanalisierung des Oberpregels. Die Staustufe Taplacken // Die Bautechnik. Jahrgang. Berlin, 1935. 22. November. Heft 50. S. 663-666.
  3. Die Schiffbarmachung des Oberpregels zwischen Insterburg und Wehlau // Zentralblatt der Bauverwaltung. 47. Jahrgang. Berlin, 1927. 26. Oktober. № 43. 550-555.
  4. Как Инстербург стал портовым городом // Берега Анграпы: худож.-публицист. альманах Калининград, И.П. Мишуткина И.В. 2006. Вып.2: Дело Геннадия Разумного: спецвыпуск / Ред.-сост. И.В. Ерофеев, Г.В. Каштанова-Ерофеева; авт. вст. ст. А.О. Виноградов. С. 135-136
  5. Schmidt K. Der Ausbau des Oberpregels zwischen Insterburg und Wehlau // Die Bautechnik. 6. Jahrgang. Berlin, 1928. 6. Januar. Heft 1. S. 14-18.
  6. Schmidt K. Ausbau des Oberpregels // Die Bautechnlk. 8. Jahrgang. Berlin, 1930. 29. August. Heft 37. S. 551-556.
  7. Breuer O. Die Kanalisierung des Oberpregels. Die Staustufe Taplacken // Die Bautechnik. Jahrgang Berlin, 1935. 13. Dezember. Heft 54. S. 746 — 749.
  8. Gusiev W. Rzeki Łyna, Pregoła i Dajma — część szlaku wodnego od Wielkich Jezior Mazurskich do morza Bałtyckiego // Kanał Mazurski. Stan obecny i perspektywy w 100 rocznicę rozpoczęcia budowy. Materiały sympozjum. Srokowo, 2011. S. 27-38.
  9. Ерофеев И.В. Хроника первых послевоенных лет. Инстербург-Черняховск: 1945 – 1950 // Берега Анграпы: худож.-публицист. альманах / Ред.-сост. И.В. Ерофеев, Г.В. Каштанова-Ерофеева; авт. вст. ст. В.П. Хлиманков. Калининград: ИП Мишуткина И.В. 2009. Вып. 3. C. 6-38.
  10. Бардун Ю.Д. Мазурский канал. Техническое устройство: ворота безопасности, порты и зимние гавани, мосты и другие сооружения. Послевоенная история Мазурского канала // Калининградские архивы. 2018. Вып. 15. С. 52-69.
  11. Гуменюк И.С., Зверев Ю.М. Транспортный комплекс Калининградской области / Под ред. Г.М. Фёдорова. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта. 2008. С.45.
  12. „Kanał Mazurski – wczoraj, dziś i jutro”. Konferencja międzynarodowa. Węgorzewo, 03 czerwca 2005 r. URL:  https://yadi.sk/i/Q79IVLyTQPZg0g (дата обращения 09.04.2020).
  13. Постановление Правительства Калининградской области № 517 от 31.08.2015 г. О внесении изменений в схему территориального планирования Калининградской области. (Основные мероприятия по развитию транспортного комплекса. Водный транспорт. Таблица 5, п. 6. С. 35, 36). URL: http://govru/vlast/agency/aggradostroenie/zip/schema/000_post_pko_31_08_15_n517.pdf  (дата обращения: 09.04.2020).

 

 

 

 

Здесь всё хуже и хуже…

Здесь всё хуже и хуже…

Сегодня минуло ровно семьдесят пять лет с того дня, как была написана эта открытка, выпущенная известным кёнигсбергским издателем Бруно Перлингом и, в общем-то,  ничем не примечательная: на лицевой стороне изображены рыбацкие лодки и развешенные для просушки сети на берегу Балтийского моря возле дюны Ципфельберг недалеко от деревушки Гросс-Курен (сейчас пос. Приморье). На обороте текст на польском языке. Судя по почтовому штемпелю, открытка принята к пересылке 19 января 1945 года, на следующий день после написания.

 

гросс-курен, гросс курен
Гросс-Курен. Рыбацкая гавань возле Ципфельберг. 1945 г.

 

Итак, читаем:

 

Herrn
Wladyslaw Schmagaj
Recklinghausen O.G. (?)
Ikerodtweg 7/8
(Westfalen)

 

18.1.45.

Kochany Wujaszku!
Kartę otrzymałam, za którą dziękuję. Wujo się dziwi ze ja nie odpisuję. Poprzednia karta Wuja to szła prawie dwa miesiące, nie wiem czy Wujo dostał mój list? Tutaj robi się coraz gorzej, chyba Wujo już słyszał. Serdeczne pozdrowienia. Jak długo będą listy chodziły jeszcze to niewiadomo.
Irka

 

гросс-курен, гросс курен приморье
Оборотная сторона открытки

 

 

Дорогой дядюшка!
Открытку получила, за которую благодарю. Дядя Вы удивляетесь, что я не пишу. Предыдущая Ваша открытка шла почти два месяца, не знаю, получили ли Вы моё письмо. Здесь становится всё хуже и хуже, наверно, Дядя уже слышал. Сердечные приветы. Как долго будут ходить письма еще неизвестно.
Ирка

 

Почти два месяца на то, чтобы открытка из Рекклингхаузена дошла до Гросс-Курена — это невероятно долгий срок… Еще недавно рейхспочта работала как часы и отправления доходили до адресатов за считанные дни. Теперь же чудо даже то, что открытку приняли к пересылке. 13 января, т.е. чуть меньше недели назад, началась Восточно-Прусская операция и советские войска, после многомесячной подготовки, перешли в наступление. Поначалу маховик операции раскручивался с трудом — на то, чтобы продвинуться вглубь немецкой территории хотя бы на несколько километров, уходили дни. Но к исходу 18 января 1945 года, как раз к дате написания открытки, наши войска уже прорвали оборону противника севернее Гумбиннена и продвинулись вглубь на 30 км. Ещё через несколько дней линия фронта проходила уже западнее Лабиау, Велау и Алленбурга. 29 января Кёнигсберг был обойдён с севера по побережью Балтийского моря, а несколькими днями раньше войска 2-го Белорусского фронта вышли к побережью Фришесхафф (Вислинский залив) севернее Эльбинга.

Судя по тексту открытки, местное население понимало, что до падения Восточной Пруссии оставались считанные дни…

Когда дошла открытка до Рекклингхаузена, не известно, поскольку второй почтовый штемпель отсутствует. На обороте есть дата, написанная от руки карандашом: 1/II 45. Возможно, что именно 1 февраля 1945-го, менее двух недель спустя, открытка поступила в местное почтовое отделение. Понятно, что ответить своей племяннице дядя уже не мог…

Примечательно, что в Рекклингхаузене до сих пор существует улица Ickerottweg, а под номером 7 на ней располагается какой-то производственный комплекс.

 

 

(благодарим за помощь в переводе с польского Ксению Краевску)

 

 

 

 

 

 

 

Эротика и юмор на старых открытках

Эротика и юмор на старых открытках

Мы уже касались темы пляжной моды на открытках.  Так или иначе близка к ней и тема одной из глав  новой книги «Замланд. Кранц и Куршская коса в старых открытках» нашего давнего друга и, по совместительству, коллекционера почтовых открыток (или в обратном порядке?) Евгения Дворецкого, с фрагментами которой мы хотим вас познакомить. Саму книгу можно приобрести в книжных магазинах Калининграда и области.

Итак, эротика и юмор на старых открытках…

 

__________________

 

Прекрасная половина человечества и море — тема «только дай» для дружеских шуток мастеров кисти и фотографическо­го аппарата. Не забудем при этом, что если дамы-художницы изредка встречались, то фотограф — профессия издавна сугу­бо мужская. Даже слова такого в женском роде долго не было в немецком языке. Вот и наследил наш брат… оставаясь, одна­ко, в рамках морали. А открыток, где мужчины представлены как объекты иронии, почти нет — своя рука владыка!

Даже в названиях уголков морского курорта Кранц есть на­мёк на лёгкость нравов, а то и флирт, например, Мост вздохов и Аллея обручённых в существующем и поныне — конечно, под другим именем — парке Плантаже, сразу за дамским пляжем. Да, Cranz — это евангелический Север католической страны, но ведь крест на кирхе св. Адальберта, что стояла и стоит в окружении Кирхенштрассе — Гогенцоллернштрассе — Лютерштрассе — Аугусташтрассе — высоко-высоко в небе, а мы, мужчины и жен­щины, ступаем по грешной земле… Как же тут без «протеста протестантизму», когда телесные устремления идут наперекор духовным канонам. Чёрная с позолотой Библия (обязательный атрибут провинциальной гостиницы) дремлет на комоде, а яр­кая фривольная открытка — вот она, как живая, в руках. Да ещё с напечатанным девизом «На память о… »… дальше вписывай или вспоминай что хочешь.

Был ли где-то на кранцевских улочках дом с красными фо­нарями? История, как говорится, умалчивает. Из десятков ты­сяч открыток Восточной Пруссии автору известна только одна, на которой изображён бордель (именно это слово, причём на литовском языке — viesnamis). Выпущена близ Мемельского края, в Тильзите (ныне Советск) — городе солдат и офицеров.

Ну, а наш Кранц — городок рыбаков и отдыхающих. Тепло, но не горячо.

 

эротика и юмор на старых открытках
Вот так изящно, с уважением к даме, на «Вы», изображал русалок художник и издатель Рудольф Штолле (Rud. Stolle). Его творчеству по­священы несколько абзацев в нашем издании. Neukuhren — ныне г. Пионерский.

 

эротика и юмор на старых открытках
Im Spiel der Wellen — в игре волн. Но наверняка совсем другую игру имел ввиду автор рисунка… не себя ли изобразил вверху слева? И опять на первом плане, гм… не лица. Кто издавал — неизвестно.

 

эротика и юмор на старых открытках
Ostseebad Cranz – Stilleben im Damenbadе – Курорт Балтийского моря Кранц — спокойствие на дамском пляже. Да уж, анонимному фотографу нельзя отказать в чувстве юмора, да и в смелости тоже: с громоздкой фототреногой да на женский пляж, куда кавалерам вход заказан! Отправлена из Кранца в Ригу в августе 1918 года.

 

эротика и юмор на старых открытках
Мало что изменилось за последние сто лет… И даже за 120: литография имеет на обороте штемпель с датой сентября 1900 года. Текст: Eine schöne Aussicht — прекрасный вид.

 

эротика и юмор на старых открытках
У кого повернётся язык сказать, что мадам вышла из раздевалки в спальных панталонах? Да она просто купаться собралась! Карточка отправлена в 1898 году из Кранца в Кёнигсберг, издательство M.F.K. (эта открытка собрала наибольшее количество откликов в книге отзывов выставки открыток Кранца из коллекции автора, проведённой в 1996 году в Калининградской художественной галерее.)

 

Кранц
Совсем другая история: сколько достоинства и благородства в фигуре таинственной незнакомки, скрывающей глаза под тенью соломенной шляпки… Подметил Густав Нёте (Gustav Nöthe) из Кранца, июль 1905 года.

 

эротика и юмор на старых открытках
И тут игра, но не шаловливой волны, а ветра-озорника… Выпуск издательства Й. Вольштайна (J. Wollstein), Берлин.

 

Ostseebad Cranz — Saisoneröffnung – Курорт Балтийского моря Кранц — открытие сезона. Всё, что естественно… говорят русские. Выходит, и немцы также мыслят.

 

А здесь игра слов: die kleinen Schiffer можно перевести как „маленький шкипер, лодочник», а можно, если не стесняться, как «маленький ссы…н» (schiffen – грубоватый синоним выражения «сходить по — маленькому»). Издательство S.S.B., почту не проходила.

 

параграф 11
Пепельница с изображением отеля «Замок на море» и концертной «раковины»: где на балтийском взморье видел обезьян безвестный ваятель этой вещицы? Явно ради прикола. А §11 — штука знакомая: в шутливом неофициальном своде правил поведения на отдыхе, в немецкоговорящих странах, сей параграф предписывает «можно пьянствовать дальше». Вот вам и подвыпившая шимпанзе.

 

 

 

 

 

Крамбамбули, крамбимбамбамбули, крамбам-бу-ли!

Крамбамбули, крамбимбамбамбули, крамбам-бу-ли!

Это смешное слово, напоминающее по звучанию барабанную дробь, сейчас знают немногие. А пару столетий назад без крамбамбули не обходилась ни одна студенческая вечеринка. Крамбамбули (krambambouli, krambambuli, krambambuly, crambambuli — ударение в этом слове падает на слог «бам») — это название алкогольного напитка, появившегося в Германии несколько столетий назад, и первоначально являвшегося можжевеловой водкой. Такое странное звучание этот шнапс получил от одного из названий можжевельника на средненемецком диалекте — Kranewitt, и слова Blamp, которое на жаргоне ротвельш [1], которым пользовались воры на юге Германии и в Швейцарии, собственно и означает «алкогольный напиток».

С 1598 года некий Амброзиус Вермёллен, эмигрировавший из Фландрии меннонит [2], производил в Данциге вишневый ликёр, который он почему-то назвал (внимание!) «крамбамбули». Сыновей у Амброзиуса не было, поэтому предприятие вскоре перешло под управление Исаака Ведлинга, женившегося на дочери Вермёллена (в дальнейшем оно ещё не раз меняло хозяев, переходя в качестве приданого по женской линии). Видимо, данцигский крамбамбули пользовался спросом, так как в 1704 году винокурня переехала на улицу Breitgasse, 52 (сейчас улица Szeroka), в дом, на фасаде которого был изображён лосось. Именно эта эмблема позже и дала название винокурне — Der Lachs (лосось). На бутылочных этикетках  фабрики Der Lachs были изображены лосось и шестиконечная звезда (которая являлась символом пивоваров и часто изображалась на вывесках средневековых таверн), а также надпись с именами первых владельцев ликёрной фабрики: Isaac Wed-Ling Wwe und Eydam Dirck Hekker.

Помимо крамбамбули, Der Lachs производил ещё один знаменитый крепкий ликёр Goldwasser (этот ликёр с добавлением хлопьев 22-каратного золота дожил до наших дней, и производится в Германии компанией Hardenberg-Wilthen AG). Винокурня Der Lachs  просуществовала до конца Второй мировой войны. А в том самом доме в старом городе Гданьска, где она когда-то располагалась,  уже больше 30 лет работает ресторан «Под лососем».

Как и когда крамбамбули из ликёра превратился совсем в другой напиток, сейчас сказать сложно. Но совершенно точно, что уже два с лишним столетия тому назад немецкие студенты готовили на своих пирушках крамбамбули по своему собственному рецепту, который, надо полагать, не отличался постоянством ингредиентов и представлял собой смесь вина (или пива) и крепкого алкоголя с добавлением специй, по сути своей мало отличаясь от всем известного пунша. Возможно, изначально для его приготовления студенты использовали как раз тот самый вишневый ликёр, произведённый «Лососем» в Данциге. Но, скорее всего, само это смешное слово «крамбамбули» как нельзя лучше подходило не только к названию того напитка, который студиозусы распивали, но вообще ко всей атмосфере студенческого застолья.

 

крамбамбули
Торговая марка фабрики Der Lachs.

 

Известности крамбамбули добавила поэма «Der Krambambulist. Ein Lobgedicht über die gebrannten Wasser im Lachs zu Dantzig» (Крамбабулист. Ода огненной воде от Данцигского лосося), которую в 1745 написал некий  Кресцентиус Коромандель. Под этим псевдонимом скрывался немецкий поэт Христоф Фридрих Ведекинд (1709 — 1777). Поэма, содержавшая более сотни строф, легла в основу застольной студенческой песни. Немецкие студиозусы, распивавшие по кнайпам любимый напиток, восхваляли его, чокаясь кружками и хором распевая в его честь песню, заканчивавшуюся такими строками:

Nun, Bürger von dem Weichselstrande,
Ihr Mennonisten habet Danck,
Es geh euch wohl zu Schif und Lande,
GOtt segne euren Necktartranck.
Leb, edles Dantzig, grün und blüh,
Tusch! Vivat dein Krambambuli.

(Что ж, жители берегов Вислы,
Меннониты, благодарю вас,
Да будет вам хорошо на суше и на море,
Пусть будет благословен божественный нектар.
Благородный Данциг — живи и процветай!
Туш! Виват крамбамбули!)

Эта песня стала настолько популярной в Германии, что русские студенты, обучавшиеся в тамошних университетах, привезли её на родину. В двадцатые годы XIX века обучавшийся в Дерптском университете поэт Николай Языков (1803 — 1846) перевёл песню на русский язык:

Крамбамбули, отцов наследство,
Питьё любимое у нас,
И утешительное средство,
Когда взгрустнётся нам подчас.
Тогда мы все: люли-люли!
Готовы пить Крамбамбули!
Крамбамбули, Крамбамбули!

И в России песня, что называется, «ушла в народ», и вскоре за столом её пели уже не только студенты, но и офицеры (называя при этом напиток ещё и «жжёнкой»). Текст Языкова был видоизменён и дополнен. Первоначальный вариант музыкального сопровождения в середине XIX века был заменён музыкой Александра Дюбюка (1812 — 1897/98).

Под названием «крамбамбула» в XVIII веке напиток был известен в Польше. Считался он отнюдь не дешёвым, и представлял собой некую наливку, поскольку перечислялся в списке известных в то время алкогольных напитков вместе с ратафиями: «…за полчетверти кватерки [3] [ратафии и крамбамбулы] платили по одному тынфу [4]».

Сейчас крамбамбули (и напиток, и песня) утратили свою популярность. Крепкий алкогольный напиток на основе мёда (!), называемый «крамбамбуля» выпускают в Белоруссии, позиционируя его ни много, ни мало как «национальный напиток белорусов со времён Великого княжества Литовского»!

 

крамбамбули
Как видим, для тех, кто забыл слова знаменитой песни про крамбамбули, их печатали даже на почтовых открытках. 1901 год.

 

Крамбамбули пьют в больших компаниях, поэтому для его приготовления прежде всего понадобится приличного объёма широкий сосуд — металлический, стеклянный или керамический. Ещё потребуется ковш для розлива и металлические щипцы для сахара (вот с этим девайсом могут возникнуть проблемы, поэтому можно заменить их на что-то жаропрочное, что можно положить поверх сосуда, например пару широких шампуров или металлическую решётку). Если всё вышеперечисленное у вас под рукой, можно переходить к процессу приготовления самого напитка.

 

крамбамбули
Почтовая открытка из серии «Студенческая жизнь». Художник Георг Мюлльберг создал несколько серий рисунков, описывающих студенческую жизнь отнюдь не идеализируя её. Открытки с его рисунками были весьма популярны в студенческой среде начала прошлого века.

 

Приведём несколько рецептов крамбамбули (напомним при этом, что когда-то так студенты называли любой употребляемый ими на пирушке напиток), не претендуя на достоверность пропорций и ингредиентов…

 

Крамбамбули на основе красного вина

Красное сухое вино  — 2 бутылки
Свежевыжатый апельсиновый сок — 100 мл
Лимонный сок — 1 ст.л.
Корица — 1 палочка
Сахарный песок — 8 ст. л.
Кусковой сахар — по потребности
Ром — 1 бутылка

Смешиваем вино, сок, сахар и корицу и нагреваем до температуры 70-80 градусов. Затем кладём поверх ёмкости  металлические щипцы с кусковым сахаром. Поливаем сахар ромом, а затем поджигаем. Сахар начнёт плавиться, а получающаяся при этом карамель капать в вино. Вуаля! Крамбамбули готов к употреблению.

 

Чайный крамбамбули

Чёрный листовой чай — несколько столовых ложек
Вода  — 1 л
Красное сухое вино — 1 бут.
Свежевыжатый апельсиновый сок — 200 мл
Лимонный сок от одного лимона
Ром — 1 бут.
Кусковой сахар

Вскипятить воду с чайной заваркой, слегка остудить и добавить вино и сок. Далее всё как в предыдущем рецепте.

 

крамбамбули
Главное в процессе приготовления крамбамбули — это жжёный сахар, капающий в подогретую смесь вина и сока.

 

Последним приведём рецепт жжёнки, так любимой когда-то гусарами (и не только ими):

 

жжонка крамбамбули
Рецепт жжонки из книги «Денщик за повара», изданной в Петербурге в 1914 году.

 

В Мюнхене есть ресторан, называющийся «Крамбамбули». Но название своё он получил не от старинного напитка, а в честь собаки, ставшей главным героем рассказа австрийской писательницы Марии фон Эбнер-Эшенбах (1830 — 1916). Правда, кличку свою собака получила как раз в честь того самого данцигского вишнёвого ликёра, за 12 бутылок которого хозяин продал её проезжающему мимо охотнику.

Те, кто дочитал это текст до конца и успел за это время приготовить крамбамбули, может присоединиться к студентам того самого Дерптского (ныне Тартуского) университета, и вместе с ними спеть русский вариант песни «Крамбамбули»:

 

 

 

Примечания:

 

1. Ротвельш — позднесредневековый жаргон воров, нищих и бродяг, возникший на основе  немецкого языка с использованием заимствований из идиша, цыганского, голландского и французского языков. лежит в основе современного немецкоязычного тюремного жаргона.

2. Меннониты — члены протестантской секты, возникшей в Нидерландах в 1530-е годы. Основателем секты был бывший католический священник голландец Менно Симонс (1496 — 1561). Среди прочего секта проповедовала пацифизм из-за чего долгое время меннониты подвергались гонениям. Поэтому часть из них в XVI веке эмигрировали из Нидерландов в Западную и Восточную Пруссию, а позже даже в Российскую империю.

3. Кватерка — польская мера объёма, равная 0,2356 л. Четыре кватерки составляют кварту — 0,9422 л.

4. Тынф — иначе тымф или тинф (от tynf или tymf), польская мелкая серебряная монета, чеканившаяся в Речи Посполитой в шестидесятых годах XVII века.

 

 

Источники:

Raczyński Edward Obraz Polaków i Polski w XVIII wieku, czyli zbiór pamiętników, dyaryuszów, korrespondencyi publicznych i listów prywatnych, podróży i opisów zdarzeń szczegółowych, slużących do wyjaśnienia stanu Polski w wieku wspomnionym, wydany z rękopismów, —Poznań, 1841.

www.brotwein.net

www.trademarkia.com

www.arctica.lv

 

 

Ганзейская почта в Восточной Пруссии

Ганзейская почта в Восточной Пруссии

ганзейская почта
Печать города Эльбинга, входившего в Ганзейский союз. 1367 г. На печати изображён ганзейский когг и ганзейский флаг Эльбинга.

Необходимость в обмене новостями и доставке писем в кругах деловых людей возникла довольно рано. Некоторые купцы для отправки своей корреспонденции держали собственных посыльных или использовали наёмных. Купеческие гильдии имели своих постоянных штатных почтовых курьеров. Собственную почтовую службу имели и некоторые города (одним из первых такой службой обзавёлся Гамбург). Свою почту в пору своего расцвета (конец XIV — конец XV веков) имело и крупнейшее торговое объединение Европы — Ганзейский союз.

Торговые связи северо-германского купечества, в первую очередь, любекского, с южным побережьем Балтики относятся ещё к доорденским временам. С приходом в Пруссию Немецкого ордена эти связи лишь упрочились. Несколько поселений, основанных орденом на завоеванных прусских землях, получили городские права в соответствии с любекским правом (Эльбинг/Эльблонг, Браунсберг/Бранево). В целом же за время существования Ганзы, её членами были несколько городов Немецкого ордена. Помимо уже упомянутых Эльбинга и Браунсберга, в состав Ганзейского союза входили также Кульм/Хелмно, Торн/Торунь, Кёнигсберг (а точнее все три входивших в его состав города: Альтштадт, Лёбенихт и Кнайпхоф), а также Мемель (сейчас Клайпеда).

ганзейская почта
Ганзейский флаг Кёнигсберга
ганзейская почта
Ганзейский флаг Эльбинга

 

Почтовые перевозки ганзейские купцы осуществляли на своих судах-коггах. Но уже в 1360 году Ганза открыла конный почтовый маршрут, соединявший Брюгге, где с 1252 года располагалась головная контора союза, и Ригу. Протяженность его составляла приблизительно 2000 км, а основными промежуточными пунктами являлись города Антверпен, Кёльн, Бремен, Гамбург, Любек, Грайфсвальд, Штеттин/Щецин, Кольберг/Колобжег, Штольп/Слупск, Олива, Данциг/Гданьск, Эльбинг, Кёнигсберг, Либава/Лиепая.

Тут следует отметить, что доставка почтовых отправлений в то время не носила регулярного характера (посыльный отправлялся в путь только после того, как набиралось достаточное количество корреспонденции), а поскольку работа почтальонов не была скоординирована, им зачастую приходилось ожидать своих коллег в промежуточных пунктах для обмена корреспонденцией. На территории Пруссии такими промежуточными пунктами на маршруте Брюгге — Рига были Данциг (там пункт обмена корреспонденцией располагался в Кёнигсбергер Келлер (Кёнигсбергском подвале) на Лангер Маркт (сейчас площадь Длуги Тарг) и Кёнигсберг. От этого маршрута имелось ответвление, связывающее Данциг с Кульмом и Торном.

В 1580 году Ганзейский союз издал так называемый Botenordnung — правила и меры ответственности для курьеров-почтальонов — первые из известных в своём роде.

Ганзейская почта существовала одновременно с почтой орденской. При этом соблюдалось определённое «разделение труда» между этими службами. Орденская почта доставляла, в основном, официальную государственную переписку, а купеческая занималась перепиской коммерческой и частной. При этом орденская почта действовала, по большей части, лишь на территории орденского государства.

 

ганзейская почта
Ганзейский союз и государство Немецкого ордена в XIV — XV вв. Фрагмент карты. Тёмным цветом выделены земли Немецкого ордена. Красным подчёркнуты названия городов, входящих в Ганзейский союз.

 

В конце XIX века в Германии недолгое время существовала частная почтовая служба, носившая название «Ганза» (Privat-Post „Hansa“), имевшая свои отделения во многих крупных городах, в том числе и в Кёнигсберге.

 

 

 

 

Источники:

Benkmann H.-G. Königsberg (Pr.) und seine Post. Ein Beitrag zur Geschichte der Post in Königsberg (Pr.) von der Ordenszeit bis 1945.  Schild-Verlag, München, 1981.

Brandtner G., Vogelsang E. Die Post in Ostpreussen. Ihre Geschichte von den Anfängen bis ins 20. Jahrhundert. — Verlag Nordostdeutsches Kulturwerk, Lüneburg, 2000.

 

Благодарим за помощь в переводе с немецкого Наталью Раченкову.

 

 

 

 

 

Святой Адальберт и Восточная Пруссия

Святой Адальберт и Восточная Пруссия

Завоевание Восточной Пруссии началось задолго до того, как рыцари под водительством чешского короля Оттокара II Пшемысла и магистра Тевтонского ордена Поппо фон Остерна, продвинувшись вдоль побережья залива Фришес-хаф, основали в нижнем течении реки Преголи укрепление, давшее начало Кёнигсбергу. И даже задолго до того, как в 1239 году тевтонами было сожжено прусское укрепление Хонеда, стоящее  на высоком холме, возвышающемся над этим самым заливом, а на его месте впоследствии возник замок Бальга. Ещё один чех, почти за два с половиной века до этого, уже пытался завоевать души пруссов, неся им слово божие и крест. Но, в отличие от его земляка-короля, эта миссия окончилась полным провалом. Этот первый чех происходил из княжеского рода Славниковичей и был наречён при рождении Войтехом (наиболее вероятной датой его рождения считается 955 год). Со временем, приняв монашеский сан и получив имя Адальберт, в 982 году он стал епископом Праги. Это служение оказалось для Войтеха-Адальбрета полным интриг и гонений со стороны конкурирующего за главенствующую роль над чешскими землями княжеского рода Пшемысловичей (из него-то, по иронии судьбы, и происходил Оттокар II) и не было успешным. Оставив епископскую кафедру, Адальберт в конце концов покинул и Прагу.  Спустя годы, в 996 году он оказался в столице первого польского государства Гнезно при дворе короля Болеслава Храброго. А весной следующего, 997 года, Адальберт на корабле с дружиной, приданной ему королём, отправился к северным соседям поляков — воинственным пруссам, надеясь обратить их в христианство и тем самым отвратить от постоянных набегов на польские земли. Спустившись по Висле до Гданьска, Адальберт отослал корабль и охрану обратно, а сам с несколькими спутниками, среди которых был его сводный брат Гауденций, направился на восток.

Смерть Адальберта от рук пруссов. Фрагмент входных дверей Гнезненского собора. Бронза, 1160-1180 г.г.

Как уже говорилось, миссия Адальберта была неудачной.  Он и его спутники были схвачены пруссами, в это время враждовавшими с поляками, и через несколько дней убиты. По легенде, 23 апреля 997 года Адальберт принял мученическую смерть от прусского жреца Сикко (или Зикко) и его помощников: его пронзили копьём  (по другим источникам, нанесли семь ран), а затем отрубили голову и надели её на шест. Тело же бросили в воду. Якобы уже сразу после кончины с телом Адальберта стали происходить чудеса: один источник сообщает, что расчленённое тело Адальберта срослось вновь, другой — что верёвки, опутывавшие мученика, разорвались и руки его сами собой сложились на груди в крест.

Болеслав Храбрый, узнав о гибели Адальберта, приказал, как говорят, заплатить пруссам за его останки золотом, равным им по весу. Останки привезли в Гнезно и захоронили  на горе Леха в базилике Пресвятой девы Марии. Уже через два года, в 999 году, Адальберт был причислен к лику святых. Позднее мощи Адальберта не раз перезахоранивали, пока, наконец, они не упокоились в кафедральном соборе в честь Святых Вита, Вацлава и Войтеха в Пражском Граде. Святой Адальберт считается покровителем Польши и Чехии. День его поминовения приходится на 23 апреля.

 

крест святого адальберта
Тенкиттен и место предполагаемой гибели Святого Адальберта. Фрагмент топографической карты. 1920-1930-е г.г.

 

О том, где же Адальберт был схвачен, а потом убит, историки спорят, весьма безуспешно, добрых полтора века. В качестве места его гибели называются локации, отстоящие друг от друга на десятки километров: прусское  городище Трусо на берегу озера Дружно в нескольких километрах юго-восточнее нынешнего Эльблонга, селение Швенты Гай к юго западу от этого же озера,  окрестности озера Дзежгонь, окрестности нынешнего Зеленоградска, и даже пределы нынешнего Калининграда. Наиболее, так сказать, канонической, считается версия, что погиб Адальберт неподалёку от селения Тенкиттен (Tenkitten, сейчас не существует) между Пиллау (Балтийск) и Фишхаузеном (Приморск).

Кирха в Тенкиттене. XVII в.

Согласно некоторым источникам первая часовня на месте гибели Адальберта в Тенкиттене появилась уже в начале XI века во времена правления Кнута Великого, короля Дании, Норвегии и Англии, побывавшего в этих краях, и считалась самой древней церковью Замланда. Другие источники относят её появление ко времени замландского епископа Иоганна I  фон Кларе (1320 — 1344). И уже абсолютно точно церковь в Тенкиттене существовала в начале  XVI века, поскольку в архиве Тевтонского ордена имеется распоряжение  от 1422 года о том, что штат священников кирхи Святого Адальберта должен был состоять из 4 человек, которым также придавались два певчих и звонарь. Со временем кирха стала популярным местом паломничества, но после Реформации постепенно стала ветшать, пока, наконец, после осенних штормов 1669 года совсем не развалилась от старости.

крест святого адальберта
Дубовый крест

В начале XIX века о кирхе Святого Адальберта напоминали лишь еле различимые руины одной из её стен, заросшие можжевельником. В 1806 году два уроженца Кёнигсберга — католический священник Фридрих Людвиг Захариас Вернер, а по совместительству поэт и драматург, и Эрнст-Теодор-Амадей Гофман, вдохновлённые деяниями Святого Адальберта, создали музыкальную трагедию «Крест над Балтийским морем» (Das Kreuz an der Ostsee).  А в 1822 году на частные пожертвования на месте бывшей кирхи был установлен настоящий дубовый крест высотой 25 футов (9,5 м), окруженный деревянной оградой, и с металлической табличкой-посвящением мученику. Этот крест вскоре также пострадал от штормовых ветров, и в 1834 году на пожертвования графини Эльжбеты Велёпольской был установлен металлический крест высотой около 9 м. В 1837 году крест был украшен дубовыми листьями. На кресте имелась надпись:

 

Bischof St. Adalbert
starb hier den Märtyrertod 997
für das Licht des Christentums.
Wielopolska 1831

 

(Епископ Святой Адальберт

принял здесь мученическую смерть в 997 году,

неся свет христианства.

Велёпольская 1831)

 

К 900-летию смерти Адальберта, в 1897 году, вокруг креста была установлена металлическая ограда, а сам крест отреставрирован. На кресте появилась ещё одна надпись:

 

Erneuert am 28 April 1897
durch die Evangelische Provinzialkirche
Ostpreußen

 

(Обновлён  28 апреля 1897 года

с помощью Евангелической церкви провинции

Восточная Пруссия)

 

Этот крест простоял до отступления немецких войск из Кёнигсберга в Пиллау в апреле 1945 года, и, вероятно, был разрушен во время боевых действий (есть версия, что его уничтожили сами немцы, чтобы он не служил ориентиром для советской артиллерии).

 

крест святого адальберта
Крест возле Тенкиттена был установлен на холме, высотой примерно 22-25 м, лишенном растительности. После реставрации креста в 1897 году вокруг него высадили деревья. Почтовая открытка. Начало 1900-х г.г.

 

Крест Святого Адальберта возле Тенкиттена — Фишхаузена. Почтовая открытка. Начало 1900-х — 1910-е г.г.

 

Со временем деревья выросли настолько, что уже окружили крест сплошными зарослями. Поэтому версия о том, что немцы взорвали его, дабы лишить ориентира советскую артиллерию, кажется нам малоубедительной, поскольку за деревьями его и так не было видно. Почтовая открытка. 1930-е г.г.

 

В октябре 1991 года на том месте, где стоял крест в честь Святого Адальберта,  по инициативе католической общины Калининграда установили сначала временный деревянный крест, который в 1997 году, в 1000-летнюю годовщину смерти святого, заменили на бетонный.

 

Крест Святого Адальберта
Крест Святого Адальберта. Декабрь 2018 г.

 

Крест Святого Адальберта
Крест Святого Адальберта. Декабрь 2018 г.

 

На кресте имеется таблица-посвящение. Декабрь 2018 г.

 

Крест Святого Адальберта не уникальное свидетельство фиаско христианских миссионеров на прусских землях. Судьбу бывшего епископа Праги десяток лет спустя повторил ещё  один посланец папского престола — Бруно из Кверфурта, современник и биограф Адальберта Пражского. Он погиб 9 марта 1009 года, пытаясь окрестить прусское племя ятвягов «на границе Пруссии, Руси и Литвы». На предполагаемом месте гибели Бруно Кверфуртского, в городе Лётцен (Гижицко), также был установлен крест, практически не отличающийся от креста Адальберта.

Выше уже говорилось о том, что Войтех-Адальберт является патроном Польши. Немудрено, что в этой стране в различных городах и деревнях, начиная от Эльблонга и до Кракова, и от Варшавы до Познани, великое множество костёлов посвящёны ему. Говорить о том, что вообще в Восточной Пруссии имя Адальберта, помимо кирх и капелл, носило множество улиц и даже отелей, смысла нет. Но не все знают, что и на территории Калининградской области крест в бывшем Тенкиттене — это не  единственное сооружение, связанное с этим святым.

Начнём с того, что символ Калининградской области — Кафедральный собор на острове Канта — построен в честь Богоматери и (внимание) Святого Адальберта. В настоящее время собор является светским учреждением. Но католики Калининграда проводят свои службы в освящённом в 2005 году костёле Святого Адальберта на ул. Александра Невского.

Ещё одним напоминанием о святом является бывшая кирха, построенная в его честь (сначала как капелла, в 1904 году, а позднее, в 1932 году, с пристроенным нефом, ставшая полноценным храмом) католической общиной Кёнигсберга в Амалиенау, на углу Лавскераллее и Кастаниеналлее (сейчас угол проспекта Победы и Каштановой аллеи). Частично сохранившееся здание много лет занимает научно-исследовательский  институт земного магнетизма РАН.

А в отлично сохранившейся лютеранской кирхе имени Святого Адальберта в Кранце (Зеленоградск), построенной в 1897 году, сейчас находится православный Спасо-Преображенский храм.

 

Пляжное кафе Тенкиттен, надо полагать, находилось у холма, на котором стоял крест Адальберта, возможно даже в том месте, где и сейчас находится подобное заведение. 1910-1930-е г.г.

 

Статуя Святого Адальберта из кирхи Фишхаузена и крест в Тенкиттене. Почтовая открытка. 1912 год (по почтовому штемпелю). Примечательно, что издателем открытки указан приход в Тенкиттене.

 

 

 

Источники:

Schlicht O. Das westliche Samland: Ein Heimatbuch des Kreises Fischhausen, Pillau vom Jahre 1725 bis zur Gegenwart. Bd. 1., — Verlag von Kolbe & Schlicht,  Dresden, 1922.

Voigt J.  Geschichte Preussens, von den ältesten Zeiten bis zum Untergange der Herrschaft des deutschen Ordens. Bd. 1., — Königsberg, 1827.

bildarchiv-ostpreussen.de

 

 

 

 

 

Религиозные общины и культовые сооружения Гумбиннена

Религиозные общины и культовые сооружения Гумбиннена

О язычестве древних пруссов мы имеем, пусть малое, но представление, а вот о веровании их предшественников сведений нет. На территории крайса (района) Гумбиннен не осталось никаких религиозных объектов пруссов и даже их следов, за исключением, пожалуй, нескольких могильников.

В середине XIII века на землях пруссов появились рыцари Тевтонского ордена, огнём и мечом обращавшие язычников-пруссов в христианство. С орденом на земли пруссов пришло католичество, а вместе с ним и первые церкви. Но культовых построек орденских времён на территории района также нет.

В конце первой четверти XVI века последний магистр Ордена Альбрехт Бранденбургский упразднил рыцарско-монашеский орден и сам перешёл из католичества в лютеранство. Государственной религией в новом светском государстве, созданном на бывших землях Ордена, — герцогстве Пруссия — также стало лютеранство. И именно к концу XVI века относится упоминание о первой церкви в Гумбинненском районе.

В начале XVIII века на эти земли, опустошённые эпидемией чумы, приходят переселенцы из западной Европы: лютеране из Зальцбурга, кальвинисты-реформаты из Швейцарии, гугеноты из Франции. С их появлением начинается новый этап в религиозной истории Гумбиннена – появляются кирхи и капеллы, построенные приверженцами различных протестантских толков, здания религиозных общин и общинные кладбища. Помимо перечисленных, в последующие годы появились здесь и евреи, и православные, и меннониты с баптистами.

До 30-х годов ХХ века продолжалось мирное сосуществование религий. С приходом к власти нацистов в Гумбиннене, как и по всей Германии, начались гонения на евреев. После окончания Второй мировой войны и образования Калининградской области, религиозная жизнь в районе не возрождалась, многие культовые сооружения были снесены или переоборудованы под склады и клубы. Лишь в конце прошлого века началось возрождение религиозной жизни, восстановление кирх, строительство церквей и общинных зданий.

Рассмотрим основные религиозные постройки Гумбиннена.

 

Евангелическая лютеранская кирха Старого города (Altstädtische Kirche)
Старейшее религиозное сооружение города. Предположительно первая кирха была построена к 1570 году, поскольку на карте окрестностей Гумбиннена, составленной в 1585 году Кристофом Фойгтом, кирха отмечена на правом берегу реки Писса. В 1720 году здание кирхи было обновлено, повторно перестроено в 1809-1811 годах. К 1875 году кирха обзавелась высокой башней-колокольней и обрела знакомый открыточный вид. В 1920-е годы был произведён последний в истории кирхи ремонт.

 

Лютеранская кирха

 

Интерьер лютеранской кирхи. Почтовая открытка, 1920-1930-е г.г.

 

В октябре 1944-го здание кирхи пострадало во время воздушных налётов авиации союзников на город. Выгорели все деревянные конструкции. В декабре этого же года башня кирхи была взорвана немецкими сапёрами чтобы лишить возможного ориентира советскую артиллерию.

После войны руины кирхи были полностью разобраны. Долгое время на её месте был пустырь. В 2010 году на этом месте началось строительство православного храма Всех Святых памяти павших в годы Первой мировой войны. Новый храм был освящён в ноябре 2016-го.

Не сохранился и находившийся рядом с кирхой дом суперинтенданта, руководителя лютеранской общины и приходов Гумбинненского района.

Евангелическая лютеранская община крайса насчитывала 22000 прихожан и являлась первой и самой многочисленной общиной, активно способствовавшей развитию духовной и культурной жизни города и района.

 

Евангелическая реформатская кирха Нового города (Neustädtischen Kirche)
После того, как почти опустевшая после чумы восточная часть Пруссии по призыву короля Фридриха Вильгельма I стала заселяться новыми жителями, наряду с переселенцами из Зальцбурга сюда ехали швейцарцы, французы, жители Пфальца, Нассау и других немецких земель. В большинстве своём они были протестантами, но покидали места своего проживания не из-за религиозного преследования, а, скорее, по причинам экономического характера.

Уже в 1716 году в Гумбиннене была образована французско-швейцарская община. Так как община ещё не располагала зданием церкви, богослужения проводились в хозяйственных постройках и других подходящих помещениях, как на немецком, так и на французском языках. Постепенно эта община преобразовалась в евангелическую реформатскую общину. В 1939 году количество её членов составляло 3 600 человек.

Средства на строительство евангелической реформатской кирхи на Кёнигштрассе (сейчас ул. Победы) были, по просьбам эмигрантов, выделены прусским королём Фридрихом Вильгельмом I из государственной казны. Она была построена в период с  1736 по 1739 год. Колокольня кирхи закончена не была. Виной тому явилась высокая смета на строительство, раздражавшая прижимистого монарха. В таком незаконченном виде кирха простояла вплоть до конца Первой мировой войны.

 

Недостроенная колокольня Реформатской кирхи. До 1914 года.

 

Строительство башни было продолжено лишь в 1918 году. Но, из-за хронической нехватки денег после войны, башня снова не была закончена, и вместо предусмотренного проектом купола получила лишь временную крышу. В таком незаконченном виде она и осталась.

 

Реформатская кирха с колокольней. После 1918 года.

 

Интерьер реформатской кирхи.

 

После бомбёжки Гумбиннена в октябре 1944 года кирха полностью выгорела. На руинах её колокольни 21 января 1945 года воинами Красной Армии было вывешено знамя Победы.

Руины кирхи простояли до конца 1980-х, а затем были разобраны. Сегодня на её месте расположен жилой дом. Здание общины сохранилось в перестроенном виде.

 

Зальцбургская кирха
В 1732 году в Пруссию переселилось 16000 выходцев из Зальцбурга, 12000 из которых прибыли в Гумбиннен и его окрестности.  Фридрих Вильгельм I приветствовал вновь прибывших словами: «Мне новых сыновей, вам – доброе Отечество».

Большинство переселенцев расселялись сначала в Гумбиннене и в сельской местности вокруг города. Позднее они были расселены по всей восточной части Восточной Пруссии от Тильзита до Гольдапа.

Для вновь прибывших  в 1740 году в городе был основан госпиталь. В трёх госпитальных зданиях, насчитывающих 25 комнат, нуждавшиеся в уходе переселенцы получали бесплатный ночлег и уход. При госпитале имелась также небольшая деревянная кирха, возведённая в 1752-1754 годах. Возле неё располагалось и общинное кладбище.

В 1838 году обветшавшее здание кирхи было снесено, а 15 октября 1840 года в торжественной обстановке было открыто новое, уже каменное, здание Зальцбургской кирхи, построенное по проекту известнейшего берлинского архитектора Карла Фридриха Шинкеля (его авторству, среди прочего, также принадлежат ныне не сохранившаяся Альтштадтская кирха в Кёнигсберге и памятник, установленный на месте смерти героя Отечественной войны 1812 года фельдмаршала М. Б. Барклая-де-Толли в имении Штилитцен (Жиляйтшен, сейчас Нагорное), недалеко от Инстербурга (сейчас Черняховск) — admin).

 

Зальцбургская кирха. Начало 1900-х г.г.

 

Интерьер Зальцбургской кирхи.

 

Эта кирха выстояла в годы Второй мировой войны и в послевоенные времена использовалась под склад.
В 1993-1995 годах кирха была отреставрирована и снова открыта. Сегодня она принадлежит евангелической общине города Гусева.

 

Зальцбургская кирха. 2010 г.

 

О переселении жителей Зальцбурга в Восточную Пруссию напоминает не так давно отреставрированная фреска на стене актового зала здания бывшей Фридрихсшулле, созданная в 1912-1913 годах членом Кёнигсбергской академии искусств художником Отто Гайхертом (Otto Heichert).

 

Римско-католический костёл Святого Андреаса
Сейчас сложно точно сказать, являлись ли «ранние» католики, несогласные с догмами протестантизма во времена герцога Альбрехта, предками членов католической общины Гумбиннена, или же она была  основана позднее переселенцами–католиками из соседних Польши и Литвы. В 1939 году она насчитывала примерно 600 прихожан и вряд ли её влияние на религиозную и общественную жизнь города и района можно считать существенным.

 

Католический костёл.

 

Здание католического костёла в честь Святого Андреаса по улице Мольткештрассе (сейчас ул. Смирнова) было освящено 21 апреля 1901 года.

 

Интерьер католического костёла

 

Данная церковь находилась в ведении католического прихода Инстербурга.

Во время войны и после её окончания здание костёла разрушено не было и хорошо сохранилось. Сегодня оно находится на территории войсковой части и вместе с небольшой пристройкой используется как солдатский клуб.

 

Еврейская община
Выходец из Российской империи гравёр и шлифовщик камней Даниель Йоель получил в 1767 году королевскую защитную грамоту и прибыл в Гумбиннен. Он стал первым евреем, поселившимся в этом городе. Вскоре рядом со старым городским кладбищем на Меельбекштрассе (сейчас ул. Школьная), появилась молельная комната, а позднее был выделен участок и для захоронения иудеев.

Видимо, число жителей, исповедующих иудаизм, росло, поскольку в 1780 году в Гумбиннене уже появилась синагога. Предположительно она находилась на Инстербургерштрассе (сейчас пр. Ленина), на участке, принадлежавшем частной пивоварне Бласса, но общее число евреев, населяющих Гумбиннен, не превышало 50 человек.

19 ноября 1842 года на Ланге Райештрассе (сейчас ул. Сапёрная) открылась новая синагога. Это было двухэтажное здание из красного кирпича, на первом этаже которого проживал раввин со своей семьёй, а на втором располагался просторный молельный зал.  В 1925 году, по данным переписи населения, в Гумбиннене проживало около 200 евреев.

 

Интерьер синагоги

 

В «хрустальную ночь» 10 ноября 1938 года городская синагога, как и многие другие в стране, была сожжена и разрушена нацистами. После 1940 года в городе не осталось ни одного еврея.

 

Другие религиозные общины Гумбиннена
Наряду с вышеупомянутыми крупными общинами, в городе имелись и различные малочисленные религиозные объединения.

К примеру, община баптистов насчитывала 120 человек. Баптистская капелла, построенная в 1924 году, находилась в восточной части города на Шиллерштрассе (сейчас ул. Зои Космодемьянской). В настоящее время здание используется под гараж детского дома.

 

Баптистская кирха. На заднем плане слева здание Кройц-кирхи.

 

Здание бывшей баптистской кирхи. 2010 г.

 

На этой же улице находилась и Кройц-кирха (кирха Креста), принадлежавшая евангелической общине. В 1934 году в ней насчитывалось  лишь 36 членов. Здание кирхи пережило войну и в 1990-е годы было передано русской православной церкви. Небольшое здание кирхи было существенно перестроено и сегодня является храмом Успения Пресвятой Богородицы.

 

Кройц-кирха

 

Новоапостольская община была основана в Гумбиннене  в 1907 году. Богослужения проводились сначала в различных частных домах и арендуемых помещениях, а с 1913 года появилось постоянное место в доме № 37 по Бисмаркштрассе (сейчас ул. Московская). Но даже для немногочисленной общины и это помещение оказалось слишком маленьким. Поэтому позднее было приобретено помещение на окраине города на Казерненштрассе (сейчас ул. Суворова), принадлежавшее ранее обанкротившейся фирме. После войны здание не сохранилось, сейчас на его месте пустырь.

 

Религиозные общины и культовые сооружения Гумбиннена
Молельный дом Новоапостольской общины

 

Городские кладбища
Религиозные общины располагали несколькими местами захоронений в городе. Следует отметить оба больших городских кладбища.
Открытое в 1808 кладбище Старого города (Alte Friedhof) находилось по Меельбекштрассе и состояло из нескольких участков: старого Норутчатченского кладбища (по названию ближайшего к городу посёлка Норутчатчен / Norutschatschen), места захоронения умерших прихожан евангелическо-лютеранской общины и кладбища реформатской общины. Как уже говорилось выше, на территории кладбища имелся участок и для захоронения иудеев.

 

Религиозные общины и культовые сооружения Гумбиннена
Старое кладбище Гумбиннена. Фрагмент топографической карты, 1903 г. В верхней части виден участок, где хоронили членов реформатской общины. Справа лютеранский участок, а ниже его — воинские захоронения. Слева — участок с могилами иудеев.

 

Сегодня это кладбище сравнено с землей и его территория является частью городского парка. Сохранилась кладбищенская капелла, которая используется русской православной церковью.

Территория старого кладбища была защищена дамбой от разливов Писсы. Перед входом на кладбище стоял домик сторожа. В тыльной части кладбища в 1813 году были захоронены французские солдаты, умершие в ходе похода Наполеона на Россию. А в 1914 году на кладбище появились и первые захоронения павших в Первой мировой войне.

Город развивался и места на старом кладбище стало не хватать. Для нового кладбища был выделен участок по Содайкерштрассе (сейчас ул. Красноармейская) возле стадиона. Там уже находились крупное захоронение русских и немецких солдат, погибших в Первую мировую войну. Сегодня на бывшей территории этого кладбища стоят жилые дома. Построенная в 1926 году кладбищенская капелла передана католическому приходу Гусева.

 

религиозные общины гумбиннена
Капелла бывшего Нового кладбища

 

Помимо этих двух городских кладбищ существовало ещё несколько небольших участков, использовавшихся для погребения.

Так большое количество немецких солдат, погибших в 1944-1945 годах в боевых действиях под Гумбинненом, было захоронено в лесу Фихтенвальде. Западнее Зальцбургской кирхи существовало общинное кладбище. Там же упокоились французы в 1813 году.

Самым старым местом захоронений в городе было так называемое «чумное кладбище», находившееся почти в центре города, севернее Фридрихсштрассе (пр. Ленина) и западнее Блюменштрассе (сейчас не существует), примерно там, где находится дом №7 по ул. Сапёрной. На этом кладбище, которое было закрыто ещё в 1808 году, также хоронили  умерших в 1813 году в Гумбиннене французских солдат.

Такова краткая история религиозных общин и зданий Гумбиннена. В следующей части будут рассмотрены религиозные постройки посёлков Гумбинненского района.

 

Религиозные общины и культовые сооружения Гумбиннена
Лютеранская кирха Гумбиннена. Почтовая открытка начала ХХ века.

 

 

 

(По материалам архива Гумбинненской землячества (Билефельд)

 

 

За лакомство поплатились

За лакомство поплатились

«Переехали русскую границу. Показался прусский орел, изображенный на щите, прибитом к столбу. Поезд подъехал к станционному зданию. Русские кондуктора в последний раз отворили двери вагонов. Послышалась немецкая речь. Стояли два откормленных немца в черных военных плащах с множеством пуговиц по правую и по левую стороны груди и в касках со штыками. «Ейдкунен!» — возгласил кто-то, проглатывая слова. Виднелись вывески со стрелами и с надписями: «Herren», «Damen».

Пассажиры стали снимать с полок ручной багаж и начали выходить из вагонов. В числе их был и молодой купец с женой, купеческое происхождение которого сказывалось в каждой складке, в каждом движении, хотя он и был одет по последней моде. Прежде всего он ударил себя ладонью по дну шляпы котелком и сказал жене:

– Ну-с, Глафира Семёновна, приехали в заграницу. Теперь следует нам свое образование доказывать. Сажайте иностранные слова! Сажайте без всяких стеснениев. Жарьте вовсю.

Молодая супруга, одетая тоже по последней моде, смутилась и покраснела.

– А какая это земля? – спросила она.

– Знамо дело – Неметчина. Немец всегда на границе стоит. Помимо немца ни в какую чужую землю не проедешь.»

Так начинается «юмо­рис­ти­чес­кое опи­сание по­ез­дки суп­ру­гов Ни­колая Ива­нови­ча и Гла­фиры Се­менов­ны Ива­новых в Па­риж и об­ратно» под незатейливым названием «Наши за границей». Эта сатирическая повесть Николая Лейкина, изданная в 1890 году, пользовалась бешеной популярностью у русского читателя, пережив до революции без малого три десятка изданий.

Упоминаемый в самом начале повествования «Ейдкунен» был первым немецким городом, в который попадали все путешествующие по суше из России (и последним для едущих в Россию) в Европу. Поэтому для кого-то он являлся первым знакомством с непривычным европейским, или же последним прощанием с привычным, после которого путешественника уже ждала чуть ли не варварская Скифия.

Именно в Эйдткунене помимо паспортного и таможенного контроля происходила пересадка пассажиров с поезда на поезд, поскольку ширина колеи российских железных дорог отличалась от ширины немецкой колеи. И именно здесь многие выезжающие из России путешественники начинали проявлять чудеса изобретательности, пытаясь обмануть, видимо, не сильно бдительных, немецких таможенников:

«– Ты, по крайней мере, поняла ли, что немец в таможне при допросе-то спрашивал?

– Да он только про чай да про табак с папиросами и спрашивал. Тээ, табак, папирос…

– Ну, это-то и я понял. А он ещё что-то спрашивал?

– Ничего не спрашивал. Спрашивал про чай и про папиросы, а я молчу и вся дрожу, – продолжала жена. – Думала, ну как полезет в платье щупать.

– А где у тебя чай с папиросами?

– В турнюре. Два фунта чаю и пятьсот штук папирос для тебя.

– Вот за это спасибо. Теперь, по крайности, мы и с чаем и с папиросами. А то Федор Кириллыч вернулся из-за границы, так сказывал, что папиросы ихние на манер как бы из капустного листа, а чай так брандахлыст какой-то. Вот пиво здесь – уму помраченье. Я сейчас пару кружек опрокинул – прелесть. Бутерброды с колбасой тоже должны быть хороши. Страна колбасная.»

Ивановым удалось объегорить немца и ввезти контрабандные чай и папиросы в Германию в турнюре. На всякий случай, если кто не в курсе, это такая подушечка, которую дамы подкладывали под платье э-э… ну, в общем, чуть ниже талии, с тылу, для придания, так сказать, объёмности определённой части своей фигуры. Но везло не всем. И примером тому почтовая открытка, во многих смыслах весьма примечательная, отправленная из Эйдткунена в Петербург на десяток лет позже описываемых Лейкиным событий (видимо, за это время служащие эйдткуненского Zollamt’а стали тщательнее проводить досмотр туристов или же не всё можно было запрятать в этот самый турнюр).

Итак, читаем открытку:

 

эйдткунен железнодорожный вокзал
Привет из Эйдткунена. Железнодорожный вокзал и Норд-Экспресс. Норд-Экспресс это скорый фирменный поезд, курсировавший с 1886 года между Парижем и Санкт-Петербургом.

 

«Дорогие Борис и Маргоша!

В 7 часов будем уже в Берлине. Не утомилась нисколько. За лакомство поплатились: пришлось заплатить при осмотре вещей 90 пф. за 3 коробки конфект. Жаль, что Маргоша не с нами, 90 пф. уцелели бы, она постаралась бы уничтожить всё сладкое до Эйдткунена.

Будьте, милые, здоровы и нас не забывайте.

Вас любящая <нрзб.>

Ольга Руцкая»

 

Госпоже Руцкой, в отличие от Глафиры Семёновны Ивановой, пришлось раскошелиться в пользу кайзеровской казны аж на 90 пфеннигов. С учётом того, что царский золотой рубль в 1899 году имел золотое обеспечение примерно в два раза большее, нежели немецкая марка, получается, что кошёлек русской туристки опустел примерно на 45 копеек. Дорого это или нет — судите сами. Для примера, одна поездка на конке или трамвае в Питере или Москве стоила в это время от 3 до 7 копеек, в зависимости от типа билета и наличия пересадок. Десяток открыток в Германии можно было приобрести за 80 пфеннигов. А немецкая почтовая марка, наклеенная на открытку, о которой идёт речь, имеет номинал в 10 пфеннигов.

Адресатами этой открытки были  некие Борис Вл. и Маргарита Вл. Таиловы. Адрес получателей прост до неприличия: Россия, Петербург, Русский Ллойд. Русский Ллойд (и тут ещё одна интересная деталь, так как Ольга Руцкая написала адрес именно так, как он пишется по-английски, и так как мы пишем сейчас: Ллойд, а в XIX веке общепринятым было написание Лойд) — это здание на Адмиралтейской набережной, буквально напротив Зимнего дворца и Кунсткамеры, построенное некоей Т.В. Макаровой в 1879-1880 годах как доходный дом. Позднее в здании расположилось страховое общество «Русский Ллойд», и в разное время проживали многие известные петербуржцы (к примеру, В.И. Немирович-Данченко).

 

Оборотная сторона открытки.

 

Ещё одна интересная деталь на открытке это даты её отправления и получения. Отправлена она из Эйдткунена 1 июля 1899 года, а в Петербург прибыла 20 июня того же года. Такой прыжок в прошлое, как многие уже догадались, связан с разными стилями (у нас отличались не только железнодорожные колеи) летоисчисления. Так что если перевести всё на новый стиль, то до Петербурга открытка дошла всего лишь за один день и оказалась на почтамте уже 2 июля.

И последнее, на что нельзя не обратить внимание, разглядывая этот небольшой кусочек картона, это штамп на оборотной стороне — «Собрание Н.С. Тагрина. Март 1929 года». Любому собирателю почтовых открыток знакомо имя Николая Спиридоновича Тагрина (1907-1981), выдающегося советского филокартиста и автора книг по филокартии, обладателя крупнейшей до настоящего времени коллекции (которую он завещал музею истории Ленинграда) открыток в России и одной из самых крупных в мире (690 тыс. экземпляров!!!), создателя и руководителя Ленинградского клуба филокартистов. К 1931 году коллекция открыток Тагрина превышала 65 тыс. штук. Каким образом эта открытка из его коллекции оказалась за границей, можно только догадываться. Но спустя какое-то время она вновь вернулась в Россию.

Заканчивая эту заметку, следует сказать, что человеку конца XIX — начала XX веков отправить почтовую открытку было сродни отправки  нынешней смс-ки или ммс-ски. Многие современные туристы посылают родным, друзьям, знакомым, или размещают в соцсетях, мегатонны различных фотографий из путешествий. И при этом они всего лишь продолжают делать то, что уже больше ста лет тому назад делали люди по всему миру: делились впечатлениями, поддерживали чувство собственного величия, ну или просто пускали пыль в глаза:

«–  А быть на выставке <имеется в виду Всемирная Парижская выставка 1889 года, к открытию которой инженером Густавом Эйфелем была построена башня, служившая входом на выставку и побывать на которой и стремились Ивановы. — admin> и не влезать на Эйфелеву башню, все равно, что быть в Риме и не видать папы. Помилуй, там на башне открытые письма к знакомым пишут и прямо с башни посылают. Иван Данилыч прислал нам с башни письмо, должны и мы послать. Да и другим знакомым… Я обещал.

–  Письмо можешь и внизу под башней написать.

–  Не тот фасон. На башне штемпель другой. На башне такой штемпель, что сама башня изображена на открытом письме, а ежели кто около башни напишет, не влезая на нее,–  ничего этого нет.

–  Да зачем тебе штемпель?

–  Чтобы знали, что я на башню влезал. А то иначе никто не поверит. Нет, уж ты как хочешь, а на башню взберемся и напишем оттуда нашим знакомым письма.

–  Да ведь она, говорят, шатается.

–  Так что-ж из этого? Шатается, да не падает. Ты ежели уж очень робеть будешь, то за меня держись.

–  Да ведь это все равно, ежели сверзится. Обоим нам тогда не жить.

–  Сколько времени стоит и не валится, и вдруг тут повалится! Что ты, матушка!

–  На грех мастера нет. А береженого Бог бережет.

–  Нет, уж ты, Глаша. пожалуйста… Ты понатужься как-нибудь, и влезем на башню. С башни непременно надо письма знакомым послать. Знай наших! Николай Иваныч и Глафира Семёновна на высоте Эйфелевой башни на манер туманов мотаются! Не пошлем писем с башни –  никто не поверит, что и на выставке были.»

Отправили или нет Ивановы открытки с Эйфелевой башни, а точнее, побывали они на башне или нет, — о том я вам не скажу, прочитаете сами.